Написать рефераты, курсовые и дипломы самостоятельно.  Антиплагиат.
Студенточка.ru: на главную страницу. Написать самостоятельно рефераты, курсовые, дипломы  в кратчайшие сроки
Рефераты, курсовые, дипломные работы студентов: научиться писать  самостоятельно.
Контакты Образцы работ Бесплатные материалы
Консультации Специальности Банк рефератов
Карта сайта Статьи Подбор литературы
Научим писать рефераты, курсовые и дипломы.


Воспользуйтесь формой поиска по сайту, чтобы найти реферат, курсовую или дипломную работу по вашей теме.

Поиск материалов

Бюджет государства

Бюджетное право

Бюджетная политика

Мягкая или жесткая денежная политика?

Бюджетная политика связана с разработкой и использованием государственного бюджета и бюджетов территориально-административных единиц. Главная ее задача - способствовать устойчивому и эффективному экономическому развитию страны посредством оптимизации сбора налогов или рационального планирования государственных расходов.

На протяжении всех лет реформ в России не стихает полемика о том, сколько нужно денег, чтобы экономика развивалась нормально.

Одни экономисты утверждают, что денег нужно больше, отстаивают мягкую денежную политику. Их аргументы: чем больше денег в экономике, тем больше оборотных средств у предприятий, больше вложения инвесторов и выше спрос потребителей. Все это ускоряет рост производства и, следовательно, делает жизнь людей лучше. Они ссылаются на авторитет Дж. Кейнса, считавшего расширение совокупного спроса важным инструментом подъема экономики. Учитывая финансовые трудности страны, эти экономисты требуют напечатать больше денег.

Сторонники жесткой денежной политики убеждены, что денег нужно меньше. Их аргументы: чем больше денег, тем быстрее растут цены, выше инфляция, которая разорительна для населения и падает золотым дождем на богатых, делая их еще богаче. «Мягкие денежные ограничения» для предприятий (термин венгерского экономиста Я. Корнаи) создают им тепличные условия, не побуждают к росту эффективности, структурной перестройке и консервируют технологическую отсталость, а значит, тормозят экономический прогресс и улучшение жизни людей. Эти экономисты требуют сжать денежную массу.

В действительности реальное количество денег в экономике в каждый момент определяется равновесием спроса на них и предложения на денежном рынке.

Спрос на деньги выражается в наличных деньгах и средствах на текущих банковских счетах граждан и фирм. Людям постоянно приходится выбирать: какую часть средств держать в форме денег, а какую - в недвижимости, ценных бумагах, срочных депозитах в банках, векселях и других альтернативах деньгам (приносящих проценты), исходя из того, согласны ли они потерять проценты ради удобства ликвидности денег, т. е. ради возможности иметь их запас, который можно использовать в любое время. Этот выбор и определяет спрос на деньги, представляющий собой, по существу, потенциальный спрос на товары и услуги. Рост цен увеличивает спрос на номинальные деньги, но реальный спрос при этом не меняется - количество товаров, которые можно при необходимости приобрести на эти деньги, остается прежним.

Следует различать номинальный и реальный спрос на деньги. Равновесие на рынке товаров и услуг при прочих равных условиях свидетельствует и о равновесии между реальным спросом на деньги (обычно его так и называют в отличие от номинального) и предложением денег в экономике. Если предложение денег превышает спрос на них, цены на товары и услуги вырастают больше, чем денежная масса, усиливается «бегство» от национальных денег (долларизация). В результате денежная масса в реальном исчислении рано или поздно падает до уровня реального спроса на деньги.

Денежная масса - совокупность денег в экономике. Для ее оценки используются такие денежные агрегаты:

М0 - наличность в обращении;

М1 равен М0 плюс депозиты населения до востребования и средства предприятий на текущих банковских счетах;

М2 равен М1 плюс срочные вклады предприятий, организаций, населения и местных бюджетов, а также средства Росстраха;

М3 равен М2 плюс «квазиденьги» (облигации, госзаймы, казначейские обязательства и другие ценные бумаги).

Уровень монетизации экономики - отношение М2 к годовому объему валового внутреннего продукта.

Номинальная денежная масса исчисляется в рублях, а реальная оценивается уровнем монетизации (М2/ВВП). Существует объективная закономерность: при росте номинальной денежной массы (проведении мягкой денежной политики) растет инфляция и сокращается реальная денежная масса, т. е. уменьшается уровень монетизации. Не понимая этого, некоторые российские политики предлагают печатать больше денег - тогда, дескать, уровень монетизации повысится. В действительности, чем больше эмиссия, тем меньше этот уровень, тем, следовательно, острее нехватка денег в народном хозяйстве. Ограничение денежной массы в соответствии с реальным спросом на деньги снижает инфляцию и создает предпосылки для увеличения уровня монетизации, насыщения экономики деньгами до нормальных размеров. Печатанием «пустых» денег этого добиться нельзя, результат будет противоположный. Например, самым низким (0, 3%), пожалуй, за всю историю этот уровень оказался в Югославии в 1993 г., в разгар гиперинфляции, когда страна была буквально наводнена деньгами и печатались банкноты в миллиард и даже триллион динаров.

Валовой национальный продукт (ВНП) - рыночная стоимость конечного продукта, произведенного в течение года национальными предприятиями на территории страны и за ее пределами. Различают созданный ВНП (сумма валовой добавленной стоимости всех отраслей) и использованный (расходы на конечное потребление домашних хозяйств, государственных учреждений, сальдо внешней торговли).

Валовой внутренний продукт (ВВП) - рыночная стоимость товаров и услуг, произведенных на территории страны в течение года, независимо от того, являются ли экономические субъекты резидентами страны или нет. В ВВП входит сальдо торгового баланса (т. е. чистый экспорт), но не учитываются продукция и услуги, произведенные на предприятиях национального капитала, находящихся за рубежом. По стоимости ВВП равен сумме потребления, инвестиций, государственных закупок и чистого экспорта товаров и услуг. У крупных государств различия между ВНП и ВВП незначительны.

Как показали исследования, проведенные Институтом экономического анализа, в группе стран с темпом эмиссии менее 4% уровень монетизации был самым высоким - в среднем 60, 6%, а самым низким (в среднем 19, 8%) - в группе стран с темпом эмиссии выше 100%. В России наибольшее снижение уровня монетизации (на 31%) произошло в год наиболее высокой эмиссии (1992 г.), когда денежная масса увеличилась на 499%. А в 1997 г. при относительно умеренном росте денежной массы (на 29%) уровень монетизации даже вырос на 1, 4%.

В 1996-1997 гг., с переходом России на жесткое регулирование валютного курса, стали расти реальный спрос на деньги, уровень монетизации и кредитные вложения в экономику. Финансовый кризис сорвал этот процесс. В сентябре-октябре 1998 г. М2 увеличился на 10%. В денежной массе выросла доля наличных денег: М0 возрос с 34, 9% на начало года до 44, 1% к ноябрю 1998 г. Но темпы инфляции (44%) значительно превышали темпы роста денежной массы (10%), т. е. продолжалась демонетизация экономики. Денежная масса М2 сократилась за 1998 г. в реальном выражении на 38%. Отношение валютных депозитов к рублевым выросло с 30 до 67%.

Уровень монетизации экономики в 1995-1996 гг., %

Страны

с переходной экономикой

Развивающиеся страны

Развитые страны

Чехия

79, 4

Сингапур

92, 4

Швейцария

137, 8

Словакия

61, 3

Таиланд

81, 0

Япония

112, 3

Словения

45, 1

Израиль

67, 3

Великобритания

108, 6

Польша

37, 6

ОАЭ

53, 1

Люксембург

100, 7

Венгрия

34, 4

Индонезия

52, 1

Австрия

91, 4

Болгария

33, 6

Индия

48, 8

Нидерланды

85, 5

Румыния

28, 0

Корея

45, 7

Испания

79, 0

Эстония

27, 0

Чили

42, 3

Франция

68, 6

Латвия

23, 0

Турция

38, 1

Германия

66, 6

Монголия

22, 4

Мексика

26, 8

Канада

61, 5

Литва

17, 1

Перу

22, 9

Италия

59, 9

Россия

16, 2

Бразилия

21, 4

США

59, 0

Украина

11, 5

Аргентина

20, 8

Финляндия

54, 1

Казахстан

8, 6

Венесуэла

20, 0

Швеция

48, 3

Проявляется любопытная закономерность: в бывших советских республиках, которые быстро и решительно проводят рыночные реформы, уровень монетизации высокий по абсолютной величине и относительно других стран, а в странах (том числе в России), где период высокой инфляции затянулся вследствие постепенного проведения реформ, - низкий.

Нарастают ли инвестиции с увеличением количества денег в обращении? Для ответа на этот вопрос уместно проанализировать ситуацию, сложившуюся, в частности, в первой половине 1996 г., когда Россия достигла первых успехов в финансовой стабилизации. Центральный банк согласно принятой на тот год денежной программе должен был обеспечить рост денежной массы М2 в течение года не более чем на 25%. За первое полугодие 1996 г. денежная масса М2 выросла на 21%, существенно опередив график. Инвестиции же в 1996 г. не только не увеличились, а сократились на 18%, т. е. дополнительное вливание денег в экономику в сложившихся условиях не помогло, они «утекали» на финансовый рынок, банки увеличили спрос на доллары, курс доллара повысился, создавая условия для нового взлета инфляции.

В 1992 г. среднемесячная инфляция достигла 41% (без учета январского скачка среднемесячный рост цен составил 18%), в 1993 г. - 21, в 1994 г. - 10, в 1995 г. - 7, в 1996 г. - 2, в 1997 г. - 1, 7%. С января по июль 1998 г. инфляция колебалась в пределах от 0, 9 до 0, 6% в месяц, в ноябре была 5, 7, в декабре - 11, 6, в марте 1999 г. - 2, 8%.

Между экономическим ростом и денежной эмиссией также существует закономерность, которая четко просматривается при сравнении разных стран. Так, в странах, где эмиссия была ниже 4% в год, среднегодовые темпы прироста ВВП на душу населения составляли в последние годы 1, 9%, при эмиссии от 4 до 15% - 1, 8, при эмиссии от 15 до 30% - 1, 7, при эмиссии от 30 до 100% - 0, 4, в странах с эмиссией свыше 100% происходил экономический спад в среднем на 2, 2% в год. В России максимальным темпам эмиссии соответствовали максимальные темпы экономического спада, при сокращении эмиссии спад замедлился, а в 1997 г. отмечен даже небольшой прирост производства. В 1998 г. была значительная эмиссия, и спад ВВП возобновился. Ситуация 1999 г. оставляет властям, пожалуй, одну возможность - сокращать расходы.

Два варианта бюджетной политики

В современной России принципиальные решения в области бюджетной политики нередко предлагаются и принимаются не столько из экономических соображений, сколько из политических амбиций. Бюджетная политика не стала и тем механизмом, который помогал бы правительству проводить структурные реформы. От политических решений в этой области зависит, возобновится или будет отложен экономический рост, как ранее оказалась отложенной, затянувшейся по сравнению с другими странами сама стабилизация экономики. Здесь ученые-экономисты и политики видят два варианта развития событий.

Один вариант предполагает стимулирование экономического роста через решительное преодоление налогового кризиса и связанной с ним зависимости бюджета от внутренних заимствований. Параллельно должны проводиться реформы - институциональные для формирования эффективных прав собственности и социальные, которые повысили бы гибкость и эффективность бюджетной политики на федеральном и региональном уровнях.

Другой вариант основывается на гипотезе о принципиальной неспособности частного бизнеса накапливать капитал и инвестировать его в производство. Тем самым центром инвестиционной активности становится государство. Предполагается, что только оно способно накапливать капитал и разумно его инвестировать. Сторонники этого пути предлагают ввести прямое регулирование основных макроэкономических параметров, включая контроль над ценами на важнейшие товары и услуги. Иными словами, государство должно концентрировать в своих руках ресурсы и перераспределять их в соответствии с национальными экономическими интересами.

Фактически же проявляется забота о восстановлении перераспределительных функций государства, главным образом для концентрации средств в экспортоориентированных секторах машиностроения (прежде всего в высокотехнологичном производстве вооружений). Это важно, поскольку разрыв между экспортными отраслями и теми, что ориентированы на импортозамещение (производство продукции, ввозимой сейчас из-за рубежа) стал ключевой структурной и одновременно социальной проблемой российских реформ. В основе фундаментальных расхождений ведущих политических сил относительно перспектив экономической политики России лежит противоречивость интересов этих крупнейших секторов народного хозяйства, которую необходимо преодолеть (по примеру практически всех посткоммунистических государств Центральной и Восточной Европы).

В обществе по-разному понимается связь экономического роста и глубокой структурной реформы экономики. Сторонники реставрации дореформенной структуры народного хозяйства именно с ней связывают начало экономического роста и на первый план выдвигают проблему безработицы в ущерб созданию более эффективной структуры производства (тем самым обрекая Россию на дальнейшее отставание в экономическом развитии от других государств). Будучи приверженцами инфляционного курса, они утверждают, что инфляция способствует сокращению безработицы - самого тяжелого социального последствия рыночных реформ.

Действительно, в краткосрочном периоде времени безработицу можно снизить, увеличивая инфляцию. Однако в перспективе она все равно повысится, потому что рост денежной массы, не влияя на занятость и объем производства, еще больше подстегивает инфляцию. Наоборот, снижение инфляции в краткосрочном периоде увеличит безработицу, но в перспективе сохранит ее на прежнем уровне.

Таким образом, два направления бюджетной политики - это два направления экономической политики в целом: за продолжение рыночных реформ или же за возврат к прежней, социалистической системе хозяйствования, т. е. без открытой безработицы, но и без надежд на достижение достойного уровня жизни, сравнимого с уровнем жизни населения развитых стран.

Роль государства в рыночной экономике

Дискуссии о том, увеличивать или уменьшать роль государства в рыночной экономике, не стихают с начала реформ. В Конституции записано, что равным образом признаются и защищаются частная, государственная, муниципальная и иные формы собственности, т. е. безраздельное господство государственной закончилось, хотя на начало 1998 г. государство владело 20 тыс. предприятий и организаций, 13 тыс. унитарных предприятий, около 5 тыс. пакетов акций, закрепленных в собственности федерального правительства, и свыше 1 тыс. «золотых акций».

Понятно, что государство ни при каких условиях не может отказаться от обеспечения внешней и внутренней безопасности, поддержки социально незащищенных слоев населения, охраны природы и т. п. (для этого ему необходимы средства и производственный потенциал). Однако раздаются требования усилить роль государства в промышленности и сельском хозяйстве (вплоть до частичной ренационализации приватизированных предприятий), сосредоточить в его руках больше денег. Немало и тех, кто предлагает прямо противоположное: продолжать приватизацию, прекратить государственную финансовую поддержку неэффективных производств и отраслей, проводить жилищно-коммунальную и другие реформы, которые освободят государство от неоправданных и неэффективных финансовых затрат, оставить в его распоряжении меньшую часть денежной массы.

Место государства в экономике характеризуется соотношением доходов (или расходов) государственного бюджета и валового внутреннего продукта («бюджетная нагрузка»), а также соотношением налоговых поступлений в бюджет и ВВП («налоговая нагрузка»). Чем выше эти соотношения, тем «большим» считается государство в смысле его роли в экономике (территория страны и численность его населения в данном случае не важны). Самое «большое» государство - при диктаторских, военизированных режимах, самое «маленькое» - в демократических миролюбивых странах, где не нужно тратить много денег на вооружение и не государство, а сами фирмы финансируют свое производство. Что касается социальных расходов, то существуют разные модели демократических рыночных государств. Одни больше средств направляют на социальные нужды, другие - меньше.

СССР был в высшей степени милитаризованным государством, требовались огромные средства на содержание военно-промышленного комплекса, армии и финансирование предприятия мирных отраслей, которые находились в государственной собственности. К этому надо добавить характерные для социализма значительные социальные выплаты. Принципиально важно, что за годы реформ «бюджетная нагрузка» сокращается. Соотношение расходов (и ссуд за вычетом погашений) консолидированного бюджета и ВВП: в 1992 г. - 65, 1%, в 1993 г. - 48, 6, в 1994 г. - 47, 5, в 1995 г. - 41, 1, в 1996 г. - 43, 0, в 1997 г. - 43, 1%, т. е. российское государство стало «меньше» в полтора раза.

Другое дело, что не во всех отраслях роль государства сократилась в равной мере. Не все считают это достижением, потому что уменьшение роли государства означает вынужденное сокращение дотаций и субсидий, военных расходов, что хотя и имеет положительные стороны, больно отражается на занятости и уровне жизни тех категорий населения (работники ВПК), которые прежде имели наибольшие преимущества и привыкли к относительно безбедной жизни. На самом деле сокращение роли государства в экономике - одно из важных условий становления рыночных отношений и, в перспективе, улучшения жизни, в том числе тех, кто пострадал от реформ.

В первой половине ХХ века верхней границей налогообложения в мире считались примерно 15% ВВП. Затем в связи с ростом ВВП, существенными сдвигами в социальном развитии, повышением способности государств контролировать финансовые потоки ситуация изменилась: реальные уровни налоговой нагрузки на экономику возросли до 40%. Некоторые страны, отличающиеся высоким развитием социальных программ и потому высоким уровнем налогообложения (например, Швеция), столкнулись с серьезными экономическими трудностями. Там впервые в мирное время возник устойчивый бюджетный дефицит, резко замедлилось экономическое развитие. И даже в этих весьма богатых странах стоит вопрос о сокращении государственных расходов.

Таким образом, место государства в рыночной экономике не является раз и навсегда заданным. От того, какую часть ВВП расходует государство, во многом зависит процветание и развитие страны. Но и здесь среди экономистов нет единства. Одни убеждены: чем больше эта часть, тем лучше. Другие придерживаются противоположного мнения.

Между тем даже то, что бюджетные средства распределяют государственные чиновники (которые не рискуют своими деньгами, как частные владельцы), неизбежно снижает эффективность производства (не говоря уже о том, что деньги имеют обыкновение «прилипать» к рукам). А при низкой эффективности производства сокращаются инвестиции в дальнейшее развитие - следовательно, ограничиваются возможности экономического роста.

Увеличение налоговых изъятий, государственных расходов, бюджетного дефицита на 1% ВВП при прочих равных условиях приводит к снижению экономического роста (или увеличению экономического спада) и снижению уровня потребления также примерно на 1%, - утверждают одни эксперты. Другие им возражают: поскольку часть государственных расходов (на мирную науку, образование, здравоохранение, развитие инфраструктуры) способствует экономическому росту, значит - чем «больше» государство в этой части, тем лучше.

Однако есть исторический прецедент. Стремясь догнать развитые страны, Япония по настоянию победивших в войне и по своей воле резко сократила государственные расходы - с 30% в 1938 г. до 19, 8% в 1950 г. (ограничение военных расходов было даже записано в конституции). Результат известен всему миру: если в 1950 г. ВВП на душу населения в Японии был в 3 раза меньше, чем во Франции, в 4 раза меньше, чем в Великобритании, в 6 раз меньше, чем в США, то к 80-м годам эти показатели примерно сравнялись. И лишь после этого Япония увеличила государственные расходы: в 1980 г. - до 32, 0%, в 1990 г. - до 32, 3%.

Сокращение роли государства означает не его ослабление, а освобождение экономики из-под государственной опеки (отсюда и термин «либеральные реформы»). Но не правы те, кто считает, что при сокращении роли государства «невидимая рука» рынка все сделает сама. «Невидимую руку» рынка необходимо подкрепить сильной государственной властью. Однако она должна не командовать бизнесом, а освободить рынок от монополизма, ведомственного произвола, региональной замкнутости, коррупции, которые препятствуют действию рыночных отношений.

Государственное регулирование рыночной экономики возможно:

административными методами, когда управляющий орган по каждой проблеме принимает конкретное решение. К административным методам относятся: предоставление индивидуальных налоговых, монетарных и таможенных льгот; проведение конкурсов на поставку товаров для государственных нужд и приватизационных конкурсов; процедуры банкротства; зачет дебиторской задолженности предприятий в погашение их просроченных долговых обязательств; лицензирование и квотирование предприятий и видов хозяйственной деятельности и операций;

нормативными методами, когда у предприятий сохраняется свобода действий, а государство может изменять макропропорции, варьируя общие нормативы - ставки налогов и рефинансирования, нормы обязательных резервов банков, нормативы распределения дохода по уровням бюджетной системы, нормативы зарплаты в бюджетных организациях, социальные нормативы, определяющие размеры, структуру и процедуру индексации социальных расходов.

Нормативные методы порождают меньшую, чем административные, коррупцию и волюнтаризм, но при некомпетентном применении способны парализовать экономическую жизнь. Скажем, завышенная доходность государственных краткосрочных облигаций (ГКО) сделала инвестиции в реальный сектор неконкурентоспособными по сравнению со спекулятивными вложениями средств в государственные ценные бумаги и привела к оттоку капитала из этого сектора.

Произвольное задание нормативов (например, установление высокой учетной ставки при низкой инфляции или налоговых ставок, изымающих большую часть добавленной стоимости) широко практиковалось и практикуется правительствами, но исключает достижение сбалансированного и эффективного развития экономики. Предприятия и граждане перестают платить налоги. Чем выше (сверх определенного предела) налоговое бремя и жестче административные ограничения, тем большие усилия нужны для их реализации на практике.

Аналитики обращают внимание на такую закономерность: при сильном государстве экономические субъекты подчиняются давлению «сверху», но отвечают на него пассивным сопротивлением (снижают трудовую и предпринимательскую активность, эмигрируют и вывозят капитал за рубеж). В результате страна отстает в соревновании с другими государствами по эффективности производства (например, Франция в 70-е годы). Если же «гайки завинчивает» слабое государство, экономические субъекты просто уходят в тень, не платят налоги, не исполняют договорные обязательства и т. п.

Таким образом, применительно к каждой ситуации следует выявлять равновесные значения экономических нормативов. Например, повысив налоговые ставки, государство теряет налоговые поступления, а взвинтив ставку рефинансирования, отпугивает инвесторов, не верящих в его способность обслуживать свои долги по таким высоким процентам. Из сказанного не следует, что существуют точные наилучшие значения экономических нормативов. Можно лишь ставить вопрос о рациональных пределах, в которых они должны находиться.

Один из важнейших инструментов регулирования рыночной экономики - государственные закупки продукции, работ и услуг. Доля госзакупок в конечном спросе весьма велика (в развитых капиталистических странах - 20-30% ВВП, а в продукции ВПК - свыше 50%). Закупки делаются преимущественно в рамках целевых программ, для выполнения которых образуются специальные государственные компании, которые размещают заказы среди государственных и частных корпораций и координируют их работу.

Переход от административно-волевого принятия решений, касающихся объемов и цен закупаемых товаров, выбора поставщиков, условий и сроков поставок, оплаты и контроля качества, к конкурентным принципам (в частности, на основе тендеров) заставляет производителей концентрировать усилия не на поиске подходов к высокопоставленным чиновникам, а на повышении качества и снижении цен предлагаемых товаров при обязательном соблюдении условий контрактов.

Однако конкурентные механизмы госзакупок в России приживаются с большими трудностями. Во-первых, в условиях кризиса поставщики, принимая на себя долгосрочные контрактные обязательства по поставкам товаров, идут на повышенные риски. Во-вторых, российское государство зарекомендовало себя ненадежным и неплатежеспособным заказчиком. А поскольку к нему нельзя применить процедуру банкротства, издержки в связи с невыполнением государством своих обязательств по заключенным контрактам несут поставщики.

Это ухудшает финансовое положение поставщиков вплоть до банкротства и массового увольнения работников. Пытаясь обезопасить себя, они завышают цены на свою продукцию или снижают ее качество. Государственные заказчики вынуждены с этим мириться, ибо не могут гарантировать своевременное и полное финансирование закупок. С другой стороны, основным параметром плана закупок является объем ассигнований, а важные взаимосвязи между этим объемом и сроками, ценами и размерами поставок продукции практически не учитываются, что снижает эффективность госзакупок. Короче говоря, назрела необходимость реформирования механизма государственных закупок с учетом бюджетного кризиса (неустранимой пока дефицитностью и нестабильностью бюджетного финансирования).

Специалисты предлагают активнее использовать индикативное планирование, поскольку госзакупки - типичный пример согласования в условиях рыночного хозяйствования макропланирования, контрактной системы и внутрифирменного планирования. А тендеры, по их мнению, пригодны лишь для выявления наилучшего поставщика из множества возможных. Однако цены и объемы поставок в основных границах задаются условиями конкурса, определяемыми на основе выделенных ассигнований. Для формирования бюджетного плана тендер неприемлем, так как заключение контракта государства с победителем не гарантировано. Кроме того, поскольку в специфических российских условиях предусмотренные бюджетом ассигнования могут секвестироваться (урезаться) или вообще не выделяться, проводить тендер зачастую приходится после фактического выделения ассигнований. В таком случае ухудшаются условия поставок, поскольку поставщики вынуждены работать в обстановке неопределенности и сжатых сроков.

Для разрешения этих противоречий предлагается такой алгоритм согласования макроплана и микропланов с использованием срочных контрактов:

определяется диапазон допустимых значений целевых (результирующих) индикаторов программ. Для этого проводятся предварительные тендеры, где конкурсанты дают свои предложения с указанием их стоимости при различных объемах поставок. Органы управления программами на основе предложений фирм, исходя из минимизации стоимости при заданном уровне качества, формируют оптимальные заказы в нескольких вариантах, различающихся объемами финансирования;

правительство и затем Госдума предварительно отбирают программы с конкретными объемами финансирования;

применительно к данному объему финансирования определяются конкретные параметры госзакупок (объемов, цен, сроков, поставщиков) и объявляются результаты тендеров;

всем участникам прошедших тендеров предоставляется возможность улучшить предложения и направить их в тендерные комиссии (возможны и новые участники);

органы управления программами окончательно определяют план госзакупок (с учетом объема ассигнований);

законодательный орган утверждает план закупок и ассигнований;

заключаются контракты между уполномоченными государственными органами и подрядчиками (поставщиками).

Бюджетный кризис и государственный долг

Доходы бюджета складываются преимущественно из налогов на физических и юридических лиц, внешнеторговых пошлин и других аналогичных источников, а также из выручки от приватизации государственных предприятий и дивидендов от находящихся в государственной собственности акций приватизированных предприятий (пока этот важнейший источник практически не используется).

Государственный бюджет - план денежных доходов и расходов государства.

Консолидированный бюджет включает федеральный бюджет, внебюджетные фонды, местные бюджеты.

Консолидированный бюджет субъекта Федерации включает бюджет субъекта РФ, местные бюджеты, трансферты из федерального бюджета, доли внебюджетных фондов, приходящиеся на данный субъект.

Внебюджетные фонды - денежные средства государства, имеющие целевое назначение и не включенные в государственный бюджет (Дорожный фонд, Фонд социального страхования и другие).

За годы реформ налоговые доходы государства резко сократились, что связано с сокращением налогооблагаемой базы из-за спада производства, с начатой в 1992 г. и не доведенной до конца налоговой реформой, низким внутренним спросом, уходом бизнеса в теневую экономику, массовыми уклонениями от уплаты налогов. Россия вот уже лет пять похожа на латиноамериканскую страну по структуре распределения доходов населения. На 20% россиян приходится 47% доходов. Причем эти 20% не платят налогов с трех четвертей своих доходов, чего как раз и не хватает для исполнения государством социальных обязательств.

Годовой прирост недоимок в бюджет (без внебюджетных фондов), % ВВП

Недоимки

1992 г.

1993 г.

1994 г.

1995 г.

1996 г.

1997 г.

1998 г., первое полугодие

В федеральный бюджет

0, 3

1, 2

2, 0

2, 1

1, 0

1, 2

2, 1

В консоли-

дированный бюджет

0, 5

2, 0

3, 0

3, 9

1, 7

2, 9

3, 9

Доходная часть бюджета систематически падает, а расходы государства сокращаются медленнее и недостаточно для того, чтобы установилось бюджетное равновесие. Кроме того, в условиях хронического недовыполнения бюджетных планов по доходам секвестирование расходов проводилось под давлением лоббирующих групп (АПК, ВПК, банковский и минерально-сырьевой сектор и др.). В результате сложилась крайне нерациональная структура расходов, которая не способна обеспечить ни экономический рост, ни поддержание достаточного уровня социально-политической стабильности в обществе.

Расходы консолидированного бюджета (включая внебюджетные фонды и за вычетом погашений) по направлениям, % ВВП

Расходы

1992

1993

1994

1995

1996

1997

1998

На органы государственной власти и управления

0, 6

0, 9

1, 1

0, 7

0, 8

1, 1

1, 1

На оборону

4, 7

4, 4

4, 4

3, 0

2, 9

3, 0

2, 1

На правоохранительные органы

1, 4

1, 6

1, 8

1, 6

1, 8

2, 1

1, 6

На науку

0, 6

0, 6

0, 5

0, 3

0, 4

0, 4

0, 2

На социальные и коммунальные услуги

13, 8

18, 0

18, 0

16, 0

16, 6

17, 4

16, 6

на образование

3, 8

4, 3

4, 4

3, 6

3, 8

4, 1

3, 6

на культуру, искусство, средства массовой информации

0, 6

0, 6

0, 7

0, 6

0, 5

0, 6

0, 4

на здравоохранение и физкультуру

2, 6

3, 3

3, 1

2, 5

2, 6

4, 1

3, 8

на социальное обеспечение

6, 8

9, 7

9, 7

9, 3

9, 7

8, 7

8, 7

На государственные услуги, предоставляемые народному хозяйству

20, 9

12, 7

10, 9

9, 7

9, 0

9, 4

7, 4

Правительство пыталось (особенно на рубеже 1997-1998 гг.) навести порядок в расходовании бюджетных средств - в основном упорядочить отдельные расходы, выявить и ликвидировать нерациональные расходы. Но проблема сложнее.

С одной стороны, государству нужно отказаться от значительной части своих обязательств. Обязательства российского государства (идущие еще от советской эпохи и принятые позже Госдумой - индексация зарплаты бюджетников, детские пособия, выплаты офицерам при увольнении в запас или отставку, долги бесчисленных бюджетных организаций по оплате топлива, энергии и т. п.) в рамках федерального бюджета составили в 1998 г. около 25% ВВП, в рамках консолидированного бюджета - 45-50%, что непосильно для российской экономики (и для процветающей германской многовато: Германия намерена к 2000 г. сократить госрасходы с 50 до 46%). Наличие таких обязательств, даже если они не выполняются, порождает неплатежи и подрывает авторитет государства.

За 1992-1998 гг. расходы консолидированного бюджета (по отношению к ВВП) уменьшились на оборону и науку, а на социальные цели несколько выросли (правда, реальные расходы государства сократились в 2, 5 раза, а на социальные нужды значительно меньше - сокращение примерно на треть).

С другой стороны, существуют серьезные ограничения на дальнейшее сокращение расходов. Сказывается сложившийся в советское время и ставший привычным уровень государственной поддержки населения. Кроме того, отношение россиян к экономическим преобразованиям во многом определяется динамикой социальных расходов государства. А его расходы на поддержание высокого уровня образования населения отражаются на темпах экономического роста. Важно и то, что дальше уменьшать расходы на управление, оборону, правоохранительные органы, дотации региональным бюджетам вряд ли удастся без предварительных радикальных реформ в этих сферах. Что, в свою очередь, требует немалых бюджетных средств.

На возможности сокращения расходных обязательств государства серьезно влияет заложенный в Конституцию 1993 года механизм формирования институтов власти. Сильная президентская республика была призвана ограничить популистскую и лоббистскую активность законодателей. Однако на практике независимость от Государственной Думы не только оградила правительство от популизма, но и поставила депутатов в комфортную и политически беспроигрышную ситуацию, когда парламент не несет ответственности за результаты социально-экономического курса. Особенно болезненно такое положение отражается при прохождении через Госдуму федерального бюджета. У депутатов нет желания делить ответственность с правительством за социальные последствия исполнения нереального по расходам бюджета.

Превышение расходов над доходами приводит к дефициту бюджета. В бывшем СССР дефицит бюджета начал расти еще в 1986 г. из-за падения мировых цен на нефть и в результате капиталовложений в рамках политики «ускорения» (реформ, направленных на возобновление экономического роста). За 1985-1989 гг. дефицит бюджета вырос с 2 до 9% ВНП. Особенно пагубную роль сыграл в этом принятый в 1987 г. закон «О государственном предприятии», предоставивший руководству предприятий неограниченную свободу повышения зарплаты. В результате в 1990 г. средняя реальная зарплата на 27% превышала уровень 1987 г. Рост зарплаты финансировался с помощью льготных банковских кредитов и дотаций из госбюджета.

До 1990 г. правительство могло удерживать эмиссионное финансирование бюджетного дефицита на низком уровне за счет заимствований на международных рынках, а также кредитов, которые предоставляли иностранные государства. Такая политика привела к увеличению внешнего долга с 20 млрд до 67 млрд долларов за 1985-1991 гг. В IV квартале 1991 г. бюджетный дефицит достиг 30% ВВП в результате роста государственных дотаций для поддержания уровня административно регулируемых цен (то же относится к обменному курсу), сокращения производства, а также снижения налоговой дисциплины в связи с распадом СССР и резким уменьшением налоговых платежей, которые республики перечисляли в центр. В глазах западных кредиторов страна утратила кредитоспособность, и для финансирования бюджетных расходов оставалось единственное средство - стремительное наращивание денежной массы.

Доходы, расходы и дефицит бюджета, % ВВП

1992 г.

1993 г.

1994 г.

1995 г.

1996 г.

1997 г.

1998 г.

Федеральный бюджет

Доходы

17, 7

14, 7

12, 7

14, 3

12, 7

12, 4

11, 3

Расходы

47, 2

24, 5

24, 5

19, 2

20, 1

18, 4

14, 1

Дефицит

-29, 5

-9, 8

-11, 8

-4, 9

-7, 4

-6, 0

-2, 8

Консолидированный бюджет

Доходы

40, 4

40, 6

36, 3

35, 8

36, 3

36, 4

35, 0

Расходы

65, 1

48, 6

47, 5

41, 1

43, 0

43, 1

39, 2

Дефицит

-24, 7

-8, 0

-11, 2

-5, 3

-7, 7

-6, 6

-4, 2

Некоторые аналитики не считают катастрофичным размер бюджетного дефицита в России, ссылаясь на то, что многие страны существовали какое-то время с бюджетными дефицитами порядка 5-7% ВВП. Но такой дефицит велик для страны, которая находится в продолжающемся семь лет кризисе при 40-процентном сокращении ВВП и при все еще значительных государственных расходах (за последние семь лет российский ВВП в расчете на душу населения уменьшился на 40%, по уровню душевого ВВП нам сейчас наиболее близки Китай, Албания, Доминиканская Республика, Перу и Парагвай). Еще один важный аспект проблемы - слабость частной финансовой системы, которая не может связать на длительный срок внутренние сбережения и поднять их общий уровень.

Доходы российского консолидированного бюджета оценивались в 1998 г. в 45, 6 млрд долларов, расходы - в 53, 3 млрд. Для сравнения: доходы федерального бюджета США составили 1658 млрд долларов (около 20% ВВП). Доходы региональных бюджетов России - 23, 76 млрд долларов, расходы - 26, 6 млрд. Американцы в таком объеме финансируют охрану природных ресурсов и окружающей среды.

Бюджетный кризис разразился в 1996 г., когда началась финансовая стабилизация и у правительства резко сократились возможности извлекать доходы из инфляционного налога. Бюджетный кризис, связанный с этими обстоятельствами, характерен практически для всех постсоциалистических стран, хотя и с разной степенью остроты. В странах, осуществивших быструю стабилизацию и сохранивших высокий уровень монетизации экономики, он оказался менее глубоким и менее тяжелым, чем в странах, где стабилизация затянулась и «на выходе» уровень монетизации значительно ниже.

У бюджетного кризиса есть важная закономерность, практически не знающая исключений. При переходе к рынку в странах, которые не в состоянии провести решительную либерализацию и реструктурирование экономики, ликвидировать субсидии неэффективным отраслям и предприятиям, усовершенствовать процедуры и контроль за сбором налогов и исполнением бюджета, провести социальные реформы, резко снижаются государственные доходы при прежней (или даже возросшей - в случаях принятия популистских решений) «бюджетной нагрузке». В таких странах население теряет доверие к национальной денежной системе, снижается спрос на деньги, падает налоговая дисциплина.

Инфляционный налог возникает как бы сам собой, его никто не устанавливает и не взимает. Это потери реальных доходов населения в результате инфляции, поскольку имеющиеся у людей деньги теряют свою стоимость по мере роста цен. Когда ради восполнения дефицита бюджета правительство печатает деньги, оказывается, что инфляционный налог в точности равняется этому дефициту. От такой формы налогообложения ускользнуть наиболее трудно. Даже самое слабое правительство может прибегнуть к ней, когда оно уже неспособно ни на что другое. Однако возможности реального сбора денег таким путем не беспредельны: на определенном этапе ускоренная инфляция начинает «съедать» и доходы от инфляционного налога. Требуется еще и еще увеличивать денежную базу. Это ведет к гиперинфляции с ее разрушительными последствиями.

Дефицит бюджета покрывается разными способами - с помощью денежной эмиссии в форме прямых кредитов Центрального банка, заимствований на внутреннем и внешнем рынках.

В 1992 г. и начале 1993 г. Центробанк имел в своем распоряжении только денежные инструменты - целевые кредиты и обязательные резервы. В мае 1993 г. был сформирован рынок государственных краткосрочных облигаций (ГКО). Первое время спрос на ГКО был низким в связи с высокой инфляцией (приведшей к «бегству» капиталов) и закрытостью этого рынка для иностранных инвесторов (нерезидентов). Чтобы обеспечить краткосрочную ликвидность банковской системы на рыночных условиях, с февраля 1994 г. стали проводиться кредитные аукционы Центрального банка.

После того как в апреле 1995 г. с принятием закона «О Центральном банке» Центробанк обрел независимость, стало возможным разграничить денежно-кредитную и фискальную политику и финансировать бюджетный дефицит не за счет денежной «накачки», а с помощью долговых обязательств. С 1995 г. было прекращено прямое финансирование дефицита (прямые кредиты правительству), хотя участие Центрального банка в косвенном финансировании оставалось значительным. Активно применялись ГКО и облигации федерального займа (ОФЗ).

Структура финансирования дефицита федерального бюджета (по определению МВФ), % к итогу

Источники финансирования

1992 г.

1993 г.

1994 г.

1995 г.

1996 г.

1997 г.

Внешнее финансирование

28, 4

12, 1

0, 3

-3, 6

7, 3

27, 2

связанные кредиты

н/д

13, 7

7, 4

9, 7

5, 0

7, 8

несвязанные кредиты

н/д

3, 0

0, 9

3, 1

7, 4

10, 2

еврооблигации

н/д

0, 0

0, 0

0, 0

3, 1

15, 1

платежи по основному долгу

н/д

-4, 5

-8, 1

16, 4

-8, 2

-5, 9

Внутреннее финансирование

71, 6

87, 9

99, 7

103, 6

92, 7

72, 8

Центральный банк

64, 5

79, 9

92, 4

27, 7

27, 0

17, 5

прямые кредиты

61, 8

75, 5

80, 3

0, 0

0, 0

0, 0

покупка ценных бумаг плюс уменьшение ЧМР

2, 6

4, 4

12, 1

27, 7

27, 0

17, 5

ГКО-ОФЗ

0, 0

0, 6

11, 0

53, 0

60, 1

52, 6

прочие источники

7, 1

7, 4

-3, 7

23, 0

5, 6

2, 7

Примечание. Чистые международные резервы (ЧМР) исчисляются как разница между валовыми международными резервами (BMP) и валовыми международными обязательствами (ВМО). BMP включают золотой запас и валютные активы государства и Центрального банка, специальные права заимствования и резервы в МВФ, а также номинированные в твердой валюте требования к финансовым институтам-нерезидентам, ВМО - валютные обязательства перед нерезидентами со сроком выплаты до одного года, а также все обязательства, возникающие в результате заимствований у иностранных банков, организаций и правительств с целью поддержания платежного баланса независимо от срока выплаты.

Активное использование в финансировании дефицита заимствований на рынке ценных бумаг положило начало резкому росту внутреннего государственного долга. Он включает задолженность по ГКО и ОФЗ, облигациям государственного сберегательного займа (ОГСЗ), реструктурированную задолженность по внутренним валютным облигациям (известным под названием «тайга», или «минфинки»), а также просроченную задолженность по централизованным кредитам сельскому хозяйству и северным регионам. С ростом внутреннего госдолга увеличивались и расходы на его обслуживание. К 1998 г. они превратились в одну из наиболее крупных и прогрессирующих статей расходов федерального бюджета.

Внутренний государственный долг и расходы на его обслуживание на 1 января

Внутренний госдолг

1994 г.

1995 г.

1996 г.

1997 г.

1998 г.

1999 г.

Внутренний госдолг:

35, 2

88, 4

188, 0

336, 5

501, 0

751, 0

млрд новых рублей

% ВВП

21, 7

14, 0

11, 9

16, 6

19, 4

28, 0

В том числе:

0, 3

18, 9

85, 2

249, 0

449, 0

480, 0

задолженность по ценным бумагам:

млрд рублей

% ВВП

0, 2

3, 0

5, 4

11, 3

17, 4

17, 9

задолженность Центральному банку:

29, 2

58, 8

61, 0

59, 6

0, 0

0, 0

млрд рублей

% ВВП

18, 0

9, 3

3, 8

2, 7

0, 0

0, 0

Обслуживание долга:

0, 99

16, 1

38, 2

105, 7

96, 3

106, 0

млрд рублей

% ВВП

0, 6

2, 6

2, 4

4, 8

3, 7

4, 0

Примечание. В 1998 г. внутренний госдолг включал задолженность правительства по кредитам, полученным от Центрального банка на покрытие бюджетного дефицита в 1991-1994 гг. (более 64 млрд рублей), ГКО (266 млрд), ОФЗ (72 млрд) и другие долги, включая целевой заем 1990 г., целевые вклады и чеки на автомобили (не учтена задолженность по вкладам, обесценившимся от инфляции).

Несмотря на то, что номинальная величина внутреннего государственного долга в 1992-1994 гг. быстро росла за счет увеличения задолженности правительства Центральному банку, высокая инфляция снизила реальный объем внутреннего долга с 21, 7% ВВП на 1 января 1994 г. до 11, 9% ВВП на 1 января 1996 г. На конец 1999 г. верхний предел государственного внутреннего долга определен в 632 млрд рублей.

Государственные заимствования требовали значительно больше ресурсов, чем были внутренние ликвидные сбережения, дефицит государственных финансов сократить не удалось, а возможность внешних заимствований оставалась весьма ограниченной. В этой ситуации появилась необходимость допустить нерезидентов на рынок внутреннего государственного долга. В феврале 1994 г. Центральный банк официально объявил о допуске нерезидентов на этот рынок и разрешил им приобретать до 10% номинального объема выпуска госбумаг. В феврале 1996 г. правила смягчили, разрешив иностранным инвесторам участвовать через уполномоченные банки-нерезиденты в аукционах по ОФЗ и репатриировать получаемую прибыль (19-24% годовых в валюте) под гарантии Центробанка. В августе 1996 г. Центробанк разрешил им участвовать на вторичных торгах через российские банки-дилеры. Постепенное понижение в 1997 г. гарантированной доходности для нерезидентов до 9% годовых практически не отразилось на привлекательности для них рынка государственных обязательств. С 1 января 1998 г. Центральный банк и правительство объявили о полной либерализации рынка для нерезидентов (были отменены ограничения на срок репатриации прибыли и гарантированный уровень доходности). В результате доля нерезидентов на рынке ГКО-ОФЗ неуклонно росла и в апреле 1998 г. составила 28-30%.

Широкий доступ нерезидентов на рынок внутреннего госдолга, с одной стороны, позволил снизить процентные ставки и тем самым, во-первых, уменьшить нагрузку на бюджет в части расходов на обслуживание государственного долга; во-вторых, облегчить получение кредитов для реального сектора. С другой стороны, резко возросла зависимость российской экономики от конъюнктуры мировых финансовых рынков.

В последние годы российское правительство шло на привлечение внешних кредитов, потому что они были существенно дешевле внутренних, получаемых путем размещения ценных бумаг. В 1996-1997 гг. активизировались заимствования на внешних финансовых рынках. Но с осени 1997 г. ситуация осложнилась. Переход на внешние заимствования пришелся на конец подъема мировой экономики и начало финансовых потрясений на финансовых рынках развивающихся стран. Серия финансовых кризисов, особенно в странах Юго-Восточной Азии, и растущая по этой причине нестабильность международных финансовых рынков резко ограничили возможности относительно дешевого внешнего финансирования.

Внешний долг России и СССР, перешедший к России

Внешний долг

1992 г.

1993 г.

1994 г.

1995 г.

1996 г.

1997 г.

1998 г.

Долг СССР,

млрд долларов

104, 9

103, 7

108, 6

103, 0

100, 8

97, 8

95, 0

Долг России,

млрд долларов

2, 8

9, 0

11, 3

17, 4

24, 2

33, 0

55, 0

Обслуживание внешнего долга,

% ВВП

0, 7

0, 3

0, 5

0, 9

0, 9

0, 7

1, 2

Темпы прироста внешнего государственного долга, %

Темп прироста

Россия

1993-1997

Франция

1992-1996

США

1992-1996

Германия

1991-1995

За пять лет

32, 0

51, 1

130, 2

168, 9

Среднегодовой

5, 7

8, 6

18, 2

21, 9

Примечание. Некоторые аналитики считают, что, вопреки распространенному мнению, внешняя задолженность России не столь велика для такой большой страны и растет она существенно меньшими темпами, чем задолженность США, Германии и Франции.

В 1997 г. внешний государственный долг составил 27% ВВП, в 1998 г. - 49%, на конец 1999 г. верхний предел внешнего долга определен в 167 млрд долларов.

В 1998 г. Россия должна была заплатить по внешнему госдолгу 4, 5 млрд долларов. В последующие годы объемы погашения и обслуживания внешнего долга сопоставимы и превышают все доходы федерального бюджета. В 1999 г. предстоит выплатить 17, 5 млрд долларов по внешнему долгу, а до 2015 г. - 12-15 млрд долларов ежегодно, даже если больше ничего не занимать. Это примерно 10% ВВП по состоянию на 1998 г. или половина доходов федерального бюджета. Если будут сохранены нынешние условия обслуживания внешнего долга СССР и самой России, то наша страна на весь этот период будет лишена перспектив экономического роста.

Но быстрый рост абсолютного и относительного размера обслуживания государственного долга определяется как величиной бюджетного дефицита, так и высокой ставкой процента, которая обусловлена совокупным спросом и предложением кредитно-денежных ресурсов. Поэтому следует не только стремиться к сокращению текущего дефицита бюджета, но и не медлить со структурными реформами, направленными на рост внутренней нормы сбережений и создание условий для привлечения их в инвестиции.

Даже к 1998 г., когда начался финансовый кризис, объем российского государственного долга (суммарно внутреннего и внешнего) был, казалось бы, не таким большим по международным меркам (примерно 54% ВВП). Для сравнения: отношение совокупного долга стран ЕС к их ВВП в 1996 г. составляло 70, 4%, в США - 63, 1%. Но дело в том, что темпы роста российской задолженности чрезвычайно высоки. Стремительное расширение рынка ГКО-ОФЗ в 1995-1997 гг. совпало с рекордным по объему притоком иностранных капиталов на развивающиеся рынки, в том числе в Россию. Значительную часть долговых обязательств государства приобрели иностранные инвесторы.

Однако после вспышки «азиатского» кризиса в 1997 г. их готовность к риску сменилась осторожностью, начался отток капиталов. Чтобы его остановить, правительству, по мнению экспертов, следовало резко уменьшить бюджетный дефицит или изыскать способ его покрытия взамен ГКО-ОФЗ при более умеренных расходах на выплату процентов. Второе решение было малореальным. Тяжесть положения усугублялась тем, что более половины внутренних обязательств были краткосрочными (со сроком погашения менее года), в июне 1998 г. они почти в 4 раза превышали официальный показатель валютных резервов.

Оглядываясь назад, можно сказать, что благоприятная конъюнктура на финансовых рынках в 1996-1997 гг. давала возможность откорректировать фискальную и бюджетную политику для предотвращения краха, наступившего в августе 1998 г. Это нужно было сделать в достаточно сжатые сроки. Однако Госудума ежегодно принимала дефицитный бюджет, а тогдашнее правительство проявило нерешительность в проведении налоговой реформы, ухватилось за новую возможность выйти на международные рынки капиталов, воспользовавшись крайне благоприятной для заемщиков ситуацией, которая оставалась до осени 1997 г. и не способствовала принятию кардинальных решений. Гораздо проще было открыть настежь ворота для иностранных инвесторов на рынок ГКО. Эйфория внешних заимствований охватила и коммерческие банки, и крупнейшие сырьевые компании. Наркотическая игла заимствований все глубже загонялась в вены экономики, резко повышая зависимость российской финансовой системы от внешних факторов.

От сильного внешнего шока (из-за падения сырьевых цен на мировом рынке и оттока капиталов с развивающихся рынков) эта уязвимая долговая конструкция, основанная на постоянном рефинансировании старых долгов новыми, рухнула. К апрелю 1998 г. уже не ГКО затыкали бюджетные прорехи, а бюджет начал работать на ГКО. Накануне 17 августа 1998 г. казна выплачивала по 1 млрд долларов в неделю по старым облигациям, а покупать новые инвесторы перестали. Инструмент покрытия дефицита бюджета превратился в свою противоположность. Привлечение внешних инвесторов поначалу замедлило наступление краха ГКО, а затем их уход с российского рынка ускорил этот крах. В чрезвычайной ситуации, возникшей в результате «азиатского» кризиса, правительство попыталось проявить политическую волю, необходимую для преобразований в бюджетно-налоговой сфере. Но на преодоление всех препятствий - внешних (доверие рынка) и внутренних (политическое противодействие) - времени уже не осталось.

Итак, падение сбора налогов лишило государство существенной части денежных ресурсов, затруднило выполнение его прямых обязанностей (обеспечение армии, оплата труда работников бюджетной сферы, социальные выплаты и т. п.). Налоговый кризис перерос в бюджетный кризис, сопровождаемый массовыми задержками в выплате пенсий, зарплаты, социальных пособий. Подавить в зародыше его не удалось, хотя правительство еще в 1995 г. задумало комплекс бюджетных преобразований (реформы социальной, коммунальной, военной сфер), который параллельно с налоговой реформой должен был сделать доходы и расходы бюджета эластичными по динамике производства. Но реформа бюджетной сферы, как уже говорилось, сама по себе требовала крупных расходов и была сопряжена с болезненными социально-политическими решениями, начиная с отказа от дорогой армии и мобилизационной военной доктрины и кончая минимизацией ценовых дотаций в жилищной сфере. В предвыборных условиях 1996 г. бюджетная реформа оказалась невозможной.

Для выхода из бюджетного кризиса необходимо стабилизировать и несколько увеличить доходы бюджета, но не за счет усиления налоговой нагрузки, а путем повышения справедливости налоговой системы (сокращения числа льгот) и борьбы с уклонением от налогов. Пока не будет проведена подлинная бюджетно-налоговая реформа, финансовые катастрофы будут повторяться.

По мнению аналитиков, чтобы восстановить доверие кредиторов и иметь возможность прибегать к заимствованиям в будущем (без этого развитие российской экономики невозможно), федеральный бюджет должен не менее трех лет сводиться с первичным профицитом в 2, 5-3% ВВП. Все должны убедиться, что правительство всерьез намерено отдавать долги. Это рамочное условие, невыполнение которого сделает поставленную цель недостижимой на длительный период. Такой профицит возможен, если налоговые и прочие доходы бюджета составят не менее 12-13% ВВП. Столько собирали в 1995-1996 гг. (правда, с взаимозачетами). Ныне эти цифры кажутся чересчур оптимистичными. В бюджете на 1999 г. запланирован первичный профицит в 1, 64% ВВП, а общий дефицит, с учетом государственного долга, - 2, 53% ВВП.

В США в 1991 г. был принят план сокращения и постепенного сведения к нулю дефицита федерального бюджета. Тогда это не удалось, но страна не отказывается от намеченной цели. В 1995 г. принят закон «О сбалансированном бюджете», сведение дефицита к нулю намечено на 2002 г. Главным считается не увеличение доходов государства (предполагается снижение налогов), а сокращение его расходов. Для этого проводятся детальная инвентаризация и анализ решений и программ, включаемых в федеральный бюджет, устраняются устаревшие «программы-динозавры», которые не пересматривались десятилетиями, а также многочисленные дублирования в деятельности организаций, ответственных за выполнение одних и тех же статей бюджета. Пересматривается не только бюджетный процесс в целом, но и функции президента, комиссий конгресса по разработке и контролю за исполнением бюджета. Подобная работа предстоит и российским законодательной и исполнительной властям.

Реалистичная бюджетная политика

Бюджет должен быть реальным - это первое условие нормального функционирования экономики. У истоков бюджетных неплатежей лежит нереалистичное бюджетное планирование, т. е. завышенная оценка возможного уровня реального ВВП и, соответственно, доходов бюджета. Мнимые (записанные в проекте бюджета) доходы распределяются по статьям расходов. На практике это приводит к необходимости секвестировать (урезать) расходы по ходу выполнения бюджета, а значит, к росту неплатежей, полному хаосу в управлении бюджетной сферой, падению финансовой, в том числе налоговой, дисциплины и подрыву авторитета государственных институтов. Возможность одним дать деньги, а другим отказать по причине их отсутствия (хотя они и расписаны в бюджете именно для данной цели и данного бюджетополучателя) служит питательной средой для коррупции.

В свое время завышенную оценку бюджетных доходов при разработке и утверждении госбюджета можно было считать технической ошибкой прогнозирования, вызванной высокими и не до конца определимыми темпами инфляции, неизвестными темпами падения ВВП. Но она быстро стала вполне осознанной, регулярной практикой парламента, не желающего брать на себя ответственность за политически непопулярное снижение расходов.

Наряду с фиктивным завышением будущих доходов бюджету навязываются дополнительные расходы. Госдума принимает законы о повышении пенсий или минимальной оплаты труда, не обеспеченные реальными возможностями, обычно вне бюджета и после его утверждения. Поэтому реализовать такие законы просто невозможно. Так, в 1996 г. правительство подчинилось и начало выплату повышенных пенсий. Но, поскольку выделенные на это средства были ограничены бюджетом, на следующий месяц кому-то не хватило, начались задержки с выплатой. Затем не хватило еще большему числу пенсионеров, и снежный ком задержек покатился по всей стране, вызвав недовольство людей, серьезное политическое напряжение.

Чтобы бюджетные расходы на социальные цели были эффективными, они должны быть адресными. Пока же бесплатными и субсидируемыми услугами государства в области здравоохранения, образования, коммунального хозяйства пользуются не только лица, действительно нуждающиеся в государственной поддержке, но и достаточно обеспеченные, способные сами финансировать такие расходы. Здесь есть серьезный резерв сокращения расходов бюджета, однако важно не перегнуть палку.

Прозрачность бюджета и контроль за его исполнением

Попытки ликвидировать задолженность по зарплате в 1997-1998 гг. наглядно показали, что предназначенные для этого средства нередко до места назначения не доходили, работники зарплату не получали, но губернаторы рапортовали об успехах, и никто не нес за это ответственность. Нецелевое использование бюджетных средств стало массовым явлением.

Должного контроля за тем, как правительство, областные (республиканские) или муниципальные власти расходуют бюджетные деньги, нет во многом потому, что порядок такого контроля не определен Конституцией. Правда, Счетная палата проверяет исполнение доходных и расходных статей федерального бюджета и бюджетов федеральных внебюджетных фондов по объемам, структуре и целевому назначению, эффективность и целесообразность расходов государственных средств и использования федеральной собственности, проводит финансовую экспертизу проектов федеральных законов, нормативных правовых актов, так или иначе затрагивающих госбюджет. Но этого недостаточно.

Парламент имеет право заслушать отчет правительства об исполнении бюджета и не утвердить его, если было нарушение. Но только Президент РФ может отстранить от должности конкретного чиновника, виновного в нарушении закона «О федеральном бюджете». Неоднократно высказывались предложения, во-первых, внести в Конституцию поправку, дающую право парламенту гласно контролировать исполнение бюджета в течение года, причем не только по Федерации в целом, но и по отдельному ее субъекту, городу, району; во-вторых, включить в законодательство статьи о конкретной ответственности чиновников за нарушение закона «О бюджете» (направил деньги не туда, куда должен был направить по закону, - отвечай по всей строгости Административного и Уголовного кодексов).

Опыт развитых стран подсказывает, что надо сделать прозрачным, подконтрольным общественности весь процесс составления плана расходования бюджетных средств и само расходование. Иными словами, бюджет Федерации, республики, края, области или района должен быть более подробным и выполняться гласно по каждому направлению бюджетных средств, вплоть до небольших сумм, чтобы все видели, на что власти собираются потратить и как в действительности тратят деньги налогоплательщиков. Для этого бюджет должен быть детализированным, открытым и понятным. К сожалению, пока все попытки добиться этого в России наталкиваются на глухое сопротивление.

Об этом говорит, например, история разработки и принятия закона «О бюджетной классификации». Раньше было так: треть расходов бюджета приходилась на национальную оборону. В бюджете их отражала единственная цифра. Эти деньги выделялись Министерству обороны в общей сумме. Оно распределяло их по своему усмотрению, никто не знал, на что конкретно (на поддержание боеготовности войск или на роскошные дачи генералов, строительство казарм или содержание охотничьих хозяйств, закупку ракет или персональных «Мерседесов»). В этом одна из причин постоянной задолженности бюджетных (военных) организаций перед энергетиками. В обновленном законе «О бюджетной классификации» подробнее расписан каждый раздел по министерствам и регионам. Вместо одной - 20, 30 или 50 статей.

Закон «О бюджетной классификации» охватывает функциональную, экономическую, ведомственную классификацию доходов и расходов бюджетов РФ, видов государственных долгов Федерации и ее субъектов, источников финансирования дефицита бюджетов. Причем классификация едина и используется при составлении, утверждении и исполнении бюджетов всех уровней, в том числе консолидированного бюджета. Классификация тоже носит многоуровневый характер. Например, первым уровнем расходов является перечень прямых получателей средств из федерального бюджета, вторым - классификация целевых статей его расходов, отражающая финансирование по конкретным направлениям деятельности прямых получателей бюджетных средств по определенным разделам и подразделам функциональной классификации расходов бюджетов субъектов Федерации.

Важно наладить полную прозрачность бюджетного процесса, действительно гласный отчет о движении бюджетных средств, чтобы депутаты, представляющие интересы населения, журналисты и сами граждане могли в любой момент убедиться, что средства налогоплательщиков расходуются точно по плану.

Например, в Конгрессе США каждому федеральному ведомству соответствует подкомитет, который контролирует, как оно исполняет утвержденный бюджет. Конгрессмены не могут вмешиваться в процесс управления, но должны следить за тем, чтобы деньги налогоплательщиков не уплывали на сторону и расходовались строго в соответствии с законом «О федеральном бюджете». В соответствии с Административно-процессуальным кодексом федеральные министерства и правительства штатов обязаны распределять выделенные бюджетные средства в рамках надлежащей правовой процедуры. Она предусматривает публичные слушания, проводимые в форме, напоминающей судебное заседание, когда руководитель соответствующего департамента предоставляет слово для изложения аргументов «за» и «против» конкретного проекта, когда в протоколе слушаний и решениях исполнительной власти фиксируются все существенные доводы, а сами решения обосновываются расчетами.

О предстоящих слушаниях по распределению бюджетных средств на конкретные проекты заблаговременно (за месяц) оповещаются все заинтересованные организации, аккредитованные при соответствующем департаменте, и население. Скажем, выделены средства для строительства окружной дороги в штате. По чьим землям будет проходить дорога? Какой будет ее пропускная способность? По какому проекту она будет строиться? Кто получит подряд? Все эти вопросы администрация штата решает только после проведения слушаний. Если потребуется изменение утвержденных расходов, оно рассматривается и утверждается гласно.

В России Госдума вправе в течение года корректировать отдельные статьи федерального бюджета с учетом хода его реализации. По этому вопросу принимается специальный закон. Но меры гласного контроля за распределением бюджетных средств, подобного описанному законом, к сожалению, не предусмотрены.

Казначейство

Есть надежда, что контроль за движением средств федерального бюджета и их использованием по назначению действительно усилится с переходом России на казначейскую систему исполнения бюджета. Переход изрядно затянулся, хотя, конечно, это достаточно сложное и недешевое дело.

Для проведения государственной бюджетной политики и усиления такого контроля Указом Президента РФ «О федеральном казначействе» от 8 декабря 1992 г. № 1556 была образована единая централизованная система органов федерального казначейства (ФК), подчиненная Минфину, 27 августа 1993 г. было утверждено «Положение о федеральном казначействе РФ» (изменения и дополнения внесены 11 февраля 1995 г. и 28 января 1997 г.).

Бюджетный кодекс возложил на ФК новые обязанности - вести лицевые счета головных распорядителей бюджета (федеральных министерств и ведомств), а также рядовых бюджетных организаций на местах. В соответствии с постановлением правительства от 1 сентября 1998 г. № 167 перевод счетов всех бюджетных организаций из учреждений Центрального банка и коммерческих банков в органы ФК должен был завершиться до 1 января 1999 г., а до середины января - счетов по учету внебюджетных средств учреждений, состоящих на федеральном бюджете, счетов распорядителей и получателей бюджетных ассигнований 2-й и 3-й степеней подчинения Минобороны, счетов по учету таможенных платежей.

Создана трехступенчатая система казначейства.

Первый уровень - Главное федеральное казначейство. Все его счета находятся в Центробанке, за исключением тех, по которым валютные операции проводят Внешторгбанк и Внешэкономбанк. Они связаны в основном с обслуживанием внешнего долга России. Центральный банк в принципе обязан обслуживать все бюджетные счета. Но руководители ФК считают, что проводить все бюджетные операции должно казначейство, владея при этом полной информацией по бюджету, а в ведении Центробанка уместно оставить проведение денежных операций, и то по указаниям казначейства.

Второй уровень - управления федерального казначейства. Они созданы в 88 субъектах (кроме Татарстана, который хотел бы получить от центра уступки относительно положений, закрепленных в законе «О федеральном бюджете») и исполняют бюджет на региональном уровне. Счета этих управлений открыты в управлениях Центробанка. Во многом благодаря этому есть возможность собирать сравнительно объективную и полную информацию по федеральному бюджету в целом.

Третий уровень - разветвленная система отделений федерального казначейства в районах, городах, селах и т. д. В них сосредоточено большинство лицевых счетов бюджетных организаций и остатков бюджетных средств. По существующему порядку там, где есть учреждения Центробанка, счет отделения должен находится в них. В остальных случаях предусмотрено проведение конкурсов среди банков на обслуживание счетов этих отделений, хотя для многих регионов такие конкурсы неактуальны, так как большинство счетов находится в учреждениях Сбербанка, который имеет самую разветвленную систему по всей стране. К нему сохраняется доверие и государственных органов, и населения.

Надежды на действенность контроля связаны с тем, что со счетов казначейства средства разрешено списать только в момент действительной оплаты договоров, товаров и услуг, произведенных в пользу бюджетополучателей. Кроме того, ФК сможет отслеживать целевой характер и объем финансирования бюджетных организаций благодаря тому, что будет получать информацию по каждой школе, больнице, подразделению силовых ведомств и др. Ведь каждый главный распорядитель средств федерального бюджета обязан информировать Минфин обо всех изменениях, вносимых при исполнении бюджета. Кроме того, лицевые счета бюджетных организаций, открытые в казначействе (в банках они закрыты), содержат контрольные цифры, которые показывают годовые назначения по каждой такой организации.

Вводится и единый казначейский счет, который позволяет в короткие сроки создать условия для эффективного управления государственными финансами, причем в том широком смысле, в котором их понимают во всем мире: это и бюджет, и внебюджетные средства, и внебюджетные фонды, различные виды авансов, депозитов и залогов, которые получают государственные организации в соответствии с российским законодательством. Вот только использование единого казначейского счета возможно лишь с применением современных банковских технологий.

В Указе № 1556 и «Положении о федеральном казначействе РФ» предусмотрено право ФК, во-первых, взыскивать в бесспорном порядке с предприятий, учреждений и организаций средства, выделенные из республиканского бюджета или внебюджетных (федеральных) фондов и используемые не по целевому назначению, с наложением штрафа в размере действующей учетной ставки Центрального банка; во-вторых, налагать на банки (финансово-кредитные учреждения) штраф в случае несвоевременного зачисления ими средств, поступивших в доход республиканского бюджета, в государственные (федеральные) внебюджетные фонды, либо средств, перечисленных из республиканского бюджета и указанных фондов на счета получателей в банки (финансово-кредитные учреждения), в размере процентной ставки, действующей в банке, допустившем нарушение, увеличенной на 10 пунктов. Эти права предоставлены только руководителям центрального и территориальных органов ФК, по их представлению Госналогслужба взыскивает суммы санкций. Такие решения организации могут оспорить в суде.

Сейчас каждая уважающая себя организация (Госкомстат, Госналогслужба, Налоговая полиция, другие государственные органы) пытается создать свою информационную систему, что весьма накладно. Руководители ФК предлагают создать единую систему в рамках казначейства и гарантируют, что каждый день руководству страны и соответствующих служб будет предоставляться полная информация о состоянии бюджета, сборе налогов, задолжниках, доходах, расходах и т. п. Бюджет станет прозрачным, будет открыт для СМИ и всех налогоплательщиков. Создание такой системы оценивается в 80 млн долларов со сроком окупаемости 1, 5-2 года.

Внедрение системы казначейства проходит негладко. Так, осенью 1998 г. правительство объявило о намерении ввести контроль за средствами бюджетных организаций, находящимися на внебюджетных счетах. Аргументы руководителей ФК: государство как собственник имущества обязано четко отслеживать все доходы, которые оно получает от своей собственности. Всем бюджетным учреждениям федеральное имущество (здания, оборудование и т. п.) передано в управление, а не в собственность. Согласно постановлению правительства № 1001 каждая бюджетная организация должна была закрыть все внебюджетные счета и открыть единственный внебюджетный счет в том банке, который обслуживает лицевой счет ФК. Поднялась волна возмущения и протестов руководителей этих организаций, поскольку внебюджетные средства - чуть ли не единственный источник поддержания финансового положения учителей, работников культуры на сносном уровне, оплаты коммунальных услуг.

Тогда возникают вопросы: почему бюджетное учреждение получает средства от аренды или иного использования не своего, а государственного имущества, зачисляет их на внебюджетные счета и расходует по своему усмотрению, зачастую далеко не на нужды самих учреждений? При этом претензии по поводу невыдачи стипендий, зарплаты, неоплаты коммунальных услуг переадресовываются федеральному бюджету. Если организация использует федеральное имущество как источник доходов, она должна показать, что средства израсходованы на зарплату сотрудникам или стипендию студентам, а не на поездку руководителей на Багамы. Однако, реагируя на возмущение руководителей учреждений культуры и образования, вице-премьер отменил это постановление.

Межбюджетные отношения

Острой и трудноразрешимой проблемой остается оптимизация многоуровневой бюджетной системы, которая объединяет федеральный бюджет, бюджеты 89 субъектов Федерации и местные бюджеты (городские, сельские, районные и т. п.). Основополагающий принцип бюджетного федерализма состоит в том, что каждый субъект РФ располагает собственным бюджетом и действует в пределах закрепленных за ним бюджетных полномочий в строгом соответствии с законодательством.

При этом, во-первых, все субъекты Федерации равноправны в финансовых отношениях с центром, хотя формы этих взаимоотношений по согласованию могут различаться. Во-вторых, разграничиваются сферы деятельности и ответственности между центром и субъектами Федерации, сферы финансирования расходов за счет бюджетов того или иного уровня. В-третьих, бюджет каждого уровня имеет самостоятельные источники финансирования, а орган власти вправе самостоятельно принимать решения о направлениях использования этих средств.

Но это в идеале. На практике отношения между федеральным бюджетом и бюджетами субъектов Федерации, а также между последними и местными (городскими, районными) бюджетами расплывчаты и неустойчивы. Противоречия возникают постоянно, никто толком не знает, какой уровень власти отвечает за расходование налогов на те или иные цели. Бюджетная система слишком сложна и запутанна.

Дотации - бюджетные средства, предоставляемые бюджету другого уровня бюджетной системы РФ на безвозмездной и безвозвратной основе для покрытия текущих расходов.

Субвенция - бюджетные средства, предоставляемые бюджету другого уровня или юридическому лицу на безвозмездной и безвозвратной основе на определенные цели.

Субсидия - бюджетные средства, предоставляемые бюджету другого уровня, физическому или юридическому лицу на условиях долевого финансирования целевых расходов.

Бюджетные ассигнования - бюджетные средства, предусмотренные бюджетной росписью получателю или распорядителю бюджетных средств.

Бюджетный кредит - финансирование бюджетных расходов, предусматривающее предоставление средств юридическим лицам на возвратной и возмездной основе.

Бюджетная ссуда - бюджетные средства, предоставляемые другому бюджету на возвратной, безвозмездной или возмездной основе на срок не более шести месяцев в пределах финансового года.

Все субъекты Федерации разделились на регионы-реципиенты и регионы-доноры, что объяснялось необходимостью более или менее выровнять уровни развития территорий. Регионы-реципиенты (или «дотационные») не в состоянии полностью прокормить своих бюджетников и получают из столицы трансферты - безвозмездные дотации (в середине 1998 г. трансферты покрывали от 2 до 15% дефицита региональных бюджетов, а по некоторым территориям, особенно округам, - до 50%, к 2000 г. намечено сократить их до 7%). Одновременно они переводят в центр положенные по нормативам налоговые доходы. Происходит встречное движение денег. При взаимном расчете оказывается, что многие из них получают существенно больше, чем отдают. В 1994 г., по официальным данным, было 64 региона-реципиента федеральной помощи, в 1995 г. - 78, в 1997 г. - 81. Регионы-доноры платят налоги, удовлетворяют собственные потребности и делятся с другими регионами частью своих доходов.

Правда, регионы-доноры и регионы-реципиенты порой трудно различимы. Следует осторожно относиться к высказываниям, будто десяток субъектов Федерации «кормит» все остальные. При учете всех финансовых потоков из федерального бюджета в региональные и обратно вполне может оказаться, что федеральная помощь меньше, чем средства, направляемые данным регионом в центр, и наоборот.

Несправедливость существующего порядка перераспределения стала очевидной. Если раньше цены на товары, уровни заработной платы и другие параметры назначались централизованно и произвольно, то теперь они во многом диктуются законами рынка, спросом и предложением. Однако власти регионов-реципиентов могут не особенно заботиться о повышении эффективности производства, развитии собственной промышленности и доходного бизнеса, зная, что «доноры» их поддержат. Такой порядок позволяет сваливать вину на Москву, на правительство. Некоторые руководители регионов преувеличивают суммы невыплат пенсий, ущерб от стихийных бедствий и т. д., чтобы выпросить у правительства дополнительные дотации и субсидии. Поэтому нужно с поправкой относиться и к статистическим данным, по которым разрыв в уровне социально-экономического развития регионов в расчете на душу населения по отдельным показателям варьируется от 10 до 100 раз (так, уровни среднедушевого бюджетного обеспечения по регионам различаются в 10 раз, по денежным доходам на душу населения - в 15 раз, по прожиточному минимуму - в 6 раз, по регистрируемой безработице - в 16 раз).

Помощь, которую регионы требуют от федерального правительства, значительно превосходят его возможности. В этом важная проблема бюджетного федерализма. Она осложняется множественностью денежных потоков, идущих в обоих направлениях (дотации, субвенции, взаимные расчеты, инвестиционные и кредитные программы).

В экономике зачастую бывает трудно разделить денежные потоки, относящиеся к компетенции бюджета того или иного уровня. Не всегда четко определена компетенция властей, и потому столь часты случаи, когда, например, врачи или учителя, которым задерживают зарплату, обращают свой гнев на правительство, хотя они получают ее не из федерального, а из местных бюджетов (за счет территориальных бюджетов финансируется примерно 80% расходов на образование, 88% - на здравоохранение). Смешение ответственности настолько вошло в традицию, плоть и кровь руководителей государства и регионов, что вполне разумная идея правительства, заключившего в конце 1997 г. соглашения с субъектами РФ о покрытии долгов по зарплате в пропорции 50: 50, не была поддержана даже Президентом РФ. В результате губернаторы, не сумевшие или не пожелавшие выполнить свою долю задачи, с легкостью переложили ее на федеральные органы и таким образом фактически залезли в чужой карман, не понеся за это наказания.

Многие страны успешно решают проблему выравнивания уровней развития территорий и одновременно развития экономики в целом.

В Швейцарии законодательно закреплены три территориальных уровня с выделенными им расходами. В федеральный бюджет идет около 30% всех налоговых поступлений (косвенные налоги), в кантоны и общины - 70% (прямые налоги). Для выравнивания уровней развития территорий налоговые поступления перераспределяются по единой методике.

В США штаты и федеральные власти имеют равные права в налоговой сфере, соответственно существуют налоги - федеральные, штатов и местные. Порядок налогообложения и освобождения от него устанавливают и федеральное правительство, и штаты. Например, малый бизнес полностью освобожден от федерального подоходного налога, а в штатах этот вопрос решается по-разному. Федеральные средства предоставляются штатам в виде целевых перечислений на финансирование конкретных программ (социальных мероприятий, строительства, развития инфраструктуры).

В Канаде провинциям предоставлены широкие полномочия по сбору налогов и расходам, федеральный бюджет помогает тем из них, которые имеют сравнительно низкий уровень доходов.

В Индии наряду с предоставлением помощи регионам на основе единых подходов практикуется разовая поддержка регионов. Тем штатам, бюджеты которых сводятся с дефицитом, выделяются субсидии и трансферты.

До 1994 г. нормативы отчислений по основным налогам, оставляемым территориям, назначались «в индивидуальном порядке». Предпосылки для перехода от индивидуального согласования объемов финансовой помощи субъектам Федерации к единым правилам распределения ее на формализованной основе, казалось бы, были созданы в 1994 г., когда был организован Фонд финансовой поддержки регионов (ФФПР) и стали использоваться трансферты. Тем самым была заложена ныне действующая в России система межбюджетных отношений.

Однако субъективный характер бюджетной политики преодолеть так и не удалось. Среди причин называют неустраненную возможность нецелевого использования трансфертов; обилие федеральных программ типа северного завоза и необеспеченных расходов в бюджетах регионов, покрываемых центром; использование в качестве точки отсчета бюджетных расходов дореформенного 1991 г. с последующим доведением их до года, принимаемого за базовый по доходам.

Система межбюджетных отношений имеет и другие недостатки. В частности, трансферты из ФФПР определяются с учетом текущих расходов и почти не влияют на территориальное перераспределение государственных инвестиций. Расходные полномочия для каждого уровня бюджетной системы не в полной мере обоснованы и закреплены. Отсутствует комплексный подход к выравниванию социально-экономического развития регионов с учетом целевых федеральных программ. Региональные власти не заинтересованы в увеличении налогового потенциала и росте собственных бюджетных доходов. Недостаточна нормативная база для обоснования потребностей в бюджетных расходах. Все это не способствует сокращению дотационности бюджетов субъектов, снижению встречных финансовых потоков.

Взаимодействие между центром и регионами в сфере межбюджетных отношений с каждым годом становится все более жестким, потому что усугубляется диспропорция между растущими расходными полномочиями субъектов Федерации и неизменным долевым объемом доходных источников. В последние годы снижается удельный вес налогов, переданных в федеральный бюджет. В 1994 г. он составил 37, 9%, в 1995 г. - 46, 5, в 1996 г. - 48, 6, в 1997 г. - 44, 4, в первом полугодии 1998 г. - 42, 1%. Одновременно сокращались поступления из федерального бюджета в территориальные бюджеты по всем направлениям межбюджетных расчетов (возмещение передачи социальной сферы и жилья, северный завоз, реализация региональных программ и др.).

Из-за спада производства резко сократились база налогообложения и доходы бюджетов всех уровней. Расходы бюджетной системы (социальные гарантии, правоохранительная деятельность, управление и т. п.) становятся непосильными для слабеющей экономики. Но политические, социальные и иные соображения не позволяют прекратить финансирование государственных расходов, не покрываемых доходами. Региональные власти используют любые возможности для получения финансовой поддержки из федеральной казны.

Интерес усиливается тем, что финансовая поддержка, как правило, поступает «живыми» деньгами и позволяет выдать зарплату и сделать иные социальные платежи, которые не реализовать в товарной, зачетной и денежно-суррогатной формах. Это тем более важно, что в условиях обострившегося хронического недофинансирования и задержек в исполнении бюджетов активно использовались неденежные формы зачетов. Так, в 1996 г. доля неденежных поступлений в налоговых доходах федерального бюджета составила 38, 5%, в 1997 г. - 15, 4, в 1998 г. - 12, 4% (было объявлено о полном прекращении с 1 января 1998 г. практики налоговых зачетов, но в связи с бюджетным кризисом с июня взаимозачеты возобновились).

Все это говорит о том, что необходима реформа межбюджетных отношений. В июле 1998 г. был принят Бюджетный кодекс (БК), а в августе правительство одобрило «Концепцию реформирования межбюджетных отношений в Российской Федерации на 1999-2001 гг. «. Многие аналитики считают, что она по ряду позиций способна улучшить действующую систему межбюджетных отношений, но сама нуждается в доработке. Иначе реформа в этой сфере может не дать ожидаемых результатов. Познакомимся с нововведениями и критикой более подробно.

Разграничение расходов и налоговых доходов по уровням бюджетной системы

В Концепции расходные полномочия распределены между бюджетами.

Исключительно из федерального бюджета финансируются расходы на федеральные органы государственной власти, федеральную судебную систему и международную деятельность в общефедеральных интересах; на оборону, безопасность государства и конверсию; на фундаментальные исследования и научно-технический прогресс; на государственную поддержку атомной энергетики, железнодорожного, воздушного и морского транспорта; на содержание учреждений в федеральной собственности или ведении федеральных органов государственной власти; на обслуживание и погашение государственного долга РФ; на компенсацию внебюджетным фондам выплаты пенсий и пособий, финансируемых из федерального бюджета; на пополнение государственных запасов драгоценных металлов и драгоценных камней, государственного материального резерва; на реализацию решений федеральных органов, приведших к увеличению расходов или уменьшению доходов бюджетов других уровней; на осуществление государственных полномочий, передаваемых на другие уровни власти; на проведение выборов и референдумов РФ; на федеральные инвестиционные программы; на финансовую поддержку субъектов Федерации и др.

Исключительно из бюджетов субъектов Федерации финансируются расходы на органы государственной власти и управления субъектов Федерации; на формирование их собственности; на международные и внешнеэкономические связи; на предприятия и организации, находящиеся в ведении органов государственной власти субъектов РФ; на дорожную сеть регионального значения; на средства массовой информации субъектов РФ; на обслуживание и погашение долга субъектов; на проведение выборов и референдумов на их территории; на региональные целевые программы; на финансовую помощь местным бюджетам; на осуществление государственных полномочий, передаваемых на муниципальный уровень; на компенсацию дополнительных расходов, возникших в результате принятия органами власти субъектов РФ решений, которые повлекли увеличение бюджетных расходов или уменьшение доходов местных бюджетов, и др.

Исключительно из бюджетов муниципальных образований финансируются расходы на органы местного самоуправления; на формирование муниципальной собственности и управление ею; на учреждения образования, здравоохранения, культуры, физкультуры и спорта, СМИ, находящихся в муниципальной собственности или ведении органов местного самоуправления; на муниципальные органы охраны общественного порядка; на муниципальное жилищно-коммунальное хозяйство; на муниципальное дорожное строительство и содержание дорог местного значения; на благоустройство и озеленение территории, утилизацию и переработку бытовых отходов; на содержание мест захоронения, находящихся в ведении муниципальных органов; на транспортное обслуживание населения и муниципальных учреждений; на целевые программы, принимаемые органами местного самоуправления; на обслуживание и погашение муниципального долга; на целевое дотирование населения; на проведение муниципальных выборов и местных референдумов и др.

Совместно из федерального бюджета, бюджетов субъектов Федерации и муниципальных образований финансируются расходы на государственную поддержку отраслей промышленности (кроме атомной энергетики), строительства и строительной индустрии, сельского хозяйства, автомобильного и речного транспорта, связи и дорожного хозяйства, метрополитенов; на правоохранительную деятельность и противопожарную безопасность; на научно-исследовательские, опытно-конструкторские и проектно-исследовательские работы, обеспечивающие научно-технический прогресс; на социальную защиту населения; на охрану окружающей среды, охрану и воспроизводство природных ресурсов; на предупреждение и ликвидацию последствий чрезвычайных ситуаций и стихийных бедствий; на рыночную инфраструктуру; на развитие федеративных и национальных отношений; на средства массовой информации; на финансовую помощь другим бюджетам и т. д.

В 1998 г. проведена инвентаризация расходных полномочий федерального, регионального и местных бюджетов и регламентирующих их нормативных правовых актов. Согласно Концепции по результатам этой работы в 1999 г. в федеральном законодательстве, а также в договорах и соглашениях с субъектами Федерации должно быть конкретизировано разграничение расходов и бюджетной ответственности органов власти и управления разных уровней. Субъектам РФ рекомендовано, опираясь на федеральное законодательство и соглашения с федеральными органами государственной власти, не позднее 2000 г. законодательно закрепить расходы за их бюджетами и бюджетами муниципальных образований.

Налоговые доходы следующим образом разграничены в Концепции между бюджетами разных уровней:

федеральные налоги - налог на добавленную стоимость, налог на прибыль (доход), налог на доход от капитала, подоходный налог с физических лиц, акцизы на минеральное сырье и на отдельные товары и услуги, таможенная пошлина, налог на дополнительный доход от добычи углеводородов, налог за пользование недрами, сбор за право пользования объектами животного мира, водными, биологическими ресурсами, водный и лесной налоги, налог на воспроизводство минерально-сырьевой базы, экологический налог, государственная пошлина, федеральные лицензионные сборы. Кроме того, федеральным законодательством могут вводиться специальные налоговые режимы в виде вмененного налога, единого налога на предпринимателей, применяющих упрощенную систему налогообложения, учета и отчетности, единого налога на сельхозпредприятия;

региональные налоги (их вправе вводить субъекты Федерации на своей территории) - налог на имущество предприятий и организаций, дорожный и транспортный налоги, налог с продаж, налог на игорный бизнес, региональные лицензионные сборы, налог на недвижимость, заменяющий налог на имущество предприятий и организаций, налог на имущество физических лиц и земельный налог. В федеральном законодательстве предусмотрены нормы, обеспечивающие зачисление основной части поступлений от конкретного налога в местные бюджеты, а также право органов местного самоуправления определять (в пределах законодательно установленных ограничений) налогооблагаемую базу, налоговые ставки и льготы;

местные налоги (их вправе вводить органы местного самоуправления на территории муниципального образования) - земельный налог, налог на имущество физических лиц, налог на наследование и дарение, налог на рекламу, местные лицензионные сборы.

Поступления от отдельных федеральных налогов должны распределяться между федеральным бюджетом и бюджетами субъектов Федерации по единым базовым нормативам, закрепленным в федеральном законодательстве не менее чем на 3 года. Аналогичный срок предусмотрен и для распределения поступлений от федеральных и региональных налогов между бюджетами субъектов Федерации и местными бюджетами на основе базовых (минимальных) нормативов, закрепленных за бюджетами муниципальных образований.

Методики определения финансовой помощи регионам

Через Федеральный фонд финансовой поддержки регионов проходит примерно 16, 5% всех финансовых ресурсов, перераспределяемых между уровнями бюджетной системы. До принятия «Концепции реформирования межбюджетных отношений» его средства распределялись между субъектами РФ не абсолютными суммами, а долями от всех средств, включенных в ФФПР. Только ленивый не критиковал этот способ дотирования регионов. Попытки переработать методику распределения ФФПР в 1996-1997 гг. закончились провалом. Новые методики были настолько запутаны и оторваны от жизни, что в качестве базового варианта при согласительных процедурах в Госдуме использовались пропорции распределения, разработанные еще в 1995 г. В результате размеры финансовой поддержки определялись не столько экономическими, сколько политическими соображениями.

Согласно Концепции в 1998-2001 гг. предстоит перейти к нормативной оценке бюджетных потребностей органов власти и управления разных уровней, соответствующих их расходным полномочиям и ответственности. В 1998 г. разработаны нормативы финансирования расходов на ЖКХ, начальное и общее среднее образование, здравоохранение, государственное управление, выплату пособий семьям, имеющим детей. В 1999 г. должны быть разработаны и утверждены нормативы затрат на финансирование общественного транспорта, правоохранительной деятельности, культуры и другие, необходимые для определения обоснованных бюджетных потребностей субъектов Федерации. С 2000 г. расходы консолидированных бюджетов субъектов Федерации будут полностью оцениваться на нормативной основе. Субъектам рекомендовано не позднее 2001 г. перейти на нормативную оценку потребностей бюджетов муниципальных образований.

Общий объем средств ФФПР будет определяться по утверждаемому законодательством на срок не менее 3 лет нормативу отчислений от налоговых поступлений в федеральный бюджет (за исключением ввозных пошлин) исходя из его возможностей. Часть средств ФФПР может выделяться для дополнительной поддержки высокодотационных регионов на основе единой методики формирования и распределения соответствующих средств федерального бюджета.

Предложена такая схема расчета трансфертов ФФПР.

Первый этап - определяется душевой доход (собственные доходы и отчисления от регулирующих доходных источников), т. е. доходы консолидированного бюджета на душу населения субъекта РФ (по состоянию на 1 января 1998 г.). При расчете трансфертов на 1999 г. за базу дохода региона принимаются согласованные с субъектом РФ показатели, исчисленные исходя из отчетных данных за 1997 г., скорректированные по условиям 1999 г. (изменение налогового и бюджетного законодательства). В дальнейшем при расчетах финансовой помощи субъекту Федерации будут учитываться оценки налогового потенциала территории и уровня его использования. Предстоит разработать методику составления финансовых балансов субъектов Федерации и методику оценки нормативной налогооблагаемой базы (валовых налоговых ресурсов) территорий, а также усовершенствовать методику и порядок расчета валового регионального продукта по субъектам.

Второй этап - определяется индекс бюджетных расходов отдельных регионов или их групп по единой методике (формуле) на основе объективных параметров, позволяющих привести удельные доходы бюджетов субъектов к сопоставимым условиям (прожиточный минимум, бюджетная обеспеченность, соотношение расчетных доходов и расходов и т. д.). После утверждения правительством комплекса бюджетных нормативов для оценки расходных полномочий субъектов Федерации по основным отраслям финансирования расчет индексов бюджетных расходов будет основываться на интегрированном учете этих нормативов.

Индекс бюджетных расходов - отношение обоснованной (нормативной) бюджетной потребности региона (в расчете на душу населения) к средней (минимальной) обоснованной потребности по всем субъектам Федерации. Этот индекс показывает, насколько больше (меньше) необходимо затратить бюджетных средств (в расчете на душу населения) в данном регионе по сравнению со средними или минимальными по России затратами для обеспечения сопоставимого уровня финансирования основных бюджетных расходов.

Бюджетные нормативы будут базироваться на минимальных государственных стандартах и социальных нормативах с учетом реальных возможностей консолидированного бюджета РФ по их финансированию в данном финансовом году. Нормативы будут дифференцироваться по регионам по единой методике с учетом объективно обусловленных географических, природно-климатических и социально-экономических особенностей. Бюджетные нормативы будут использоваться только для расчетов финансовой помощи регионам и не должны предопределять уровень и структуру бюджетных расходов субъектов Федерации.

Третий этап - для каждого субъекта рассчитывается приведенный душевой бюджетный доход. Фактический душевой доход по субъекту РФ в базовом году, скорректированный с учетом условий планируемого года, делится на индекс бюджетных расходов по группе регионов, в которую входит данный субъект.

Четвертый этап - рассчитываются доли регионов в ФФПР и трансферты на основе сопоставления среднедушевых налоговых доходов субъектов Федерации, скорректированных с учетом объективно сложившегося уровня удорожания бюджетных расходов. Расчетные трансферты должны обеспечивать для всех дотационных регионов одинаковое значение скорректированных душевых налоговых доходов. Уровень налоговых доходов субъектов, до которого будет проводиться выравнивание, должен устанавливаться исходя из возможностей федерального бюджета и планируемого объема ФФПР, т. е. трансферты распределяются так, чтобы довести приведенный бюджетный доход на душу населения регионов до максимально возможного при проектируемом объеме ФФПР уровня. На получение трансфертов могут рассчитывать субъекты РФ, среднедушевые налоговые доходы которых не достигают установленного минимального уровня, доля которых в ФФПР, определенная в результате расчетов, оказывается больше нуля.

Расчеты проводятся следующим образом. Сначала среди всех регионов выбирается тот, у которого минимальный приведенный душевой доход, и регион, следующий за ним по этому показателю. Затем определяется сумма недостающих бюджету первого региона средств для доведения его приведенного душевого бюджетного дохода до уровня следующего за ним региона. Эта сумма умножается на индекс бюджетных расходов, рассчитанный ранее для первого региона, и на численность населения этого региона. Полученная величина вычитается из проектируемого объема ФФПР. Таким образом после первой итерации для региона с минимальным приведенным душевым доходом определяется часть трансферта, с учетом которой этот показатель повышается до соответствующего показателя второго региона. В дальнейшем происходит выравнивание по тому же принципу. На каждой итерации добавляется один регион. ФФПР распределяется до тех пор, пока весь не будет исчерпан. Далее определяются доли регионов в ФФПР, которые подлежат утверждению в законе «О федеральном бюджете». Доля региона рассчитывается как отношение финансовой помощи, определенной в результате расчетов, ко всему проектируемому ФФПР.

Принимая во внимание трудности с определением налогового потенциала территорий, некоторые специалисты предлагают первоначально воспользоваться уже апробированным в других странах показателем валового регионального продукта (объем созданных на территории товаров и услуг). Показатели объема ВРП и его величины в расчете на одного жителя региона характеризуют роль данного региона в ВВП России, а также уровень благосостояния его жителей. Госкомстат РФ стал публиковать данные о региональном внутреннем продукте.

От положений Концепции перейдем к перспективам их реализации.

Принятый Бюджетный кодекс содержит экономический механизм, который ставит финансовую помощь регионам в зависимость от показателей, заложенных в федеральном бюджете. Но аналитики обращают внимание на то, что хорошая идея плохо реализована. В частности, в соответствии с БК установлен максимально допустимый дефицит бюджета субъекта РФ на уровне 15% доходов без учета финансовой помощи - чтобы исключить безответственные заимствования регионов. Но, поскольку БК относит к понятию «финансовая помощь» финансирование расходов, передаваемых из бюджетов других уровней, получается, что регион, который будет нести переданные решением правительства дополнительные расходы, должен сократить дефицит своего бюджета пропорционально сумме полученной за них компенсации. Более того, на регион будут распространяться предусмотренные Бюджетным кодексом санкции - ограничения на предоставление гарантий, оплату труда госслужащих, выделение бюджетных кредитов и казначейское исполнение бюджетов.

Новая методика предлагает использовать индекс удорожания бюджетных расходов, который рассчитывается как отношение средневзвешенного прожиточного минимума по данной группе регионов к наименьшему значению средневзвешенного минимума среди всех групп. Некоторые специалисты сомневаются в корректности использования групповых показателей для оценки специфики отдельных регионов (как и в случае определения индивидуального состояния больного по средней температуре его соседей по палате). Видимо, осознавая это, авторы Концепции ввели норму, по которой проводится фактически «ручной» досчет по регионам Крайнего Севера. Однако при использовании прожиточного минимума невозможно отказаться от групповых показателей из-за несовершенства статистической отчетности (прожиточный минимум отдельно по автономным округам и автономным областям не рассчитывается).

Приводится и еще один аргумент против его использования: средства ФФПР выделяются для поддержки региональных бюджетов, а прожиточный минимум может быть удовлетворительным показателем только для расчета потребности в финансовой поддержке физических лиц. Разница принципиальна: для бюджетов особое значение имеет цена на топливно-энергетические ресурсы и транспортные услуги, длительность отопительного сезона, состояние социальной инфраструктуры и т. п. А прожиточный минимум определяется в первую очередь покупательной способностью населения и лишь косвенно зависит от цены на топливо и длительности отопительного сезона. На величине прожиточного минимума практически не отражается важнейший для бюджетов показатель - состояние социальной инфраструктуры.

Поэтому специалисты предлагают вместо прожиточного минимума рассчитывать бюджетную потребность по расходам на территории каждого субъекта РФ. Правда, при этом потребуется обосновывать перспективы развития региона с точки зрения Федерации в целом.

Далеко не все согласны и с тем, что Концепция рекомендует использовать ФФПР для выравнивания душевых бюджетных доходов субъектов Федерации, где они ниже уровня по относительно сравнимым регионам. Оппоненты ссылаются на то, что критерии классификации, которые становятся основой определения величины финансовой поддержки, не могут не быть субъективными. Однако такой подход противоречит здравому смыслу. Например, республики Тыва, Алтай и Хакасия относительно сравнимы, но выравнивание до среднего уровня по этой группе не позволит реализовать минимальные социальные стандарты на их территории.

Аналитики ссылаются на расчеты, которые показывают, что любые классификации (в том числе по уровню дефицита) непригодны для планирования финансовой поддержки, и в свою очередь предлагают использовать нормативы, выработанные для ЖКХ, здравоохранения и образования. Необходимо только рассчитать корректирующие коэффициенты, показывающие, насколько больше (меньше), чем в среднем по России, расходы каждого субъекта РФ на реализацию федеральных стандартов с учетом природно-географических и социально-экономических особенностей региона (отношение обоснованной потребности каждого региона по расходам на ЖКХ, образование и здравоохранение к среднероссийской). По их мнению, это повысит уровень достоверности расчетов, позволит лучше учитывать специфику регионов.

Стимулирование регионов к финансовой самодостаточности

По расчетам Министерства экономики, финансовая самообеспеченность регионов, как правило, не превышает 60%, в 45 регионах собственные финансовые источники (без учета трансфертов) покрывают не менее 70% всех расходов и только в 13 регионах - 85%.

Механизма стимулирования регионов к поиску и увеличению собственных доходных источников для финансирования социальной сферы и достижения финансовой самодостаточности в Концепции нет. Все меры в этой области сводятся к административным действиям (от аудиторских проверок до прекращения финансирования из ФФПР). Так, для обеспечения защиты интересов федерального бюджета и лучшей мобилизации финансовых ресурсов в Концепции предусмотрено, что в случаях нарушения субъектом Федерации установленного законодательством РФ порядка зачисления налогов и иных доходов в федеральный бюджет, а также порядка закупки товаров, оплаты работ и услуг для государственных нужд правительство вправе приостановить финансирование из федерального бюджета федеральных программ, реализуемых на территории субъекта, а также передачу средств по взаимным расчетам, трансфертам, субвенциям, дотациям, бюджетным ссудам и кредитам, выделение средств из фонда льготного кредитования сезонных затрат в сельском хозяйстве и лизингового фонда обеспечения агропромышленного комплекса машиностроительной продукцией, централизованные поставки продукции из государственных ресурсов или прекратить выдачу лицензий на экспорт.

Как показывает опыт, этого явно недостаточно. Хаотичная регламентация федеральными органами власти направлений расходов бюджетов субъектов Федерации чревата конфликтами. В частности, при обсуждении Концепции неоднократно предлагалось сильнее дифференцировать финансовую поддержку (в том числе на детские пособия, ЖКХ, медицинское страхование и пр.). Кроме того, условием выделения финансовой поддержки стало утверждение в Минфине плана финансовой стабилизации региона. Иными словами, под благовидным предлогом восстанавливается советская система постатейной балансировки региональных бюджетов, которой были присущи два существенных недостатка: она не стимулировала реципиентов к более полному использованию собственных возможностей по повышению доходов и требовала огромных средств для своей реализации.

Такое восстановление сейчас может стать экономически и политически гибельным, потому что:

помощь центра (например, по детским пособиям) одному региону и отказ в помощи другому крайне сложно обосновать с точки зрения Конституции;

ограниченность ФФПР не позволяет проводить балансировку по всем статьям, что неизбежно приведет к использованию конфликта в политических целях (например, «центр против общественного транспорта» или «против ветеранов») или даже к судебным спорам (которые, скорее всего, выиграют регионы);

предоставляя подобную помощь, центр де-факто берет на себя часть ответственности за финансирование мероприятий, находящихся в полном ведении региональных и местных властей. Тем самым он оказывается в заведомо проигрышном политическом и экономическом положении.

Специалисты предлагают альтернативу восстановлению неэффективной системы постатейной балансировки бюджетов. Чтобы стимулировать регионы к более полному использованию собственных источников доходов и достижению финансовой самодостаточности, целесообразно выделять трансферты из ФФПР, фиксируя повышенную долю субъектов РФ в федеральных налогах в размере, который позволил бы обеспечить поступление причитающегося им объема поддержки из ФФПР без финансовых потоков из центра. Эта доля должна закрепляться за регионами на несколько лет и не пересматриваться даже при росте или снижении бюджетной потребности субъектов Федерации. Иными словами, при единых для всех регионов ставках расщепления федеральных налогов этот фонд будет финансироваться не через выделение средств из федерального бюджета, а через установление повышенной доли НДС и налога на прибыль, которые подлежат зачислению в региональный бюджет в счет ФФПР.

Предположим, субъекту Федерации намечено выделить 100 млн рублей финансовой поддержки, а в базовом периоде в его бюджет по НДС поступило 400 млн. Тогда фонд мог бы финансироваться следующим образом. Поскольку по закону 75% НДС поступает в федеральный бюджет, 25% - в региональный (300 и 100 млн рублей), финансирование ФФПР в размере 100 млн рублей в данном случае равно 25% поступлений по НДС. Следовательно, на 3-5 лет следует установить, что фактическая пропорция расщепления НДС для данного субъекта Федерации составляет 50: 50 независимо от изменения доходов его бюджета. Через 3-5 лет пропорция распределения ФФПР может измениться и соответственно будут пересмотрены доли федеральных налогов, дополнительно зачисляемые в бюджеты субъектов Федерации в счет финансирования фонда.

Таким образом, регион получил бы значительные стимулы к развитию собственной налоговой базы. Но стимулирующий эффект гарантированно достигается лишь при фиксации предложенного порядка финансирования фонда на 3-5 лет. При ежегодном перераспределении ФФПР субъекты Федерации заинтересованы в занижении доходов своих бюджетов, чтобы получить дополнительную финансовую поддержку. В случае неизменности пропорций распределения фонда на длительный период (сравнимый с периодичностью губернаторских выборов) при финансировании фонда через закрепление повышенных ставок отчислений от федеральных налогов занижение доходов становится невыгодным. В результате недобора налогов не будут выполнены социальные обязательства, что чревато проигрышем на выборах.

Следовательно, территориальные органы власти будут заинтересованы в развитии собственной налоговой базы и ликвидации дотационности. Не центр, а регион будет искать резервы роста доходов, способы реализации социальных стандартов на своей территории и нести ответственность перед избирателями за ошибки при планировании и исполнении региональных бюджетов.

Исполнение законодательства в сфере расходования бюджетных средств

Величина ФФПР в 1994 г. определялась в размере 22% НДС (кроме НДС по импортным товарам), в 1995 г. - 27%, в 1996 г. законом «О федеральном бюджете» было установлено, что фонд формируется за счет 15% (с 1998 г. - 14%) налоговых поступлений в федеральный бюджет за исключением ввозных таможенных пошлин и подоходного налога с физических лиц (до 1997 г. 10% подоходного налога с физических лиц подлежало зачислению в федеральный бюджет).

Допустим, в федеральный бюджет поступило лишь 75% законодательно установленных средств, соответственно каждый субъект Федерации в лучшем случае получит 75% установленного ему уровня. Иными словами, факт законодательного внесения субъекта в число получателей средств ФФПР не означает, что он реально их получит. В 1994-1997 гг. доли субъектов Федерации в ФФПР регулярно не соблюдались. Поэтому руководители региональных финансовых органов вынуждены проводить в Москве даже больше времени, чем на местах, выбивая очередную порцию финансовой поддержки. Так обстоят дела с самой прозрачной частью межбюджетных отношений (ФФПР), еще хуже - со скрытыми от посторонних глаз взаимными расчетами, бюджетными ссудами (фактически превратившимися в дополнительные дотации), средствами внебюджетных фондов (которые формально не относятся к межбюджетным отношениям, но на практике используются для балансирования региональных бюджетов).

Финансовая поддержка, реально выделенная через ФФПР,

% запланированного объема

Регионы

1994 г.

1995 г.

1996 г.

1997 г.

Среднее

за период

РФ в среднем

47, 9

130, 4

60, 0

62, 2

75

Тюменская область

197, 9

116, 9

28, 0

68, 9

103

Республика Алтай

43, 7

144, 8

82, 6

103, 0

94

Республика Адыгея

47, 1

125, 4

69, 2

119, 2

90

Республика Коми

нет

114, 2

94, 4

59, 6

89

Иркутская область

нет

121, 7

нет

50, 0

86

Республика Дагестан

44, 1

174, 2

52, 7

71, 2

86

Кабардино-Балкарская республика

44, 3

129, 2

63, 5

94, 4

83

Ульяновская область

нет

123, 5

70, 8

53, 4

83

Приморский край

нет

117, 7

нет

46, 4

82

Республика Бурятия

51, 6

132, 3

46, 4

97, 4

82

Мурманская область

нет

117, 4

нет

46, 1

82

Ставропольский край

49, 4

143, 3

68, 5

64, 9

82

Орловская область

50, 3

133, 2

55, 0

87, 6

82

Республика Тыва

46, 7

137, 8

71, 1

69, 1

81

Чеченская республика

0, 0

271, 2

53, 5

0, 0

81

Новосибирская область

54, 4

134, 5

67, 7

65, 2

80

Хабаровский край

63, 6

121, 6

74, 1

61, 2

80

Астраханская область

50, 3

138, 3

63, 7

67, 1

80

Белгородская область

нет

105, 5

81, 9

51, 8

80

Чувашская республика

47, 3

139, 6

61, 0

69, 8

79

Томская область

56, 8

128, 0

67, 7

65, 1

79

Пензенская область

47, 8

124, 5

76, 0

69, 1

79

Воронежская область

51, 6

132, 1

62, 5

70, 8

79

Республика Мордовия

53, 3

132, 5

59, 4

70, 8

79

Кемеровская область

55, 2

124, 3

82, 0

54, 4

79

Республика Марий Эл

46, 9

133, 4

63, 0

72, 3

79

Ростовская область

47, 6

140, 0

53, 2

74, 6

79

Новгородская область

47, 3

140, 5

59, 0

68, 5

79

Брянская область

48, 8

127, 8

80, 5

57, 6

79

Омская область

13, 5

123, 2

128, 6

46, 7

78

Республика Калмыкия

44, 3

127, 8

59, 0

80, 0

78

Магаданская область

60, 2

131, 8

60, 4

58, 4

78

Калужская область

49, 9

122, 9

72, 3

64, 6

77

Читинская область

47, 2

123, 5

77, 4

61, 6

77

Владимирская область

49, 3

120, 0

62, 8

77, 0

77

Смоленская область

52, 0

121, 2

61, 0

74, 6

77

Алтайский край

47, 1

138, 2

58, 9

64, 2

77

Ивановская область

49, 6

132, 6

49, 6

76, 4

77

Архангельская область

48, 2

134, 4

81, 8

44, 3

77

Костромская область

49, 7

121, 4

79, 2

56, 3

77

Тверская область

46, 6

122, 5

65, 5

71, 9

77

Тульская область

46, 2

127, 6

70, 1

62, 1

77

Республика Северная Осетия

47, 7

124, 2

67, 3

66, 1

76

Карачаево-Черкесская республика

45, 3

123, 8

54, 0

82, 1

76

Республика Ингушетия

42, 6

131, 8

64, 6

65, 8

76

Псковская область

48, 4

125, 6

68, 3

62, 5

76

Курганская область

54, 9

119, 5

63, 3

66, 8

76

Кировская область

53, 2

120, 2

58, 3

72, 1

76

Пермская область

нет

105, 7

нет

45, 3

75

Амурская область

47, 5

131, 1

46, 7

75, 6

75

Краснодарский край

46, 6

122, 4

53, 6

77, 6

75

Ленинградская область

50, 4

136, 3

44, 2

68, 1

75

Курская область

48, 6

123, 4

63, 3

62, 8

75

Камчатская область

50, 9

123, 2

нет

48, 9

74

Оренбургская область

45, 9

126, 6

71, 1

53, 2

74

Республика Хакасия

50, 9

129, 7

55, 1

59, 8

74

Калининградская область

44, 7

123, 8

44, 0

83, 0

74

Сахалинская область

45, 7

129, 0

56, 0

64, 5

74

Саратовская область

48, 2

123, 9

53, 3

69, 8

74

Волгоградская область

45, 2

108, 9

90, 7

44, 1

72

Челябинская область

нет

94, 4

72, 9

48, 8

72

Рязанская область

нет

91, 5

72, 7

51, 5

72

Московская область

нет

96, 7

нет

47, 0

72

Удмуртская республика

60, 6

140, 8

22, 1

56, 9

70

Вологодская область

нет

117, 9

73, 7

0, 0

64

Республика Саха (Якутия)

нет

117, 2

33, 7

37, 7

63

Республика Карелия

46, 7

65, 2

62, 2

70, 5

61

Нижегородская область

нет

нет

68, 6

50, 7

60

Тамбовская область

50, 4

нет

49, 4

71, 0

57

Санкт-Петербург

нет

нет

47, 5

50, 7

49

Ярославская область

нет

нет

15, 1

70, 7

43

Липецкая область

нет

0, 0

нет

нет

0

Республика Татарстан

0, 0

0, 0

0, 0

0, 0

0

Примечание. «Нет» - субъекты РФ, которым по закону «О федеральном бюджете» на очередной год финансовая поддержка не планировалась.

Не секрет, что решение многих финансовых вопросов больше зависит от текущего взаимодействия федеральных и региональных органов исполнительной власти, чем от установленных законом правил. Скажем, высокая бюджетная обеспеченность Москвы, Самарской и Свердловской областей во многом обусловлена тем, что при командном перераспределении средств между регионами и благодаря близости их руководителей к «кормушке» туда десятилетиями направлялись крупные бюджетные капиталовложения в ущерб Читинской области, Алтайскому краю и другим территориям, у которых теперь низкая бюджетная обеспеченность.

При отсутствии стабильного правового поля в расходовании средств федерального бюджета распространенным способом «выбивания» финансовой поддержки стал политический шантаж в регионах (от забастовок и рельсовой войн до угроз прихода к власти лидеров-экстремистов). Федеральные органы власти засыпаны просьбами о дополнительной финансовой помощи и прогнозами катастрофических политических последствий в случае отказа. В результате принимаются опасные решения, удовлетворяющие экономически необоснованные требования, а реальные нужды регионов отодвигаются на второй план.

К сожалению, Концепция положение не улучшает. Поэтому появляются предложения создать систему безусловного исполнения федерального законодательства, поставить преграды нарушениям в сфере расходования средств федерального бюджета по отдельным направлениям. В частности, применительно к ФФПР, по мнению специалистов, целесообразно установить (указом Президента РФ или постановлением правительства) твердый порядок финансирования фонда в течение года. Он исключал бы финансирование одного региона за первое полугодие, скажем, на 90% запланированной на год суммы, а другого - лишь на 5%. Фактическое финансирование регионов на 20-е число месяца, следующего за отчетным, не должно быть выше или ниже среднероссийского исполнения ФФПР более чем на 5%. Предположим, ФФПР в среднем по России исполнен на 15%. Тогда каждый регион должен быть профинансирован минимум на 14, 25% (на 5% меньше суммы, запланированной в федеральном бюджете) и максимум на 15, 75%.

Необходимость введения 5-процентного ограничения обусловлена тем, что часть ФФПР финансируется путем повышения ставок перечисления НДС, собранного на данной территории, в бюджет субъекта Федерации. Иными словами, если единой для всех регионов ставкой расщепления НДС является деление его в пропорции: 25% - в региональный бюджет, 75% - в федеральный, то при исполнении ФФПР может быть решено, что в федеральный бюджет поступит 60% собранного налога, а дополнительные 15% будут направлены для финансирования ФФПР на территории. В процессе исполнения бюджета мгновенно отреагировать на изменение поступления НДС невозможно, поэтому требуется 5-процентный лаг для выделения средств ФФПР. С другой стороны, Минфин должен выполнить указанное требование лишь к 20-му числу месяца, следующего за отчетным, что даст ему достаточно времени для взаиморасчетов и иных операций по исполнению федерального бюджета.

Высказывается надежда, что такой подход поможет обеспечить верховенство закона в межбюджетных отношениях, без чего даже самая идеальная концепция реформирования межбюджетных отношений не приведет к положительным результатам.

Возможно, будет больше порядка и благодаря Бюджетному кодексу, который принят 12 августа 1998 г. Согласно БК при недофинансировании бюджетополучатель или бюджетник может судиться с Минфином, а при наличии собственной задолженности по налогам требовать проведения взаимозачета. Таким образом, создаются нормальные условия для прекращения бесконечной дискуссии между Госналогслужбой и Минфином, с одной стороны, и РАО «ЕЭС», «Газпромом», с другой, о том, кто кому и сколько должен, кто первый должен заплатить. Благодаря жестким и понятным процедурам межбюджетных отношений и казначейскому исполнению бюджета не придется разводить руками в ответ на наболевший вопрос - где конкретно находятся бюджетные деньги, перечисленные из центра в регионы? Несомненное достоинство Бюджетного кодекса - детально прописанная процедура разработки (Минфин) и утверждения (Госдума) бюджета.

Но не стоит идеализировать документ. В одночасье он не решит ни бюджетные проблемы на федеральном уровне, ни финансовые проблемы в регионах, хотя и создаст общие для всех правила, блокируя ситуацию, когда одному региону достается 200% положенных федеральных дотаций, а другому - в 10 раз меньше.

Оздоровление региональных финансов

Министерство финансов в рамках реализации Концепции к осени 1998 г. подписало соглашения об оздоровлении финансов с администрациями более 80 регионов и не подписало с девятью субъектами - Краснодарским краем и регионами-донорами, которые не пользуются дополнительной поддержкой из федерального бюджета и требуют перераспределения налоговых поступлений. Далее региональные администрации должны заключать аналогичные соглашения с муниципальными образованиями.

По типовому варианту соглашения (в конкретных соглашениях отдельные пункты скорректированы) регионы должны увеличить денежное наполнение бюджета, сократить долю зачетных форм по регулирующим федеральным налогам в 1998 г. и отказаться от них полностью в 1999 г. Кроме того, администрации субъектов Федерации обязались провести реструктуризацию задолженности юридических лиц перед своими бюджетами с предоставлением отсрочки на 4 года по налогам и сборам, на 10 лет - по штрафам и пеням. Условием реструктуризации является своевременное и полное погашение текущих платежей.

Регионы также должны сократить свои бюджетные расходы; привести условия оплаты труда работников бюджетной сферы в соответствие с Единой тарифной сеткой и нормативными актами (т. е. снять необеспеченные региональные льготы и надбавки); привести тарифы ЖКХ в соответствие с федеральными стандартами; установить лимиты по электро- и теплоэнергии для организаций-бюджетополучателей; сократить перекрестное субсидирование по энергетике и транспорту. Есть и другие ограничения - по реализации инвестиционных программ (только после выплаты зарплаты), по поддержке предприятий (нельзя поддерживать должников) и по расходам самих администраций.

«Приманкой» для согласия регионов на столь радикальные меры послужили ответные обязательства центра. Он предоставил регионам, согласившимся на финансовое оздоровление, отсрочку на погашение беспроцентных ссуд по зарплате за 1997 г. (около 13 млрд рублей), а затем за 1998 г. Кроме того, обращения региональных администраций о предоставлении средств из федерального бюджета теперь будут рассматриваться только в случае, если соглашение заключено и выполняется.

Иногда в договоры включалось обязательство центра погасить кредитную задолженность федеральных министерств предприятиям региона. Были предоставлены ссуды на кассовый разрыв, особенно по сельскохозяйственным районам. Некоторым регионам обещана помощь при выплате купонного дохода по областным облигациям. Регионы, особенно прибегавшие к внешним заимствованиям, и сами понимают необходимость оздоровления финансов. Более 60 регионов представили собственные программы финансового оздоровления с конкретным наполнением статей соглашения.

Региону, который не выполнит свои обязательства (свертывание зачетных схем и ликвидация неденежных средств в налоговых поступлениях) и не перечислит средства в федеральный бюджет или не вернет ссуды, грозят санкции (приостановка финансирования из федерального бюджета и отказ в предоставлении дополнительной помощи). В этой связи важен переход на финансирование через Федеральное казначейство. Кроме того, министерство будет проводить аудит исполнения региональных бюджетов.


Описание предмета: «Бюджетное право»

Бюджетное право, совокупность правовых норм, определяющих бюджетное устройство страны и регулирующих общественные отношения по образованию и использованию общегосударственного фонда денежных средств. Бюджетное право — один из важнейших институтов финансового права — регулирует не все отношения, связанные с государственным бюджетом, а только организационно-финансовые, которые складываются главным образом между различными государственными органами.

Нормы бюджетного права делятся на материальные и процессуальные. К первым относятся нормы, определяющие бюджетное устройство (различные виды бюджетов, соотношение между ними, основы формирования их доходов), бюджетные права территориальных единиц; нормы, определяющие состав доходов и направление расходов бюджета, их разграничение между различными звеньями бюджетной системы, последовательность их распределения между отдельными бюджетами. Процессуальные нормы регламентируют порядок составления, рассмотрения, утверждения и исполнения бюджета и отчётности о его исполнении.

Литература

  1. А.Н. Трошин, Т.Ю. Мазурина, В.И. Фомкина. Финансы и кредит. – М.: Инфра-М, 2010. – 416 с.
  2. Финансы. Денежное обращение. Кредит. Учебник. – М.: Финансы, 1997. – 480 с.
  3. В.В. Симонов, С.С. Сулакшин, И.В. Подпорина, М.Ю. Погорелко. Бюджет и налоги в экономической политике России. – М.: Научный эксперт, 2008. – 240 с.
  4. Андрей Копланов, Андрей Юдин. Тайны Большого дома. – СПб.: АСТ, Астрель-СПб, 2007. – 222 с.
  5. В.А. Гуреев, И.В. Селионов. Исполнение судебных актов в отношении государства, муниципальных образований и бюджетных учреждений. – М.: Юнити-Дана, 2011. – 192 с.
  6. В.Д. Газман. Лизинг. Финансирование и секьюритизация. – М.: Высшая Школа Экономики (Государственный Университет), 2011. – 472 с.
  7. А.Н. Трошин, Т.Ю. Мазурина, В.И. Фомкина. Финансы и кредит. – М.: Инфра-М, 2013. – 336 с.
  8. Ярослав Волков. Неявный пенсионный долг. – М.: LAP Lambert Academic Publishing, 2011. – 148 с.
  9. Рысты Берстембаева. Фискальная политика государства и налоговые инструменты её реализации. – М.: LAP Lambert Academic Publishing, 2014. – 160 с.
  10. Людмила Ржаницына und Сергей Рыбальченко. Социальная экспертиза городского бюджета. – М.: LAP Lambert Academic Publishing, 2011. – 156 с.
  11. А.У. Солтаханов und О.И.Сакова. Диверсификация источников финансирования расходов государства. – М.: LAP Lambert Academic Publishing, 2012. – 148 с.
  12. M.Р.Пинская. Гармонизация налоговых отношений в федеративном государстве. – М.: LAP Lambert Academic Publishing, 2012. – 412 с.
  13. Леонид Берлявский. Правовая политика советского государства. – М.: LAP Lambert Academic Publishing, 2011. – 228 с.
  14. Пол Крейт Робертс. Как Америка была потеряна. От 9/11 к полицейскому государству. – М.: Кучково поле, 2016. – 640 с.
  15. И.В. Попова. Финансы, денежное обращение и ипотека. Учебное пособие. – М.: Инфра-М, 2015. – 304 с.
  16. А.Г.Гуринович. Правовое регулирование бюджетного процесса. Учебник. – М.: Юрайт, 2017. – 269 с.
  17. Х.В. Пешкова. Теоретико-правовые основы бюджетного устройства государства. – М.: Инфра-М, 2018. – 316 с.


Образцы работ

Тема и предметТип и объем работы
Финансовая политика государства
Экономика
Курсовая работа
36 стр.
Формирование доходов государственного бюджета
Финансы
Диплом
199 стр.
Формирование доходов государственного бюджета
Государственное и муниципальное управление
Диплом
118 стр.
Элементы налога и их роль в реализации функций налога
Бюджет и бюджетные системы
Другое
90 стр.



Задайте свой вопрос по вашей проблеме

Гладышева Марина Михайловна

marina@studentochka.ru
+7 911 822-56-12
с 9 до 21 ч. по Москве.

Внимание!

Банк рефератов, курсовых и дипломных работ содержит тексты, предназначенные только для ознакомления. Если Вы хотите каким-либо образом использовать указанные материалы, Вам следует обратиться к автору работы. Администрация сайта комментариев к работам, размещенным в банке рефератов, и разрешения на использование текстов целиком или каких-либо их частей не дает.

Мы не являемся авторами данных текстов, не пользуемся ими в своей деятельности и не продаем данные материалы за деньги. Мы принимаем претензии от авторов, чьи работы были добавлены в наш банк рефератов посетителями сайта без указания авторства текстов, и удаляем данные материалы по первому требованию.

Контакты
marina@studentochka.ru
+7 911 822-56-12
с 9 до 21 ч. по Москве.
Поделиться
Мы в социальных сетях
Реклама



Отзывы
Екатерина
Я все посмотрела,большое спасибо! Именно так и просил преподаватель.