Написать рефераты, курсовые и дипломы самостоятельно.  Антиплагиат.
Студенточка.ru: на главную страницу. Написать самостоятельно рефераты, курсовые, дипломы  в кратчайшие сроки
Рефераты, курсовые, дипломные работы студентов: научиться писать  самостоятельно.
Контакты Образцы работ Бесплатные материалы
Консультации Специальности Банк рефератов
Карта сайта Статьи Подбор литературы
Научим писать рефераты, курсовые и дипломы.


Воспользуйтесь формой поиска по сайту, чтобы найти реферат, курсовую или дипломную работу по вашей теме.

Поиск материалов

Таможенная реформа графа П.И. Шувалова

История России

1. Таможенное дело в период царствования Елизаветы Петровны и Петра III. 1741-1762 гг.

Поворот в таможенном деле России произошел в годы царствования Елизаветы Петровны (1741 - 1761). Это было время свержения немецкого режима, систематического покровительства всему национальному. Так, по мнению С. М. Соловьева, историческое значение правления Елизаветы состояло в подготовке к следующей эпохе, а историческая заслуга - в «национальности ее направления».

Политическая воля Елизаветы определялась стремлением восстановить начала внутренней и внешней политики Петра I. Вместе с тем ее правление «не изменило в старых формах управления ни одной существенной черты и не принесло никакой существенной новизны. Законодательная деятельность шла за указаниями жизни, развивалась путем практики и не возвышалась до сознания руководящих норм, потому что у власти не было потребности что либо переделывать и перестраивать. Идеалом был петровский порядок, но. его не всегда достигали и даже не всегда понимали».

Непоследовательность правительственного курса проявилась и в области экономической деятельности: копировалась самая буква, а не дух петровских рецептов. «Государственные монополии, от которых Петр отказался, как от финансовых источников, тормозящих прогресс, вновь расцвели в руках отдельных счастливцев, а тариф 1757 г. явился не исправленным, а усиленным изданием тарифа 1724 г». .

Действительно, под предлогом поощрения промышленности были монополизированы сусальное, кружевное, шляпное, обойное, красочное, мозаичное и некоторые другие производства. Фактически же осуществление подобных мер обусловливалось «личными интересами каких либо влиятельных лиц того времени: вельможи елизаветинскаго царствования нередко делаются представителями или участниками тех предприятий, которым отдается на откуп или в виде монополии та или другая отрасль производства и торговли».

Поощряя внутреннее производство некоторых товаров, например, шелка, в интересах отдельных фабрикантов разрешался беспошлинный импорт необходимого им сырья и других материалов. Иногда облагались высокими пошлинами или совсем запрещались к вывозу из страны изделия обрабатывающей промышленности. Довольно часто стеснялся вывоз за границу сырья, добываемого или производимого в России, с целью не допустить его удорожания внутри страны. Таким образом, именными и сенатскими указами в годы царствования Елизаветы Петровны таможенный тариф 1731 г. довольно часто подвергался различного рода изменениям и дополнениям без «общего пересмотра».

Важнейшим мероприятием в области таможенного дела стала ликвидация таможенных ограничений внутри страны. Русское государство, политическое становление которого произошло в XV - XVI вв., в экономическом отношении оставалось раздробленным на бесчисленное множество отдельных мелких областей, в каждой из которых взимались пошлины с продаваемых и привозимых для продажи товаров.

После смерти Петра I, восстановившего мыты и мытные сборы, купцы стали роптать на то, что по дороге к Петербургу их товары везде останавливают «и требуют от посланных от них прикащиков и работников и извощиков выписей, и с тех выписей берут по гривне и более с выписи, и кои не дают, тех держать с теми товары и турбуют дни по два и более, а иных за неудачу бьют и возы и кипы, и в барках ярусы разбивают и досматривают, и тем своим приметом товары их мнут и тратят безвинно; и во время вешняго каравана ставят заставы, яко бы для досмотра работных людей и их пашпортов, мимо тех городов плывущим судам, те заставщики повсягодно для своих прихотей велят приваливать к берегу от котораго их привала судам чинится не малая трата, мноше барки тем привалом тратят и держат их с теми барками у тех пристаней дни по два и более, от чего претерпевают они не малую обиду и платят работным людям, простой несносной, а паче того удержания, вешняя вода во реках уходит и за тем мноше товары во время не приходят».

Стремясь оградить торговлю от злоупотреблений, правительство перепечатывало прежние указы, «издавало в подкрепление оных новые, но тщетно: нарушения постановлений не прекращались. Они могли исчезнуть только с устранением причин их, то есть самых мытных пошлин, что было славным деянием царствования императрицы Елизаветы Петровны».

кроме «мытов», «перевозов», «мостовщин» и т. п. существовало много других мелочных сборов (с найма извозчиков и плавсредств, с ледокола и водопоя, с продажи товаров, привозимых на торжки и ярмарки, с продажи дегтя, клеймения хомутов и т.д.), что вместе со сложной процедурой досмотра товаров и записи в книгах серьезно стесняло торговлю. Внутренние сборы в середине XVII в. существовали «в 17 различных видах, отчасти сохранившихся со времени Новоторгового устава, отчасти введенных вновь Петром и его преемниками. Сборы эти, особенно тяжело ложившиеся на малоценные товары, взимались откупщиками в большом размере, чем следовало, и приводили - по словам сенатора гр. Петра Шувалова - к тому, что мноше люди подвергались суду и наказанию и народ разорялся».

2. Формирование комиссии.

Дальнейшее стеснение внутренней торговли становилось нетерпимым. Поэтому в 1747г. при Сенате была учреждена специальная комиссия из членов коммерц-коллегии, Берг-мануфактур-коллегии, а также из представителей именитого купечества, которой было поручено составление нового внутреннего тарифа.

Предварительная работа комиссии отличалась основательностью. Ее главное внимание обращалось на выяснение того, «где существуют какие сборы, и какой доход от них получается». Но прежде, чем комиссия закончила подготовительную работу, П. И. Шувалов, фактически возглавлявший правительство Елизаветы Петровны, предложил Сенату смелый проект уничтожения внутренних таможенных поборов. Выходец из простонародья, ставший крупным откупщиком горных заводов, беломорских звериных промыслов и некоторых других предприятий, П. И. Шувалов считал, что прежняя таможенная система не только разоряла народ, но также умножала судебные разбирательства и плодила различные комиссии, обременительные для казны. Изобразив в представленном проекте мноше притеснения и несправедливости, проистекающие от несовершенной организации таможенного дела, он указал и на то, что целовальники собирали более пошлин, чем было определено, «а что они мимо ящиков у себя удержат, того и познать трудно, сколько принесет, «тому и верят». Бюджетную недостачу вследствие отмены внутренних таможенных сборов сенатор предложил возместить путем увеличения внешних экспортно-импортных пошлин и общего подушного сбора.

20 декабря 1753 г. предложения П. И. Шувалова были утверждены указом Елизаветы Петровны «Об уничтожении внутренних таможенных и мелочных сборов». Одновременно ею был утвержден доклад Сената от 18 декабря 1753 г. с тем же названием. В следующем году внутренние таможенные пошлины были отменены на основной территории страны, а в 1755 г. - в Малороссии. Заменившая их единообразная 13%-я «новоположенная» или, «новоположенная прибавочная» таможенная пошлина на границах государства должна была отныне взиматься со всех ввозимых и вывозимых товаров в портовых и пограничных таможнях. Ее высокая ставка «была удачной и выгодной для России, ибо вывозились из России главным образом сырые продукты, за которые платил пошлину иностранный потребитель, а ввозились главным образом предметы роскоши, приобретаемые и оплачиваемые богатыми людьми».

В целях ужесточения борьбы с контрабандой в 1754 г. Сенат учредил на западной границе институт «пограничных таможенных объездчиков». С тем, чтобы заинтересовать объездчиков и других «таможенных служителей» в поимке контрабандистов, было установлено выдавать им четвертую часть конфискованных товаров, а доносчикам - половину товаров, задержанных по их указанию.

В связи с отменой внутренних таможенных границ и переходом к взиманию 13%-й пошлины 1 декабря 1755 г. был принят новый Таможенный устав. Согласно ему российским и иностранным купцам, привозившим в российские порты или таможни из-за границы товары предоставлялась отсрочка в уплате новоположенных или «внутренних» пошлин сроком на один год с момента поступления товара в пакгауз. «И те товары, исчисляя с них внутреннюю пошлину, сколько оных с именованных по таксе, а с неименованных по оценке в платеже быть надлежит, со взятием одной портовой, в данном случае ввозной, из пакгаузов выпускать в гостиные дворы и ряды, и куда кто из российских купцов в отвоз везти пожелает, а в платеже внутренней 13 копеечной пошлины брать у них обязательства с надежными поруками; а буде кто порук дать на захочет, у таких на ту сумму в заклад товаром таким, которой бы от лежания повредиться не мог, усматривая того, чтобы оной взятой под заклад товар стоил и сверх настоящей пошлинной суммы выше 20 процентами; и сверх того брать же обязательства, чтоб они ту пошлину конечно заплатили первую половину в полгода, а другую в год». Половина заклада возвращалась купцу после уплаты первой половины задолженности. Другую он мог получить после уплаты «достальных денег». Если же купец просрочивал уплату внутренней пошлины, то закладные товары подлежали продаже с «публичнаго аукционного торга»; из вырученных денег следовало «подлежащее число пошлины взять в казну, а достальные отдать тому купцу с роспискою».

Целый ряд новых уставных положений развивал таможенное законодательство, исходя не столько из сиюминутных фискальных интересов, сколько из потребностей российской торговли в целом. Отныне иностранные товары, очищенные в российских портах и пограничных таможнях необходимыми пошлинами и сборами, могли затем вывозиться русскими подданными для продажи за границу без уплаты каких-либо дополнительных сборов. Если иностранец ввозил в Россию товары с целью продажи в третьи страны («для отпуска За границы»), то такие товары следовало «взяв надлежащую пошлину, отпускать с аттестатами через другой порт или пограничную таможню, не спрашивая с них как проезжей, так и за отпуск за границу никаких пошлин; а ежели оборотного аттестата на срок в ту таможню, от которой отпуск был, не поставит, то взыскать проезжую пошлину полновесными ефимками по 10 копеек с рубля, и в поставке тех аттестатов брать с них поруки». Одновременно вводилось правило, согласно которому партикулярным людям (частным лицам), кроме купечества, разрешалось иметь при себе в случае выезда за границу «не более 100 червоных, и золотые и серебряные часы, табакерки, шпаги, пряжки и тому подобное для своего единственного употребления, не для продажи» в единственном числе беспошлинно. Излишки подлежали конфискации.

Установлениями главы IV устава «О доносах про утайку от пошлин товаров, и как с оными поступать» поощрялось доносительство людей «всякого чина» об утаенных от пошлин и без таможенного клейма товарах. В случае доносительства к подозреваемому лицу посылали «кого надлежало с понятыми». В случае подтверждения факта контрабанды товар конфисковывался без всякого доследования; хозяина контрабандного товара допрашивали, выясняя маршрут. которым «те товары мимо таможен провезены», или устанавливая таможенных служителей, допустивших послабление служебное преступление, если товары все же минули таможню. Доносителю из тех конфискованных товаров причиталась половина (за вычетом причитающихся с нее таможенных платежей). Другая половина отходила казне. За клевету доносителей, если они были в «рангах» или дворянского звания, подвергали штрафу в 200 руб. Они также должны были возместить «все приключившиеся от того хозяевам убытки». Для остальных предусматривалось наказание кнутом. Лавочникам наказывалось строго следить друг у том и пресекать торговлю неявленными товарами. Обнаруживая в продаже такой товар, староста или очник могли отбирать его в свою пользу, объявляя этом в таможне и уплачивая необходимые пошлины. О всех подобных происшествиях предписывалось сообщать в коммерц-коллегию. купцы и доносители, недовольные производством дел о контрабанде, также могли обратиться в коммерц-коллегию, как в высшую правительственную инстанцию по делам о таможенных нарушениях и преступлениях.

Все конфискованные товары, «подлежащие в казну, если бы оные конфискованы не были, и взысканные штрафы» следовало отсылать в «канцелярию конфискации и оной в контору». Однако в связи с тем, что таможни страны (кроме столичной и кронштадтской) находились на большом расстоянии от Петербурга и Москвы, сенатским указом 1 июля 1757 г. было признано нецелесообразным присылать в канцелярию конфискации и ее контору дешевые и громоздкие товары, перевозка которых была также сопряжена с высокими жадными расходами. повелевалось продавать такие вары на месте («с публичного торгу в тамошних местах от тех таможен»), «учиня наперед в тамошних городах публикации». Вырученные от распродали деньги вместе с дорогими товарами, «кои наймом за провоз отягчены быть не могут», повелевалось направлять по прежнему в столичные города.

3. Новый таможенный тариф.

Перемены в таможенном деле резко актуализировали задачу издания нового таможенного тарифа. Дело том, что новоположенную пошлину предусматривалось взимать российскими «ходячими деньгами». «Ефимочную» же (с привоза и отвоза) согласно тарифу 731 г. продолжали взимать в металлической валюте. Целесообразность такого порядка была очевидна. к тому же в прежний тариф при Елизавете Петровне было внесено немало изменений: в то же время в нем не значились товары, впервые появившиеся на российском рынке после 1731 г. В именном указе императрицы 29 апреля 1757 г. отмечалось, что по прошествии 26 лет после издания тарифа 1731 г. «многие иностранные товары вновь привозятся, а также и российские отвозятся, которых в самом тарифе и не именовано». Ставки пошлин не всегда отвечали своему первоначальному назначению по причине изменения цен на товары. Все это сильно затрудняло работу таможенных чиновников. Важно отметить и то, что тариф 1731 г., исходивший из идеи либерализации внешней торговли, не соответствовал протекционистским настроениям Елизаветы Петровны и ее приближенных, их стремлению оказывать систематическое покровительство всему национальному.

Пересмотром тарифных статей, начиная с 1754 г., занималась особая комиссия, учрежденная при Сенате. Ею была разработана система пошлин, по характеру близкая к установленной тарифом 1724 г. Во многих случаях, мотивом для назначения окладов по новому тарифу служила ссылка на «таможенныя пошлины, установленныя Петром 1».

Утверждение нового таможенного тарифа «для сбора пошлин в портовых и пограничных таможнях» состоялось 29 апреля 1757 г. Согласно ему размер таможенного обложения ввозимых фабрично-заводских товаров устанавливался в зависимости от освоенности их производства в самой России и степени обработки. Так, например, хлопок-сырец облагался пошлиной приблизительно в 4%, хлопок пряденый - 10%, а пряденый крашенный - 15%. Минимальный размер пошлинного оклада повышался с 3 до 5 копеек в валюте. В среднем же экспортно-импортная («портовая ефимочная») пошлина составляла 15 - 20% с цены товара. Помимо нее в портовых и пограничных таможнях взималась еще и «внутренняя» пошлина, размер которой варьировался от 6 до 16% (в среднем 13%) к таможенной стоимости. Товары, облагаемые высокой «ефимочной» пошлиной подлежали и повышенной «внутренней», оплата которой по-прежнему производилась в рублях (вопреки утверждению И. М. Кулишера о том, что в тарифе 1757 г. «ефимочная» пошлина и 13%-я «прибавка» были слиты вместе.

Импортируемые товары подлежали 17, 5 - 25%-й «ефимочной» и 13%-й «внутренней» пошлине. По оценке Лодыженского, это составляло 30 - 33% к их общей стоимости. Уплату внешних платежей по-прежнему следовало производить в иностранной валюте по весьма заниженному курсу. Ефимок, рыночная цена которого составляла в это время 1, 25 рубля, официально «высчитывался» лишь в 50 копеек. Обложение многих товаров составляло 60 - 80% их таможенной стоимости. В их числе преобладали те, «которых довольно изготовлялось тогда в России, или же которыя составляли предмет производства тех фабричных заведений, которыя поощрялись и привилегировались правительством»: волоченое, пряденое золото и серебро, простые сорта железа, несложные металлоизделия, канифоль, селитра, крахмал, скипидарное масло и т.д., грубые сорта полотняных и шерстяных тканей. Важно подчеркнуть, что по тарифу 1757 г. ефимочную пошлину с ввозимых товаров надлежало взимать до помещения товаров в пакгауз.

Отпускные пошлины в основном отличались незначительным размером, который повышался в зависимости от спроса на те или иные сырьевые товары со стороны отечественных фабрикантов и мануфактуристов. С целью поощрения вывоза из страны казенных товаров, они освобождались от 13%-й пошлины. В этом случае лишь с покупателя взималась портовая пошлина и мелочные сборы. Сбор таможенных платежей на южных и восточных границах осуществлялся по особым местным тарифам, которые были значительно ниже европейских.

В общую сумму таможенных платежей помимо пошлин входили мелочные сборы: 1) огневые (1, 75 руб. «со ста платежных ефимков» при уплате портовой пошлины); 2) ластовые (в зависимости от вместимости судна); 3) акциденции (по 4 коп. с каждого платежного ефимка); 4) дополнительные акциденции с русских подданных (по 1 коп. с «платежного рубля» при уплате внутренней пошлины). В пограничных таможнях вместо портовых огневых и ластовых денег было велено собирать «по 2 рубли со ста платежных ефимков».

В практическом отношении тариф 1757 г. оказался весьма неудобным. Пошлины продолжали взиматься как в металлической валюте, так и российскими «ходячими деньгами». Помимо обычной внутренней пошлины, в национальной валюте взималась особая внутренняя пошлина у г. Архангельска «с привозных из всех российских городов товаров» и пошлина «на содержание Ладожского канала при всех портовых и пограничных таможнях». Многочисленность и излишняя детализация статей, согласно которым производилось таможенное оформление однородных товаров, затрудняло применение тарифа. Его высоко-охранительный характер стимулировал контрабандный ввоз.

Одновременно правительство пришло к убеждению о целесообразности передачи таможенного дела России на откуп в частные руки, тем более что в 1757 г. один из директоров Темерниковской компании (в 1755 г. ей была предоставлена монополия на всю черноморскую торговлю), купец Шемякин, ходатайствовал о передаче ему на откуп таможенных сборов по всем границам Российской империи. Записка Шемякина получила поддержку при Дворе и Сенате. С ним был составлен контракт, высочайше одобренный в марте 1758 г. Елизаветой Петровной.

Сенаторским указом 15 мая 1758 г. «Об отдаче на откуп таможенных внутренних и портовых сборов Темерниковской компании директору Шемякину и его товарищам» Никите Шемякину «с товарищи 14-ю человеки, кого он представит» поручалось на шесть лет, начиная с 1758 г., взимать таможенные сборы «согласно с регламентом и тарифом, не притесняя купцов и не требуя с них лишняго», но и не делая этим им произвольных уступок в пошлинах; в видах контроля за этим, откупщики были обязаны вести аккуратно таможенныя книги и представлять в коммерц-коллегию рапорты о привозе и вывозе товаров. За содержание таможен на откупе, компанейщики обязывались уплачивать откупную сумму, размер которой не был обозначен в контракте, а подлежал определению уже во время действия договора: для ее начисления, было положено определить среднее поступление доходов от таможен, за каждый месяц отдельно, в 1755, 1756 и 1767 годах: такую сумму должна была уплатить и компания во время содержания таможен месяц против месяца, вперед, но независимо от этого, Шемякин обязался вносить, в виде прибавки к откупной плате, каждый год по 170 тысяч рублей, из которых 150 тысяч должны были взноситься в комнату ея императорского величества, не употребляясь ни на какие расходы, а двадцать тысяч были назначены на содержание Московского университета». При этом откупщики должны были содержать в исправности материальную часть таможен и выплачивать из собственных средств жалованье всем таможенным служащим. Одновременно им предоставлялось право осуществлять кадровую политику вплоть до замещения «казенных таможенных управителей», как правило, назначавшихся из отставных обер-офицеров свободными лицами любого звания. Никакие правительственные чиновники не могли «никаких рапортов, счетов, ведомостей, и ни чего от компании не требовать также таможенных книг и всякого звания документов никогда, особливо же во время ярманок, бываемых при таможнях, к ревизиям и свидетельствам не брать, и нимало к тому не привлекать, да и до всех таможенных и компанейских дел, дабы в том какого помешательства последовать не могло, ни чем не касаться, за тем, что оные, как выше показано, имеют платить известную сумму, и по заплате за те сборы в казну компаниею, какой прибор будет, от оной неотъемлем, а и недобор платить имеет компания ж из своего капитала». Несмотря на то, что с введением откупа таможенники перестали пользоваться правами государственных чиновников, сам Шемякин был произведен в обер-инспекторы таможен, а его товарищи в директоров. Им также были присвоены звания: Шемякину - майора, а его компаньонам - капитана.

Откуп Шемякина не распространялся на таможни остезейских провинций, исключая те из них, где оформлялись товары, направляемые затем транзитом в великороссийские и малороссийские провинции, а так же на те, которые располагались по азиатской границе, кроме Астраханской, отданной на откуп. В этих таможнях пошлины взимались по особым местным тарифам.

После смерти Елизаветы Петровны откупщики Шемякин и Яковлев били челом новому императору России Петру III (1761 - 1762), добиваясь продления откупного содержания таможенных сборов. Принимая во внимание, что «понеже никакие сборы не приличествуют толико на откупе быть, как таможенные, и во время содержания их на откупе чрез пять лет казне нашей было не малое приращение, и не слышно было жалоб от купечества, из чего казне та прибыль произойдет, что на содержание тех таможен никаких расходов не будет, но оные все в казне останутся», Петр подписал 28 марта 1762 г., указ «Об отдаче обер-инспектору Шемякину и обер-директору Яковлеву всех таможенных государственных сборов на откуп вновь на десять лет, на условиях, от правительства назначенных». Царем было сделано даже больше, чем просили купцы. Если до 1762 г. еще оставались какие-то товары, «с которых пошлина собиралась в казну, а не в откупную сумму», то указом повелевалось «и то им отдать». Откупные условия заключались в том, чтобы 1) пошлину собирать по тарифу 1757 г., 2) откупную сумму вносить «по прошествии каждого месяца, что когда в сборе будет, а во всей годовой откупной сумме делать счет по прошествии каждого года».

Дальнейшее развитие событий показало ошибочность всей затеи масштабного возрождения откупной системы. «коммерц-коллегия усмотрела, что Шемякин, вопреки контракту, не представлял отчетов о ходе торговли и ведомостей о поступлении доходов по таможням, допускал подлоги в таможенных документах и позволял пропускать через таможни разные товары за пошлину, гораздо менее высокую, чем какая была назначена в тарифе, от чего происходил подрыв внутренним фабрикам».

Шемякину пришлось оправдываться от возводимых на него коммерц-коллегией обвинений. Он сетовал, в частности, на то, что таможенным служащим не оказывалось необходимого содействия со стороны направляемых к ним в помощь воинских команд. Он свидетельствовал, что «командиры делают препятствие в сборах, таможенных служителей немилосердно бьют и держат долгое время под караулом, и тайно проезжающих с товарами людей из-за взяток пропускают через границу. От соседних с границею жителей никакой помощи нет, напротив того, сами они по соглашению с поляками и с русскими купцами, собравшись человек по сту и более с ружьями и копьями беспрерывно провозят товары, а удержать их нельзя по причине малочисленности команды на форпостах». Таким образом, Шемякин пытался объяснить, что условия, в которые он был поставлен, препятствовали выполнению принятых им на себя обязательств.

В другой раз он оправдывался тем, что действовал при крайне неблагоприятных обстоятельствах. Он, в частности, обращал внимание на прямые потери компании в связи с воровством прежних таможенных чиновников, которые, из опасения быть уволенными, поспешили воспользоваться медлительностью властей при утверждении откупного контракта. «Очевидно, говорил Шемякин, что таможенные служители, зная, что их ожидаети скорая замена новыми лицами по произволу отупщика, не много заботились об его интересах и спешили поживиться хоть в последнее время перед выходом из службы». По его словам недоимки от этого составили мноше тысячи рублей. Именно в это время в страну беспошлинно или с малой пошлиной было ввезено товаров больше прежнего, что привело к падению покупательского спроса на импортные товары. Большой ущерб интересам компании причинил пожар в Петербурге 1761 г., истребивший огромные запасы пеньки, льна, масла, сала и других товаров, предназначавшихся к вывозу, и приведший к дезорганизации всей внешней торговли.

Все эти и другие оправдания Шемякина не принимались во внимание. контракт с компанией был досрочно расторгнут. Вышло распоряжение о взыскании с «компанейщиков» задолженности. Сам Шемякин, осужденный к тюремному заключению, был освобожден по особому распоряжению Екатерины II.

26 августа 1762 г. вышел указ Сената «О принятии в казенное ведомство всех портовых таможенных сборов и об определении к оным смотрителя», одобренный за несколько дней до этого Екатериной II. Смотрителем над всеми таможенными сборами назначался статский советник Алексей Яковлев, а его помощниками - надворный советник Николай Самойлов и ярославский фабрикант Иван Затрапезный. Всем сотрудникам Шемякинской компании было предложено остаться в прежних должностях. Их обнадежили тем, что «если они по должностям своим верно и радетельно в сборе пошлинном поступать станут, то не только каждый из них все то получит, что ему от откупщиков следовало, но и достойное дополнительное вознаграждение «по мере радения».

При этом следует обратить внимание на 3-й пункт указа, из которого следовало, что Екатерина II в это время еще не отказалась от идеи откупного содержания таможенных сборов; она даже намеревалась «все портовых и пограничных таможен сборы в содержание отдать надежной капиталистой компании, составляющей знатное число людей, не более как лет на шесть».

Затем этим вопросом занималась комиссия о коммерции, учрежденная Екатериной II в 1763 г. во главе с Яковом Шаховским. Собранные ею материалы «ясно показали несостоятельность откупной системы в таможенном деле». Член комиссии Теплов обращал, в частности, внимание на то, что откупщики, заинтересованные лишь в том, чтобы «выбрать побольше денег с каждой таможни», постоянно допускали произвол в определении размеров пошлинного обложения и систематически занижали их (ради увеличения общей суммы сборов); вследствие этого в страну ввозилось чрезмерно много иностранных изделий, что подрывало ее внутреннее производство и нарушало баланс коммерции. Эти и другие аргументы настроили императрицу решительно против откупной системы.

Период конца 50-х - начала 60-х гг. замечателен еще и тем, что мноше важные установления в области таможенного дела вводились тогда императорскими и сенатскими указами, как бы в дополнение и таможенному тарифу 1757 г. и Таможенному уставу 1755г. Так, с целью выравнивания условий внешней торговли тариф 1757 г. предусматривал «у города Архангельскаго со всех родящихся в оном городе и уезде товаров за отпуск за море брать пошлину равную как при Санкт Петербургском и прочих портах». В именном указе Петра III от 28 марта 1762 г. отмечался факт полного исчезновения причин, по которым «торг от города Архангельскаго возвышением пошлин и запрещением некоторых товаров весьма отягощен» и одновременно содержалось повеление «тамошний порт всеми теми преимуществами и выгодностьми снабдить, какими здешний пользуется, и всяких товаров привоз и отпуск беспрепятственно позволить, с равною противу здешнего и прочих портов свободою и пошлиною».

Всецело поддерживая узаконение о взимании с товаров, отправляемых на российских судах, пошлин в меньшем размере, Петр III обращал внимание на малочисленность российских кораблей и высказывал опасение, что «могут одним именем здешних купцом иностранные воспользоваться». Поэтому повелевалось пошлину собирать в уменьшенном размере только с тех товаров, кои отвозиться будут и привозиться на кораблях, действительно в России построенных, на которых весь российский такелаж и, по меньшей мере, половина российского экипажа».

Сенатским указом от 15 мая 1758 г. воинским командирам запрещалось произвольно досматривать и распечатывать коммерческие грузы, уже досмотренные таможней, запечатанные таможенной печатью и обеспеченные соответствующим ярлыком. Лишь в том случае, если у командиров на форпостах были веские причины (донос) считать, что в запечатанных товарах сокрыты какие-либо запрещенные товары, им разрешалось те товары и «с теми доносители возвращать к тем таможням, и при таможенных управителях и доносителях оные распечатывать и пересматривать: и ежели что явится запрещенного, то в конфисковании оных поступать по указам». к большому пресечению контрабандного ввоза и вывоза Петром III повелевалось «всех проезжающих из-за границы и за границу, и кто бы какого чина и звания не был, одним словом, никого не исключая, как морем, так и сухим путем осматривать, кроме письменных пакетов и самых писем, и в том отнюдь ни малейшего сопротивления не чинить, под лишением чести, а естли кто с потаенными и неявленными товарами пойман будет, у таковых конфискованные товары, выключая часть доносителю, взяв, отдавать таможенных сборов содержателям».

Именным указом императора Сенату 9 января 1762 г. «О дозволении к находящимся в Санкт-Петербурге иностранным Послам, Министрам, Резидентам и Поверенным в делах привозить товары беспошлинно и на определенную сумму денег, только один раз, в прочее же время должны их товары подвергаться взысканию пошлин на общем основании по Тарифу» дипломатам различных рангов разрешалось привозить для своего обихода в первый раз беспошлинно: послам - на 4000 рублей; посланникам и полномочным министрам на 2000 рублей; резидентам - на 1000 рублей; поверенным в делах - 500 рублей.

4. «Об уничтожении внутренних таможенных и мелочных сборов».

Указ императрицы Елизаветы Петровны. 1753 г.

10. 164. - Декабря 20. Именный. - Об уничтожении внутреннихъ тамоменыхъ и мелочныхъ сборовъ. - Съ приложением Высочайше утвержденнаго доклада Сената по сему предмету.

Объявляемъ во всенародное извъстiе. Благополучiе и силу Государства и народа умножать и возстановлять, Наше удовольствiе и желаше о томъ всегдашнее попечете имъя, разными способы по многимъ матерiямъ со времени возшествiя Нашего на Прародительски и Родителей Нашихъ Престолъ возобновлять не оставили; отъ чего Богу, спомоществуюшему Намъ, благо дареше. Государство въ цветущую силу и славу возрастаете народъ, темъ пользуяся, въ лучшее состояше приходить началъ; между прочимъ Всемилостивъйше усмотръли, катя отъ сборщиковъ внутрь Государства таможенныхъ пошлинъ происходять отягошеюя подверженным» къ платежу оныхъ, хотя они безъ наказашя по изслъдоваши не оставляются, но пресъвчетя не видно, а всегдашшя приметки, грабительство и воровство, а отъ того слъдствш коммисш такъ умножаются, что учрежденнымъ мъстамъ для расправь и судовъ настояшихъ дълъ теченiе пресъкаютъ, купечеству жъ помешательство въ торгахъ, перебойка товаровъ и прочiе убытки слъдуютъ; то какъ для сего, а особливо, дабы народъ въ лучшее состояше и силу предъ нынъшнимъ привести, положенной въ подушной окладъ, и какъ оной, такъ и всякаго звашя людей, который слъдующимъ платежамъ подвергнуть, изъ Нашей Императорской милости къ народу и любви отечеству, върноподданныхъ Нашихъ Всемилостивъйше жалуемъ и освобождаемъ отъ платежа внутри Государства таможенныхъ и мелочныхъ сборовъ, то есть: 1. Таможенныхъ съ товаровъ, съ хлъба и со всякихъ съестныхъ припасовъ, съ съна и съ дровъ и съ прочаго, что въ Москвъ въ большую, номерную и мытенную, такожъ и въ другихъ городахъ въ Таможни сбиралось (кромъ конскихь пошлинъ); 2. съ найма извошиковъ и съ плавныхъ судовъ десятой доли, и съ извозу; 3. съ клейменiя хомутовъ; 4. съ мостовъ и перевозовъ (кромъ Санктпетербурга); 5. вмъсто валешныхъ подымныхъ; 6. съ подпалыхъ и палыхъ лошадиныхъ и яловичныхъ кожъ и съ скотины; 7. привальныхъ и отвальныхъ; 8. съ Яицкой рыбы десятаго сбора; 9. кан-целярскихъ мелочныхъ; 10. съ ледоколу и съ водопою; 11. съ четвериковъ помърныхъ; 12. съ продажи дегтя; 13. съ въсовъ въсчихъ товаровъ; 14. съ каменнаго жерноваго промысла я горчетаой глины; 15. Съ проъзжихь грамотъ печатныхъ, которыя сбираются въ казанской Таможяъ съ проъзжихъ торговыхъ людей при объявленш выписей; 16. вычетныхъ у винныхъ подрядчиковъ и у объявителей за домовыми расходы недонимаемыхъ по вьписямъ Таможеншыхъ пошлинъ; 17. съ таможеннаго письма. какое же облегчете изъ сего Всемилостивъйшаго Нашего установлеюя верноподданному Нашему народу, следующему къ платежу вышеимеиованныхъ сборовъ, произойдетъ отъ разныхъ при оныхъ бываемыхъ слу-чаевъ, и притомъ какъ велико число сбираемыхъ съ нихъ до сего денегъ, которое не въ одномъ, но болъе въ милiонахъ состояло, положеннымъ въ подушной окладъ останется; сколько жъ по онымъ сборамъ доносов», а по иихъ продолжительныхъ слъдствiевъ въ Государства было и есть, по которымъ безчисленное истязанiе, гибель людей и разореше домовъ происходило, какъ отъ правыхъ, такь и ложныхъ доносовъ, что симъ въ пресъченiи Таможенъ конепъ свой возметъ, ибо тотъ случай, по которому оное происходило, искореняется; чего ради Всемилостиввйше повелеваемъ: всъ Таможни, имъющiяся внутри Государства (кромъ портовыхъ и пограничньтхъ) уничтожить, и какъ имъ не быть, такъ и вышеписаннаго сбора не сбирать, а ту сумму сбирать въ портовыхъ и пограничныхъ Таможняхъ, съ привознаго и отвознаго товара внутренiя пошлины единственно по 13 копъекъ съ каждаго рубля, болъе жъ сего съ того товара, съ которого вышеписанное возмется, внутренней нигде не брать, которую какъ иностранные и Россiйскiе купцы съ привоз-ныхъ, такъ подданные Наши съ отвозньгхъ товаровъ платить имеютъ, ибо подданные Наши Россiйскiе купцы, внутри Государства Нашего всяюе товары продавать и покупать будутъ безпошлинно, которой пошлины съ одного товара съ продажи и съ покупки въ одинъ рядъ бываетъ въ платежи по гривн съ рубля, а съ перепродажи одинъ другому сверхъ того пошлину жъ платили, и тако съ одного товара тройная пошлина и болъе въ платежъ бываетъ, а ньне тъ Наши подданные купыы отъ того всего уже будутъ свободны, а только той внутренней пошлины, какъ выше сего явствуетъ, платить будутъ въ однъхъ портовыхъ и пограничныхъ Таможняхъ, противъ прежняго при портахъ внутренняго платежа, 5 копъекъ, съ прибавкою токмо по 8 копъекъ съ рубля; также и иностранные купцы отъ платежа той внутренней пошлины излишняго убытка пре-терпъть не могутъ, ибо они тъ свои товары продавать будутъ Россiйскимъ купцамъ, не инако, какъ съ прiумножеюемъ той пошлины. кто жъ изъ Нашихъ Россiйскихъ подданныхъ купцовъ о поставки къ портамъ товаровъ до ньшвшняго новаго учреждетя съ иностранными купцами контракты заключили, темъ быть въ своей силе, токмо по сему учрежденiю при портахъ и пограничныхъ Таможняхъ съ техъ товаровъ прежнее положенiе внутренней пошлины платить темъ, кто контрактомъ обязался, а къ тому вновь прибавочную 8 копъеекъ съ рубля платить Нашимъ подданнымъ, а не иностраннымъ, въ разсужденш последующей имъ изъ того пользы; буде же прежняго положешя пошлину кому платить въ контрактахъ заключенныхъ не написано, то и оная остается въ платежъ со стороны подданныхъ Нашихъ; положенныя жъ платежемъ съ привозу и отвозу товаровъ по Тарифу портовыя ефимочныя пошлины остаются впредь до указа на прежнемъ основами. И сей Нашего Императорскаго Величества указъ действо свое взять имъетъ будущаго 1754 года Апреля съ 1 дня, къ которому времени стараться всъ таможеиныя выписи платежемъ очистить, а между темъ Сенату Все-милостивъйше поведали потребныя учрежденiя къ тому времени сделать, которыя тогда и публикуются.

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ:

1. Основы таможенного дела. Учебное пособие. Выпуск 1. «Развитие таможенного дела в России». М., 1996г.

2. «История таможни государства Российского. 907 - 1995». Кисловский Ю. Г., М., 1995г.

3. «Таможенное дело в России. X - начало XX вв». С-Петербург., 1995 г.


Описание предмета: «История России»

История России - это наука изучающая конкретные, ограниченные определенными пространственно-временными рамками закономерности общественного развития, связанные с деятельностью людей в России

Образцы работ

Тема и предметТип и объем работы
Денежные реформы, их сущность и виды
Финансы и кредит
Курсовая работа
30 стр.
Роль таможенных органов в реализации российских инвестиционных проектов
Государственное и муниципальное управление
Курсовая работа
47 стр.
Таможенная политика
Государственное и муниципальное управление
Курсовая работа
46 стр.
Таможенная политика РФ
Государственное и муниципальное управление
Диплом
72 стр.



Задайте свой вопрос по вашей проблеме

Гладышева Марина Михайловна

marina@studentochka.ru
+7 911 822-56-12
с 9 до 21 ч. по Москве.

Внимание!

Банк рефератов, курсовых и дипломных работ содержит тексты, предназначенные только для ознакомления. Если Вы хотите каким-либо образом использовать указанные материалы, Вам следует обратиться к автору работы. Администрация сайта комментариев к работам, размещенным в банке рефератов, и разрешения на использование текстов целиком или каких-либо их частей не дает.

Мы не являемся авторами данных текстов, не пользуемся ими в своей деятельности и не продаем данные материалы за деньги. Мы принимаем претензии от авторов, чьи работы были добавлены в наш банк рефератов посетителями сайта без указания авторства текстов, и удаляем данные материалы по первому требованию.

Контакты
marina@studentochka.ru
+7 911 822-56-12
с 9 до 21 ч. по Москве.
Поделиться
Мы в социальных сетях
Реклама



Отзывы
Света
Я вчера сдала диплом после вашего сопровождения на проверку,она (преподователь) при мне все пересмотрела и одобрила! (Сказала, что диплом очень хороший ). Спасибо Вам огромное, вы не представляете как вы мне помогли!!!Я Вам очень благодарна!!!