Написать рефераты, курсовые и дипломы самостоятельно.  Антиплагиат.
Студенточка.ru: на главную страницу. Написать самостоятельно рефераты, курсовые, дипломы  в кратчайшие сроки
Рефераты, курсовые, дипломные работы студентов: научиться писать  самостоятельно.
Контакты Образцы работ Бесплатные материалы
Консультации Специальности Банк рефератов
Карта сайта Статьи Подбор литературы
Научим писать рефераты, курсовые и дипломы.


Воспользуйтесь формой поиска по сайту, чтобы найти реферат, курсовую или дипломную работу по вашей теме.

Поиск материалов

Прокурорский надзор за оперативно-розыскной деятельностью

Прокурорский надзор

Введение

Конституция Российской Федерации, утверждая права и свободы человека, гражданский мир и согласие, обязывает правоохранительные органы направлять главные усилия на соблюдение и защиту прав и свобод человека и гражданина. Прокуратура призвала решительно пресекать всякие проявления беззакония, неукоснительно стоять на страже законности.

За последние годы в России приняты законы и другие нормативные акты, существенно изменившие реализацию правоохранительных функций государства и условия надзора за их исполнением. Прежде всего это касается оперативно-розыскной деятельности (ОРД), впервые законодательно признанной в качестве самостоятельного предмета правового регулирования. Традиционно правовое регулирование ОРД отождествлялось с правовым регулированием дознания.

Новые законодательные акты установили, что оперативно-розыскную деятельность могут проводить службы внешней разведки, оперативные подразделения Главного управления охраны Российской Федерации, т. е. структуры, не являющиеся органами дознания. Негласные операции могут проводить подразделения ФАПСИ (Федерального агентства правительственной связи и информации). Появилось новое понятие - органы, осуществляющие оперативно- розыскную деятельность. Часть ОРД включена в рыночные отношения. Закон «О частной детективной и охранной деятельности» разрешает детективом проведение сыска, что является видом ОРД. В связи с принятыми законами оперативно-розыскная деятельность изменяется не только по числу субъектов ОРД, но и качественно. В ней появляются новые, признанные законом направления - обеспечение безопасности органов власти и высших должностных лиц, собственная защита органов, ведущих оперативно-розыскную деятельность, борьба с уклонением от уплаты налогов, нарушением таможенных правил. Изменяется территориальный аспект распространения ОРД. Если раньше только органы внутренних дел и государственной безопасности имели в структуре городские, районные и вышестоящие территориальные подразделения, то потом к ним прибавились органы Главного управления налоговых расследований, государственной налоговой службы.

В юридической литературе фактически нет работ по проблемам прокурорского надзора за оперативно-розыскной деятельностью. Объясняется это тем, что в законодательстве до сравнительно недавнего времени отсутствовали прямые указания относительно задач функций и полномочий органов прокуратуры по надзору за оперативно-розыскной деятельностью.

В связи с принятием Федеральных законов «О прокуратуре Российской Федерации» и «Об оперативно-розыскной деятельности» перед органами прокуратуры поставлена задача осуществления постоянного и непрерывного прокурорского надзора за оперативно-розыскной деятельностью.

Проблемы прокурорского надзора за исполнением законов органами, осуществляющими оперативно-розыскную деятельность остаются спорными и в современной науке. Основные из них:

определение объектов прокурорского надзора в оперативно-розыскной деятельности;

концептуальные расхождения в законах и проблемы прокурорского надзора;

направления совершенствования правового регулирования надзора прокурора за осуществлением ОРД;

политика - правовые и информационные основы надзора за ОРД и их исторический аспект.

Исследование этих и других вопросов требует от ученых решения данных проблем, имеющих не только теоретическое, но и практическое значение.

В данной дипломной работе предпринята попытка дать оценку как позитивных, так и негативных элементов современного состояния проблем прокурорского надзора за оперативно-розыскной деятельностью.

Предметом исследования, проведенного в работе, являются основные положения оперативно-розыскной деятельности, задачи, цели, формы осуществления и основные проблемы прокурорского надзора за оперативно-розыскной деятельностью, а также условия и способы применения закона, регламентирующего прокурорский надзор в данной сфере, на практике.

Цель работы состоит в выявлении и решении наиболее значимых теоретических и практических проблем прокурорского надзора за исполнением законов органами, осуществляющими оперативно-розыскную деятельность, возможности усиления надзора прокуратуры за осуществлением этого важного, сложного и противоречивого вида правоохранительной деятельности.

Выводы по проблемам прокурорского надзора за исполнением законов излагались в трудах таких ученых как Гинзбург А. Я., Гуценко Г. Ф., Доля Е. А., Сурков К. В., Шумилов А. Ю. и других.

Структура и содержание работы обусловлены целями исследований. Дипломная работа состоит из 3-х глав, объединяющих 6 параграфов.

Поскольку прокурорский надзор за исполнением законов органами, осуществляющими оперативно-розыскную деятельность, действующим законодательством отнесен к способам обеспечения оперативно-розыскных мероприятий, то в главе 1 дипломной работы предпринята попытка дать ответ на вопрос: обладает ли прокурорский надзор за оперативно-розыскной деятельностью всеми признаками определенными законом по проведению и обеспечению оперативно-розыскных мероприятий в полном объеме?

Во второй главе определены органы, осуществляющие оперативно-розыскную деятельность, их права и обязанности, а также анализ результатов оперативно-розыскной деятельности в уголовном деле.

В третьей главе сделана попытка дать анализ по организации и осуществлению прокурорского надзора за исполнением законов в оперативно-розыскной деятельности, его форм и методов по предупреждению и устранению нарушений законодательства в этой сфере.

В заключении дается краткий итог разработки темы и возникших проблем прокурорского надзора за исполнением законов органами, осуществляющими оперативно-розыскную деятельность, а также предложения, направленные на совершенствование правовых отношений, в должной мере не урегулированных действующим Федеральным законом.

Глава I. Сущность прокурорского надзора за оперативно-розыскной деятельностью.

Понятие и сущность оперативно-розыскной деятельности.

Оперативно-розыскная деятельность (ОРД) занимает важное место в системе мер борьбы с преступностью. До недавнего времени эта деятельность была строго засекречена. Только 13 марта 1992 г. впервые был принят закон «Об оперативно-розыскной деятельности в Российской Федерации», который урегулировал важнейшие положения ОРД: понятие, задачи, принципы, соблюдение прав и свобод личности в ОРД, виды оперативно-розыскных мероприятий, основания и условия их проведения, органы, осуществляющие такую деятельность, их права и обязанности, использование результатов ОРД.

Принятый закон легитимировал одну из «вечных» функций государства - деятельность, с одной стороны, по предупреждению, выявлению и пресечению преступлений с помощью специальных сил и средств, а с другой - по обеспечению безопасности личности, общества и государства, опять-таки с использованием негласных возможностей.

Как на фотонегативе, проявился ранее невидимый пласт достаточно самостоятельной общественно-полезной деятельности правоохранительных органов и специальных служб, о которой совсем недавно многие граждане вообще ничего не знали или только смутно догадывались. И вдруг, как по мановению волшебной палочки широкая общественность была поставлена перед тем фактом, что в соответствии с российским законом допускается оперативная (тайная) проверка отдельных граждан, вторжение в личную жизнь, ограничение ряда Конституционных прав. Причем осуществляется все это не в рамках уголовно-процессуальной деятельности, а на так называемом предварительном ее этапе - в оперативно-розыскной работе.

Позднее, 12 августа 1995 г., был принят новый закон «Об оперативно-розыскной деятельности». Он, сохранив концептуальные идеи закона 1992 года, предусмотрел ряд новых положений, в частности возможность ограничения конституционных прав и свобод граждан только на основании судебного решения, основания и порядок судебного рассмотрения материалов об ограничении конституционных прав и свобод граждан, информационное обеспечение и документирование ОРД, защиту сведений об органах, осуществляющих ОРД.

Следует заметить, что зарубежному праву известен и другой путь законодательного регулирования оперативно-розыскной деятельности. В ФРГ, например, нет специального закона об ОРД. Виды оперативно-розыскных мероприятий, основания и условия их проведения, судебный контроль урегулированы в Германском уголовно-процессуальном кодексе. Разумеется, такое решение проблемы допустимо, хотя и бесспорно. Природа оперативно-розыскной и уголовно-процессуальной деятельности различна. Поэтому вряд ли целесообразно регулирование в уголовно-процессуальном законе этих двух различных видов правоохранительной деятельности

По сравнению с другими видами правоохранительной деятельности ОРД отличается большим своеобразием и довольно противоречиво. Именно поэтому важно прежде всего выяснить природу ОРД, ее понятие.

В соответствии со статьей 1. закона «Об оперативно-розыскной деятельности» оперативно-розыскная деятельность представляет собой вид деятельности, которая осуществляется гласно и негласно уполномоченными на то законом органами посредством проведения оперативно-розыскных мероприятий с целью защиты жизни и здоровья, прав и свобод человека и гражданина, собственности, обеспечения безопасности общества и государства от преступных посягательств. В этом определении уже содержится указания на основные признаки ОРД, но они требуют своего исследования и объяснения.

Можно согласиться с мнением о том, что ОРД - это разновидность социально-полезной человеческой деятельности, труда. В данном случае важно подчеркнуть гносеологическую природу такой деятельности. С общеметодологической точки зрения ОРД является познавательной, исследовательской деятельностью прикладного характера. В принципе она аналогична деятельности в различных областях человеческого познания. Своеобразие каждой из них состоит в методах, средствах, предмете, характере информации, видах принимаемых решений. При общей гносеологической природе ОРД выделяется своей неординарностью.

Оперативно-розыскная деятельность - вид юридической деятельности, т. е. часть опосредованной правом государственно - властной деятельности компетентных государственных органов, нацеленной на выполнение социально полезных задач и функций.

Наконец, оперативно-розыскная деятельность - разновидность деятельности государства. Только Российская Федерация в лице высших органов законодательной, исполнительной и судебной власти (в пределах компетенции) может наделять право осуществления оперативно-розыскной деятельности каких-либо субъектов, возлагать на них определенные обязанности и осуществлять контроль за реализацией норм Федерального закона в оперативно-розыскной деятельности.

Оперативно-розыскную деятельность следует отличать от смежных и частично совпадающих с ней видов юридической деятельности. В первую очередь это относится к ее соотношению с уголовно-процессуальной деятельностью.

Несмотря на то, что оперативно-розыскная и уголовно-процессуальная деятельность тесно связаны между собой (наличие общей цели - защиты от преступных посягательств, а также ряда единых задач - в частности, предупреждения преступлений и быстрого их раскрытия), они не тождественны. Имеются существенные отличия первой от второй. Так, оперативно-розыскная деятельность осуществляется оперативными подразделениями государственных органов, перечисленных в ст. 13 Федерального закона, а уголовно-процессуальная - исключительно субъектами, указанными в уголовно-процессуальном законе (органами предварительного расследования, прокуратурой и судом). Оперативно-розыскная деятельность проводится в порядке, изложенном, как правило, в секретных ведомственных нормативных правовых актах, а уголовно-процессуальная деятельность - в порядке, предусмотренном УПК РСФСР. В оперативно-розыскной деятельности их применение недопустимо. Кроме того, одним из последствий уголовно-процессуальной деятельности может стать привлечение виновного в совершении общественно опасного деяния к наказанию. Наступление такого правового последствия в оперативно-розыскной деятельности исключается в силу положения, содержащегося в ч. 1 ст. 5 Федерального закона.

В соответствии с Законом Российской Федерации от 11 марта 1992г. «О частной детективной и охранной деятельности в Российской Федерации» под частной детективной (сыскной) деятельностью понимается оказание на возмездной договорной основе услуг физическим и юридическим лицам предприятиями (частными детективами) в целях защиты законных прав и интересов клиентов. Причем на лиц, осуществляющих частную детективную деятельность, действие законов, закрепляющих правовой статус работников правоохранительных органов, не распространяется. Кроме того, частные детективы не вправе осуществлять оперативно-розыскные действия, отнесенные законом исключительно к компетенции органов дознания.

Таким образом, основные отличия оперативно-розыскной деятельности от частной детективной (сыскной) состоят в следующем:

оперативно-розыскная деятельность осуществляется исключительно государственными органами, а сыскная - негосударственными организациями и частными лицами;

целью оперативно-розыскной деятельности является защита жизни, здоровья, прав и свобод личности, собственности, безопасности общества и государства от общественно опасных противоправных деяний лиц, а частной детективной - получение прибыли посредством совершения действий по защите законных прав и интересов своих клиентов.

Согласно ч. 1 ст. 8 Федерального закона «Об органах федеральной службы безопасности в Российской Федерации» ФСБ России и некоторые другие российские спецслужбы правомочны проводить контрразведывательную деятельность. Законодатель определил ее как деятельность органов федеральной службы безопасности в пределах своих полномочий по выявлению, предупреждению, пресечению разведывательной и иной деятельности специальных служб и организаций иностранных государств, а также отдельных лиц, направленной на нанесение ущерба безопасности России (ст. 9). Эта деятельность является разновидностью служебной деятельности ряда спецслужб России (ФСБ России, СВР России, ФАПСИ при Президенте России и некоторых других), а ее суть заключается в противодействии разведывательно-подрывной деятельности специальных служб иностранных государств, иностранных организаций и их представителей (как правило, конспиративными средствами и приемами) с целью обеспечения безопасности России.

Основные отличия оперативно-розыскной деятельности от контрразведывательной состоят в следующем:

целью первой является защита человека, общества и государства от преступных посягательств, а второй - обеспечение безопасности России посредством противодействия разведывательно-подрывной и иной деятельности, проводимой иностранными спецслужбами и организациями в ущерб ее жизненно важным интересам;

круг субъектов, осуществляющих оперативно-розыскную деятельность (см. ст. 13), гораздо шире круга государственных органов, проводящих контрразведывательную работу;

общие правила оперативно-розыскной деятельности изложены в нормах Закона «Об оперативно-розыскной деятельности», а контрразведывательной - в Федеральном законе об органах федеральной службы безопасности.

Вместе с тем, между оперативно-розыскной и контрразведывательной деятельность много общего. В данной связи на практике порой возникает затруднение, например, как следует толковать повеление законодателя о том, что осуществление контрразведывательной деятельности предполагает «выявление. деятельности отдельных лиц, направленной на нанесение ущерба безопасности Российской Федерации» (см. ч. 1 ст. 9 Федерального закона об органах федеральной службы безопасности). Полагаем, что к таким лицам могут относиться только лица (граждане России, иностранные граждане и лица без гражданства), выступающие представителями специальных служб или организаций иностранных государств (завербованные иностранными разведками лица, эмиссары иностранных экстремистских и террористических организаций и т. д.). Неправомерно расширительно толковать положение ч. 1 ст. 9 указанного Федерального закона и включать в контрразведывательную деятельность борьбу с общественно опасными деяниями «отдельных» лиц, чьи действия наносят (или могут нанести) ущерб безопасности России, но совершаются вне связи с разведывательной или иной подрывной деятельностью спецслужб иностранных государств либо иностранных организаций. Борьба с противоправной деятельностью таких лиц должна проводиться соответствующими правоохранительными органами в рамках и по правилам оперативно-розыскной деятельности.

Кроме того, оперативно-розыскную деятельность следует отличать от разведывательной деятельности российских спецслужб. Законодателем впервые предпринята попытка раскрыть понятие разведывательной деятельности в тексте Федерального закона «О внешней разведке». В нем оно раскрывается через указание на средства проведения разведдеятельности. Разведывательная деятельность - это системное применение специальных сил, средств и методов и совершенствование специфических действий, совершаемых с целью получения информации о замыслах, планах и мерах иностранных государств и иностранных организаций (их представителей), потенциально или реально угрожающих безопасности России.

Как следует из сказанного, разведдеятельность имеет собственную цель, отличную от цели оперативно-розыскной деятельности. Она осуществляется в основном вне пределов территории Российской Федерации (и это тоже отличает ее от оперативно-розыскной деятельности). Ее основными «контрагентами» являются, с одной стороны, Российская Федерация (в лице своих представителей - СВР России и других спецслужб), а с другой - иностранное государство или международная организация. Наконец, разведдеятельность регламентирована специальным законодательным актом - Федеральным законом о внешней разведке, нормативные предписания которого не распространяются на оперативно-розыскную деятельность.

Резюмируя изложенное, определим оперативно-розыскную деятельность как основывающийся на федеральном законе вид социально полезной юридической деятельности уполномоченных на то законодателем субъектов, представляющий собой совокупность поведенческих актов конспиративного и гласного применения специальных сил, средств и методов, а также совершения оперативно-розыскных действий, и осуществляемый с целью защиты человека и общества от преступных посягательств при условии наличия объективного затруднения или невозможности достижения этой цели посредством реализации иных законных средств.

К основному признаку оперативно-розыскной деятельности как особого рода правоохранительной деятельности следует отнести ее главным образом негласный, секретный характер. Потребность в негласной оперативно-розыскной деятельности - это объективная необходимость в борьбе с преступностью. Только негласная деятельность позволяет отслеживать подготавливаемые и совершаемые преступления, контролировать преступную деятельность, активно воздействовать на нее, принимать соответствующие решения, а также использовать весь потенциал оперативно-розыскных мероприятий для раскрытия уже совершенных преступлений, оказывать существенное содействие в расследовании преступлений. Другого просто не дано.

Природа негласных оперативно-розыскных мероприятий наглядно вырисовывается при сравнении, казалось бы, само собой разумеющихся на первый взгляд понятий «гласного» и «негласного» мероприятий.

Для гласного оперативно-розыскного мероприятия характерна его публичность, полная осведомленность лица, которого она касается. Такое мероприятие проводит уполномоченный на это законом оперативный работник, и он в действительности является таковым. Гражданин вправе, а не обязан сообщать интересующие спецслужбу сведения. Исключаются меры принуждения. Если действия должностного лица нарушают права и свободы гражданина, то он вправе обжаловать незаконные действия в установленном законом порядке. Иначе говоря, при проведении гласного оперативно-розыскного мероприятия гражданин всегда выступает субъектом своих прав и гарантий их защиты.

Негласное оперативно-розыскное мероприятие, естественно, не носит публичного характера. Лицо, оказавшееся в сфере секретной деятельности, не знает и не должно знать о проводимом оперативно-розыскном мероприятии. Это относится к лицу, от которого может быть получена информация как о преступной деятельности других лиц, так и о лицах, подозреваемых в совершении преступления.

О проведении негласного мероприятия осведомлены только оперативный работник спецслужбы, его непосредственный, прямой начальник и, если требуется санкция на ограничение конституционных прав и свобод гражданина, судья. Кроме того, о проводимом негласном оперативно-розыскном мероприятии в ограниченных пределах может знать и негласный источник, если он является: а) оперативным сотрудником спецслужбы, внедренным в преступную организованную группу в качестве агента; б) лицом, сотрудничающим с осуществляющим оперативно-розыскную деятельность органом на конфиденциальной основе.

Оперативный работник спецслужбы может выходить и на прямой контакт с интересующим его лицом, но под определенным прикрытием в целях конспирации. Закон об ОРД разрешает использовать документы, зашифровывающие личность должностного лица, его принадлежность к спецслужбе (ч. 1 п. 4 ст. 15).

Только в случае провала, расшифровки негласного оперативно-розыскного мероприятия лицо может узнать о том, что оно находится или находилось в сфере секретной деятельности, нарушаются ил нарушались его конституционные права и свободы. Как устанавливает ч. 2 ст. 5 Закона об ОРД, «лицо, полагающее, что действия органов, осуществляющих оперативно-розыскную деятельность, привели к нарушению его прав и свобод, вправе обжаловать эти действия в вышестоящий орган, осуществляющий оперативно-розыскную деятельность, прокурору или в суд» Следовательно, при соблюдении правил конспирации лицо, к которому проявляет интерес спецслужба, всегда остается только объектом, фигурантом тайного сыска, оперативной, агентурной разработки.

По Закону об ОРД негласная оперативно-розыскная деятельность регулируется закрытыми, не подлежащими опубликованию ведомственными нормативными актами, которые издаются органами, осуществляющими оперативно-розыскную деятельность, и затрагивают конституционные права и свободы человека и гражданина.

В связи с этим возникает проблема соответствия секретных ведомственных нормативных актов Конституции. В соответствии с ч. 3 ст. 15 Конституции РФ «любые нормативные правовые акты, затрагивающие права, свободы и обязанности человека и гражданина, не могут применяться, если они не опубликованы для всеобщего сведения». Но ясно и другое. Эти ведомственные нормативные акты содержат сведения, составляющие государственную тайну. Так, ч. 1 ст. 12 Закона об ОРД указывает, что сведения об используемых или использованных при проведении негласных оперативно-розыскных мероприятий силах, средствах, источниках, методах, планах и результатах оперативно-розыскной деятельности, о лицах, внедренных в организованные преступные группы, о штатных негласных сотрудниках органов, осуществляющих оперативно-розыскную деятельность, и о лицах, оказывающих им содействие на конфиденциальной основе, а также об организации и о тактике проведения оперативно-розыскных мероприятий составляют государственную тайну. Видимо, требуется уточнение ч. 3 ст. 15 Конституции РФ в такой, например, редакции: «Нормативные акты, затрагивающие права, свободы и обязанности человека и гражданина не могут применяться, если они не опубликованы официально для всеобщего сведения, за исключением тех, которые содержат государственную тайну».

В ФРГ, как и в Российской Федерации, оперативно-розыскная деятельность регулируется не только законом, но и секретными ведомственными нормативными актами. Например, «Циркуляр по использованию осведомителей и других информаторов», одобренный гамбургскими органами внутренних дел и юстиции или «Инструкция по работе с осведомителями» ганноверского управления полиции дают достаточно полное представление о содержании и характере этих «загадочных» нормативных актов.

В качестве субъектов оперативно-розыскной деятельности согласно ст. 13 закона об ОРД, выступают органы внутренних дел, органы федеральной службы безопасности, федеральные органы налоговой полиции, федеральные органы государственной охраны, органы пограничной службы, таможенные органы Российской Федерации, служба внешней разведки в лице их оперативных подразделений. Их обязанности и права детально определены Законом. Что же касается должностных лиц, уполномоченных на осуществление оперативно-розыскной деятельности, то Закон лишь подчеркивает их подчинение непосредственному, прямому начальнику, обязанность выполнения законных приказов и указаний; их правовое положение же определяется ведомственными нормативными актами.

Особый интерес представляет правовая природа негласных оперативно-розыскных мероприятий. Наиболее радикальные из них связаны с ограничением конституционных прав и свобод человека и гражданина. Им присуща известная противоречивость. С одной стороны, негласные оперативно-розыскные мероприятия осуществляются во имя высоких, благородных, гуманных целей, а с другой - для достижения этих целей приходится жертвовать определенными конституционными правами и свободами граждан.

Но негласные оперативно-розыскные мероприятия не подрывают режима правового государства. Возможность ограничения прав и свобод граждан при определенных условиях допускает сама Конституция. «Права и свободы гражданина, - гласит ч. 3 ст. 55 Конституции РФ, - могут быть ограничены федеральным законом только в той мере, в какой это необходимо в целях защиты основ конституционного строя, нравственности, здоровья, прав и законных интересов других лиц, обеспечения обороны страны и безопасности государства». Допустимость ограничения прав и свобод человека и гражданина предусматривают и международноправовые акты: Всеобщая декларация прав человека ООН от 10 декабря 1948 г., Европейская конвенция «О защите прав человека и основных свобод» от 4 ноября 1950 г. Так, например, ст. 8 названной Конвенции устанавливает, что каждый имеет право на уважение своей чести и семейной жизни, своего жилища и своей переписки; вторжение публичной власти в сферу этого права допускается и тогда, когда такое вторжение предусмотрено законом, подобная мера служит в демократическом обществе защите национальной безопасности, общественному спокойствию и порядку, экономическому благосостоянию страны, защите строя и предупреждению уголовно наказуемых действий, защите здоровья и морали или прав и свобод других лиц, и ее назначение необходимо. Важно заметить, что суд по правам человека Европейского сообщества, оценивая закон ФРГ «Об ограничении тайны переписки, телеграфных сообщений, телефонных переговоров» от 13 августа 1968 г., в своем решении от 9 сентября 1978 г. разъяснил: право тайного наблюдения за гражданами, свойственное полицейскому государству, может применяться в соответствии с Европейской конвенцией постольку, поскольку оно необходимо для сохранения демократических институтов. В этом же решении суда содержится запрет исключительной важности: если наблюдение осуществляется исключительно для получения разведывательных данных и не связано с конкретным подозрением в совершении преступления, оно недопустимо.

В развитие конституционного положения о допустимости при определенных условиях ограничения прав и свобод гражданина действующий Закон об ОРД предусматривает важные гарантии приянтия законного и обоснованного решения по данному вопросу. В соответствии с ч. 1 ст. 8 этого Закона проведение оперативно-розыскных мероприятий, которые ограничивают конституционные права и свободы граждан на тайну переписки, телефонных переговоров, почтовых, телеграфных и иных сообщений, передаваемых по сетям электрической и почтовой связи, а также право на неприкосновенность жилища, допускается на основании судебного решения и при наличии информации о различных признаках преступной деятельности.

Оперативно-розыскные мероприятия, предусмотренные ст. 6 Закона об ОРД, можно условно разделить на три группы. 1. Проведение оперативно-розыскных мероприятий лично оперативным работником спецслужбы с привлечением в необходимых случаях специалистов и использованием технических средств. Это, в частности, обследование помещений, зданий, сооружений; оперативное внедрение; контролируемая поставка; проверочная закупка; опрос граждан; сбор образцов для сравнительного исследования. К этой же группе следует отнести привлечение отдельных граждан с их согласия к сотрудничеству с органами, осуществляющими оперативно-розыскную деятельность, на конфиденциальной основе (ст. 17, 18 Закона об ОРД). 2. Поручения оперативного работника специализированным подразделениям соответствующих спецслужб о проведении оперативно-розыскных мероприятий, в том числе связанных с использованием технических средств, таких как, прослушивание телефонных переговоров; снятие информации с технических каналов связи; контроль почтовых отправлений, телеграфных и иных сообщений; исследование предметов и документов; наблюдение. 3. Истребование на интересующих спецслужбу лиц сведений, имеющихся в специализированных информационных, справочных системах, в частности, наведение справок; отождествление личности.

Весьма сложными являются негласные оперативно-розыскные мероприятия, которые проводятся лично оперативным работником. Они требуют тщательного анализа конкретных обстоятельств определенного события, действия, поведения лица, всестороннего учета и просчета различных вариантов предполагаемых действий, обстоятельного моделирования, разработки легенд, воплощения на практике специально выстроенных ситуаций, которые должны обеспечить подготовку и реализацию планируемого мероприятия при строгом соблюдении принципа конспирации.

Если, например, речь идет о негласном обследовании жилого помещения, то весь комплекс подготовительных мер должен обеспечить скрытое и беспрепятственное проникновение в жилище (вскрытие дверных запоров, отключение охранной сигнализации, невозможность в течение определенного времени возвращения жильцов квартиры и т. п), использование видео- и аудиотехники, кино- и фотосъемок, меточных средств, недопустимость изъятия каких-либо предметов, замена их муляжами и, наконец, скрытый уход по завершении мероприятия.

Оперативное внедрение - это внедрение в организованную преступную группу в качестве агента официального сотрудника спецслужбы, который в соответствии с разработанной легендой, будучи снабжен фиктивными документами и другим обеспечением, переводится на нелегальное положение с целью разработки этой группы, добывания всесторонней, полной и достоверной информации о характере ее преступной деятельности, руководстве, членах группы, преступных связях, планируемых преступлениях и другой информации. Закон об ОРД подробно регулирует все основные вопросы содействия граждан органам, осуществляющим оперативно-розыскную деятельность на конфиденциальной основе, более известного под названием агентурной работы: согласие граждан на такое сотрудничество, сохранение конфиденциальности, недопустимость предоставления негласным источником заведомо ложной информации, регулирования прав и обязанностей сторон негласного сотрудничества контрактом, получения денежного вознаграждения, меры социальной и правовой защиты секретных осведомителей.

Оперативно-розыскные мероприятия могут проводиться только при наличии определенных оснований и условий (ст. 7, 8 Закона об ОРД). Основаниями являются поступившая информация о признаках преступной деятельности, об угрозе государственной и иным видам безопасности Российской Федерации, наличие возбужденного уголовного дела, поручение следователя органов дознания, указания прокурора, определение суда по делам, находящимся в их производстве, и некоторые другие. К условиям относится необходимость судебного решения и наличие соответствующей информации для ограничения конституционных прав и свобод граждан, выполнение требований специального порядка производства оперативно-розыскных мероприятий в случае неотложности действий, некоторые особенности производства поддельных оперативно-розыскных мероприятий.

Интересно отметить, что в ФРГ, начиная с 70-80-х годов, также прослеживаются тенденция к законодательному регулированию негласных оперативно-розыскных мероприятий и, как особенность, выдвижение на первый план института оперативного внедрения. Еще в 1983 г. специальная комиссия конференции МВД ФРГ в своем секретном отчете, признавая, что в современных условиях классические методы раскрытия преступлений (открытый розыск, обыски, допросы) явно недостаточны, рекомендовало: «В будущем с организованной преступностью эффективно можно будет бороться, если удастся длительное время поддерживать с подозреваемым контакты для добывания информации о структуре преступной организации. Добыванием информации наряду с информаторами и осведомителями занимаются также внедренные в уголовную среду служащие полиции (секретные сотрудники). Это возможно, однако, лишь при условии, что такой секретный сотрудник будет снабжен легендой и соответствующими ей документами, конспиративной квартирой и необходимыми денежными суммами».. В упомянутом отчете даны подробные указания о методах и обеспечении оперативного внедрения. Германские процессуалисты также высказались за эффективное правовое регулирование внедрения официальных сотрудников полиции в качестве агентов в среду организованной преступности, за четкое правовое определение различных категорий негласных источников (осведомитель; официальный сотрудник полиции, внедренный в преступную организацию с определенным заданием; официальный сотрудник полиции, внедренный в преступную организацию на длительное время без конкретного задания), за правовое регулирование и других видов оперативно-розыскных мероприятий.

Для выяснения понятия оперативно-розыскной деятельности мало одной лишь констатации закона, что она осуществляется посредством оперативно-розыскных мероприятий. Познавательная деятельность не самоцель. Она предназначена для получения информации, необходимой для решения определенных практических задач. Поэтому в более широком смысле оперативно-розыскная деятельность - это средство познания, включающие как действия (мероприятия), так и сведения, полученные с их помощью. Данные элементы взаимообусловлены и неразрывны. Там, где в результате исследовательской, прикладной деятельности необходимо принять решение, ему обязательно предшествуют собирание, проверка и оценка информации. Такова общая закономерность любой познавательной прикладной деятельности. И было бы неправильным переносить в область оперативно-розыскной деятельности понятия, принятые в уголовном процессе, например вводить понятие так называемого «оперативного доказательства». В целях собирания и систематизации сведений, проверки и оценки результатов оперативно-розыскной деятельности, принятия на их основе соответствующих решений органы, осуществляющие оперативно-розыскную деятельность, в соответствии с ст. 10 Закона об ОРД могут заводить дела оперативного учета. Их перечень и порядок ведения определяются ведомственными нормативными актами.

Характер и виды оперативно-розыскной информации обусловлены источниками ее получения. Результаты оперативно-розыскных мероприятий, лично проведенных оперативным работником, оформляются в виде справок об опросе граждан, о негласном обследовании помещений, о сборе образцов для сравнительного исследования, протоколов о проверочных закупках, письменных донесений лиц, сотрудничающих со спецслужбой на конфиденциальной основе, оперативных работников, внедренных в организованные преступные группы. Информация поступает и в виде различных письменных материалов о результатах оперативно-розыскных мероприятий, которые были проведены по поручению оперативных работников (сводки наружного наблюдения, материалы кино- и фотосъемки, аудио- и видеозаписи, магнитофонные записи телефонных разговоров, заключения специальных ведомственных лабораторий, научно-исследовательских институтов, оперативно-технических подразделений о результатах отождествления личности, копии почтовых отправлений, телеграфных и иных сообщений). Наконец, истребованные оперативными работниками сведения представляются в форме различных справок информационных систем (дактилоскопический учет, картотеки неопознанных трупов, учеты похищенного оружия, фотоальбомы и пр.) , заключений специалистов по результатам исследования предметов, документов и других объектов.

С момента поступления первичной информации и до принятия решения в целях выполнения предусмотренных Законом об ОРД задач идет непрерывный, целенаправленный, всесторонний процесс накопления проверки и оценки имеющейся и поступившей информации. В общих чертах проверка информации - это исследование, уточнение, в том числе и за счет специально проведенных дополнительных оперативно-розыскных мероприятий, сопоставление различных видов информации, устранение противоречий, выяснение объективности, достоверности информации. Оценка включает два взаимосвязанных элемента: оценку источника и оценку полученной с его помощью информации. В этом отношении важно определить, предусмотрено ли законом выполненное оперативно-розыскное мероприятие, соблюдены ли предъявляемые к оперативно-розыскному мероприятию требования закона, в особенности связанные с ограничением конституционных прав и свобод граждан, имелись ли необходимые основания и условия. Оценка информации, ее отдельных видов и всей совокупности призвана установить, выполнены ли требования закона о документировании результатов оперативно-розыскных мероприятий, достоверна ли собранная информация и достаточна ли информация для принятия на ее основе решения в целях выполнения предусмотренной законом задачи.

Результаты оперативно-розыскной деятельности используются в двух областях правоохранительной деятельности: собственно оперативно-розыскной и в уголовно-процессуальной.

Использование результатов в оперативно-розыскной деятельности должно обеспечить выполнение задач, которые связаны с выявлением, предупреждением, пресечением, раскрытием преступлений, установлением лиц, их подготавливающих, совершающих или совершивших, с розыском лиц, скрывающихся от органов дознания, следствия, суда, уклоняющихся от исполнения наказания, без вести пропавших, с подготовкой следственных и судебных действий. В решении этих задач важную, а подчас и исключительную, роль играет фактор времени.

В ряде случаев, когда уже первоначальная информация свидетельствует, например, о подготовке террористического акта, захвата заложников и других тяжких преступлений, возникает необходимость в принятии срочных мер пресечения начатой преступной деятельности, незамедлительного установления лиц, подготавливающих и совершающих преступление. Раскрытие уже совершенного преступления предполагает наличие такой информации, которая позволяет установить событие преступления, лицо или организованную группу лиц, его совершивших, и другие обстоятельства. Еще большую остроту приобретает использование результатов оперативно-розыскной деятельности для раскрытия и пресечения совершаемых преступлений. Необходимо не только установить тех, кто занимается преступной деятельностью, способы и методы совершения преступления, преступные связи, каналы поступления предметов преступной деятельности, но и не допустить неоправданной затяжки оперативно-розыскных мероприятий, ибо преступление совершается и своевременно должно быть раскрыто и пресечено.

Для подготовки следственных и судебных действий результаты оперативно-розыскной деятельности в идеальном варианте должны достоверно и точно указывать: кто именно совершил преступление, его местожительства, преступные и иные связи, степень вероятности того, что он скроется от следствия и суда, исчерпывающие данные о его личности, наиболее целесообразные время и место его возможного задержания; кто должен быть допрошен в качестве потерпевших, свидетелей, и их местожительства, их личные характеристики; в каких жилых, иных помещениях, тайниках производить обыски для изъятия известных предметов, материалов в качестве вещественных доказательств; какие виды экспертиз необходимо будет провести, а также другие обстоятельства по уголовному делу.

При прекращении дела оперативного учета в связи с решением конкретной задачи (ч. 4 ст. 10 Закона об ОРД) могут возникнуть сложные проблемы, связанные, например, с судьбой официальных работников спецслужб, внедренных в качестве агентов в организованные преступные группы, или завербованных агентов из числа членов этих групп, тем более если они совершили уголовно наказуемые деяния. В ФРГ в этом случае внедренные в преступную среду официальные сотрудники полиции освобождаются от уголовной ответственности, поскольку считается, что они действовали в состоянии крайней необходимости ((34 УК ФРГ) .

В области уголовного судопроизводства результаты оперативно-розыскной деятельности как впервые устанавливает ч. 2 ст. 11 Закона об ОРД, могут служить основанием и поводом для возбуждения уголовного дела. Оперативно-служебные документы, отражающие результаты оперативно-розыскной деятельности, передаются органу дознания, следователю или суду на основании постановления руководителя органа, осуществляющего оперативно-розыскную деятельность, и в порядке, предусмотренном ведомственными нормативными актами (ч. 3 ст. 11 Закона об ОРД); исключение составляют сведения об организации, тактике, негласных источниках оперативно-розыскной деятельности. Ознакомление следователя с результатами оперативно-розыскной деятельности, конечно, не должно влиять на его процессуальную самостоятельность, чтобы он не оказался в плену оперативно-розыскных версий по уголовному делу, а собирал, проверял и оценивал доказательства. Использование результатов оперативно-розыскной деятельности в доказывании по уголовному делу является одной из сложных проблем в теоретическом, законодательном и практическом отношениях.

На основании изложенного можно сделать вывод о том, что оперативно-розыскная деятельность - это особого рода правоохранительная деятельность, которая носит частично публичноправовой характер, осуществляется предусмотренными законом субъектами главным образом посредством секретных оперативно-розыскных мероприятий, связано с существенным ограничением конституционных прав и свобод человека и гражданина при строгом соблюдении требований судебного контроля, выражается в собирании, проверке и оценке результатов оперативно-розыскной деятельности для решения предусмотренных законом задач по борьбе с преступностью в целях защиты жизни и здоровья, прав и свобод человека и гражданина, собственности, обеспечения безопасности общества и государства от преступных посягательств. В узко терминологическом смысле понятие «оперативно-розыскная деятельность» означает быстрое, гибкое, целевое, преимущественно конспиративное применение комплекса мер, направленных на борьбу с преступностью.

1. 2 Цели прокурорского надзора за оперативно розыскной деятельностью.

Государство в условиях осуществления правовой и экономической реформы предполагает создание эффективно действующей системы законности и правопорядка, развитие и охрану демократии, прав и свобод личности, соблюдение принципа социальной справедливости.

Государственная и общественная жизнь должна быть организована так, чтобы соблюдение закона было обязательным и необходимым требованием для гражданина, должностного лица, государственного органа, хозяйствующего субъекта или общественного объединения. Важно, чтобы существовал механизм, обеспечивающий строгое и точное соблюдение закона. Суть принципа законности составляют также социально-правовые категории, как свобода, равенство, справедливость и ответственность.

Вместе с тем законность, как социальную ценность, необходимо охранять, обеспечивая соблюдение таких, например, условий, как полнота законодательного урегулирования общественных отношений; стабильность основных правовых норм и институтов; действенность правовых гарантий; ответственность за нарушение требований закона. В механизме гарантий законности особое место занимают органы прокуратуры. Конституция РФ не определяет задачи и функции прокуратуры, однако в статье 129 говорится о том, что полномочия, организация и порядок деятельности прокуратуры РФ определяется Федеральным законом, что в свою очередь создает предпосылки для реформирования органов прокуратуры.

Исторически сложившаяся в условиях РФ система органов прокуратуры - это комплексный и многогранный правовой институт. Деятельность прокуратуры связана со всей системой государственного механизма России. Государственно-правовая природа института прокурорского надзора заключается в том, что он способствует укреплению режима законности в такой сложной сфере государственной деятельности, как государственное и хозяйственное управление.

Борьба с правонарушениями и их профилактика отражается на общем состоянии законности, повышает роль и авторитет законов, усиливает доверие граждан к государству и его органам.

Каждое государство, в зависимости от его формации создает систему гарантий, обеспечивающих исполнение законов. Одной из них, причем наиболее существенной, является прокурорский надзор за точным и единообразным исполнением законов.

Когда речь идет об укреплении законности, государство, его органы власти и управления должны разработать меры в направлениях совершенствования законодательства, усиления деятельности органов исполнительной власти, активизации прокурорского надзора, усиления ответственности за допущенное нарушение закона. Только комплексный подход к решению этих проблем позволит успешно создать режим законности в государстве.

В последние годы культивировалась мысль о том, что по мере развития рыночных экономических отношений будут сужаться пределы надзорной деятельности прокуратуры. Это не так. Подобные рассуждения могут свидетельствовать лишь о непонимании сложных процессов становления и формирования рыночных отношений.

В условиях правового нигилизма, неисполнения законов органами исполнительной власти и хозяйствующими структурами только прокуратура, как орган, осуществляющий от имени Российской Федерации надзора за исполнением действующих на ее территории законов в состоянии обеспечить согласованность законодательства и многочисленных правоисполнителей в сфере хозяйственной деятельности государства. Прокуратурой отработаны правовые средства надзора за исполнением законов, отказ от которых в условиях пока еще несовершенства судебной системы, неэффективности государственного контроля, продолжающегося процесса совершенствования правового механизма обеспечения законности ослабит деятельность государства по укреплению законности защите прав и свобод граждан и даже может привести к разрушению единства государственной и общественной жизни.

Обеспечить законность - значит сделать ее реальной, поскольку нарушение законности - это не только невыполнение законов, но, главное, ослабление всего механизма обеспечения исполнения законов.

Прокурорский надзор в Российской Федерации по существу остается таким же, каким он сложился в течение 75 лет в РСФСР и СССР. В настоящее время надзор за точным и единообразным исполнением действующих на территории России законов возложен на генерального прокурора Российской Федерации и подчиненных ему прокуроров. Прокуратура российской Федерации представляет единую централизованную систему, в которой нижестоящие прокуроры подчиняются вышестоящим и Генеральному прокурору Российской Федерации., назначаемому на должность и освобождаемому от должности Советом Федерации Федерального Собрания РФ по представлению Президента России. Прокуроры субъектов РФ назначаются Генеральным прокурором по согласованию с ее субъектами. Иные прокуроры назначаются Генеральным прокурором. Полномочия, организация и порядок деятельности прокуратуры Российской Федерации определяется Федеральным законом (ст. 129 Конституции Российской Федерации).

Отправными моментами для выявления сущности прокурорского надзора служат устоявшиеся в науке и законодательстве положения о прокурорском надзоре как особом виде государственной деятельности по обеспечению единообразного понимания и строгого соблюдения законов всеми государственными органами, общественными объединениями, должностными лицами и гражданами. Прокуроры обязаны принимать меры, направленные на устранение нарушений законов. Органы прокуратуры осуществляют свои полномочия независимо от каких бы то ни было местных органов, подчиняясь только закону и Генеральному прокурору России. Действующее законодательство закрепляет принципы недопустимости вмешательства в осуществление прокурорского надзора.

Важнейшим направлением в работе прокуроров по обеспечению законности выступает надзор за деятельностью оперативно-розыскных органов.

Проблемы, связанные с производством оперативно-розыскных мероприятий, являются весьма сложными прежде всего потому, что эта деятельность оперативно-розыскных органов и осуществление ведомственного контроля и надзора прокурора за исполнением законов в этой деятельности до сих пор не была законодательно регламентирована. Из-за отсутствия законодательного регулирования ни руководство органов дознания и оперативно-розыскной службы, ни тем более прокуроры и следователи не могли оценить ход и результаты деятельности оперативно-розыскных органов. Применяемые технические и иные средства, а также результаты выполнения оперативно-розыскных мероприятий на протяжении всей истории уголовного судопроизводства находились «за семью печатями». Более того, в 1960-1970 гг. Генеральный прокурор СССР издал ряд приказов руководящего характера, которыми строго предписывал прокурорам и следователям не вмешиваться в оперативно-розыскную деятельность органов внутренних дел, а тех прокуроров и следователей, которые вмешивались, он строго наказывал. Только в настоящее время в соответствии с Законом «О прокуратуре РФ» прокуроры приобрели прерогативу надзора за законностью оперативно-розыскной деятельности. В развитие и в дополнение принятого Закона о прокуратуре Генеральный прокурор РФ 9 августа 1996 г. издал приказ № 48 руководящего характера»Об организации надзора за исполнением Федерального закона РФ «Об оперативно-розыскной деятельности», в котором даны основополагающие указания подчиненным прокурорам относительно их полномочий, предмета надзора и средств прокурорского реагирования по устранению нарушений закона органами оперативно-розыскной службы.

Если обратиться к истории уголовно-процессуального законодательства, то мы увидим, что впервые возможность производства оперативно-розыскных действий была предусмотрена в УПК 1923 г. (ст. 93). Однако это касалось лишь необходимости проверки анонимных заявлений. Законодатель на протяжении всей истории существования уголовно-процессуального права был весьма «осторожен» относительно того, чтобы допустить оперативно-розыскную деятельность органов дознания в качестве самостоятельного процессуального средства при раскрытии и расследовании преступлений. Возможность проведения оперативно-розыскных мероприятий как при раскрытии, так и при расследовании преступлений была закреплена в Основах уголовного судопроизводства Союза ССР и союзных республик 1958 г., в ст. 29 которых было указано что «на органы дознания возлагается принятие необходимых мер в целях обнаружения признаков преступления и лиц, совершивших их». Эта норма общесоюзного закона была перенесена в Уголовно-процессуальный кодекс РСФСР в той же редакции (ст. 118). Иначе говоря, законодатель не взял на себя миссии расширить правовое регулирование выполняемый оперативно-розыскных действий, хотя следственно-прокурорская практика настойчиво выдвигала необходимость легализации этой деятельности. Это было обусловлено тем обстоятельством, что в условиях роста преступности, в особенности организованной и коррумпированной, все чаще и чаще органам следствия приходится прибегать к содействию оперативно-розыскных органов.

Необходимо отметить, что многие теоретики права под предлогом охраны неприкосновенности личности, его жилища, тайны переписки и других конституционных гарантий выступали против «узаконивания» оперативно-розыскной деятельности. Если согласиться с такой позицией, то надо признать, что как деятельность оперативно-розыскной службы, так и прокурорский надзор за законностью ее осуществления будут закамуфлированы, они будут выведены из сферы государственного и общественного контроля. Поэтому закон и только закон должен быть регулятором оперативно-розыскной деятельности.

Первый и весьма важный шаг в этом плане сделан принятием 12 июня 1990 г. Верховным Советом СССР Закона СССР «О внесении изменений и дополнений в Основы уголовного судопроизводства Союза ССР и союзных республик», в соответствии с которым в ст. 29 Основ были внесены дополнения относительно того, что на органы дознания возлагаются обязанности принятия оперативно-розыскных мер в целях обнаружения признаков преступления и лиц, их совершивших, выявления фактических данных, которые могут быть использованы в качестве доказательств по уголовному делу после их проверки в соответствии с уголовно-процессуальным законодательством. На органы дознания Законом возложены обязанности выполнения оперативно-розыскной деятельности с использованием звукозаписи, видеозаписи и конофотосъемки.

Тем же Законом в Основы уголовного судопроизводства была введена дополнительная норма (351), предусматривающая возможность прослушивания телефонных и иных переговоров, ведущихся с телефонов и других переговорных устройств.

Закон от 12 июня 1990 г. предусмотрел необходимость детального правового регулирования в масштабах союзных республик. Впредь до принятия Закона РФ правоохранительные органы руководствовались ведомственным актом «Рекомендации по применению средств видео-, звукозаписи, кинофотоаппаратуры, телефонной связи и использованию полученных результатов при раскрытии и расследовании преступлений», разработанным и утвержденным 30 июля 1990 г. Министерством юстиции СССР, Верховным Судом СССР, КГБ СССР и МВД СССР. В «Рекомендациях» было предусмотрено применение указанных криминалистических и иных технических средств как до возбуждения уголовного дела, так и в процессе расследования преступления. Безусловно, этот нормативный акт на определенное время и в определенной мере восполнял пробел уголовно-процессуального закона, но тем не менее он не мог заменить закона, поэтому сразу же после принятия Закона от 12 июня 1990 г. началась активная подготовка проекта Закона об оперативно-розыскной деятельности. Вносилось также предложение о создании оперативно-розыскного кодекса. Однако первый закон об ОРД Российской Федерации был принят только 13 марта 1992 г. Этот закон определил понятие ОРД, перечень оперативно-розыскных мероприятий и основания их применения, предусмотрел систему органов контроля и надзора за ОРД. Этим же законом были определены полномочия прокуроров при осуществлении надзора за законностью оперативно-розыскных мероприятий.

Но данные положения просуществовали недолго. В эйфории демократических преобразований, стремлении приблизиться к образу западной демократии в принятой в 1993 г. Конституции РФ были предусмотрены следующие нормы: «Каждый имеет право на тайну переписки, телефонных переговоров, почтовых, телеграфных и иных сообщений. Ограничение этого права допускается только на основании судебного решения» (ч. 2 ст. 23). «Жилище неприкосновенно. Никто не вправе проникать в жилище против воли проживающих в нем лиц иначе как в случаях, установленных Федеральным законом, или на основании судебного решения» (ст. 25). Через несколько дней после принятия Конституции РФ Пленум Верховного Суда РФ издал Постановление № 13 от 24 декабря 1993 г. «О некоторых вопросах, связанных с применением стст. 23, 25 Конституции РФ» где дал рекомендации судом о порядке дачи разрешения на производство оперативно-розыскных мероприятий, связанных с ограничением права гражданина на тайну переписки, телефонных переговоров, почтовых, телеграфных и иных сообщений. Таким образом, нормы, требовавшие санкции прокурора на производство оперативно-розыскных мероприятий, оказались противоречащими Конституции РФ и в связи с этим неприменимыми.

В указанном виде Закон 92 года продолжал действовать до 1995 г., когда был принят новый Федеральный Закон «Об ОРД».

В законе установлен исчерпывающий перечень органов, осуществляющих оперативно-розыскную деятельность, и он может быть изменен или дополнен только законом.

В органах внутренних дел оперативно-розыскную деятельность уполномочены осуществлять милиция и исправительно-трудовые учреждения.

Правовые основы прокурорского надзора за исполнением законов оперативно-розыскными органами вытекают из положений Конституции Российской Федерации (ст. 129) и УПК РСФСР (ст. 2, 3, 6-11, 12, 20, 25, 116, 118-120, 122, чч. 3 и 4 ст. 127, ч. 3 ст. 132, ст. 196-197, пп. 1, 3-4 ст. 211, ст. 212, 218, 219, ч. 6 ст. 415, п. 3 ст. 416), а также Закона Российской Федерации «О прокуратуре Российской Федерации», Закона Российской Федерации «Об оперативно-розыскной деятельности в Российской Федерации», Закона РСФСР «О милиции» и других законов, регулирующих организацию и деятельность оперативно-розыскных органов. При осуществлении надзора на прокурора не могут быть возложены функции, не предусмотренные данными законодательными актами (ст. 3 Закона «О прокуратуре Российской Федерации»).

Закон «О прокуратуре Российской Федерации» предусматривает ранее не урегулированное законодательством СССР и РСФСР направление прокурорской деятельности: «надзор за исполнением законов органами, осуществляющими оперативно-розыскную деятельность, дознание и предварительное следствие» (гл. 3 разд. 3). Объединение данного направления прокурорского надзора не случайно. Это свидетельствует, что не только при надзоре за уголовно-процессуальной деятельностью органов расследования, но и при надзоре за деятельностью оперативно-розыскных органов методы надзора относительно одинаковы. Они заключаются в прокурорском руководстве соответственно уголовно-процессуальной и оперативно-розыскной деятельностью.

Надзор за конкретной уголовно-процессуальной и оперативно-розыскной деятельностью предполагает использование методов как прокурорского руководства, так и общего надзора. Объясняется это тем, что органы расследования и оперативно-розыскные органы занимают в системе государственных органов двойственное положение. С одной стороны, они относятся к органам государственного управления, в связи с чем надзор за их деятельностью осуществляется в рамках общего надзора. С другой стороны, органы расследования, осуществляющие уголовно-процессуальную деятельность, и оперативно-розыскные органы, обеспечивающими своими методами процессуальную деятельность органов следствия и дознания, включаются в единую систему по выявлению, раскрытию, расследованию и предупреждению преступлений, в связи с чем надзор за их деятельностью предопределяет использование методов прокурорского руководства. За счет этого достигается решение общих для указанных органов и прокуратуры задач в области борьбы с преступностью.

Общенадзорные методы, используемые прокурором, установлены Законом «О прокуратуре Российской Федерации» (гл. 3 разд. 3). Надзору за исполнением законов органами, осуществляющими оперативно-розыскную деятельность, дознание и предварительное следствие, посвящена 3-я глава третьего раздела Закона «О прокуратуре Российской Федерации». Не определяя методы надзора, данная глава закона предусматривает, что «полномочия прокурора по надзору за исполнением законов органами, осуществляющими оперативно-розыскную деятельность, дознание и предварительное следствие, устанавливается уголовно-процессуальным законодательством РФ и другими Федеральными законами» (ст. 30), в УПК РСФСР методы прокурорского руководства, применяемые при надзоре за исполнением законов органами расследования.

Полномочия прокуроров по надзору за исполнением законов органами, осуществляющими оперативно-розыскную деятельность, определяются уголовно-процессуальным законодательством, Федеральным законом «Об оперативно-розыскной деятельности», а также приказом № 48 Генерального прокурора от 9 августа 1996 г. «Об организации надзора за исполнением Федерального закона «Об оперативно-розыскной деятельности». Задачи прокурорского надзора за исполнением законов при производстве оперативно-розыскной деятельности определяются общими положениями, которые предусмотрены законом по осуществлению прокурорского надзора за исполнением законов в стадии дознания и предварительного следствия: привлечение лица, виновного в совершении преступления, и недопущение привлечения к уголовной ответственности лиц, невиновных в совершении преступлений, и лиц, непричастных к содеянному. Независимо от того, кто из должностных лиц занят раскрытием и расследованием преступления - следователь или сотрудник оперативно-розыскной службы органов внутренних дел - прокурор обязан соответствующим образом реагировать на нарушения и принять меры к устранению этих нарушений.

В случаях нарушения органом или должностным лицом, осуществляющими оперативно-розыскную деятельность, прав и законных интересов физических и юридических лиц, прокуроры обязаны принять меры к восстановлению этих прав и законных интересов. Если при этом причинен материальный ущерб, эти органы обязаны принять меры к его возмещению.

Одним из наиболее эффективных средств, применение которых обеспечивает соблюдение законности в уголовном судопроизводстве, является предоставление прокурору права санкционировать производство ряда оперативно-розыскных мероприятий, которые в существенной мере затрагивают конституционные гарантии и законные интересы граждан. Только с санкции прокурора допускается проведение оперативно-розыскных мероприятий, затрагивающих охраняемые законом тайну переписки, телефонных и иных переговоров, телеграфных сообщений, а также право на неприкосновенность жилища. При этом обследование жилых помещений допускается в исключительных случаях и только с санкции прокурора республики в составе РФ, края, области и других прокуроров, имеющих те же полномочия, в случаях, которые не терпят отлагательства и могут привести к совершению террористического акта или диверсии. На основании мотивированного заключения одного из руководителей соответствующего органа, осуществляющего оперативно-розыскную деятельность, допускается проведение оперативно-розыскных мероприятий с незамедлительным уведомлением соответствующего прокурора и последующим получением санкции в течение 24 часов. В случае возникновения угрозы жизни, здоровью, собственности отдельных лиц, по их заявлению или с их письменного согласия, разрешается прослушивание переговоров, ведущихся с их телефона или других переговорных устройств, на основании постановления, утвержденного руководителем органа, осуществляющего оперативно-розыскную деятельность, с обязательным уведомлением соответствующего прокурора в течение 24 часов.

Санкция прокурора на проведение оперативно-розыскных мероприятий дается лишь для получения информации о лицах, подготавливающих или покушающихся на тяжкие преступления, совершающих либо совершивших тяжкие преступления. При этом должны быть соблюдены следующие условия: наличие возбужденного уголовного дела; наличие достоверных сведений о совершаемом или совершенном преступлении; о лицах, скрывающихся от органов дознания, следствия и суда; поступление запроса международных правоохранительных органов иностранных государств в соответствии с договорами (соглашениями) о правовой помощи. При санкционировании оперативно-розыскных мероприятий прокурору в обязательном порядке предоставляются оперативные дела и иные материалы оперативного документирования, подтверждающие необходимость получения санкции. Прокуроры при санкционировании оперативно-розыскных мероприятий принимают меры по сохранению государственной и служебной тайны и несут установленную законом ответственность за разглашение ставших ему известными сведений. Генеральный прокурор РФ предложил подчиненным ему прокурорам руководящего звена персонально определить круг должностных лиц, осуществляющих надзор за законностью выполнения оперативно-розыскных мероприятий, оформив им допуск к работе с секретными и совершенно секретными документами. Проведение в жизнь приказа Генерального прокурора РФ от 9 августа 1996 г. в существенной мере способствовало упорядочению деятельности оперативно-розыскных служб, а главное, привело к укреплению законности в их деятельности.

В соответствии с Законом «О прокуратуре РФ» (ст. 29) и на основании Федерального закона «Об оперативно-розыскной деятельности» прокурор вправе дать органам оперативно-розыскной службы указания о выполнении оперативно-розыскных мероприятий. При этом должны быть соблюдены те же условия, при наличии которых прокурор полномочен санкционировать выполнение оперативно-розыскных мероприятий. Указания прокурора о выполнении каких-либо мер оперативно-розыскного характера должны быть четкими, определенными и конкретными, не допускающими их неправильного понимания исполнителем. При этом прокурор вовсе не обязан называть конкретные средства оперативно-розыскного характера, применением которых органы внутренних дел могут установить то или иное обстоятельство. Указания прокурора должны быть обязательно в письменной форме. При этом прокурору в ряде случаев необходимо указать обстоятельства (мотивы), в силу которых прокурор предлагает выполнить оперативно-розыскные мероприятия. Письменные указания прокурора дисциплинируют работника органа дознания, в то же время дают самому прокурору возможность осуществлять контроль за ходом и результатами выполнения оперативно-розыскных мероприятий. Указания прокурора должны быть приобщены к уголовному делу (помимо тех, которые исполнитель получает от прокурора лично или через руководителя отдела дознания). Копия этих указаний должна находиться на контроле у прокурора и помещается в наблюдательное производство по уголовному делу.

Согласно ст. 1 Закона «О прокуратуре Российской Федерации» прокурорский надзор за оперативно-розыскной деятельностью прежде всего призван обеспечивать верховенство закона, единство и укрепление законности, права и свободы граждан, суверенные права Российской Федерации, права других национально-государственных и административно-территориальных образований, местных представительных органов, органов исполнительной власти, местного самоуправления, предприятий, учреждений и организаций, общественных и политических организаций и движений. Помимо достижения указанных целей уполномоченные на то прокуроры:

обеспечивают надзор за исполнением Закона «Об оперативно-розыскной деятельности»;

организует работу таким образом, чтобы надзор способствовал выполнению задач оперативно-розыскной деятельности по выявлению, предупреждению, пресечению и раскрытию преступлений, а также лиц, их подготавливающих, совершающих или совершивших, розыску лиц, скрывающихся от органов дознания, следствия и суда, уклоняющихся от уголовного наказания, без вести пропавших граждан (ст. 2 Закона «Об оперативно-розыскной деятельности в Российской Федерации»).

Важнейшая цель Генеральной прокуратуры Российской Федерации заключается в том, чтобы оказывать содействие в издании нормативных актов, регламентирующих организацию и тактику проведения оперативно-розыскных мероприятий, в создании эффективно действующих систем оперативно-розыскных органов.

Предмет и прокурорского надзора за оперативно-розыскной деятельностью.

Одним из основных направлений по реализации правозащитной функции прокуратуры является надзор за исполнением законов органами, осуществляющими оперативно-розыскную деятельность. Выделение данной деятельности прокуратуры в самостоятельное направление (отрасль) обусловлено прежде всего тем, что при производстве оперативно-розыскной деятельности неизбежно затрагиваются, а иногда и существенно ограничиваются права и законные интересы граждан, гарантированные Конституцией и другими законами - право на свободу, на тайну переписки, телефонных переговоров, на неприкосновенность жилища, на свободу передвижения и другие. Ограничение прав и свобод гражданина и человека допускается только по основаниям и с соблюдением процедур, предусмотренных Конституцией, имеющей прямое действие, уголовно-процессуальным и другими законами. Так. Ограничение свободы передвижения допускается только при предъявлении гражданину обвинения в совершении преступления путем взятия у него подписки о невыезде с постоянного места жительства лицом, производящим дознание или предварительное следствие.

Предметом прокурорского надзора за ОРД является неукоснительное исполнение органами, осуществляющими оперативно-розыскную деятельность, Конституции Российской Федерации, Федерального Закона «Об оперативно-розыскной деятельности», других законов, содержащих нормы, относящиеся к этой деятельности, а также приказов и указаний Генерального прокурора.

Согласно Федеральному Закону «Об оперативно-розыскной деятельности существенная часть оперативно-розыскной деятельности регламентируется нормативными актами органов, которые ее осуществляют. Это касается наделения соответствующих руководителей данных органов полномочиями на вынесение мотивированных постановлений о проведении оперативно-розыскных мероприятий, ограничивающих конституционные права граждан, определения перечня дел оперативного учета и порядка их ведения, а также порядка представления результатов оперативно-розыскной деятельности органу дознания, следователю или в суд. Поэтому прокурорский надзор должен включать в себя также неукоснительное соблюдение органами, осуществляющими оперативно-розыскную деятельность, ведомственных нормативных актов. Он должен способствовать успешному решению задач и достижению целей данного вида деятельности.

В развитие предписания закона о том, что надзор за исполнением законов органами, осуществляющими оперативно-розыскную деятельность, осуществляет Генеральный прокурор и уполномоченные им прокуроры, приказом Генерального прокурора № 48 «Об организации надзора за исполнением Федерального Закона «Об оперативно-розыскной деятельности»» возложена обязанность по осуществлению такого надзора на прокуроров субъектов Российской Федерации, приравненных к ним военных и других специализированных прокуроров, прокуроров городов и районных, других территориальных, военных и иных спецпрокуроров, а также выделенных для этой цели приказами прокуроров, субъектов РФ уполномоченных прокуроров, а в Генеральной прокуратуре - на заместителей Генерального прокурора, Главного военного прокурора и его заместителей, начальников управлений и отделов и их заместителей (старших помощников и помощников), старших прокуроров и прокуроров в соответствии с их функциональными обязанностями.

Необходимо обратить внимание на слово «уполномоченные», так как не каждый прокурор может осуществлять надзор за исполнением законов в данной сфере деятельности, а только тот, который уполномочен Генеральным прокурором. Объясняется это тем, что, во-первых, прокурор должен хорошо знать тонкости специфической оперативно-розыскной деятельности, быть специально подготовлен к ней, а во-вторых, оперативно-розыскная деятельность носит обычно конфиденциальный, секретный характер и утечка информации может помешать или свести на нет работу органов, осуществляющих данную деятельность или незаслуженно бросить тень на граждан, оказавшихся в поле зрения этих органов. Следовательно, круг уполномоченных прокуроров сужен до необходимых пределов.

Приказ Генерального прокурора от 9 августа 1996 года № 48 предписывает исходить из того, что предметом прокурорского надзора является соблюдение прав и свобод человека и гражданина, порядок выполнения оперативно-розыскных мероприятий, установленный законами и нормативными актами, принятыми в развитие этих законов, а также законность решений, принимаемых органами, осуществляющими оперативно-розыскную деятельность. Из данного приказа и предписаний закона следует, что сведения об организации, о тактике. Методах и средствах осуществления оперативно-розыскной деятельности в предмет прокурорского надзора не входят, а сведения о внедренных в организованные преступные группы лицах, штатных негласных сотрудниках, а также о тех, кто оказывает (оказывал) содействие на конфиденциальной основе, представляются прокурору только с их письменного согласия (за исключением случаев привлечения этих лиц к уголовной ответственности).

В частности, в приказе № 48 следующие положения:

прокуроры, уполномоченные надзирать за исполнением законов в оперативно-розыскной деятельности, должны иметь для работы с документами допуск, оформленный надлежащим образом;

при осуществлении или организации надзора исходить из того, что предметом прокурорского надзора являются соблюдение прав и свобод человека и гражданина, порядок выполнения оперативно-розыскных мероприятий, установленного законами и нормативными актами, принятыми в развитие этих законов, а также законность решений, принимаемых органами, осуществляющими оперативно-розыскную деятельность.

Значительная часть прокурорского надзора касается соблюдения прав и свобод человека и гражданина, а также юридических лиц в ходе оперативно-розыскной деятельности.

При осуществлении надзора за соблюдением законов при производстве оперативно-розыскной деятельности внимание должно быть обращено на защиту прав и законных интересов потерпевших от преступлений, обеспечено внимательное рассмотрение их жалоб и заявлений, приняты все необходимые меры к восстановлению нарушенных прав, к возмещению материального и морального ущерба, обеспечению личной безопасности потерпевших, членов их семей и близких.

Объектом правозащитной деятельности прокуратуры являются также законные интересы общества, государства, их охрана от преступных посягательств, надзора за исполнением законов о раскрытии и расследовании преступлений, обеспечивающих неотвратимость наказания виновных за содеянное. Прокурор обязан следить за тем, чтобы нормы закона, регулирующие оперативно-розыскную деятельность никем не нарушались, а при обнаружении нарушений - немедленно принимать меры к их устранению, восстановлению нарушенных прав и свобод гражданина, предупреждению нарушений в будущем. Правовые нормы, регулирующие права граждан - участников уголовного процесса, возможные ограничения прав и свобод граждан и процедуры их осуществления сконцентрированы, в основном, в Уголовно-процессуальном кодексе.

Одним из важнейших этапов прокурорского надзора за законностью предварительного расследования является надзор за соблюдением установленного порядка разрешения заявлений и сообщений о совершенных и готовящихся преступлений.

Такой порядок определен уголовно-процессуальным законом (ст. 108, 109, 110 УПК). Сообщения о совершенных или готовящихся преступлениях могут быть выражены в различных формах: заявления и письма граждан; сообщения общественных организаций; сообщения органов и учреждений исполнительной и представительной (законодательной) власти; сообщения государственных, общественных, частных предприятий; статьи, заметки, письма, обнародованные средствами массовой информации (газеты, журналы, телевидение, радио). Заявления и сообщения граждан о преступлениях могут быть устными и письменными. Устные заявления заносятся в протокол, который подписывается заявителем и лицом, принявшим заявление. Письменное заявление должно быть подписано гражданином. Заявитель предупреждается об ответственности за заведомо ложный донос, что немаловажно для исключения случаев необоснованного возбуждения уголовного дела и возможного нарушения прав и интересов граждан, которых такое заявление касается. Сообщения предприятий, учреждений, организаций, органов власти, должностных лиц должны быть сделаны в письменной форме.

Прокурор должен следить заявление тем, чтобы не было отказов в принятии заявлений и сообщений о преступлениях и решения по ним принимались в трехдневный срок, а в исключительных случаях - в десятидневный. По поступившим заявлениям и сообщениям могут быть выполнены некоторые проверочные действия - истребованы материалы, получены объяснения. Следственные действия до возбуждения уголовного дела производиться не могут, кроме тех, которые специально оговорены в законе (в частности, осмотр места происшествия). Анонимные заявления и сообщения о совершенных или готовящихся преступлениях не могут служить поводом для возбуждения уголовного дела, однако они являются сигналом для проведения оперативно-розыскных мероприятий, особенно если речь идет о таких опасных преступлениях, как террористические акты, убийства, взрывы, поджоги и т. п. Анонимные письма и заявления о готовящихся или совершенных преступлениях должны направляться прокурорами в органы безопасности или внутренних дел, в зависимости от содержания обращений (п. 4 Приказа Генерального прокурора Российской Федерации от 30 июля 1992 г. № 33 «О порядке рассмотрения писем, жалоб, заявлений и приема граждан в органы прокуратуры Российской Федерации»). По результатам оперативно-розыскных действий, если будут обнаружены признаки преступления, уголовное дело должно быть возбуждено обязательно.

По каждому заявлению или сообщению должно быть принято следующее решение: о возбуждении уголовного дела; о передаче полученного заявления или сообщения по подследственности. В связи со сказанным необходимо иметь в виду, что приказом Генерального прокурора Российской Федерации № 24 от 9 апреля 1996 г. Четко определена компетенция специализированных прокуратур - транспортных, военных частей, прокуратур по надзору за исполнением законов при исполнении уголовных наказаний, природоохранных прокуратур. Осуществляя надзор, прокурор должен проверять обоснованность принятого соответствующим органом решения, а также выяснять, сообщено ли заявителю о принятом решении. Последнее обстоятельство важно для обеспечения прав и интересов граждан.

Прокурор обязан в соответствии с п. 1 ст. 221 УПК не реже одного раза в месяц проверять исполнение законов при приеме, регистрации, учете заявлений и сообщений о преступлениях.

Придавая большое значение данному участку прокурорской деятельности, Генеральный прокурор Российской Федерации требует от подчиненных ему прокуроров выработать такую схему надзора, чтобы проверками своевременно охватывались все находящиеся на рассмотрении заявления и сообщения о преступлениях, не допускалось промедления в возбуждении уголовных дел при очевидных признаках преступления, проведения не вызванных необходимостью проверочных действий, принятия незаконных и необоснованных решений. При выявлении нарушений порядка приема, регистрации, учета заявлений и сообщений о преступлениях, фальсификации материалов доследственной проверки необходимо ставить вопрос об ответственности виновных лиц вплоть до возбуждения уголовного преследования. Прокуроры должны строго следить заявление фактическим устранением вскрытых нарушений.

Оперативно-розыскная деятельность, осуществляемая гласно или негласно уполномоченными на то законом государственными органами, имеет целью защиту жизни, здоровья, прав и свобод граждан, собственности, обеспечение безопасности общества и государства от преступных посягательств. Эта деятельность должна осуществляться строго в рамках законности. Она подробно регламентируется Федеральным законом «Об оперативно-розыскной деятельности».

В законе дан перечень государственных органов, которым предоставлено право выполнять оперативно-розыскную деятельность, заявление законностью которой прокуроры осуществляют надзор. К ним относятся: 1) органы внутренних дел, 2) органы федеральной службы безопасности, 3) федеральные органы налоговой полиции, 4) федеральные органы государственной охраны - Главное управление охраны Российской Федерации и Службы безопасности Президента Российской Федерации, 5) органы пограничной службы Российской Федерации, 6) таможенные органы Российской Федерации, 7) Служба внешней разведки Российской Федерации. Этот перечень исчерпывающий. Он может быть изменен - расширен или сужен только федеральным законом. Осуществляя надзор, прокурор следит заявление тем, чтобы ни один из этих органов не вышел заявление пределы полномочий, установленных законодательными актами Российской Федерации.

Полномочия прокуроров по надзору на этом участке устанавливаются законодательными актами Российской Федерации.

В процессе осуществления надзора уполномоченный на то прокурор вправе запросить (в связи с поступившей в прокуратуру информацией граждан) материалы о нарушении законов при проведении оперативно-розыскных мероприятий, а также при проверке установленного порядка проведения таких мероприятий и законности принимаемых при этом решений. Руководители органа, осуществляющего оперативно-розыскную деятельность, обязаны предоставить прокурору оперативно-служебные документы, послужившие основанием для проведения таких мероприятий.

Данные о лицах, внедренных в организованные преступные группы, и о штатных негласных сотрудниках органов, осуществляющих оперативно-розыскную деятельность, а также о лицах, оказывающих содействие этим органам на конфиденциальной основе, представляются прокурору, даже уполномоченному, только с письменного согласия указанных лиц, заявление исключением случаев, требующих их привлечения к уголовной ответственности. Отсюда следует, что по общему правилу та часть оперативно- розыскной деятельности, которая касается указанной категории лиц, в предмет прокурорского надзора не входит. Такие ограничения полномочий прокурора обусловлены прежде всего заботой о безопасности лиц, сотрудничающих с рассматриваемыми органами, так как даже случайная, происшедшая по неосторожности, утечка информации об этих лицах может привести к трагическим последствиям для них, их родных и близких.

Федеральный закон исключает также из предмета прокурорского надзора сведения об организации, о тактике, методах и средствах осуществления оперативно-розыскной деятельности. Однако здесь имеется некоторая несогласованность предписаний Федерального закона. В соответствии с Федеральным законом о прокуратуре, а также ч. 2 ст. 5 и ч. 2 ст. 21 Федерального закона об ОРД гражданин по поводу таких нарушений вправе обратиться с жалобой к прокурору. Представляется, что прокурор не может отказать в принятии такой жалобы по тому мотиву, что это не входит в предмет прокурорского надзора, а обязан ознакомиться с соответствующими оперативно-служебными документами, проверить и разрешить жалобу и дать на нее мотивированный ответ.

Явное противоречие имеется и в предписаниях ст. 21. В ч. 1 этой статьи сказано, что по запросу уполномоченного прокурора в связи с поступившими в прокуратуру материалами, информацией и обращениями граждан о нарушении законов при проведении оперативно-розыскных мероприятий и законности принимаемых при этом решений руководители органа, осуществляющего оперативно-розыскную деятельность, предоставляют указанному прокурору оперативно-служебные документы, послужившие основаниями для проведения этих мероприятий. А в ч. 3 этой же статьи сказано, что сведения об организации, о тактике, методах и средствах осуществления оперативно-розыскной деятельности в предмет прокурорского надзора не входят. Но ведь нарушения законов при проведении оперативно-розыскных мероприятий и законности принимаемых при этом решений в основе своей органически связаны с организацией, тактикой, методами и средствами осуществления оперативно-розыскной деятельности. Поэтому прокурор не может проверить обращения граждан по поводу таких нарушений, не вторгаясь в ту сферу этой деятельности, которая не входит в предмет прокурорского надзора, не следует. Но определенным должно быть одно - какую бы жалобу или иную информацию о нарушениях законов в входе оперативно-розыскной деятельности не получал прокурор, он должен рассмотреть ее, принять по ней мотивированное решение и сообщить об этом гражданину.

Особого внимания прокурора заслуживают решения органа дознания или следователя, влияющие на движение уголовного дела. Прежде всего это относится к законности и обоснованности решений о возбуждении уголовного дела, об отказе в возбуждении дела и передаче по подследственности заявлений и сообщений о совершенных или готовящихся преступлениях. Изучение практики показывает, что на данном этапе расследования допускаются многочисленные нарушения по разным причинам: низкая квалификация лиц. Производящих дознание: или следователей, небрежное отношение их к своим обязанностям, нередко связанное с перегрузкой в работе, нежелание заниматься «мелочевкой», стремление приукрасить статистическую отчетность, а иногда и корыстные злоупотребления. Одно из часто встречающихся нарушений закона - решение с согласия прокурора об отказе в возбуждении или прекращении уголовных дел с применением мер общественного воздействия без учета реальных возможностей их осуществления, а иногда и без достаточных доказательств вины лица в совершении преступления. Другой ответственный момент - принятие решений на завершающем этапе расследования. Поэтому Генеральный прокурор Российской Федерации предписывает в целях предупреждения принятия незаконных решений на этом этапе осуществлять обязательную проверку всех уголовных дел, исключить факты приостановления и прекращения дел, пока не исчерпаны все возможности для сбора доказательств и изобличения преступников.

Глава II. Правоотношения при осуществлении прокурорского надзора за оперативно-розыскной деятельностью.

Анализ Федерального закона «Об оперативно-розыскной деятельности», Закона «О прокуратуре Российской Федерации»», других законов, регламентирующих вопросы организации и деятельности органов, осуществляющих оперативно-розыскную деятельность, а также УПК РСФСР позволяет утверждать, что отношения между прокурором и должностными лицами оперативно-розыскных органов носят характер правоотношений. В ходе надзора за оперативно-розыскной деятельностью прокурор вступает в правоотношения с оперативными работниками и руководителями органов, осуществляющих названную деятельность. Правоотношения в данном случае представляют собой вид общественных отношений, участники которых (прокурор и соответствующее лицо, осуществляющее оперативно-розыскную деятельность) выступают в качестве носителей юридических прав и обязанностей, установленных перечисленными законодательными актами. Характер и содержание правоотношений определены нормами указанных законодательных актов, которые устанавливают: основания и условия возникновения правоотношений; лиц, могущих быть их участниками (субъектами); средства охраны правоотношений от посягательств (нарушений) и др. Правоотношения служат основным средством реализации права, применения его в жизни. Каждое правоотношение характеризуется определенной взаимосвязью прав и обязанностей его участников (субъектов), в том числе не только конкретных исполнителей в сферах прокурорского надзора и оперативно-розыскной деятельности, но и соответствующих руководителей органов прокуратуры, органов управления оперативно-розыскными аппаратами и подразделениями. Правомочия одного субъекта права (прокурора) согласуются с обязанностью другого субъекта (должностного лица органа, осуществляющего оперативно-розыскную деятельность), и наоборот. Права и обязанности определяются нормами права и имеют наименование субъективных прав и юридических обязанностей прокуроров и должностных лиц органов, осуществляющих оперативно-розыскную деятельность. Реализация правоотношений обеспечивается государством, в частности возможностью применения государственного принуждения к участникам правоотношений.

С учетом специфики правоотношений, урегулированных законом, в России их подразделяют на государственно-правовые, административно-правовые, гражданские процессуальные, трудовые, семейные, земельные, международно-правовые и т. д. Впервые Законом «Об оперативно-розыскной деятельности» и Законом «О прокуратуре Российской Федерации» отношения между прокурором должностными лицами органов, которые осуществляют оперативно-розыскную деятельность, приобрели характер правоотношений, регулируемых на законодательном уровне.

Основаниями для возникновения, изменения и прекращения правоотношений служат юридические факты, т. е. конкретные обстоятельства, с наступлением которых нормы права приобретают юридические последствия в виде возникновения, изменения или прекращения конкретных субъективных прав или юридических обязанностей субъектов правоотношений.

Так, в случае совершения убийства правомерно утверждать о наличии юридического факта - преступления. Его юридическим последствиями являются юридическая обязанность оперативно-розыскного органа раскрыть преступление (ст. 2 Закона «Об ОРД в РФ») и субъективное право прокурора осуществлять надзор за исполнением законов данным органом (ст. 30 Закона «О прокуратуре РФ»).

Реальные жизненные (бытовые) события или обстоятельства становятся юридическими фактами не через их естественные свойства, а вследствие признания их таковыми государством и закрепления в законе. Например, к ним относятся: общественно опасные деяния, которые в качестве конкретных составов преступлений закреплены в соответствующих статьях Уголовного кодекса; заявления и сообщения о преступлениях, которые перечислены в ст. 108 УПК РСФСР как поводы к возбуждению уголовных дел. Юридическими фактами являются основания проведения оперативно-розыскных мероприятий, установленные ч. 1 ст. 7 Закона «Об оперативно-розыскной деятельности»: наличие возбужденного уголовного дела; ставшие известными органам, осуществляющими оперативно-розыскную деятельность, сведения о подготавливаемом или совершенном противоправном деянии, относительно которого обязательно производство предварительного следствия, когда нет данных, указывающих на признаки преступления; запросы международных правоохранительных организаций и правоохранительных органов иностранных государств в соответствии с международными договорами (соглашениями) о правовой помощи. Перечень юридических фактов может быть продолжен с учетом положений, закрепленных в ряде статей Закона «Об оперативно-розыскной деятельности».

Деяния как юридические факты бывают правомерными или неправомерными. Так, непосредственное обнаружение признаков преступления лицом, уполномоченным осуществлять оперативно-розыскную деятельность, в процессе которой нарушение закона не допускалось, представляет собой правомерный юридический факт (п. 6 ст. 108 УПК РСФСР). Разбойное нападение гражданина на потерпевшего образует неправомерное деяние - преступление, которое в качестве юридического факта является основанием для проведения оперативной проверки и возбуждения уголовного дела (ст. 8 Закона «Об ОРД», ч. 2 ст. 108 УПК РСФСР).

В зависимости от структуры юридические факты могут быть простыми, когда юридический факт находит выражение в одном обстоятельстве, и сложными, когда он включает несколько обстоятельств (тогда его называют юридическим составом). Например, нарушение оперуполномоченным криминальной милиции права гражданина на тайну телефонных переговоров путем их прослушивания без соответствующего разрешения суда является простым юридическим фактом, обязывающим прокурора, судью и вышестоящий орган криминальной милиции принять меры к восстановлению нарушенного права (ст. 5 Закона «Об ОРД»). Получение оперуполномоченным криминальной милиции приказа (указания), противоречащего закону, когда его исполнение вызывает совершение преступления, представляет собой сложный юридический факт (юридический состав). Его последствиями должны быть обязанность оперуполномоченного руководствоваться законом, а не противозаконным приказом (указанием), и обязанность сообщить о незаконном приказе (указании) прокурору или вышестоящему руководителю криминальной милиции.

В зависимости от характера последствий юридические факты могут быть правообразующими, правоизменяющими и правопрекращающими.

Субъективное право - конкретная обеспеченная законом мера возможного поведения прокурора, должностного лица, осуществляющего оперативно-розыскную деятельность, гражданина, вовлеченного в сферу этой деятельности, направленная на достижение целей, связанных с удовлетворением определенного законом правового интереса. Предпосылкой субъективного права является правоспособность, т. е. общая (абстрактная) способность лица иметь права. Субъективное право - необходимый элемент конкретного правоотношения. Оно возникает на основании юридического факта и включает возможность как самостоятельно совершать определенные действия (поведение), так и требовать определенного поведения (действия или воздержания от действия) от другого лица (других лиц), поскольку такое поведение обуславливает осуществление субъективного права.

В случае нарушения субъективное право защищается законом в принудительном порядке, в том числе путем предъявления в суде или прокурору, или руководителю органа, осуществляющего оперативно-розыскную деятельность, притязания к нарушителю субъективного права. Так, законом установлено, что при нарушении органом (должностным лицом), осуществляющим оперативно-розыскную деятельность, прав и законных интересов физических и юридических лиц вышестоящий орган, прокурор либо судья в соответствии с заявленными данными лицами претензиями обязаны принять меры к восстановлению нарушенных прав и законных интересов, возмещению причиненного вреда согласно действующему в России законодательству (ч. 7 ст. 5 Закона «Об ОРД в РФ»).

Конституция РФ и законодательство об оперативно-розыскной деятельности, иные законодательные акты содержат необходимые гарантии осуществления и защиты субъективных прав граждан и других участников правоотношений, возникающих в процессе оперативно-розыскной деятельности.

Субъекты права - должностное лицо и орган, осуществляющие оперативно-розыскную деятельность, прокурор, надзирающий за этой деятельностью, физическое или юридическое лицо, вовлеченное в сферу оперативно-розыскной деятельности, которые наделены правосубъективностью, т. е. обладать по закону способностью иметь и осуществлять непосредственно (в ряде случаев - через представителей) права и юридические обязанности. Субъект права - необходимый элемент правоотношений в оперативно-розыскной деятельности и осуществлении надзора за нею. Правосубъективность не является биологической, прирожденной. Правосубъективность - общественно-юридическое качество лица (органа), которым субъект наделен государством.

Признав физических, юридических, должностных лиц и органы субъектами права, государство определило их в правовой статус, который характеризует положение субъектов по отношению к государству и друг к другу в ходе оперативно-розыскной деятельности и надзора за нею. Правовой статус субъектов включает их права и обязанности, которые установлены Конституцией РФ, УПК РСФСР, Законом «Об ОРД», другими законодательными актами, регламентирующими оперативно-розыскную деятельность и ее организацию, международно-правовыми актами, предусматривающими основания и порядок международного сотрудничества в области оперативно-розыскной и уголовно процессуальной деятельности.

Необходимый элемент правоотношений - правомочие субъекта права. Правомочие - это предусмотренная законом возможность участника правоотношения осуществлять определенные действия или требовать известных действий от других участников правоотношения. Реальность правомочия гарантируется государством: при невыполнении лицом своих обязанностей уполномоченная сторона может обратится за защитой своего права к руководителю органа, осуществляющего оперативно-розыскную деятельность, прокурору либо в суд. Правомочия участников правоотношений при производстве оперативно-розыскных мероприятий и надзоре за их законностью установлены Законом «Об ОРД», другими законодательными актами, регламентирующими вопросы организации и осуществления оперативно-розыскной деятельности, Законом «О прокуратуре РФ» и УПК РСФСР. Отдельные аспекты правомочий участников правоотношений предусмотрены ст. 23, 25 и некоторыми другими Конституции РФ.

Юридические обязанности - это закрепленное право и обеспеченное государством необходимость выполнения определенных действий субъектом права. Возложение юридических обязанностей на субъекта (прокуроров, должностных лиц органов, осуществляющего оперативно-розыскную деятельность, физическое или юридическое лицо, вовлеченное в сферу этой деятельности), наряду с предоставлением ему субъективного права, является одним из основных средств обеспечения такого поведения субъекта, в котором заинтересовано государство, важным способом воздействия государства на общественные отношения.

Непосредственными источниками юридических обязанностей выступают правовые нормы - Конституции РФ, Закона «Об ОРД», УПК РСФСР, других законодательных актов, например, запрет ограничивать конкретные конституционные права граждан без судебного решения (ст. 23, 25 Конституции РФ) .

Важно различать общие и конкретные юридические обязанности.

Общие юридические обязанности возникают у субъектов непосредственно из юридических норм, вне правоотношений, например: юридическая обязанность не разглашать сведения, касающиеся организации и тактике проведения оперативно-розыскных мероприятий, что составляет государственную тайну; запрет органам (должностным лицам), осуществляющим оперативно-розыскную деятельность, предпринимать действия в интересах какой-либо политической партии, принимать негласное участие в работе органов представительной или судебной власти, а также общественных объединений или религиозных организаций, зарегистрированных в установленном законом порядке, с целью оказать влияние на характер их деятельности.

Конкретные юридические обязанности возникают у субъектов лишь в процессе конкретных правоотношений, в которых правомочными являются точно определенные лица (органы), например, юридические обязанности органов, осуществляющих оперативно-розыскную деятельность, выявлять, предупреждать, пресекать и раскрывать преступления, предоставлять прокурору оперативно-служебные документы при осуществлении им надзора, в частности для получения санкции на проведение оперативно-розыскных мероприятий. Или другой пример. При решении определенных законом задач оперативно-розыскной деятельности органы, уполномоченные ее осуществлять, обязаны принимать в соответствии со своей компетенцией все необходимые меры для защиты охраняемых законом прав и свобод личности, собственности, безопасности общества и государства; исполнять письменные поручения следователя, указания прокурора и определения суда о проведении оперативно-розыскных мероприятий по уголовным делам, принятым ими к производству; выполнять на основе договоров (соглашений) о правовой помощи запросы соответствующих международных правоохранительных организаций и правоохранительных органов иностранных государств и др.

Глава III. Организация и осуществление прокурорского надзора за исполнением законов в ОРД.

Правовые средства, методы и формы осуществления прокурорского надзора за ОРД.

До середины 80-х годов ОРД находилась вне правового поля, т. к. регулировалась ведомственными актами МВД, КГБ и др. органов. Единственное упоминание было в Основах уголовного судопроизводства СССР и союзных республик и статья 19 УПК РСФСР, возложивших на органы дознания осуществление оперативно-розыскных мероприятий. Однако названные нормативные правовые акты не давали понятия оперативно-розыскных мероприятий, не раскрывали их сущности и не определяли условий их использования.

В середине - конце 80-х годов упоминание о субъектах ОРД появилось в Законах СССР «Об органах государственной безопасности СССР», «О советской милиции» и других. Вносилось также предложение о создании оперативно-розыскного кодекса. Однако первый закон об ОРД в РФ был принят только 13 марта 1992 г. Этот закон определил понятие ОРД, перечень ОРМ и основания их применения, предусмотрел систему органов контроля и надзора за ОРД.

Этим же актом в общем виде были определены полномочия прокуроров при осуществлении надзора за законностью оперативно-розыскных мероприятий, что позволило снять многие дискуссионные вопросы, связанные с отсутствием законодательной базы. Дискуссии касались основного вопроса - пределов прокурорского надзора за ОРД. Точки зрения по данной проблеме сводились к трем:

полностью отрицавшей возможность надзора;

позволявшей вмешиваться даже в тактику производства оперативно-розыскных мероприятий;

промежуточной, устанавливающей пределы прокурорского надзора.

Российский законодатель избрал третий путь.

Деятельность прокурора, надзирающего за исполнением законов органами, осуществляющими оперативно-розыскную деятельность, подчинена строгому правовому регулированию и осуществляется в определенных процессуальных формах. Под формами надзора за ОРД понимают указанные в законе средства (полномочия плюс порядок их реализации), которые предоставлены прокурору с целью обеспечить неуклонное соблюдение органами, осуществляющими ОРД, установленных правил расследования преступлений и достижение задач уголовного судопроизводства.

Формы прокурорского надзора за ОРД могут быть классифицированы по различным основаниям. Наиболее распространенной в теории прокурорского надзора является классификация, предложенная В. Савицким, В. Михайловым и другими, исходя из непосредственной цели, ради достижения которой установлена та или иная из них:

формы предупреждения и выявления нарушений закона;

формы устранения нарушений закона.

Однако предложенная классификация является условной, т. к. в практике работы органов прокуратуры да и в процессуальной теории подчас невозможно разграничить действия прокурора по выявлению нарушений закона и по их устранению.

Данная классификация допускает и другую внутреннюю группировку форм надзора: 1) используемые прокурором для установления нарушений и 2) применяемы им для предупреждения и устранения нарушений.

А. И. Долгова распределяет все формы прокурорского надзора на 3 группы: 1) предотвращения нарушений, 2) выявления нарушений, 3) реагирования на нарушения.

Следует отметить, что формы надзора могут быть сгруппированы и по другим основаниям, нежели непосредственная цель применения прокурором своих правомочий. Так, А. И. Долгова различает формы прокурорского надзора в зависимости от субъекта, исполняющего закон, т. е. формы надзора за исполнением законов следователем и лицом, производящим дознание; за исполнением законов судом (судьей), за исполнением законов другими участниками процесса.

У П. А. Быкова можно найти еще одну классификацию: 1) формы надзора по конкретным уголовным делам и 2) формы, характеризующие прокурорский надзор на отдельных участках деятельности органов МВД, т. е. комплексные проверки в органах дознания, проверки КПЗ и т. п. .

Надзирая за оперативно-розыскной деятельностью, прокуроры должны руководствоваться соответствующими предписаниями Федерального закона о прокуратуре. Кроме того, некоторые вопросы прокурорского надзора разрешаются в соответствующих приказах и указаниях Генерального прокурора. Приказом Генерального прокурора № 48 «Об организации надзора за исполнением Федерального закона «Об оперативно-розыскной деятельности» возложена обязанность по осуществлению такого надзора на прокуроров субъектов Российской Федерации, приравненных к ним военных и других специализированных прокуроров, прокуроров городов и районов, других территориальных, военных и иных спецпрокуроров, а также выделенных для этой цели приказами прокуроров субъектов Российской Федерации уполномоченных прокуроров, а в Генеральной прокуратуре - на заместителей Генерального прокурора, Главного военного прокурора и его заместителей, начальников управлений и отделов и их заместителей (старших помощников и помощников), старших прокуроров и прокуроров в соответствии с их функциональными обязанностями.

Предметом прокурорского надзора является неукоснительное исполнение органами, осуществляющими оперативно-розыскную деятельность, Конституции, Федерального закона, других законов, содержащих нормы, относящиеся к этой деятельности, а также приказов и указаний Генерального прокурора.

Согласно Федеральному закону существенная часть оперативно-розыскной деятельности регламентируется нормативными актами органов, которые ее осуществляют. Это касается наделения соответствующих руководителей данных органов полномочиями на вынесение мотивированных постановлений о проведении оперативно-розыскных мероприятий, ограничивающих конституционные права граждан, определения перечня дел оперативного учета и порядка их ведения, а также порядка представления результатов оперативно-розыскной деятельности органу дознания, следователю или в суд. Поэтому прокурорский надзор должен включать в себя также неукоснительное соблюдение органами, осуществляющими оперативно-розыскную деятельность, ведомственных нормативных актов. Он должен способствовать успешному решению задач и достижению целей данного вида деятельности.

Приказ Генерального прокурора от 9 августа 1996 г. № 48 предписывает исходить из того, что предметом прокурорского надзора являются соблюдение прав и свобод человека и гражданина, порядок выполнения оперативно-розыскных мероприятий, установленный законами и нормативным актами, принятыми в развитие этих законов, а также законность решений, принимаемых органами, осуществляющими оперативно-розыскную деятельность. Из данного приказа и предписаний Федерального закона следует, что сведения об организации, о тактике, методах и средствах осуществления оперативно-розыскной деятельности в предмет прокурорского надзора не входят, а сведения о внедренных в организованные преступные группы лицах, о штатных негласных сотрудниках, а также о тех, кто оказывает (оказывал) содействие на конфиденциальной основе, представляются прокурору только с их письменного согласия (за исключением случаев привлечения этих лиц к уголовной ответственности).

В частности в приказе № 48 содержатся следующие положения:

прокуроры, уполномоченные надзирать за исполнением законов в оперативно-розыскной деятельности, должны иметь для работы с документами допуск, оформленный надлежащим образом;

при осуществлении или организации надзора исходить из того, что предметом прокурорского надзора являются соблюдение прав и свобод человека и гражданина, порядок выполнения оперативно-розыскных мероприятий, установленного законами и нормативными актами, принятыми в развитие этих законов, а также законность решений, принимаемых органами, осуществляющими оперативно-розыскную деятельность (см п. 2);

уполномоченные прокуроры вправе требовать у руководителей органов, осуществляющих оперативно-розыскную деятельность, подлинные оперативно-служебные документы, послужившие основанием для заведения дел оперативного учета, а также проведения оперативно-розыскных мероприятий и их учета.

Режим законности в ОРД во многом зависит от строгого соблюдения порядка проведения оперативно-розыскных мероприятий и законности принимаемых при этом решений. Приказ Генерального прокурора от 9 августа 1996 г. № 48 предписывает проверку установленного порядка проведения оперативно-розыскных мероприятий и законности принимаемых при этом решений осуществлять:

по информации о ненадлежащем реагировании - на поручения следователя, органа дознания или суда по уголовным делам, находящимся в их производстве; на указания прокурора;

в других случаях с учетом состояния законности в этой сфере деятельности.

Прокуроры прежде всего должны обращать внимание на то, чтобы при осуществлении ОРД проводились только те ОРМ, перечень которых определен Федеральным законом. Такой перечень может быть изменен и дополнен только Федеральным законом, следовательно, никакое должностное лицо органа, осуществляющего ОРД, ни в какой форме делать этого не вправе.

Особо пристальное внимание прокурорам следует уделять общим правовым основаниям проведения ОРМ. Поскольку такие основания перечислены в Федеральном законе, то правомерен вывод о том, что их перечень также является исчерпывающим.

При организации надзора за ОРД можно выделить следующие основные направления:

а) законность и обоснованность заведения, ведения и прекращения дел оперативного учета;

б) надзор за соблюдением прав и свобод граждан и юридических лиц при осуществлении органами и учреждениями внутренних дел ОРД и использовании ее результатов;

в) обеспечение социальной и правовой защиты должностных лиц органов, осуществляющих ОРД, а также граждан, содействующих органам, осуществляющим эту деятельность;

г) защита сведений об органах, осуществляющих ОРД;

д) законность и обоснованность решений, принимаемых должностными лицами органов, осуществляющих ОРД;

Все перечисленные элементы прокурорского надзора органически взаимосвязаны между собой и выделение их в качестве самостоятельных весьма условно.

Существенная сторона прокурорского надзора - надзор за правильным и обоснованным использованием результатов ОРД. Особенность предписаний Федерального закона об ОРД в этом отношении состоит в том, что отражают непосредственную связь двух видов деятельности: оперативно-розыскной и уголовно-процессуальной. Поэтому для реализации таких предписаний необходимы надежные знания соответствующих институтов и норм уголовно-процессуального права, а также положений науки уголовного процесса. Следует также учитывать, что эти предписания Федерального закона представляют особую сложность и при их реализации. В частности, это касается предписания Федерального закона, которое наделяет органы, уполномоченные осуществлять ОРД, правом в ходе ОРМ изымать предметы, материалы и сообщения, в случае возникновения непосредственной угрозы жизни и здоровья лица, а также угрозы государственной, военной, экономической и экологической безопасности России. Прокуроры должны ориентировать оперативных сотрудников на то, что при наличии необходимых правовых предпосылок для изъятия материальных предметов и документов способами уголовного процесса совершение этих действий при производстве ОРМ должно признаваться недопустимым. В ходе ОРД прежде всего необходимо создавать реальные условия для решения данного вопроса именно таким путем. Из п. 1 ч. 1 ст. 15 Федерального закона «Об ОРД» вытекает, что изъятие предметов, материалов и сообщений при проведении ОРМ возможно только тогда, когда имеются признаки преступления, создающего угрозу жизни и здоровья лица, а также угрозу государственной, военной, экономической

или экологической безопасности России. Прокурорский надзор должен направлять оперативно-розыскную практику на то, что при наличии таких признаков должно возбуждаться уголовное дело и тогда изъятие документов будет осуществлено путем производства соответствующих следственных действий.

Однако, из практики известно немало случаев, когда оперативные мероприятия проводятся не в рамках требований закона. Это не только не способствует раскрытию преступлений, но и приводит к тому, что преступники длительное время не привлекаются к ответственности, а иногда вообще уходят от нее. Анкетирование сотрудников оперативных служб, следователей и прокурорских работников показало, что нарушения законов сотрудниками оперативных служб по установлению лица, совершившего преступление, преобладают над всеми другими нарушениями законов и составляют почти 50%. В связи с этим усилия прокуроров при осуществлении надзора за исполнением законов в оперативно-розыскной деятельности должны быть сосредоточены в первую очередь на этом направлении. Низкий уровень надзора порождает здесь утрату доказательств, упускаются благоприятные тактические возможности для их сбора «по горячим следам».

При раскрытии преступлений объектом поиска становится информация о событии преступления; о лицах, совершивших преступление; о похищенном имуществе; о документах, орудиях преступления, а также иных предметах, имеющих доказательственное значение.

Непосредственная обязанность раскрытия преступлений возложена на органы, осуществляющие оперативно-розыскную деятельность, и следователей. Прокурор не должен вмешиваться в тактические приемы оперативно-розыскной деятельности по раскрытию преступлений. Однако, если применение тактических приемов противоречит закону или может привести к его нарушению, он обязан вмешаться и принять меры в соответствии со своими полномочиями.

При организации и осуществлении надзора за исполнением законов при раскрытии преступлений особого внимания заслуживают следующие вопросы: законность заведения и прекращения дел оперативного учета, соблюдение сроков для заведения этих дел и их ведения, законность проведения оперативно-розыскных мероприятий, их полнота, выполнение поручений следователей.

Анализ материалов прокурорских проверок свидетельствует о том, что не всегда своевременно заводятся дела оперативного учета, в том числе по тяжким преступлениям, а в некоторых случаях такие дела вообще не заводятся. Так, в одном из областных центров под прикрытием частной фирмы, занимавшейся скупкой, продажей и обменом жилой площади, функционировала организованная преступная группа. Члены группы (включая работника милиции), в том числе через бюро технической инвентаризации, выявляли одиноких граждан, злоупотреблявших спиртным, спаивали их, а затем обманным путем завладевали их квартирами или деньгами, вырученными от продажи квартир. О существовании группы поступила информация в отдел уголовного розыска УВД и регионального управления по организованной преступности. Однако дело оперативного учета своевременно заведено не было, к оперативной разработке этой группы приступили поздно, в результате ее членами был убит владелец трехкомнатной квартиры, не согласившийся совершить обмен квартиры на навязываемых ему условиях.

Установлены факты необоснованного заведения дел оперативного учета, влекущие не только напрасную затрату сил и средств оперативных служб, но и создающие реальные условия для нарушения законных интересов и прав граждан. При установлении случаев заведения оперативных дел без достаточных оснований прокурор должен дать указание о немедленном их прекращении и снятии с оперативного учета лиц, в отношении которых были заведены дела.

Учитывая, что процент раскрываемости преступлений - важный показатель работы оперативных аппаратов, их сотрудники не всегда регистрируют преступления, по которым лица, их совершившие, неизвестны, и не принимают меры по раскрытию.

Достаточно распространено невыполнение или неполное выполнение необходимых ОРМ.

Редко проводятся такие важные мероприятия, позволяющие изобличить лиц, совершивших преступление, как обследование помещений, сооружений, местности и транспортных средств. Прокурор, осуществляющий надзор, должен каждый раз рассматривать необходимость проведения ОРМ, направленных на раскрытие преступления.

При осуществлении надзора необходимо также обращать внимание на обязательность документирования ОРМ. Среди некоторых оперативных работников бытует мнение, что составление документов для оперативных дел является формальностью. Опросы оперативных работников показывают, что некоторые проводимые ими мероприятия не находят документального отражения либо фиксируются схематично, поверхностно, без отражения многих обстоятельств. Формальный подход к этим документам иногда влечет утрату их доказательственного значения.

По мнению опрошенных прокуроров, следователей и оперативных работников, главными причинами нераскрытия преступлений и неустановления лиц, их совершивших, являются: низкая квалификация работников правоохранительных органов и нежелание работать надлежащим образом (68%); чрезмерная загруженность в работе (70%); неблагоприятное стечение обстоятельств (6%); сложившаяся практика регулирования учета преступлений (14%); несвоевременное сообщение в правоохранительные органы о совершенном преступлении (19%).

Они считают, что лицу, совершившему преступление и выявленному правоохранительными органами, удается избежать ответственности по вине: следователя, который поверхностно расследовал преступление (59%); оперуполномоченного, не закрепившего следы преступления (43%); суда, неправильно оценившего имеющиеся доказательства (32%); прокурора, который своевременно не дал санкцию на проведение обысков, арест (23%); прокуратуры, которая не смогла поддержать надлежащим образом в суде государственное обвинение (10%) .

Таким образом, при проверке законности оперативно-розыскных мероприятий, прокурору необходимо обращать внимание, во-первых, на полноту выполнения поручения; во-вторых, на использование всех предусмотренных законом средств; в-третьих, на своевременность выполнения поручения и направления информации следователю; и, наконец, проверять полноту, своевременность и обоснованность поручений, которые следователь направил органам, выполняющим ОРД. Прокурору также необходимо следить за тем, чтобы оперативно-розыскная информация была объективной и полной; в полном объеме использовалась при расследовании преступлений; строго разграничивалась компетенция оперативных аппаратов и органов предварительного расследования; не допускалась расшифровка негласных сил, средств и методов.

Прокурор в пределах своей компетенции, по собственной инициативе либо в связи с поступившими жалобами граждан осуществляет проверку законности действий должностных лиц, осуществляющих ОРД, а также лиц, руководящих ими.

В соответствии с ч. 2 ст. 21 Закона об ОРД уполномоченный прокурор в связи с поступившими в прокуратуру материалами, информацией и обращениями граждан о нарушении законов при проведении оперативно-розыскных мероприятий и законности принимаемых при этом решений по собственной инициативе вправе требовать от руководителя органа, осуществляющего оперативно-розыскную деятельность, представления необходимых оперативно-служебных документов. Приказ Генерального прокурора от 9 августа 1996г. № 48 предписывает уполномоченным прокурорам требовать у руководителей органов, осуществляющих оперативно-розыскную деятельность, подлинные оперативно-служебные документы, послужившие основанием для заведения дел оперативного учета, а также проведения оперативно-розыскных мероприятий и их учета. Такие материалы ему должны быть представлены. Исключение составляют материалы, содержащие сведения о лицах, внедренные в организованные преступные группы, о штатных негласных сотрудниках органов, осуществляющих оперативно-розыскную деятельность, а также о лицах, оказывающих или оказывавших содействие этим органам на конфиденциальной основе, а также документы, зашифровывающие личность соответствующих должностных лиц и граждан. Оперативно-служебные материалы, составляющие такие сведения, могут быть представлены прокурору только с письменного согласия указанных лиц. В письменном документе должно быть явно выраженное добровольное согласие конкретного лица на ознакомление прокурора с рассматриваемыми материалами. Такое согласие не требуется лишь в случаях совершения лицом, внедренным в организованную преступную группу, штатным негласным сотрудником органа, осуществляющего оперативно-розыскную деятельность, или лицом, оказывающим или оказывавшим содействие этим органам на конфиденциальной основе, уголовного преступления и привлечения его в связи с этим к уголовной ответственности.

Руководитель органа, осуществляющего оперативно-розыскную деятельность, вправе не представлять прокурору оперативно-служебные документы, относящиеся к той части этой деятельности, которая не входит в предмет прокурорского надзора.

Все вопросы, связанные с отнесением той или иной части оперативно-служебных документов к государственной тайне, а также ознакомлением с ними прокурора, решает руководитель органа, осуществляющего оперативно-розыскную деятельность. При этом он руководствуется Конституцией, комментируемым Федеральным законом, Законом о государственной тайне, другими законами Российской Федерации, а также ведомственными нормативными актами.

При проверке исполнения законов органами, осуществляющими оперативно-розыскную деятельность, прокурор вправе требовать объяснения от соответствующих должностных лиц по поводу нарушений ими закона, а также от иных лиц, которым известны обстоятельства правонарушений. Объяснение может быть получено в устном или письменном виде. Письменное объяснение должно быть подписано лицом, давшим его, а устное может быть отражено в справке, составляемой прокурором.

Способы реагирования прокурора на нарушения законов, допущенные в сфере оперативно-розыскной деятельности, зависят от характера проверяемого вопроса. Важным самостоятельным способом такого реагирования может быть представление прокурора об устранении нарушений закона, допущенных в ходе осуществления оперативно-розыскной деятельности. Прокурор вносит представление в орган или должностному лицу, которые полномочны устранять нарушения закона. Не позднее чем в месячный срок должны быть приняты конкретные меры по устранению нарушений закона, причин и условий, им способствующих, и о результатах сообщено прокурору в письменной форме. Прокурор вправе опротестовывать противоречащие закону приказы и указания руководителей органов, осуществляющих оперативно-розыскную деятельность.

При наличии достаточных оснований прокурор вправе также вынести мотивированное постановление о возбуждении уголовного дела или производства об административном правонарушении, а также требовать привлечения лиц, нарушивших закон, к иной установленной законом ответственности. При осуществлении надзора прокурор не вправе решать по существу никакие вопросы оперативно-розыскной деятельности или давать указания о проведении тех или иных конкретных оперативно-розыскных мероприятий.

Комплекс проведенных Восточно-Сибирской транспортной прокуратурой проверок в 1996-1997 гг. Позволил выявить нарушения, прямо влияющие на эффективность названных мероприятий. По ряду розыскных дел опознавательные карты на исчезнувших и умерших людей не заполнялись вообще. Во многих случаях такие карты заполнены фрагментарно, без указаний сведений о группе крови, особенностях зубного аппарата, наличии татуировок и других важных примет.

В изученных делах оперативного учета почти не было правильных сигналетических снимков неопознанных трупов, не привлекались судебные медики для «туалета трупа», в результате чего многие фотоснимки неустановленных лиц, погибших в результате железнодорожных травм, оказались фактически непригодны для опознания.

В некоторых ОВД на транспорте выявлены факты отсутствия в розыскных делах не только фотоснимков, но и дактилоскопических карт неопознанных трупов. Захоронение таких лиц делает их дальнейшую идентификацию невозможной. Многие дактилоскопические карты изготовлялись с нарушениями: без контрольных оттисков пальцев, требуемых в ГИЦ МВД РФ. Некоторые дактилокарты в ГИЦ не направлялись, а их проверка ограничивалась региональным ИЦ УВД.

Выявлены факты формального составления планов оперативных мероприятий, бездеятельность и непрофессионализм в осуществлении розыска. Так, житель Иркутска К., выехавший на поезде в Ташкент, к месту назначения не прибыл и пропал без вести. Розыск на территории России, Казахстана и Узбекистана более полутора лет оставался безрезультатным, пока розыскное дело не изучили в Восточно-Сибирской транспортной прокуратуре. После письменных указаний прокурора работники ОВД в течение нескольких дней установили, что труп К., выпавшего из поезда в 120 км от Иркутска, все это время значился как неопознанный в ОВД на станции Черемхово.

По выявленным нарушениям на имя начальника Восточно-Сибирского УВД на транспорте внесены мотивированные представления, после чего работники этого управления были направлены во все ОВД для проверки и оказания практической помощи на местах. На многих сотрудников транспортной милиции наложены дисциплинарные взыскания. По инициативе Восточно-Сибирской транспортной прокуратуры была организована учеба-семинар в Иркутском учебном центре МВД РФ для оперативных сотрудников, отвечающих за этот участок работы. В ходе систематических прокурорских проверок розыскных дел на лиц, скрывшихся от следствия и суда, выявлены нарушения, свидетельствующие, в частности, о ненадлежащем контроле со стороны руководителей органов дознания. По некоторым делам данной категории вообще отсутствовали планы оперативно-розыскных мероприятий, не утверждались постановления о заведении дел, не указывались сроки выполнения действий. Письменные указания вышестоящих работников, сделанные в ходе ведомственных проверок, часто оставались без исполнения. Выявлены поверхностное изучение связей разыскиваемых лиц, отсутствие системы и целенаправленности в поведении намеченных мероприятий. По ряду дел не истребывались санкции на арест почтово-телеграфной корреспонденции родственников и друзей скрывшихся преступников, хотя такая необходимость обуславливалась содержанием дел.

После прокурорских представлений по результатам проверок розыскных дел положение улучшилось. Организована учеба работников транспортной милиции, в проведении которой принимают участие прокуроры; существенно возросло качество розыскных мероприятий.

3. 2. Правовые средства, методы и формы прокурорского надзора по предупреждению и устранению нарушений законодательства весьма разнообразны. Прежде всего прокурор в этих целях вправе давать поручения (указания) оперативно-розыскным органам: о проведении оперативно-розыскных мероприятий и принятии решений; о розыске преступников и без вести пропавших граждан; о выявлении, предупреждении, пресечении и раскрытии преступлений; о выявлении (установлении) лиц, которые совершили преступления или подготавливают их совершение; о реализации данных, полученных оперативно - розыскным путем; об оказании содействия следователям. Пунктом 3 ст. 7 Федерального закона «Об ОРД» в качестве одного из основания для проведения оперативно-розыскных мероприятий предусмотрено указание прокурора. В то же время в ст. 212 УПК РСФСР предусмотрено, что указания прокурорам дознания в связи с возбуждением и расследованием уголовных дел являются для этих органов обязательными. Однако и в данном случае форма указаний не установлена. Отсюда следует, что указания могут быть как устными, так и письменными. Письменная форма указаний предпочтительнее, поскольку она позволяет проконтролировать их выполнение. Указания прокурора должны быть конкретными. Письменная форма конкретных указаний способствует повышению ответственности должностных лиц оперативно-розыскных органов заявление своевременное, полное и законное их выполнение. Обжалование указаний вышестоящему прокурору не приостанавливает их исполнения. При несогласии с указанием руководитель органа, осуществляющего оперативно-розыскную деятельность, не приостанавливая его исполнения, направляет указание вышестоящему прокурору через своего непосредственного или прямого начальника (с письменным изложением возражений). Вышестоящий руководитель органа, осуществляющего оперативно-розыскную деятельность, в случае согласия с возражениями передает указание и возражения вышестоящему прокурору, а при несогласии с ними возвращает указание для исполнения.

Предупреждение и устранение нарушений закона при принятии решений и проведении оперативно-розыскных мероприятий возможны путем отказа в их санкционировании, когда прокурор не усматривает оснований и условий для проведения оперативно-розыскных мероприятий, подлежащих санкционированию.

По мнению опрошенных прокуроров, следователей и оперативных работников, наибольшее количество нарушений закона совершается при исполнении законодательства об установлении обстоятельств преступления, об обнаружении вещественных доказательств и других следов преступления, по обнаружению лица, совершившего преступление. При этом наибольшее число незаконных действий выражается в виде незаконных задержаний и осмотров, в необъективном информировании следователей о результатах оперативно-розыскных мероприятий, в собирании компрометирующих материалов в целях соответствующего воздействия на гражданина; в составлении подложных документов и фальсификации доказательств.

В соответствии с п. 2 ст. 211 УПК РСФСР прокурор отменяет незаконные и необоснованные постановления лиц, производящих дознание, и следователей. Если таковыми являются постановления о возбуждении либо отказе в возбуждении уголовного дела, о производстве обыска, выемки, вынесенные с учетом материалов оперативно-розыскной деятельности, то прокурор отменой постановлений тем самым устраняет нарушения закона не только в процессуальной, но и в оперативно-розыскной деятельности. Если по делу уже были проведены следственные действия, а дело возбуждено в порядке реализации данных, полученных оперативно-розыскным путем, то прокурор прекращает уголовное дело в порядке, предусмотренном ст. 116 УПК РСФСР. В результате происходит устранение негативных правовых последствий тех нарушений закона, которые были допущены в ходе проведения оперативно-розыскных мероприятий.

Весьма тревожным является то обстоятельство, что 20, 5% опрошенных следователей заявили, что о нарушении закона в ОРД они никому не сообщают, и лишь 34, 6% - вносят по этим нарушениям представления, 30, 8% - сообщают о нарушениях прокурору.

При наличии оснований для возбуждения уголовного дела по оперативно-розыскным данным прокурор вправе сам сделать это (ст. 3, п. 6 ст. 810, ст. 112 УПК РСФСР).

Закон «Об оперативно-розыскной деятельности» не устанавливает права прокурора отменять незаконные и необоснованные постановления органов, осуществляющих оперативно-розыскную деятельность. В то же время согласно п. 3 ст. 22 и ст. 23 Закона «О прокуратуре Российской Федерации» прокурор, установив факт нарушения закона, вносит протест по поводу противоречащего закону акта в орган (или должностному лицу), издавший этот акт, или в вышестоящий орган, либо в суд. Протест подлежит обязательному рассмотрению в десятидневный срок с момента его поступления. При исключительных обстоятельствах, требующих немедленного устранения нарушений закона, прокурор вправе установить сокращенный срок рассмотрения протеста. О результатах рассмотрения протеста незамедлительно сообщается прокурору в письменной форме. Руководствуясь данным положением, он вправе опротестовать незаконные и необоснованные постановления органов, осуществляющих оперативно-розыскную деятельность, и тем самым восстановить законность. В частности, если прокурор после изучения дела оперативного учета приходит к выводу, что оно прекращено преждевременно, необоснованно, незаконно, то он опротестовывает такое решение и добивается возобновления производства, выполнения задач оперативно-розыскной деятельности, в необходимых случаях ставя вопрос о передаче дела оперативной проверки в производство вышестоящему органу для наиболее полной и объективной его проработки.

Путем внесения протеста прокурор может добиться: отстранения должностного лица от осуществления оперативно-розыскной деятельности, если оно допустило нарушение закона при выполнении оперативно-розыскных мероприятий (действий); передачи дела оперативной проверки (соответствующим руководителем) от одного сотрудника оперативно-розыскного органа другому либо от одного нижестоящего органа другому - в целях обеспечения наиболее полной и объективной проработки.

Протест до его рассмотрения может быть отозван принесшим его прокурором.

Исследование причин и условий нарушений закона в ОРД, обстоятельств, способствующих этим нарушениям, свидетельствует о том, что большинство нарушений совершается не только вследствие низкой профессиональной подготовки, но и в связи с недобросовестным отношением исполнителей к своим служебным обязанностям. В этой связи задача прокурора заключается в том, чтобы средствами надзора не только выявлять нарушения, но и принимать такие меры реагирования, которые бы оказывали эффективное воздействие как на исполнителей, так и на руководителей соответствующих подразделений.

Достаточно своеобразны методы и формы прокурорского надзора по предупреждению и устранению нарушений закона, допускаемы в связи с осуществлением оперативно-розыскных мероприятий в местах содержания задержанных, предварительного заключения, в исправительно-трудовых и иных учреждениях, исполняющих наказание и иные меры принудительного характера, назначенные судом, а также в судебно-психиатрических учреждениях. Прямо не установленные в законе для указанных ситуаций, эти методы и формы вытекают из положений, закрепленных в ст. 32-33 Закона «О прокуратуре Российской Федерации». Проверяя соответствие законодательству приказов, распоряжений и постановлений администрации названных выше учреждений, прокурор опротестовывает их в случае противоречия закону, требует объяснений. До рассмотрения протеста администрация учреждения обязана приостановить действие опротестованного акта. Установив, что дисциплинарные взыскания на лиц, содержащихся под стражей, а также отбывающих наказания в местах лишения свободы, наложены в нарушение закона, прокурор отменяет их и немедленно своим постановлением освобождает этих лиц из штрафного изолятора, помещения камерного типа, карцера, дисциплинарного изолятора. Прокурор своим постановлением немедленно освобождает каждого содержащегося без законных оснований в месте лишения свободы или учреждения, которое исполняет другие меры принудительного характера, либо в нарушение закона подвергнутого задержанию, предварительному заключению или помещенного в судебно-психиатрическое учреждение. Равным образом прокурор освобождает незаконно задержанных в административном порядке либо помещенных в медицинский вытрезвитель, прием

ник-распределитель.

Выносимые по фактам нарушения законодательства при проведении оперативно-розыскных мероприятий постановления прокурора и заявляемые им требования относительно исполнения установленных законом порядка и условий содержания задержанных, арестованных, осужденных к лишению свободы и иным мерам наказания, а также лиц, подвергнутых мерам принудительного характера либо помещенных в судебно-психиатрические учреждения, подлежат обязательному исполнению соответствующими администрацией либо органами, исполняющими приговоры судов в отношении лиц, осужденных к мерам наказания, не связанным с лишением свободы.

Согласно Закону «Об оперативно - розыскной деятельности», таможенные органы признаны субъектом ОРД. Однако анализ нормативных актов, регламентирующих оперативно - розыскную деятельность таможенных органов, прежде всего отделов БТП (по борьбе с таможенными правонарушениями), практика их работы в регионах Восточной Сибири указывают на отсутствие реальных методов такой работы. Так, нет нормативных документов о тактике и организационных основах оперативно - розыскных мероприятий, не ведутся дела оперативного учета, не разработаны такие базовые документы ОРД, как наставления по агентурной работе.

При этом нельзя не учитывать, что на современном этапе контрабанда и уклонение от уплаты таможенных платежей, как смежные составы, имеют устойчивые черты организованно-коррумпированной, обманно-корыстной, нередко трансгосударственной преступности с устойчивой тенденцией к качественному развитию. Поистине гигантские прибыли, получаемые в сфере преступной деятельности, по оценкам специалистов, одна из основ теневой экономики. В имеющихся по данному вопросу исследованиях подчеркивается высочайший коэффициент латентности этих преступлений именно в виду высокой степени организованности, коррумпированности, если так можно выразиться - «беловоротничковости». Среди лиц, занимающихся внешне экономической деятельностью, бытует мнение о бессчетном числе абсолютно ненаказуемых вариантов незаконного ввоза-вывоза любых товаров через таможенную границу, уклонения от таможенных сборов. Характерно, что практически все, по крайней мере - наиболее эффективные из таких операций, связаны с подкупом должностных лиц таможенных органов.

Ситуацию в отдельных регионах «спасает» то, что на службу в отделы по борьбе с таможенными правонарушениями принимаются бывшие сотрудники ФСБ и МВД, как правило, пенсионеры, знакомые с оперативно-розыскной деятельностью.

Так, в феврале - марте 1996 г. в Улан-Удэ были получены оперативные данные об отправке из Бурятии в Монголию крупной партии (несколько сотен тонн) свежемороженных шкур крупного рогатого скота - частично путем сокрытия от таможенного контроля и частично путем занижения декларируемого веса. Декларанты - три крупные коммерческие фирмы, работавшие в интересах и в соучастии с заказчиком - рассчитывали подкупить инспекторов досмотрового отделения Бурятской таможни в момент досмотра каждой партии груза на различных подъездных путях Улан-Удэ.

Таким способом 26 февраля 1996 г. за взятку в размере 2 млн. руб. инспектор досмотрового отдела выпустил груз с превышением декларируемого веса на 30 т. 240 кг. (23 893 480 руб. укрытых таможенных платежей). 9 февраля 1996 г. за взятку в размере 500 000 руб. от гражданина КНР инспектор таможни выпустил груз с превышением на 24 т. 250 кг. (18 757 375 руб. укрытых таможенных платежей). 26 февраля 1996 г. другим инспектором был выпущен груз с превышением на 50 т. 800 кг.

В результате организованной операции все причастные к преступлению лица, в том числе сотрудники таможни, были задержаны, возбуждено три уголовных дела, которые в тот же день приняли к производству следователи прокуратуры.

К процессуальным формам, средствам и методам прокурорского надзора по предупреждению и устранению нарушений закона, кроме того, относятся:

принятие предусмотренных законом исчерпывающих мер к постановлению нарушенных при проведении оперативно-розыскных мероприятий прав и законных интересов физических и юридических лиц, к возмещению причиненного им морального и материального ущерба;

дача указаний о немедленном освобождении из изолятора временного содержания задержанных либо принятия об этом решений лично прокурором, когда отсутствуют основания для применения названной меры процессуального принуждения, а также прокурором отказано в санкционировании ареста подозреваемого;

принятие по итогам работы мер к совершенствованию: взаимодействия органов, осуществляющих оперативно-розыскную деятельность, со следователями и другими правоохранительными отделами; согласованного планирования и проведения оперативно-розыскных мероприятий и следственных действий для раскрытия и расследования преступлений в максимально сжатые сроки (совместно с руководителями соответствующих органов);

незамедлительное реагирование на все факты нарушения законности органами, осуществляющими оперативно-розыскную деятельность, и принятие необходимых решений по восстановлению законности.

Установив многократные нарушения законов в оперативно-розыскной деятельности, прокурор вносит представления об их устранении руководителям органов, осуществляющих оперативно-розыскную деятельность. Такие представления подлежат безотлагательному рассмотрению. В месячный срок должны быть приняты конкретные меры по устранению нарушений законов в оперативно-розыскной деятельности, причин и условий, им способствовавших, и о результатах сообщено прокурору в письменной форме (ст. 24 Федерального закона «О прокуратуре Российской Федерации»).

Обнаружив, что в оперативно-розыскной деятельности допускаются преступные нарушения законодательства, прокурор выносит мотивированное постановление о возбуждении уголовного дела и принимает все предусмотренные законом меры к установлению события преступления, лиц, виновных в его совершении, и к наказанию виновных (ст. 3 УПУ РСФСР, ст. 25 Закона «О прокуратуре Российской Федерации»).

В случаях совершения сотрудниками органов, осуществляющих оперативно-розыскную деятельность, административных (дисциплинарных) проступков прокурор выносит постановление о возбуждении производства об административном (дисциплинарном) правонарушении (ст. 230 Кодекса РСФСР об административных правонарушениях, ст. 25 Закона «О прокуратуре Российской Федерации»). Постановление прокурора подлежит рассмотрению уполномоченными на то должностными лицами в установленный законом срок. О результатах сообщается прокурору.

В соответствии с Федеральным законом «Об оперативно-розыскной деятельности» полномочия прокурора на данном этапе борьбы с преступностью существенным образом расширены и во многом стали сходными с его полномочиями при осуществлении надзора за исполнением законов органами дознания и предварительного следствия. Представляется, что полномочия прокурора по надзору за оперативно-розыскной деятельностью и далее следует в законодательном порядке расширять с тем, чтобы он более активно влиял на ход и результаты оперативно-розыскной деятельности, уделяя особое внимание борьбе с организованной преступностью и коррупцией, тяжкими преступлениями. Действительно, только путем активного и эффективного обнаружения и раскрытия преступлений прокурор сможет оптимально выполнять свои функции по выявлению нарушений законности в виде преступлений и осуществлению государственного обвинения виновных, привлекая их к уголовной ответственности в качестве обвиняемых и применяя меры пресечения. Эту работу нужно выполнять при полном взаимопонимании общности задач в борьбе с преступностью и органами прокуратуры, и органами, осуществляющими оперативно-розыскную деятельность. Лишь в случае соблюдения указанного условия можно ожидать активизации и повышения эффективности в борьбе с преступностью.

Наличие серьезных проблем в оперативно-розыскной деятельности, в конечном итоге приводящие к нарушениям закона, требуют внесения соответствующих корректив в организацию надзорной деятельности прокуратуры. Одним из организационных решений, способствующим улучшению работы на данном направлении, на мой взгляд, может быть создание в Генеральной прокуратуре Российской Федерации и во всех прокуратурах субъектов Российской Федерации специальных подразделений по надзору за исполнением законов органами, осуществляющими оперативно-розыскную деятельность.

Реализация материалов, полученных в результате ОРД в уголовном деле.

Результаты оперативно-розыскной деятельности, свидетельствующие о совершенном преступлении, служат юридическим фактом, порождающем право оперативно-розыскного органа направить их в следственное подразделение для реализации. Результатом оперативно-розыскной деятельности следуют считать данные (сведения, информацию), полученные при осуществлении оперативно-розыскных мероприятий, указанных в ст. 6 настоящего Федерального закона. Эти сведения должны отражать обстоятельства, совершенного преступления, а также другие обстоятельства, имеющие значение для быстрого и полного раскрытия преступления способами уголовного процесса. Результаты оперативно-розыскной деятельности - это различные сведения об обстоятельствах совершения преступления и лицах, причастных к нему, полученные оперативно-розыскным путем в рамках конкретного дела оперативного учета и зафиксированные в оперативно-служебных материалах: справках (рапортах) оперативного сотрудника, проводившего оперативно-розыскные мероприятия; в сообщениях конфиденциальных источников; в заключениях специалистов; в документах, истребованных оперативным сотрудником из различных предприятий, учреждений, организаций, а также от должностных лиц; в материалах фото-, киносъемки, звуко-, видеозаписи, произведенных в процессе оперативно-розыскных мероприятий. С каждым годом роль научно-технических средств, используемых для раскрытия и расследования преступлений повышается. В последнее время характерно их обновление и совершенствование приемов использования.

К основным задача, решаемым в результате применения технических средств в оперативно-розыскной деятельности, с учетом требований Закона «Об ОРД» относятся:

выявление и фиксация данных, указывающих на факты преступной деятельности и причастности к ней;

документирование действий с целью проверки на причастность к преступной деятельности;

выявление и пресечение испытаний технических средств преступниками в целях противодействия правоохранительным органам;

обеспечение конспирации в оперативной работе.

Кодексом поведения должностных лиц по поддержанию правопорядка, принятым Генеральной Ассамблеей ООН в 1979 г., рекомендуется использовать в рамках национального законодательства следующий подход: «Сведения конфиденциального характера, получаемые должностным лицом по поддержанию правопорядка, сохраняются в тайне и если исполнение обязанностей или требований правосудия не требуют иного». В комментарии говорится, что по характеру своих обязанностей должностные лица по поддержанию правопорядка получают информацию, которая может относиться к личной жизни граждан, других лиц или потенциально повредить интересам таких лиц и особенно их репутации. Следует проявлять большую осторожность при сохранении и использовании такой информации, которая разглашается только при исполнении обязанностей или в целях правосудия. Любое разглашение такой информации в других целях неправомерно.

Решение задач раскрытия и расследования преступлений требует применения только таких технических средств, которые обеспечивают объективное отражение следов, предметов, документов и т. п.

Регламентация порядка применения технических средств в оперативно-розыскной деятельности предусмотрено в основном ведомственными актами (например, применением специальных окрашивающих веществ) и этот порядок не входит в предмет прокурорского надзора1.

Применение технических средств в оперативно-розыскной деятельности допустимо при соблюдении определенных условий:

в каждом случае должна быть гарантирована научная состоятельность применяемых средств и методов (прибор, приспособление, реактив и т. п., опробированы компетентными организациями, прошли необходимые испытания, показали свою пригодность в оперативно-розыскной деятельности, а также безвредность для жизни и здоровья человека);

применение средств и методов должно соответствовать целям и задачам оперативно-розыскной деятельности;

их применение не должно противоречить закону;

средства и методы должны отвечать нравственным принципам.

Относительно возможностей использования результатов оперативно-розыскной деятельности в доказывании по уголовным делам высказываются различные точки зрения.

По мнению Е. Доля, результаты оперативно-розыскной деятельности ни при каких обстоятельствах не могут рассматриваться и использоваться в качестве доказательств по уголовным делам, даже если осуществлена их проверка в соответствии с уголовно-процессуальным законодательством. Проверке в уголовном процессе подлежат доказательства, а не результаты оперативно-розыскной деятельности2.

Как считает И. Петрухин3, оперативно-розыскные данные нужно вообще исключить из системы доказательств, поскольку проверить оперативно-розыскные источники в суде не представляется возможным без рассекречивания агента, а также в связи с тем, что при получении оперативных данных не соблюдаются процессуальные гарантии.

Проведенное нами изучение уголовных дел свидетельствует, что в качестве доказательств по ряду дел использовались данные, полученные оперативным путем, в том числе данные, зафиксированные с помощью оперативно-технических средств, и результаты исследования объектов, изъятых в ходе оперативно-розыскных мероприятий.

В ст. 11 Федерального закона «Об ОРД» сказано: «Результаты оперативно-розыскной деятельности могут использоваться в доказывании по уголовным делам, в соответствии с положениями уголовно-процессуального законодательства Российской Федерации, регламентирующими собирание, проверку и оценку доказательств».

Представляется бесспорным, что все результаты оперативно-розыскной деятельности могут быть использованы для подготовки и осуществления следственных действий (имеется в виду, что они получены в соответствии с предъявляемыми требованиями). Все ли результаты оперативно-розыскной деятельности могут использоваться в доказывании по уголовным делам?

Как в теории, так и в практике по этому вопросу существуют различные точки зрения. Каких-либо рекомендаций Генеральной прокуратуры нет.

При этом пунктом 1 ст. 15 предусмотрена возможность, при проведении оперативно-розыскных мероприятий изымать предметы, материалы и сообщения.

Хотелось бы, чтобы исходя из требований Федерального закона «Об ОРД» при решении вопроса об использовании результатов оперативно-розыскной деятельности в доказывании по уголовным делам учитывались два важнейших обстоятельства: во-первых, возможность процессуальным путем проверить их относимость, допустимость и достоверность и, во-вторых, при проведении этой проверки не будет допущена расшифровка негласных сотрудников и методов оперативной деятельности.

Использование результатов оперативно-розыскной деятельности в доказывании по уголовным делам в соответствии с положениями уголовно-процессуального закона, регламентирующими собирание, проверку и оценку доказательств, вовсе не означает использование данных и материалов оперативно-розыскного характера в качестве доказательств по уголовным делам Такие данные и материалы необходимо строго отличать от процессуальных средств доказывания - доказательств по уголовным делам (см. ст. 69 УПК РСФСР).

По-другому должен решаться вопрос о возможности использования в уголовном процессе результатов контроля почтовых отправлений, телеграфных и иных сообщений и др. (пп. 9-11 ч. 2 ст. 6 Закона об ОРД). В ходе этих оперативно-розыскных мероприятий с помощью соответствующих технических средств, а также в письменной форме могут быть зафиксированы сведения, имеющие значение для уголовного дела. Такие сведения могут быть зафиксированы также с помощью кино-, фотосъемки при проведении таких оперативно-розыскных мероприятий, как наблюдение, обследование помещений, зданий и т. п. (пп. 6, 8 и 14 ч. 2 ст. 6 Закона об ОРД). Полученные такими способами сведения могут быть использованы в доказывании по уголовному делу в том случае, если их материальные носители приобретут статус вещественных доказательств. Данный вывод не противоречит нормам доказательственного права. В ст. 68 УПК РСФСР дается определение доказательств по уголовному делу и к числу самостоятельных видов доказательств относятся вещественные доказательства, т. е. различные материальные предметы, на которых вследствие объективных причин отразились, зафиксировались следы преступления.

Кроме того, в ст. 83 УПК РСФСР перечисляются предметы, которые могут служить вещественными доказательствами. Перечень таких предметов не является исчерпывающим, поскольку в данной норме закона говорится: «. все другие предметы, которые могут служить средствами к обнаружению преступления, установлению фактических обстоятельств дела, выявлению виновных либо к опровержению обвинения или смягчению ответственности». Такими «другими предметами» вполне могут стать видеозаписи и кино-, фотоматериалы, полученные в ходе проведения оперативно-розыскных мероприятий. Дело в том, что для использования этих предметов в качестве доказательств не имеет значения, в результате чьих действий они появились в действительности. Главное, чтобы с помощью технических средств обстоятельства совершения преступления были зафиксированы и стали доступны следователю и суду. Но при этом органам предварительного расследования и судам следует неукоснительно соблюдать все требования процессуального закона, предъявляемые к вещественным доказательствам. Они должны войти в уголовный процесс законными способами, быть осмотрены в присутствии понятых, и результаты осмотра должны быть отражены в соответствующих процессуальных документах. Следствию и суду необходимо исследовать все обстоятельства, связанные с возникновением рассматриваемых предметов в действительности, поэтому сотрудник оперативного подразделения или другое лицо которое производило кино-, фотосъемку или видеозапись в ходе оперативно-розыскной деятельности, должно быть допрошено в качестве свидетеля. Такой допрос позволит выяснить происхождение примененных технических средств, установить их объективные связи с обстоятельствами расследуемого преступления. Любой предмет не может быть допущен в уголовный процесс в качестве вещественного доказательства без производства такого допроса.

Согласно ч. 3 ст. 70 УПК РСФСР все собранные по делу доказательства подлежат тщательной, всесторонней и объективной проверке. Не должно быть никаких исключений и для вещественных доказательств, независимо от того, в результате каких обстоятельств они появились в действительности. Важнейший же способ их проверки следователем и судом - допрос в качестве свидетеля лиц, которые могут сообщить сведения о том, каким образом те или иные материальные предметы появились в реальной действительности. Конечно, установление обстоятельств, связанных с происхождением конкретного вещественного доказательства, в целях его проверки не во всех случаях является обязательным. Проверять вещественные доказательства правомерно любыми предусмотренными законом процессуальными способами. Но если следователь и суд признали необходимым применить такой способ проверки, как установление обстоятельств, связанных с возникновением материального предмета в действительности, то решающее значение при этом имеет допрос в качестве свидетеля лица, которому известны такие обстоятельства. Никакими другими процессуальными действиями допрос заменить нельзя.

Вещественными доказательствами по уголовному делу могут стать материальные предметы, изъятые оперативными сотрудниками в ходе осуществления оперативно-розыскных мероприятий. Этот довольно непростой вопрос нуждается в отдельном рассмотрении.

Согласно п. 1 ч. 1 ст. 15 при решении задач оперативно-розыскной деятельности органы, уполномоченные ее осуществлять, имеют право проводить гласно и негласно оперативно-розыскные мероприятия, перечисленные в ст. 6, производить при их проведении «изъятие предметов, материалов и сообщений. в случае возникновения непосредственной угрозы жизни и здоровью лица, а также угрозы государственной, военной, экономической или экологической безопасности Российской Федерации».

Известно, что изъятие материальных предметов и документов, связанных с преступлением, осуществляется по возбужденному уголовному делу путем производства следственных действий (см. ст. ст. 70, 167, 168, 178 УПК РСФСР). В результате формируются такие виды доказательств, как вещественные доказательства (см. ч. 2 ст. 69, ст. 83 УПК РСФСР) и иные документы (см. ч. 2 ст. 69, ст. 88 УПК РСФСР). Но теперь в связи с принятием нормы, сформулированной в п. 1 ч. 1 ст. 15 Федерального закона «монополии» уголовного процесса положен конец. При ее реализации могут возникать вопросы, разрешить которые будет не так просто. Один из: при проведении каких именно оперативно-розыскных мероприятий возможно изъятие предметов, материалов и сообщений. Для практических работников предпочтительнее было бы найти ответ на этот вопрос в самом законе.

Представляется, что изъятие материальных предметов и документов возможно прежде всего при проведении обследования помещений, зданий, сооружений, участков местности и транспортных средств, оперативного эксперимента, а также конфиденциальным источником при выполнении задания оперативного сотрудника.

В правоприменительной деятельности непременно должно соблюдаться следующее правило: если имеются необходимые правовые предпосылки для изъятия материальных предметов и документов способами уголовного процесса, то совершение этих действий при производстве оперативно-розыскных мероприятий должно признаваться недопустимым. Поэтому в ходе оперативно-розыскной деятельности прежде всего необходимо создавать реальные условия для решения данного вопроса именно таким путем.

Из рассматриваемой нормы Федерального закона вытекает, что изъятие предметов, материалов и сообщений при проведении оперативно-розыскных мероприятий возможно только тогда, когда имеются явные признаки преступления, создающего угрозу жизни и здоровью лица, а также угрозу государственной, военной, экономической или экологической безопасности России. Однако при их наличии должно возбуждаться уголовное дело, и тогда изъятие предметов и документов будет осуществлено путем производства соответствующих следственных действий.

Таким образом при правильном представлении о связи оперативно-розыскной и уголовно-процессуальной деятельности можно избегать весьма нежелательного изъятия материальных предметов и документов при проведении оперативно-розыскных мероприятий. Стремиться к этому нужно всегда. Однако это не всегда возможно. Иногда возникают ситуации, когда в целях предотвращения непосредственной жизни и здоровью лица, а также угрозы безопасности России необходимо изъять определенные материальные предметы (как правило, это орудия и средства совершения преступления), но возбуждать уголовное дело и осуществлять эти действия уголовно-процессуальным путем явно нецелесообразно, поскольку необходимо продолжить оперативно-розыскную деятельность в целях выявления всех участников преступной группы. Тогда изъятие предметов и материалов допустимо оперативным сотрудником при проведении негласного обследования или конфиденциальным источником по заданию оперативного сотрудника.

Такие предметы и материалы, связанные с преступлением, являются его следами. Поэтому после возбуждения уголовного дела они должны быть вовлечены в процесс доказывания по уголовному делу. Орган, осуществлявший оперативно-розыскную деятельность, должен направить изъятые в ходе проведения оперативно-розыскных мероприятий материальные предметы следователю, в производстве которого находится уголовное дело. После их осмотра и приобщения к уголовному делу материальные предметы приобретут статус вещественных доказательств. Но сложность может возникнуть при выполнении требования закона тщательно и всесторонне проверить полученные вещественные доказательства (см. ст. 70 УПК РСФСР). Это предполагает раскрытие способа получения материальных предметов, т. е. содержания конкретного оперативно-розыскного мероприятия. Лицо (лица), которое его проводило, подлежит допросу в качестве свидетеля. Совершенно очевидно, что все это сопряжено с разглашением той стороны оперативно-розыскной деятельности, которая составляет государственную тайну.

Следует учитывать и то, что в рассматриваемой ситуации следователю и суду труднее будет доказывать наличие объективных связей материальных предметов, изъятых при проведении оперативно-розыскных мероприятий, с совершенным преступлением. Преступники чаще будут отказываться от этих предметов.

В материалах дела оперативного учета могут находиться различные официальные документы, отвечающие всем требованиям документа в его правовом значении. Они вполне могут быть использованы в качестве средств доказывания по уголовным делам в уголовно-процессуальном режиме такого вида доказательств, как иные документы (см. ч. 2 ст. 69, ст. 88 УПК РСФСР). Для этого соответствующие документы должны быть официально направлены следователю или истребованы им из оперативного подразделения и приобщены к материалам уголовного дела (см. ст. 70 УПК РСФСР).

Следует отметить, что органы, осуществляющие оперативно-розыскную деятельность, не вправе составлять какие-либо документы с изложением в них данных, полученных оперативно-розыскным путем, для использования их в качестве доказательств по уголовным делам. Не вправе и следователь составлять какие-либо справки на основании оперативных материалов.

Итак, регламентация использования результатов оперативно-розыскной деятельности в доказывании по уголовным делам осуществлена в строгом соответствии фундаментальными положениями теории доказательств и доказательного права. Законодатель, распространяя на результаты оперативно-розыскной деятельности общий правовой режим, предъявляемый к собиранию и использованию доказательств в российском уголовном процессе. Особый льготный режим использования результатов оперативно-розыскной деятельности в доказывании по уголовным делам, содержавшийся в прежнем законе и позволявший рассматривать их в качестве доказательств, отныне упразднен.

Закон упразднил такую предусмотренную ранее форму, как оперативная проверка, и ввел вместо нее категорию «дела оперативного учета». При этом законодатель конкретизировал цели заведения дел оперативного учета, относя к ним собирание, проверку и оценку результатов оперативно-розыскной деятельности, принятие на их основании соответствующих решений органами, ее осуществляющими (ст. 10 ФЗ «Об оперативно-розыскной деятельности»). Таким образом, впервые в самых общих чертах реализовано законодательное сруктуирование познавательной стороны анализируемой деятельности, выделены такие относительно самостоятельные ее части, как собирание, проверка, и оценка оперативных данных, что является шагом вперед и целостному правовому регулированию.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Избранная мною тема дипломной работы очень актуальна, так как ддо недавнего времени оперативно-розыскная деятельность была строго засекречена. До середины 80-х годов ОРД находилась вне правового поля, так как регилировались ведомственными актами МВД, КГБ и т. д. Единственное упоминание было в основах уголовного судопроизводства СССР и союзных республик и ст. 119 Уголовного-процессуального кодекса РСФСР, возложивших на органы дознания осуществление оперативно розыскных мероприятий. Однако закон не давал их пояснения, не раскрывал сущности и не определял условия их использования.

В середине-конце 80-х годов упоминание о субъектах оперативно-розыскной деятельности появилось в законах СССР «Об органах государственной безопасности СССР», «О советской милиции» и других нормативных актах.

Важным шагом на пути развития правового регулирования оперативно-розыскной деятельности явилось принятие Закона «Об оперативно-розыскной деятельности в Российской Федерации» от 13 марта 1992 г.

В связи с принятием Конституции Российской Федерации 12 декабря 1993 года нормы Закона «Об Оперативно-розыскной деятельности в Российской Федерации» Оказались противоречащими некоторым статья Основного Закона. Конституции РФ были предусмотрены следующие нормы; «Каждый имеет право на тайну переписки, телефонных переговоров, почтовых, телеграфных и иных сообщений. Ограничение этого права допускается на основании решения (ч. 2 ст. 23), «Жилище неприкосновенно. Никто не праве проникать в жилище против воли проживающего в нем лиц иначе как в случаях, установленном федеральным законом, или на основании судебного решения» (ст. 25). Данные нормы нашли отражение в Законе «Оперативно-розыскной деятельности в РФ». Опертивно-розыскной деятельности принадлежит существенная роль в решении конституционной задачи по защите прав и свобод человека и гражданина. От совершенства ее правового регулирования в значительной степени зависит защита жизни, здоровья, прав и свобод человека и гражданина, собственности, обеспечение безопасности общества и государства от преступных посягательств.

Для приведения оперативно-розыскного законодательства в соответствие с положениями новой Конституции РФ, другими законами, регулирующими деятельность правоохранительных органов, был принят новый Федеральный закон РФ «Об оперативно-розыскной деятельности» от 12 августа 1995 г. Как всякий закон переходного периода. обусловленный, скоротечностью этого развития, в котором находится наша страна, Федеральный закон РФ «Об оперативно-розыскной деятельности» от 12 августа 1995 г. на лишен недостатков, нуждается в развитии и совершенствовании. Новый закон в значительной мере сохраняя преемственность ранее действовавшим. Однако по многим позициям он дополнил и развил его.


Описание предмета: «Прокурорский надзор»

Прокурорский надзор - отрасль права, представляющая собой совокупность правовых норм регулирующих организацию и проведения надзора прокуратуры за исполнением законов; за соблюдением прав и свобод человека и гражданина.

Литература

  1. В.И. Гладких, П.В. Федотов, Р.Н. Шумов. Прокурорский надзор. Курс лекций. – М.: Эксмо, 2011. – 256 с.
  2. А.Г. Маркушин. Оперативно-розыскная деятельность. – М.: Юрайт, 2012. – 400 с.
  3. А.Л. Протопопов. Прокурорский надзор за расследованием убийств. – М.: Юридический центр, 2006. – 288 с.
  4. И.И. Бранчель, А.В. Солтанович, А.М. Хлус, В.М. Хомич. Оперативно-розыскная деятельность. Пособие для студентов вузов. – М.: Тетралит, 2014. – 352 с.
  5. А.Г. Маркушин. Оперативно-розыскная деятельность. Учебник. – М.: Юрайт, 2015. – 400 с.
  6. Федеральный закон "О прокуратуре Российской Федерации". – М.: Эксмо, 2015. – 128 с.
  7. А.Г. Маркушин. Оперативно-розыскная деятельность. Учебник. – М.: Юрайт, 2016. – 400 с.
  8. Федеральный закон "О прокуратуре РФ". – М.: Эксмо, 2016. – 96 с.
  9. А.Г. Маркушин. Оперативно-розыскная деятельность. Учебник и практикум. – М.: Юрайт, 2016. – 302 с.
  10. С.И. Захарцев, Ю.Ю. Игнащенков, В.П. Сальников. Оперативно-розыскная деятельность в XXI веке. – М.: Норма, 2015. – 400 с.
  11. В.Ф. Луговик, С.М. Лугович. Правовой статус оперуполномоченного при проведении оперативно-розыскных мероприятий. – М.: Инфра-М, 2018. – 156 с.


Образцы работ

Тема и предметТип и объем работы
Показания обвиняемого, как доказательство в Уголовном процессе
Уголовный процесс
Диплом
80 стр.
Следователь как субъект уголовно-процессуальной деятельности
Уголовный процесс
Диплом
63 стр.
Деятельность прокуратуры РФ по обеспечению законности и правопорядка
Экономика общественного сектора
Другое
98 стр.
Прокурорский надзор за законностью при осуществлении оперативно-розыскной и уголовно-процессуальной деятельности
Философия
Другое
78 стр.



Задайте свой вопрос по вашей проблеме

Гладышева Марина Михайловна

marina@studentochka.ru
+7 911 822-56-12
с 9 до 21 ч. по Москве.

Внимание!

Банк рефератов, курсовых и дипломных работ содержит тексты, предназначенные только для ознакомления. Если Вы хотите каким-либо образом использовать указанные материалы, Вам следует обратиться к автору работы. Администрация сайта комментариев к работам, размещенным в банке рефератов, и разрешения на использование текстов целиком или каких-либо их частей не дает.

Мы не являемся авторами данных текстов, не пользуемся ими в своей деятельности и не продаем данные материалы за деньги. Мы принимаем претензии от авторов, чьи работы были добавлены в наш банк рефератов посетителями сайта без указания авторства текстов, и удаляем данные материалы по первому требованию.

Контакты
marina@studentochka.ru
+7 911 822-56-12
с 9 до 21 ч. по Москве.
Поделиться
Мы в социальных сетях
Реклама



Отзывы
Оксана
Спешу сказать Вам огромное бесконечное спасибо за помощь при сопровождении диплома Финансовая стратегия предприятия. Я защитила диплом на отлично, все прекрасно. Еще раз спасибо, удачи в дальнейшей деятельности, с уважением и благодарностью, Оксана.