Рефераты, курсовые и дипломы на заказ без предоплаты.  Антиплагиат.
Студенточка.ru: на главную страницу.  рефераты, курсовые, дипломы на заказ без предоплаты в кратчайшие сроки  скидки и гарантии
Рефераты, курсовые, дипломные работы на заказ. Антиплагиат. Скидки
Прайс-лист Готовые работы Бесплатные материалы
ЗАКАЗАТЬ Специальности Банк рефератов
Консультации Статьи Подбор литературы
Готовые рефераты, курсовые и дипломы без предоплаты. Антиплагиат.
ЭКСПРЕСС - ЗАКАЗ:  для тех, кто экономит время и деньги при оформлении реферата,  курсовой, диплома на заказ


Воспользуйтесь формой поиска по сайту, чтобы найти реферат, курсовую или дипломную работу по вашей теме.

Поиск материалов

Российское общество в 1999 г.

Социология

Настоящее издание - второй ежегодник, подготовленный в рамках проекта Московского Центра Карнеги по социально'политическому мониторингу регионов России. Следующие за «Политическим альманахом России 1997», они ставят целью уточнять и дополнять по мере необходимости базовые сведения о властных структурах в регионах страны, персоналиях, продолжать содержащиеся в «Альманахе» геохронологические таблицы - общероссийскую и по регионам, давать краткий анализ наиболее важных феноменов региональной политической жизни из числа как самых распространенных, так и оказывающих наибольшее влияние сейчас и в перспективе на политический ландшафт России, его формирование, развитие, функционирование; наконец, живописать отдельные примечательные регионы и события политической жизни.

Материалы ежегодника по характеру могут быть подразделены на три типа. Во'первых, это информационно'справочные статьи, корректирующие «Альманах» в части общих сведений о политическом устройстве регионов и их руководстве, фиксирующие важные события политической жизни страны и каждого из регионов, изменения на региональных политических олимпах и в депутатском корпусе, дающие представление о звучности регионов в общей политической полифонии страны, об их заметности в общенациональных средствах массовой информации. Фактологические и максимально объективистские, эти материалы содержат тем не менее краткие комментарии и оценки, связанные с наиболее важными особенностями развития российского общества в региональном измерении. Зафиксированные здесь «особенности года», «события года» и «регионы года» в большинстве случаев более подробно освещаются в других материалах ежегодника.

Второй тип - универсальный аналитический. Это главные сюжетные линии анализа развития общества в очередном году. Материалы этого типа дают гораздо более развернутый, чем в комментарии к геохронологии, анализ политического развития, итогов года в наиболее важных сферах и направлениях, таких, как отношения между тремя этажами государственного устройства: федеральным, региональным и местного самоуправления, институты, их определяющие, динамика социально'экономического и политического развития, социальная напряженность, региональные выборы, взаимодействие регионов друг с другом и их внешние связи.

Сюжеты яркие и важные, но индивидуальные, характерные именно для 1999 г. или просто привлекшие сейчас наше внимание, которые далеко не обязательно попадут в следующий ежегодник, составляют третий тип. Здесь представлены очерки, живописующие, с одной стороны, важнейшие события 1999 г., и в первую очередь выборы в Государственную думу и войну в Чечне, с другой - детальный анализ важных, но исключительных (частных) сюжетов, например, развитие Интернета в регионах, установление региональной символики и развитие регионального самосознания, а также портреты ряда регионов, дающие представление о разнообразии политической жизни на местах. В отличие от материалов второго типа, тематически переходящих из ежегодника в ежегодник, набор статей здесь - тем и регионов - всякий раз свой, уникальный.

Структура ежегодника построена по тематическому признаку, а не типологическому. Все представленные в нем материалы сгруппированы в пять разделов. Первый, справочно'информационный (он как раз совпадает с первым типом), дает общую информацию о содержании года применительно к региональному развитию, а также об институциональных и персональных изменениях в органах власти регионов, в составе представляющих регионы депутатов Госдумы.

Второй раздел посвящен проблемам регионального развития в целом. Часть опубликованных здесь материалов (по социально'экономическому положению регионов, региональным бюджетам, социальной напряженности и неблагополучию, межрегиональному экономическому сотрудничеству, региональным выборам) продолжает основные сюжетные линии прошлого ежегодника, другие (по внешнеэкономическим связям, по экологической ситуации) ранее представлены не были, но на будущее планируются.

Особое место занимает сюжет «Водочная Россия».

Перешедший из прошлого ежегодника, он, однако, не претендует на универсальность, представляя собой углубленное и всестороннее, но разовое исследование проблемы.

В третьем разделе представлены материалы, характеризующие отношения между Центром и регионами. В силу ряда причин эти отношения наиболее динамичны, находятся сейчас в фокусе всей российской внутренней политики и привлекают особое внимание. Помимо уже традиционного сюжета о Конституционном суде и роли, которую он играет в отношениях с регионами, в разделе представлены три материала по прошедшим парламентским выборам (это в добавление к недавно вышедшей объемной публикации Московского Центра Карнеги «Россия в избирательном цикле 1999-2000 годов», где региональному измерению уделено большое внимание) и ряд специально для ежегодника проведенных исследований: по чеченской войне, географии российского правительства и представленности федеральных СМИ на региональных рынках. Завершает раздел работа в жанре аналитической мемуаристики, представляющая собой подведение итогов и осмысление десятилетней работы Центра политико'географических исследований - одной из ведущих отечественных исследовательских структур в этой области.

Как и в прошлом ежегоднике, временн_е рамки анализируемых сюжетов выходят за пределы календарного года. Это и понятно - редкие процессы в обществе укладываются в жесткие календарные границы. Изменения в органах власти регионов в первом разделе прослежены нами с января 1999 г. по июнь 2000 г. Третий же раздел открывает сюжет о федеральных округах, слишком важный для того, чтобы дожидаться следующего ежегодника.

Очерки региональной жизни повествуют об активности белорусского президента А. Лукашенко в российских регионах, о положении дел с региональной символикой, о развитии Интернета в регионах и о взаимоотношениях между региональной властью и местным самоуправлением. В галерее региональных портретов представлены Алтайский, Красноярский и Краснодарский края, Тверская, Самарская и Кемеровская области, С. 'Петербург.

Ежегодник представляет собой одновременно дополнение к «Политическому альманаху России 1997» и предыдущему ежегоднику, а также самостоятельное произведение. В первом качестве он продолжает ряд таблиц и тематических разделов первого тома «Альманаха», дает уточненную информацию по региональным органам власти и депутатам Госдумы по состоянию на июнь 2000 г. (сведения об изменениях приводятся кумулятивным итогом, так что в этом отношении каждый ежегодник может служить полноценным дополнением к «Альманаху», им можно пользоваться без привлечения предыдущих выпусков).

Вместе с тем тематический охват и полнота подачи материала позволяют подходить к ежегоднику и как к совершенно самостоятельному произведению.

Будучи вторым в серии и первым «очередным», он во многом сохраняет традиции и подходы, опробованные в ежегоднике'98, продолжая и развивая их.

В части новых сюжетов, а таковых примерно половина, он существенно выходит за заявленные хронологические рамки, анализируя события не только 1999 г., но и в более широкой перспективе.

Над подготовкой материалов ежегодника работала большая группа экспертов, многие из них начинали работать вместе, в одной команде еще два года назад, с прошлого ежегодника, а кто'то - и с «Альманаха». Это О. Барабанов, О. Блинова, Л. Вардомский, А. Глубоцкий, С. Глушков, С. Голубев, М. Дмитриев, Т. Драбкина, Н. Зубаревич, В. Климанов, О. Климанова, В. Козлов, О. Кузнецова, Б. Овчинников, Э. Паин, Ю. Перфильев, Н. Петров, Р. Попов, С. Сафронов, С. Сурков, А. Сусаров, А. Титков, А. Трейвиш, Н. Тюков. В регулярно проводившихся в Московского Центре Карнеги заседаниях авторского коллектива в формате рабочей группы принимали участие приглашавшиеся специалисты Г. Белонучкин, О. Глезер, А. Кузьмин, М. Мендрас, С. Рыженков, Р. Саква, Л. Смирнягин, Д. Слайдер, С. Солник, во многом способствовавшие высокому профессиональному и творческому уровню обсуждений. Именно благодаря этим обсуждениям первоначальный перечень сюжетов существенно расширился, сами они стали более объемными, логически и текстуально связанными один с другим, приобрели качество кусочков мозаики, складывающихся, как нам представляется, в целостную общую картину.

Оставшиеся в тексте шероховатости, неточности, отдельные неувязки целиком лежат на совести редактировавшего ежегодник Н. Петрова, руководителя региональной программы Московского Центра Карнеги, и А. Титкова, координатора проекта. Некоторым извинением им служит фактор времени. Обычно жесткий, он играет в работе над ежегодником особую роль в силу специфики жанра: работать часто приходится по ускоренной схеме, иногда «с колес», изменения в текст вносятся вплоть до самого последнего момента. Если нам удалось выдержать такой жесткий технологический режим и издать ежегодник сразу по завершении масштабного выборного проекта, то исключительно благодаря литературному редактору А. Иоффе и сделавшему дизайн и верстку Д. Басистому, которым мы выражаем особую благодарность. Сама наша работа стала не только возможной, но приятной и, как представляется, продуктивной во многом благодаря Майклу Макфолу, возглавляющему программу по российской политике в Фонде Карнеги за Международный Мир, и Алану Руссо, директору Московского Центра Карнеги.

Едва завершив работу над ежегодником'99, мы приступаем к подготовке ежегодника'2000 - таковы законы жанра. Поэтому обычная и почти ритуальная просьба к читателям присылать замечания, исправления и дополнения приобретает практический смысл. Присланные соображения относительно содержания и формы подачи материалов ежегодника будут внимательнейшим образом изучены и учтены не в абстрактном будущем, а уже в самое ближайшее время при подготовке нового ежегодника.

Российское общество в 1999 г.

1999 г. - год не оправдавшихся ожиданий, но и не сбывшихся по самому большому счету страхов. Это конец эпохи, связанной с ельцинским политическим режимом, конец, обусловленный его внутренним перерождением, а не сменой элит (выбор между двумя этими вариантами оказался результатом острой борьбы). Это последний, как оказалось, год президентства Б. Ельцина. Это завершение смутного времени со всеми его плюсами и минусами и начало нового усиления государства при оставшемся слабым, так и не возмужавшем за годы реформ обществе.

Это год страшный - год грязи и крови, год перерождения общества, изверившегося и уставшего, прошедшего через одну войну, информационную, и завязшего в другой - новой чеченской войне. Год разочарований и новых надежд.

По данным традиционного предновогоднего опроса ВЦИОМ 1999 г. сочли более трудным, чем предыдущий, 50% опрошенных (за десять лет более низкий показатель был только в 1997 г.), в то же время более легким назвали его 15%. Это говорит о том, что в восприятии значительной части общества дна пропасти страна достигла в предыдущем году, начался какой'никакой подъем. Резко усилились в обществе надежды (27% опрошенных - выше, чем когда бы то ни было с 1992 г.), уменьшились усталость и безразличие (38% - абсолютный минимум). По сравнению с предыдущим годом произошел спад растерянности, страха, озлобленности, немного выросло даже чувство национальной гордости (4%). Надежду на улучшение в 2000 г. выразили 49% опрошенных (никогда с 1993 г. надежды не были столь высоки), и всего 5% считали, что может быть хуже, - это в несколько раз меньше, чем в любой другой год 1. По данным другого опроса ВЦИОМ резко, вдвое по сравнению с предыдущим годом, возросла доля полагавших, что наступило их время (33%), в полтора раза увеличилась доля тех, кто считал свою жизнь интересной (50%) 2.

Начало и конец года в чем'то очень далеки друг от друга, в чем'то близки. Б. Ельцин, для которого, казалось, власть - это все, сам от нее отказался, превратившись в пенсионера. Никому в начале года не известный офицер КГБ/ФСБ стал сначала секретарем Совета безопасности, потом премьером, а в самом конце года действующим главой страны. Президентская власть, проделав невероятный кульбит, снова стала популярна.

1999 г. - год максимального «раздрая» во властвующих элитах и одновременно политической консолидации сначала вокруг Е. Примакова, потом вокруг В. Путина. Это год тяжелых испытаний для элиты, резких взлетов и падений, показавший, кто чего ст_ит, давший образцы верности и предательства. Год метаний региональных лидеров, в преддверии парламентских выборов пытавшихся активно бороться за власть в Центре (в целом - неудачно).

Это год выборов в Государственную думу, ставших главным сражением в борьбе за власть. С открытой фрондой по отношению к президенту губернаторов (дело Ю. Скуратова) и Госдумы (попытка импичмента), «войной компроматов», наконец, настоящей очередной кавказской войной. «Бывали хуже времена, но не было подлей», - наверняка хотели в очередной раз воскликнуть многие участники и наблюдатели событий этого года.

Вновь, как и в 1998 г., стране были предложены три премьера: Е. Примаков, С. Степашин, В. Путин, все - выходцы из спецслужб. Премьеров - три, а кабинета - два: «левый» относительно самостоятельный примаковский и пробный степашинский, почти не изменившийся при В. Путине.

В 1999 г. провалился кремлевский проект «губернаторского клуба» - Союза губернаторов, который реализовывал С. Степашин, пытаясь воспрепятствовать альянсу региональных лидеров с Ю. Лужковым - Е. Примаковым. Состоялся другой проект - приход самого «регионально ориентированного» премьера, в отношениях с губернаторами активно использующего и шантаж, и торг. 1999 г. стал годом восхождения В. Путина с Лубянки в Кремль через Белый дом и Чечню. Помимо жесткости и имиджа относительно молодого и эффективного державника В. Путин принес с собой мощную базу в виде ФСБ - единственной федеральной структуры, представленной во всех регионах и при этом почти всецело подконтрольной Центру.

В 1999 г. произошел резкий поворот в общественном сознании в связи с серией кровавых террористических актов конца августа - первой половины сентября в Москве, Волгодонске (а также несостоявшегося в Рязани). В первой половине года теракты происходили ближе к Чечне - во Владикавказе (Север ная Осетия) и Буйнакске (Дагестан, там дом взрыва ли и годом раньше, но общественный резонанс был совсем не тот). 300 жертв, и почти воссоздана атмо сфера конца 30'х годов с подозрительностью, всеоб щим доносительством, суровым паспортным режи мом, общественными дежурствами в домах. Произо шел перелом в общественных ожиданиях: важнее все го стала потребность в безопасности уже сегодня. На шла выход отрицательная энергия, накапливавшаяся на протяжении последних лет. Общество наконец консолидировалось, но на негативной основе: анти западных (Косово), античеченских, антикавказских (и раньше, впрочем, подогревавшихся в лужковской Москве) настроениях, в готовности отказаться от демократических процедур в обмен на порядок и безопасность, в поддержке правительства, армии, спецслужб.

Национальный траур в течение одного только года объявлялся трижды: в феврале - по погибшим в ре зультате страшного пожара в УВД Самарской облас ти (по одной из версий это был поджог с целью унич тожить материалы проведенной МВД проверки на «АвтоВАЗе»), в марте - по жертвам взрыва на город ском рынке во Владикавказе, в сентябре - по жерт вам терактов в Буйнакске и Москве. За шесть преды дущих лет с 1993 г. национальный траур объявлялся пять раз 3. 1999 г. - год террора и мало от него отли чавшегося контртеррора, вспомним хотя бы взрыв октябре на рынке в Грозном с многочисленными жертвами. Вслед за Федеральной антитеррористиче ской комиссией4 в регионах были созданы свои ан титеррористические комиссии (прославилась при морская, где первый вице'губернатор К. Толстоше ин как ее глава объявил о своих планах арестовать приезжавшего в край заместителя А. Чубайса).

Ожесточение в обществе нагляднее всего иллюст рировали поддержка войны в Чечне и призывы не которых политиков в Госдуме по принципу «кровь за кровь» взрывать три чеченских дома в ответ на каж дый российский. Теракты в Москве были и раньше, особенно перед выборами, в том же 1996 г. 5 Никог да, однако, они не были столь ужасающи по своим масштабам. Сентябрьские ночные взрывы жилых домов в Москве невообразимо высоко подняли план ку для будущих терактов, продемонстрировав низкую цену человеческой жизни6. Колоссальный резонанс им обеспечило то, что это Москва - жертвы на че ченской войне или даже взрывы домов в Буйнакске, рядом с Чечней, общество воспринимало не в при мер спокойнее. Здесь же война пришла в дом к каж дому.

Война в Чечне Россия постепенно вползла в новую войну в Чечне, отличающуюся от прежней мощной поддержкой об щества - с самого начала военных действий на уров не 60-70% независимо от числа жертв. Резко усили лась роль военных и спецслужб, выросло доверие ним общества. Это отчасти сказалось во время пре зидентской кампании 2000 г., когда за В. Путина ак тивно агитировали генералы, и позднее, когда гене ралы пошли во власть, причем не только назначен цами (как, скажем, президентские представители новых федеральных округах), но и посредством вы боров (первая ласточка - Б. Громов в Московской области). При этом, однако, движение «В поддержку армии» на думских выборах получило меньше 400 тыс. голосов (0, 6%).

Для многонациональной России крайне важна конфессиональная и этническая составляющая кон фликтов в Косово и Чечне. На фоне рассуждений высоких государственных чиновников о защите Рос сией в Чечне всего цивилизованного мира от ислам ского фундаментализма развернулись тотальные ак ции МВД против чеченской диаспоры в регионах («чеченского» теневого и вполне легального бизне са, обвиненного в «подпитке» боевиков), перереги страция всех приезжих в Москве. Особая позиция Татарстана по обоим вопросам лишний раз напом нила, что в России, стране со значимой долей мусуль манских народов, национал'патриотическая ритори ка - это палка о двух концах.

Чечня сыграла ключевую роль в политическом развитии страны, обеспечив переход власти к В. Пу нину. Одновременно она стала мощным возмущаю щим фактором в ряде регионов: Ингушетии (бежен цы, федеральные войска и их стычки с боевиками Чечни и местным населением), Дагестане (война, связанные с ней разрушения, а потом разворовыва ние средств, теракты), Ставропольском крае (вылаз ки чеченских боевиков, обустройство границы), Ас траханской области (беженцы, чеченская диаспора).

Позже, в I квартале 2000 г., когда война в Чечне пе решла в партизанскую фазу, пошли одно за другим нападения на региональные отряды ОМОН: подмос ковный, псковский, пермский, гибель их бойцов от кликалась объявлением траура в самых разных дале ких от Чечни регионах. Москву «груз 200» почти затрагивал и потому, что она дает мало солдат'сроч ников, и потому, что москвичей в Чечню стараются не отправлять, чтобы избежать ненужного общест венного резонанса.

Думские выборы7 Роль нынешних думских выборов в канун перехода власти к новому президенту была значительно больше, чем в 1993 и 1995 гг. Главные события при этом происходили не в декабре, а раньше - в первой половине года, когда губернаторы собирали дружины для похода на Кремль (одна, самая большая, - лужковская, другие, поменьше - для присоединения к будущему победителю и участия в дележе трофеев), и в сентябре - октябре, когда Кремлю удалось резко переломить ситуацию в свою пользу.

Пожалуй, никогда раньше выборы не были настолько «регионализироваными», а их результаты такими контрастными, никогда участие в них региональных элит не было столь открытым, а поддержка ими различных политических сил столь однозначной.

При этом в одних случаях ставки могли резко меняться (с Кремля на блок Ю. Лужкова - Е. Примакова и снова на Кремль), в других - наоборот, сохраняться до конца вопреки изменениям политической ситуации. Отсюда, в частности, и эффект «региональной столичности» - резких пиков поддержки какой'то из политических сил в «своих» регионах, как правило, в тех, где региональные власти сделали однозначный выбор: ОВР в Москве, Башкирии, Татарстане, Ингушетии, СПС в Самарской области, «Единства» в Туве (это скорее отклик на земляка, С. Шойгу). Вообще же рельеф поддержки «Единства» - это не несколько пиков, как у ОВР, не возвышенности и низменности, как у КПРФ, а скорее плоскогорье с несколькими понижениями и провалами.

Реакцией избирателей на резко усиливающуюся роль властей, как федеральных, так региональных, стал, с одной стороны, рост конформизма, с другой - протестного голосования. В результате выборов партии если не ослабли, то по крайней мере не усилились. Выиграло в результате государство, общество скорее проиграло.

Общенациональные политических силы регионализировались, а региональных сил на общероссийской политической сцене не появилось. Единственное исключение - созданный в Свердловской области блок «Мир. Труд. Май» А. Буркова (напомним: на прошлых выборах единственным заметным участником из регионов было свердловское «Преображение Отечества»).

Президентские выборы Вопрос о власти вопреки ожиданиям решился еще до выборов президента, выборы лишь узаконили уже состоявшуюся передачу власти. Тем не менее именно президентские выборы определяли главное содержание прошедшего политического года, поэтому мы и рассматриваем здесь этот сюжет.

Активная роль регионов завершилась с парламентскими выборами, на президентских они оставались пассивными. Региональные лидеры, рассматривавшиеся как реальные кандидаты в президенты (Е. Строев, А. Лебедь, Ю. Лужков), по мере развертывания кампании перестали восприниматься в таком качестве. В выборах приняли участие, скорее в роли статистов, два других губернатора - «левый» А. Тулеев и «правый» К. Титов.

В кампании, досрочной и потому скомканной, региональное измерение фактически проявилось лишь у главного кандидата - В. Путина. Впрочем, и у него оно было вторичным. Подобно Б. Ельцину в 1991 г., В. Путин как бы не вел официальной кампании, его поездки носили, как заявлялось, рабочий характер. Кампания В. Путина в регионах была дешевой, без раздачи подарков. Регионы, как в советское время, как в президентской кампании Б. Ельцина в 1996 г., играли роль трибуны, с которых власть обращалась к различным социально'профессиональным группам: к военным в Чечне, к нефтяникам и газовикам в Сургуте, к работникам ВПК в Нижнем Новгороде, к женщинам и работникам легкой промышленности в Иванове.

Парламентские выборы начали, а президентские завершили коренное переустройство политического пространства: третья сила как таковая исчезла, оказавшись поглощенной первой, политический расклад определяет противостояние'сотрудничество власти и коммунистической оппозиции.

В отношениях с регионами Центр к концу года выступал гораздо более консолидированным, чем когда'либо за время существования России как самостоятельного государства. Ушли в прошлое открытые противостояния между центральными и региональными элитами, между исполнительной и представительной властями, внутри исполнительной власти между Белым домом и Кремлем, внутри правительства. В результате выборов резко ослабела Госдума, а с ней и вся представительная власть. Исполняющий обязанности президента и глава правительства в одном лице, при этом вместо двух традиционных центров влияния (администрации президента и правительства) стало три - добавился Совет безопасности. Началась подгонка государственного костюма, скроенного на Б. Ельцина, под не столь внушительную фигуру В. Путина.

Государственное устройство В первой половине года популярной темой стало изменение Конституции. Речь шла прежде всего о концентрации колоссальной власти в руках одного человека - президента, и отсутствии действенных механизмов контроля за ним, ответственности за выполнение или невыполнение президентом возложенных на него функций. Не имея физической возможности осуществлять все свои конституционные полномочия, президент неизбежно делегирует часть их своему окружению (отсюда феномены «серых кардиналов», «коллективного Распутина», «семьи»), создает при себе структуры, деятельность которых не регламентируется Конституцией. Одно время при подготовке президентского послания на 1999 г. не исключалось даже, что задача пересмотра Конституции в сторону ограничения президентской власти может быть названа приоритетной самим Б. Ельциным как «отцом демократии». Этого не произошло, победила альтернативная задача - борьбы с экстремизмом.

Закон о Конституционном собрании начали разрабатывать коммунисты. Обсуждались различные схемы участия в этом органе - от прямого избрания его членов до формирования из числа депутатов Госдумы, членов Совета Федерации, судей Верховного и Конституционного судов, представителей исполнительной власти. Законопроект так и не был доведен до конца, многие сочли несвоевременной саму идею созыва Конституционного собрания, чреватую опасностью всеобщей конфронтации в структурах власти. Коммунисты в Госдуме попытались провести четыре поправки к действующей Конституции.

Полный проект Конституции был разработан в Центре прикладных политических исследований ИНДЕМ, где собрались прежние советники Б. Ельцина из «интеллектуалов» под руководством М. Краснова и Г. Сатарова. «Круглый стол» по изменению Конституции был первым в серии обсуждений Совета по внешней и оборонной политике - мозгового центра Е. Примакова 8 (доклады экспертов и политиков на «круглых столах» легли в основу книги «Повестка дня для президента'2000»).

С изменениями Конституции напрямую связана идея укрупнения регионов. Она носится в воздухе всякий раз, когда власть начинает «продавливать» что'то сверху вниз и нуждается в дисциплинированных исполнителях на местах. Это и вариант мягкого отстранения «нехороших» региональных начальников. Так, осенью 1993 г. эту идею взяли на вооружение политики'демократы перед выборами в Госдуму.

В свое время с ней выступал Б. Ельцин в ходе кампании по выборам на Съезд народных депутатов РСФСР в 1990 г., закладывалась идея укрупнения и в ранние проекты новой российской Конституции в 1990-1991 гг.

Программное заявление о восстановлении властной вертикали и возможном укрупнении регионов сделал в феврале 1999 г. Е. Примаков на заседании межрегиональной ассоциации «Северо'Запад». Речь шла о необходимости в следующем году внести изменения в Конституцию и восстановить жесткую вертикаль власти: федеральный Центр - губернатор - местные органы власти. Губернаторы, по Е. Примакову, могли бы избираться не прямо, а региональными парламентами по предложению президента и отзываться таким же образом. 89 субъектов Федерации - это слишком много, а существующие восемь межрегиональных ассоциаций имеют большое будущее, как экономическое, так и политическое. Предложенный Е. Примаковым возврат к слегка модифицированной системе назначения губернаторов означал для них крючок наподобие того, что Б. Ельцин использовал в 1996 г., когда губернаторам через полгода после президентских предстояло идти на свои выборы (соответственно они должны были десять раз подумать, как «правильно» себя вести, чтобы после выборов президента не только не быть отставленными, но и заручиться поддержкой Кремля).

Б. Ельцин на встречах с главами регионов в апреле попытался «добротой» к губернаторам привлечь их на свою сторону, отбив у «жесткого» Е. Примакова, и не будь тогда президент уже «хромой уткой», ему, наверное, это бы удалось. А так уже после смены премьера С. Степашин в силу своей небольшой политической массы не смог перетянуть губернаторов от «тяжеловеса» Е. Примакова. Да и никто другой не смог бы, пока была та же политическая сцена и действовали те же правила игры.

Центр - регионы 1999 г. - год резкого перелома. Начавшийся для региональных лидеров во здравие, он завершился за упокой. Маятник пошел в другую сторону, причем задолго до президентских выборов. Отношения «Центр - регионы», как и полагается в периоды смуты и борьбы за власть в Центре, приобрели особое значение. Активную игру повели региональные лидеры. В их активе: пролонгация договора с Татарстаном - политическое решение Е. Примакова об альянсе с М. Шаймиевым и специальные решения правительства о передаче региональным администрациям в управление части акций, находящихся в собственности государства. Начатый правительством Е. Примакова (Кемеровская область, Красноярский край), этот процесс был продолжен правительством С. Степашина (Хакасия), а потом и В. Путина (Новосибирская область). Самодеятельность региональных лидеров в первой половине года, их игра в большую политику - своего рода цветение перед заморозками.

В этой связи важно подчеркнуть инвариантность усиления централизованного государства вообще и отношения к регионам в частности относительно того, чей проект победил бы - «примаковско'лужвковский» или «путинский». Практически всё, что было реализовано В. Путиным в начале его президентства (усиление властной вертикали введением как новых звеньев в виде полномочных представителей президента в федеральных округах, так и более жесткого подчинения существующих - возможность отстранения губернаторов, «укрупнение» регионов, укрепление федеральных структур на местах), ранее уже предлагалось Е. Примаковым в период его премьерства. Налицо, таким образом, проявление фактически одного и того же плана действий - более мягкого для регионов (по крайней мере, для части регионов) у Е. Примакова и более жесткого у В. Путина.

В. Путин как премьер, а затем и. о. президента начал с серии замен представителей президента в регионах. Особенно массовыми были замены в январе 2000 г. (так же, как и в январе 1996 г. - вначале предыдущей президентской кампании), когда полтора десятка «ельцинских» представителей не были переутверждены в качестве «путинских».

Имели место замены руководителей правоохранительных органов и силовых структур, особенно показательные в Москве. В столице замена руководителя ГУВД прошла, по мнению городских властей, с нарушением не только устоявшихся «правил игры», но и закона, результатом чего стал многомесячный судебный спор, разрешенный только Президиумом Верховного суда (в пользу федеральной власти). Происходили «показательные порки», выкручивание рук сильным региональным лидерам (Москва, С. 'Петербург, Татарстан, Башкирия), продолжались антикоррупционные кампании в регионах.

Работа с региональными лидерами велась, как говорится, «то вместе, то поврозь, а то попеременно».

Б. Ельцин, давно уже отказавшийся от заведенной было традиции регулярно встречаться с небольшими группами глав регионов, в апреле провел сразу две встречи - отдельно с главами республик (9 апреля) и с губернаторами (20 апреля). Целью встреч было заручиться поддержкой региональных глав в деле Ю. Скуратова и, шире, в противостоянии с Госдумой, готовившей импичмент, и набиравшим силу Е. Примаковым. Если последний в феврале на заседании ассоциации «Северо'Запад» говорил о необходимости восстановления жесткой вертикали власти «федеральный Центр - губернатор - местные органы власти», предложив идеи укрупнения регионов и перехода к непрямому избранию губернаторов региональными парламентами по предложению президента, то Б. Ельцин заявил, что будет настаивать перед правительством на увеличении самостоятельности субъектов Федерации: «Вам надо дать б_льшие права, и они будут даны». Идея расширения прав и самостоятельности регионов, в том числе и посредством пересмотра договоров о разграничении полномочий, была повторена президентом и на встрече с 19 губернаторами в самый канун голосования по Ю. Скуратову 9. Перетянуть региональных лидеров на свою сторону Б. Ельцину не удалось, хотя он и был близок к этому. На голосовании по вопросу о генеральном прокуроре Б. Ельцина поддержал 61 сенатор, 79 выступили против. Что же касается импичмента, то в день начала рассмотрения вопроса Госдумой и на следующий день после отставки Е. Примакова 17 руководителей регионов, среди которых были главы Башкирии, Татарстана, Ингушетии, Северной Осетии, Чувашии и др., обратились к депутатам с призывом прекратить процедуру импичмента. Еще через пару дней, уже после провала импичмента, на внеочередном заседании Совета Федерации не было принято предложенное оппозицией заявление в поддержку отставленного Е. Примакова. Месяцем позже Б. Ельцин впервые встретился с рядом глав региональных парламентов 10. Здесь тональность была уже иной, и озвучивалась идея создать некий «институт федерального вмешательства», позволяющий в экстренных случаях распускать региональные парламенты и снимать губернаторов.

Резко активизировались поездки руководителей правительства «на места», прежде всего поездки премьеров со свитами (в крайнем случае вице'премьеров) на заседания межрегиональных ассоциаций, все более превращавшиеся в кустовые совещания федеральных и региональных элит. Особенно отличился первый вице'премьер и одновременно министр путей сообщения Н. Аксененко, который с конца мая по начало июля успел совершить четыре серии вояжей: по сибирским, угольным (Воркута, российский Донбасс, Кузбасс) регионам, промышленным центрам, дальневосточным регионам. Его шеф С. Степашин, пытаясь обеспечить лояльность губернаторов Кремлю, практически все недолгое время своего премьерства посвятил общению с региональными главами, сколачиванию так называемого губернаторского клуба. В начале июля он встречался с руководителями 36 пограничных регионов (без малого половиной всех глав) и обещал им к осени указы президента и постановления правительства по созданию и функционированию свободных экономических зон и приграничному сотрудничеству со странами СНГ включая право самим назначать глав местного самоуправления в приграничных районах. Через два дня вместе с Б. Ельциным С. Степашин встретился с главами регионов из «Всей России», двумя неделями позже он был в Екатеринбурге на заседании ассоциации «Большой Урал», потом в Барнауле, во Владивостоке. После создания блока ОВР в начале августа, едва избежав отставки, С. Степашин снова отправился в регионы, теперь на теплоходе. Он успел посетить Самарскую и Ульяновскую области (дальше в программе значились Татарстан и участие в заседании «Большой Волги», Томск и «Сибирское соглашение», Якутия), сорвался в Дагестан, где начались боевые действия, и там узнал о своей отставке.

Существенно расширилась практика выездных заседаний: правительства (в Кемеровской области в январе), ряда членов правительства во главе с премьером (в Дагестане в июне), коллегии Минтопэнерго (в Иркутске в феврале), коллегии Минобороны (в Самаре в феврале), коллегии Минэкономики (в Якутии в августе) и др.

Продолжилась практика подписания двусторонних соглашений о долгосрочном сотрудничестве между региональными администрациями и «Газпромом»11 (предусматривающих газификацию городов и районов, а также гарантированные поставки природного газа), РАО «ЕЭС России» (тарифы, долги энергетикам, текущие платежи). Двусторонний договорный процесс лежал в основе формирования холдинга ВГТРК, к выборам уже практически отстроенного, в который вошли региональные телецентры и б_льшая часть региональных телерадиокомпаний.

Полностью заработали региональные подразделения федерального казначейства, осуществляющие финансирование расходов федерального бюджета на местах (их нет только в Чечне и Татарстане). Было объявлено, что с 2000 г. в порядке эксперимента в шести наиболее дотационных регионах - республиках Алтай, Тува, Дагестан, Кемеровской области, Коми'Пермяцком и Эвенкийском автономных округах - через казначейства пойдут все расходы. В Дагестане, где федеральные власти столкнулись с тем, что деньги, выделяемые на восстановление разрушенных в результате военных действий домов, до граждан не доходят, была внедрена система отделений казначейства на низовом, районном уровне.

Одновременно ужесточался контроль за исполнением бюджета. Оснований для этого у федеральных властей было более чем достаточно. Так, еще в 1998 г.

президент Адыгеи А. Джаримов издал указ, запрещающий деятельность контрольно'ревизионного управления Минфина на территории республики и, несмотря на ответный указ Б. Ельцина, стоял на своем до января 2000 г.

Если в отношении государственной власти изменение баланса между Центром и регионами в период реализации «жесткой» путинской политики с лихвой компенсировало потери Центра в первом полугодии (когда осуществлялась «мягкая» примаковская и степашинская политика), то в сфере частного капитала развитие оказалось куда более инерционным и в целом скорее в ущерб общенациональным структурам.

Продолжилось начавшееся после кризиса 1998 г. ослабевание общенациональных олигархических империй и сдача ими позиций на местах. Стали появляться новые региональные финансово'промышленные «волки»: нижегородские, иркутские, свердловские...

Региональные администрации резко активизировались в борьбе за собственность в регионах (Кемеровская область, Красноярский и Приморский края).

Шумными оказались прецеденты передела собственности в Ленинградской (Выборгский целлюлознобумажный комбинат, Ломоносовский фарфоровый завод) и Свердловской областях.

Партии 1999 г. прошел под знаком интенсивного партийного строительства в регионах. Двумя главными общенародными стройками стали сначала ОВР, а потом «Единство», причем характер строительства был часто аналогичен, с появлением в регионе сразу нескольких структур, претендующих на право быть местным филиалом партии власти. Аналогичен и конец - после выборов многие «партстройки» превратились в заброшенные пустыри. Но доживут ли они до следующих или так и окажутся партиями одноразового пользования, как прежде ПРЕС, НДР, КРО и множество партий и блоков помельче? Досрочные губернаторские выборы, проходившие в течение года, несколько раз оказывались громкими, с участием известных политиков. Особенно активен был В. Жириновский: весной проба сил в Белгородской области, потом заявка на участие в выборах в Свердловской и Ленинградской областях. В Белгородской получилось только третье место, Свердловский избирком не принял подписи, на Ленинградскую уже не хватило то ли денег, то ли времени, но и нигде не выигравший В. Жириновский на весь год был обеспечен вниманием публики. В Свердловской и Ленинградской областях и без лидера ЛДПР выборы получились «звучными» из'за участия в них Э. Росселя, давно проявившего себя в общероссийской политике, и недавнего первого вицепремьера В. Густова: первый выиграл, второй проиграл и не смог вернуться в губернаторское кресло.

Самыми «звездными» получились декабрьские выборы в Москве, где соперниками Ю. Лужкова, несомненно политика общероссийского масштаба, были лидер СПС С. Кириенко и управляющий делами президента П. Бородин, а также в Московской области: председатель Госдумы Г. Селезнев, генерал Б. Громов, бывший вице'премьер Б. Федоров, известный (вскоре ставший уже скандально известным предприниматель'спортсмен А. Тихонов), «водочный король» В. Брынцалов.

Региональные выборы привлекали внимание не только участвовавшими в них знаменитостями. Один за другим появлялись посконные «нью'гэмпширы»: парламентские выборы в Удмуртии были объявлены победой движения «Отечества», губернаторские в Свердловской - его же поражением (в первом случае имелась в виду выигрыш сторонников председателя Госсовета А. Волкова, во втором - неуспех мэра Екатеринбурга А. Чернецкого). Второй тур выборов подмосковного губернатора аналитики тут же назвали первым поражением В. Путина, только что ставшего тогда и. о. президента.

В думских выборах 1999 г. кроме губернаторов и президентов, о которых сказано уже немало, приняли участие еще две заметные группы - руководители региональных законодательных собраний и бывшие главы регионов. Для первых эти выборы оказались или «пробой сил» перед предстоящими выборами глав регионов, возможностью занять хорошую «площадку» для борьбы за власть в регионе или достойно, с повышением, уйти из региональной политики, для вторых - наоборот, вернуться и еще раз побороться за власть и влияние. Успехи и тех, и других оказались совсем скромными. Из спикеров выиграла только В. Пивненко из Карелии, которой уже грозило «сокращение штатов» (в республике одновременно прошел референдум о переходе к однопалатному парламенту), по партийным спискам «Единства» и ОВР прошли еще В. Пехтин (Магаданская область) и Ю. Медведев (Пермская область).

ПространственноAвременные цепочки Главная цепочка: августовская провокация чеченских боевиков на границе с Дагестаном (главный редактор «Независимой газеты» В. Третьяков рассказал о ней потом как об удавшейся операции спецслужб по заманиванию боевиков, а отставленный С. Степашин обиженно заявил, что войну готовил он) - начало военных действий на границе с Чечней, отставка премьера С. Степашина, назначение В. Путина 12, тема коррупции в Кремле, еще недавно доминировавшая в СМИ, вытеснена более актуальной военной. Два кровавых теракта в Москве и один в Волгодонске (Ростовская область), полностью изменившие ситуацию в обществе: негативная мобилизация общества вокруг «военного кабинета» В. Путина, рост доверия к спецслужбам и к сильной эффективной власти, граждане с готовностью поддержали начавшуюся вскоре «антитеррористическую операцию»13.

Взрывы жилых домов в Москве ударяют по всем политическим партиям: Кремль перехватил инициативу и вытеснил их уже в начале думской кампании на периферию общественного внимания. Приписанные чеченцам (учившимся к тому же в религиозной школе в Набережных Челнах, Татарстан), взрывы прямо били по лидеру «Отечества» Ю. Лужкову (благополучие Москвы - миф, мэр не способен обеспечить порядок даже в своем городе), лидерам «Всей России» М. Шаймиеву и Р. Аушеву (мусульмане, имеющие непосредственное касательство к чеченцам), генералу А. Лебедю (вот к чему привели подписанные им в 1996 г. Хасавюртовские соглашения).

Думские выборы, прошедшие на фоне «успешной» войны в Чечне и в условиях информационной войны против ОВР при значительном преимуществе Кремля, завершились полной победой последнего и разгромом его основных противников. Чтобы развить успех и не дать противнику оправиться, Кремль форсировал досрочные выборы - в последний день года Б. Ельцин объявил о своей отставке. Через три месяца В. Путин - новый президент. Первый свой удар в виде пакета «федеративных» законов он направил против региональных лидеров, «дожал» их с помощью Госдумы, и к осенней серии региональных выборов губернаторы подошли резко ослабевшими и контролируемыми Кремлем. Мягкий проект умиротворения губернаторов, разворачивавшийся в марте - июле 1999 г., не удался, жесткий централизационно'консолидационный проект, к реализации которого Кремль приступил в августе, к следующему августу привел к полной и безоговорочной победе как в Центре, так и в регионах.

Еще одна пространственно'временная цепочка связана с политическим проектом Ю. Лужкова. Ее началом можно условно считать учредительный съезд «Отечества» в Москве 19 декабря 1998 г. - ровно за год до выборов в Думу. На съезде присутствовал ряд глав регионов включая В. Муху (Новосибирская область), А. Лисицына (Ярославская область), И. Склярова (Нижегородская область), Ю. Евдокимова (Мурманская область), Ю. Спиридонова (Республика Коми). Второй съезд «Отечества» проходил в конце апреля 1999 г. в Ярославле (в процессе подготовки к нему в качестве места проведения фигурировали также Новосибирск, Екатеринбург, Нижний Новгород).

Уже в марте Ю. Лужков начал предвыборные поездки в качестве лидера «Отечества», первая официальная такая поездка, 20 марта в С. 'Петербург, была приурочена к конференции регионального «Отечества», учрежденного еще в декабре. За С. 'Петербургом последовали Ивановская, Костромская области, Башкирия, другие регионы. Непосредственно связаны с лужковским альтернативные или задумывавшиеся как альтернативные проекты по созданию губернаторских блоков: «Голос России» (заявлен самарским губернатором К. Титовым 28 января как избирательное объединение региональных лидеров, куда вошли главы Хакасии, Калининградской, Ростовской областей, саратовский, нижегородский, ханты'мансийский спикеры и др. - всего 20 региональных руководителей 14); «Вся Россия» (объединение республиканских главным образом лидеров, официально оформившееся 22 апреля, куда вошла четверка лидеров: М.

Шаймиев, М. Рахимов, Р. Аушев и В. Яковлев, а также дюжина глав других регионов15).

Политический проект Е. Примакова в региональном измерении слишком широк для того, чтобы описать его в деталях. Тем более что не всегда можно провести черту между собственно политическим проектом и деятельностью правительства во время премьерства Е. Примакова. Ограничимся поэтому самыми общими штрихами. Уже формируя кабинет, Е. Примаков старался опереться не только на думское большинство, но и на губернаторский корпус.

С этой целью он пригласил в качестве первого вицепремьера губернатора Ленинградской области В. Густова (не самого, может быть, известного и авторитетного, но согласившегося оставить свой недавно выигранный на выборах пост), ввел восемь глав межрегиональных ассоциаций в президиум правительства. Вопреки мнению министерств Е. Примаков волевым решением пролонгировал межправительственные соглашения с Татарстаном, срок действия которых истек весной16, помог кемеровскому А. Тулееву и красноярскому А. Лебедю с решением их проблем в регионах. В феврале в С. 'Петербурге он озвучил идеи перехода к назначаемости губернаторов и укрупнения регионов, а тремя месяцами позже там прошел учредительный съезд «Всей России», которая в августе образовала блок с лужковским «Отечеством» и назвала Е. Примакова лидером своего списка. Перед думскими выборами Е. Примаков активно ездил по регионам, но его усилия были тщетны - ключ к успеху (провалу) ОВР, а с ним и всего примаковского проекта, находился не там, а в Москве и в Чечне.

Борьба за власть в стране помимо традиционных для анализа измерений «Кремль - губернаторы» и «КГБ - партноменклатура» приобрела и новое региональное - «Москва - С. 'Петербург». Парадоксальным образом сохранение власти Кремлем, передача власти по наследству ознаменовали скорее переход к новому режиму, чем сохранение старого.

Впервые на высший в стране пост пришел уроженец столицы - С. 'Петербурга 17, причем не просто уроженец, но человек, делавший там карьеру и переехавший в Москву лишь за три года до избрания (его непосредственные предшественники Б. Ельцин и М. Горбачев укоренялись в Москве дольше). В. Путин, выдвинутый «семьей», оказался не «сиротой»одиночкой, а представителем мощных «чекистского» и «питерского» кланов. Отсюда быстрое усиление «питерских чекистов» во власти, отсюда особая роль С. 'Петербурга как фарм'клуба президента и его команды, отсюда озвучиваемые другими питерцами - спикером Госдумы Г. Селезневым, вице'премьером В. Матвиенко - идеи переноса части столичных функций (например, Госдумы) в С. 'Петербург. Особенно интересно, что «диполь» Москва - С. 'Петербург имел место не только в «основной» партии власти, но и во второй, оппозиционной - ОВР, у которого были две столицы: Москва - столица «Отечества» и С. 'Петербург - столица «Всей России».

РегионыAньюсмейкеры Чечня - война, ставшая главным козырем Кремля в борьбе за власть, реванш армии и начало «возрождения державы».

Дагестан - столкновение федеральных сил с вторгшимися на территорию республики чеченскими формированиями, ставшее прологом ко второй чеченской войне; под сурдинку борьба с ваххабитами. На этом фоне укрепление позиций правящей местной элиты, выборы в Госсовет и референдум о введении поста президента.

Москва - клан Ю. Лужкова в борьбе за власть с президентскими структурами, информационная война на два фронта в связи с федеральными и городскими выборами, теракты, выборы мэра.

С. _Петербург - губернатор В. Яковлев и его политическое маневрирование, выкручивание рук Законодательному собранию, за год так и не сподобившемуся избрать спикера18, и отмена в последний момент губернаторских выборов, продолжающиеся политические убийства. В начале 2000 г. - новая модель региональных выборов, расцененная поначалу как признак слабости Кремля, на деле продемонстрировавшая его прагматизм. Приход к власти в стране представителей питерского клана во главе сначала с С. Степашиным, потом с В. Путиным: В. Матвиенко, А. Кудрина, И. Клебанова, Г. Грефа, Л. Реймана, А. Чубайса, И. Южанова, Н. Патрушева. Как никогда реальная «вторая столичность» с высокими визитами (Д. Вулфенсона, потом Э. Блэра), трибуной для озвучивания Е. Примаковым своих планов по укреплению власти, участием в выборах С. Степашина, В. Матвиенко, Г. Селезнева, предложениями перенести в город часть столичных функций.

Карачаево_Черкесия - выборы президента (вместо последнего в стране назначенца Кремля на посту главы региона) по модели «генерала из Москвы», вылившиеся в ожесточенный этноклановый конфликт, относительное разрешение которого состоялось лишь через несколько месяцев и при активном участии Центра. Избрание участвовавшего в примирении сторон Б. Березовского депутатом Госдумы.

Приморский край - очередная серия скандального конфликта между губернатором Е. Наздратенко и бывшим мэром Владивостока В. Черепковым, срывающимися городскими выборами, неспособностью властей справиться с энергетическим кризисом и переругиванием с РАО ЕЭС.

Башкирия - недолгое, но активное и демонстративное противостояние Кремлю (интермедия с прекращением трансляции ОРТ И РТР), завершившееся поражением местных властей, мобилизация электоральной машины на местных (в Госсобрание) и федеральных выборах, обеспечившее полный успех местной партии власти и ОВР.

Ингушетия - эхо чеченской войны в виде лагерей беженцев и стычек боевиков с федеральными войсками, продолжение затяжного конфликта с Северной Осетией по поводу возвращения беженцев из Пригородного района, жесткая борьба с Центром по поводу контроля над правоохранительными органами (назначение и отмена референдума), разрешение многоженства, успех местной партии власти на выборах в Народное собрание и ОВР на выборах в Госдуму.

Татарстан - альянс элит с Е. Примаковым с продлением договора 1994 г. о разграничении полномочий, активное, но менее демонстративное, чем в Башкирии, противостояние Кремлю на думских выборах со сходной мобилизацией электоральной машины на довыборах в Госсовет (вместо ушедшей в оппозицию М. Шаймиеву группы мэра Набережных Челнов) и выборах в Госдуму.

Красноярский край - мощная и отчасти показательная, прецедентная борьба губернатора А. Лебедя, прибегнувшего для этого к помощи Центра (специальная комиссия Совета безопасности, смена силовиков, передача в управление администрации госпакетов акций и др.), с региональным «олигархом» А. Быковым, завершившаяся арестом последнего и резким ослаблением позиций его «империи» Кемеровская область - выездное заседание федерального правительства с последующей передачей администрации в управление госпакетов акций, борьба за собственность, выборы облсовета и органов местного самоуправления с полной победой Блока А. Тулеева - неудавшегося раскольника и четвертого номера в федеральном списке КПРФ, кандидата в президенты'2000.

Московская область - губернаторские выборы (и тоже по модели «генерала из Москвы») со сменой власти многолетнего губернатора А. Тяжлова, последовательно пытавшегося заручиться поддержкой влиятельных федеральных сил и политиков, ощутимое поражение Кремля, поддержавшего на выборах спикера Госдумы Г. Селезнева, коррупционные скандалы и конфликты, множество общефедеральных мероприятий различных политических сил в связи с выборами в Госдуму.

Самарская область - причудливое смешение региональной и федеральной политической жизни, вызванное амбициями губернатора К. Титова, сформировавшего первый губернаторский блок «Голос России» и выступившего кандидатом в президенты2000; страшный пожар в УВД с десятками погибших (объявление национального траура), связанный по некоторым оценкам с незавершенной масштабной проверкой «АвтоВАЗа», хозяйственные проекты и бурная местная политическая жизнь; самый высокий в стране результат СПС, выступившего в области как партия власти, скандальное снятие с выборов генерала А. Макашова.

Свердловская область - губернаторские выборы в канун думских, уже традиционно рассматривавшиеся как индикативные (победа инкумбента Э. Росселя над мэром Екатеринбурга А. Чернецким и бурно стартовавшим в региональной, а позднее и федеральной политике А. Бурковым); протестное голосование в обоих одномандатных округах Екатеринбурга, где выборы не выявили победителя; передел собственности с активным участием криминального бизнеса, рвущегося в политику.

Регионы в общественном сознании Давно замечено, что регионы бывают «тихими» и «громкими», что аналогичные события в одних регионах могут привлекать повышенное общественное внимание, в других - пониженное или вовсе не привлекать. Заметность извне событий, происходящих в политической жизни региона, резонанс, вызываемый ими, зависят как от их собственной громкости, так и от «слышности» - сфокусированности внимания общества на том или ином регионе, на том или ином роде событий. Какие факторы определяют в итоге заметность региона и того, что там происходит? Это могут быть открытость, публичность, иногда даже скандальность происходящего (в силу демократичности и присущего ей плюрализма или вследствие раскола в элитах), повышенное внимание к региону по самым разным причинам: из'за высокого политического веса его самого или его губернатора, предшествующей истории и других особенностей; наконец, существует целый ряд субъективных факторов, связанных с региональным лидером, СМИ, особенностями политической ситуации в стране и регионе.

В «Политическом альманахе России 1997» и в ежегоднике за 1998 г. мы представляли карты образов регионов в массовом сознании в 1997 и 1998 гг., составленные на основе материалов «политических биографий» регионов и страны в целом. Нами как экспертами оценивались, во'первых, общий уровень заметности, определявшийся по пятибалльной шкале, во'вторых, отдельные составляющие заметности (их наличие или отсутствие). В этой работе участвовала группа экспертов'регионалистов прежде всего из числа авторов ежегодника.

В 1999 г. самыми заметными регионами, привлекавшими к себе наибольшее внимание, были две столицы - Москва и С. 'Петербург, воевавшие Чечня и Дагестан на Северном Кавказе, бунтовавшая соседняя с ними Карачаево'Черкесия и как всегда скандальный Приморский край на Дальнем Востоке. Все они, кроме Карачаево'Черкесии, входили в число самых заметных и в 1997, и в 1998 гг. При этом, однако, число наиболее заметных регионов в сравнении с прошлым годом, когда их было десять, упало. Это произошло как за счет расслоения группы лидеров с уходом наиболее ярких из них «в отрыв» (другие - Красноярский край, Кемеровская, Свердловская области - не потускнели, но остались на ступеньку позади), так и за счет «отставания» регионов, выдвинувшихся на политическую авансцену волей случая (как Калмыкия в 1998 г.) или изменивших свою яркость по другим, более системным причинам (как, например, Нижегородская область). Еще заметнее уменьшение количества наиболее ярких регионов в сравнении с 1997 г., когда их было выделено 16.

Регионов повышенной заметности, следующих за лидерами, было 12 (в 1998 г. - 9). Это северокавказские соседи Чечни Ставропольский и Краснодарский края, Северная Осетия и Ингушетия; волжские Татарстан, Башкирия, Самарская область; прилегающие к столицам Московская и Ленинградская области, а также фокусы яркости в других макрорегионах: Свердловская область (Урал), Кемеровская область (Западная Сибирь), Красноярский край (Восточная Сибирь). Что касается географии заметности, то с учетом самых ярких регионов представленными оказываются все крупные части страны за исключением малозаселенного Севера и густозаселенного аграрного Черноземного Центра. При этом картина в целом, без дифференциации на самые яркие регионы и регионы повышенной заметности, остается почти такой же, как и в прошлом году, - по двум верхним градациям почти не изменилось количество регионов (19 в 1998 г., 18 в 1999 г.), мало изменился и их состав. Главными региональными фокусами общественного внимания наряду со столицами были мятущийся Северный Кавказ и индустриальные гиганты Урало'Поволжья.

Основная масса распределяется на этот раз между регионами пониженной (40) и низкой (12) заметности, на которые в сумме приходится две трети всех регионов страны. Таким образом, средняя заметность регионов в сравнении с 1998 г. уменьшилась, распределение же их по заметности приблизилось к нормальному, скошенному в сторону меньшей заметности, с максимумом, приходящимся на группу пониженной заметности. Чем можно объяснить общее снижение заметности регионов на фоне повышения накала политической жизни страны в целом, фиксируемую нами уже второй год подряд? По'видимому, рост интенсивности, накала политической жизни страны происходит чрезвычайно неравномерно, что приводит к появлению немногочисленных сверхъярких регионов - прежде всего столиц, где идет война политическая, и Чечни с Дагестаном, где идет война настоящая. Остальные регионы, жизнь которых не стала менее насыщенной событиями, теряются в тени лидеров.

В каждом конкретном случае заметность региона обусловливается своими причинами. Одни из них отражают собственно внутреннее развитие региона, как, скажем, конфликт властей или борьба за собственность, другие дают региону «наведенную» яркость, как, например, визиты известных политиков, общероссийские съезды, другие масштабные мероприятия.

Всего зафиксировано 204 случая действия различных факторов, или в среднем около 2, 3 на регион (в 1998 г. их было 180, а в 1997 г. - 210). Рост пришелся главным образом на громкие выборы, как региональные, так и думские, а также на связанные с ними конфликты властей и общероссийские мероприятия в регионах. Большое значение имели и борьба за собственность, развернувшаяся особенно активно после дефолта 1998 г., процессы регионализации собственности и смены старых, ослабевших собственников новыми. На фоне общего роста наблюдалось и снижение некоторых факторов: решений Конституционного суда по регионам не стало вовсе (были лишь определения по имеющимся прецедентам - см. статью А. Титкова «Конституционный суд в отношениях Центра с регионами» в настоящем издании), уменьшилась распространенность территориальных конфликтов, в меньшем числе регионов отмечались случаи терроризма (зато какие!).

Наибольшее разнообразие «звучных» событий опять пришлось на Приморский край (девять), две столицы - Москву и С. 'Петербург, а также Самарскую и Свердловскую области (по восемь). С ними могут поспорить лишь Красноярский край и Нижегородская область (по семь), Татарстан, Калининградская, Кемеровская и Новосибирская области (по шесть). В 19 регионах не проявился ни один фактор заметности (в прошлом году таковых было гораздо больше - 31), в 38 регионах - один'два фактора. В сумме это опять'таки почти точно соответствует 1998 г. Как и раньше, не было прямой связи между разнообразием представленных в регионе факторов и его общей заметностью (диверсификацией громкости и самой громкостью). Так, у Чечни, например, всего шесть факторов заметности - столько же, сколько у гораздо менее заметной Новосибирской области, и меньше, чем у Нижегородской.

1999 г. - год выборов. На первом месте в отличие от предыдущих лет оказался фактор громких выборов (32), второе делят два отчасти связанных с ним фактора - известного политика и конфликта властей (по 24). Следующие четыре фактора имеют практически равную частоту: демарши «регион - Центр» и наоборот (17), коррупция и борьба с ней (17), борьба за собственность и хозяйственные проекты (по 16), общероссийские политические события (15). Несколько меньше значение международных связей (12) и терроризма (11). Последнюю группу наименее распространенных факторов составляют природные и техногенные катаклизмы (7), территориальные конфликты (6), культура и спорт (6), демонстрации и забастовки (3).

Феномен «тихих» регионов, из года в год остающихся на дальней периферии общественного внимания, нуждается в осмыслении и объяснении не меньше, чем «громких».

1 http: //www. polit. ru/documents/158377. html.

2 http: //www. polit. ru/printable/160780. html.

3 7 октября 1993 г. - по погибшим 3-4 октября в Москве, 31 мая 1995 г. - по жертвам землетрясения на Сахалине, 22 июня 1995 г. - по жертвам чеченских террористов в Буденновске, 10 августа 1996 г. - по жертвам кровопролитных боев в Грозном, 30 сентября 1996 г. - по погибшим пассажирам автобуса в Ростовской области, 5 декабря 1997 г. - по погибшим шахтерам шахты «Зыряновская».

4 На первом ее заседании 16 февраля, в котором принял участие премьер Е. Примаков, было заявлено, что за последние три года в России зафиксировано 2200 криминальных взрывов, в которых погибло 365 и ранено 1100 человек. За 1999 г. цифры жертв более чем удвоились.

5 Взрыв в метро на перегоне между «Тульской» и «Нагатинской 11 июня (4 погибших, 12 раненых), взрыв в троллейбусе на Пушкинской площади 11 июля (5 раненых), взрыв в троллейбусе на проспекте Мира 12 июля (28 раненых).

6 В следующий раз страна содрогнулась 7 августа 2000 г., когда взрыв прогремел в нервном центре Москвы - подземном переходе под Пушкинской площадью в час пик.

7 Думским и президентским выборам был посвящен отдельный проект Московского Центра Карнеги, результатом которого стали две коллективные монографии «Россия накануне думских выборов 1999 года» и «Россия в избирательном цикле 1999-2000 годов». Здесь приводятся лишь отдельные штрихи, наиболее важные для понимания общей картины политического развития.


Описание предмета: «Социология»

Социология (фр. sociologie, лат. Societas – общество и греч. – Logos – наука об обществе) – наука об обществе, отдельных социальных институтах (государство, право, мораль и т.п.), процессах и общественных социальных общностях людей.

Современная социология – это множество течений и научных школ, которые по-разному объясняют ее предмет и роль, по-разному отвечают и на вопрос что такое социология. Существуют различные определения социологии как науки об обществе. «Краткий словарь по социологии» дает определение социологии как науки о законах становления, функционирования, развития общества, социальных отношений и социальных общностей. «Социологический словарь» определяет социологию как науку о законах развития и функционирования социальных общностей и социальных процессов, о социальных отношениях как механизме взаимосвязи и взаимодействия между обществом и людьми, между общностями, между общностями и личностью. В книге «Введение в социологию» отмечается, что социология – это наука, в центре внимания которой находятся социальные общности, их генезис, взаимодействие и тенденция развития. Каждое из определений имеет рациональное зерно. Большинство ученых склонны полагать, что предметом социологии есть общество или определенные общественные явления.

Следовательно, социология – это наука о родовых свойствах и основных закономерностях общественных явлений.

Социология не просто выбирает эмпирический опыт, то есть чувственное восприятие единственным средством достоверного познания, общественных изменений, но и теоретически обобщает его. С появлением социологии открылись и новые возможности проникновения во внутренний мир личности, понимания ее жизненных целей, интересов, потребностей. Однако социология изучает не человека вообще, а его конкретный мир – социальную среду, общности, в которые он включен, образ жизни, социальные связи, социальные действия. Не уменьшая значения многочисленных отраслей обществознания, все же социология уникальна способностью видеть мир как целостную систему. При чем система рассматривается социологией не только как функционирующая и развивающаяся, но и как переживающая состояние глубокого кризиса. Современная социология и пытается изучить причины кризиса и найти пути выхода из кризиса общества. Основные проблемы современной социологии – выживание человечества и обновление цивилизации, поднятия ее на более высшую ступень развития. Решение проблем социология ищет не только на глобальном уровне, но и на уровне социальных общностей, конкретных социальных институтов и объединений, социального поведения отдельной личности. Социология – наука многоуровневая, представляющая единство абстрактных и конкретных форм, макро- и микротеоретических подходов, теоретического и эмпирического знания.

Литература

  1. О.Г. Агеева. "Величайший и славнейший более всех градов в свете..." - град святого Петра. – М.: Русско-Балтийский информационный центр "БЛИЦ", 1999. – 344 с.
  2. Очерки феодальной России. Выпуск 5. – М.: Едиториал УРСС, 2001. – 252 с.
  3. О.Г. Агеева. "Величайший и славнейший более всех градов в свете..." - град святого Петра. – М.: Русско-Балтийский информационный центр "БЛИЦ", 1999. – 344 с.
  4. Наказанный народ. Репрессии против российских немцев. – М.: Звенья, 1999. – 288 с.
  5. Миша Гленни. Современная международная мафия. – М.: Столица-Принт, 2008. – 688 с.
  6. Человек в истории. Россия - ХХ век. Выпуск 1. – М.: Звенья, 2001. – 432 с.
  7. Под редакцией А.В. Бузгалина и А.И. Колганова. Стратегии России. Общество знаний или новое средневековье?. – М.: Ленанд, 2008. – 248 с.
  8. Akadhmeia. Материалы и исследования по истории платонизма. Выпуск 4. – СпБ.: Издательство Санкт-Петербургского университета, 2003. – 400 с.
  9. В.М. Безотосный. Донской генералитет и атаман Платов в 1812 году. – М.: Российская политическая энциклопедия, 1999. – 224 с.
  10. Актуальные проблемы гражданского права. Выпуск 12. – М.: Норма, 2008. – 336 с.
  11. Россия и Финляндия. Проблемы взаимовосприятия. XVII-XX вв. – М.: Институт российской истории РАН, 2006. – 432 с.


Готовые работы

Тема и предметТип, объем и цена работы
Политические партии. Становление многопартийности в России
Политология
Курсовая работа
25 стр. / 2400 руб.
Прямые иностранные инвестиции в условиях финансовой глобализации
Инвестиционный менеджмент
Курсовая работа
41 стр. / 4000 руб.
Фискальная политика в промышленности: проблемы и перспективы
Налогообложение
Курсовая работа
31 стр. / 3300 руб.
Банковская система России: современные проблемы и перспективы развития
Математические методы в экономике
Диплом
91 стр. / 9500 руб.



Задайте свой вопрос по вашей работе

Гладышева Марина Михайловна

marina@studentochka.ru
+7 911 822-56-12
с 9 до 21 ч. по Москве.






Добавить файл к заказу

- осталось написать email или телефон

Внимание!

Банк рефератов, курсовых и дипломных работ содержит тексты, предназначенные только для ознакомления. Если Вы хотите каким-либо образом использовать указанные материалы, Вам следует обратиться к автору работы. Администрация сайта комментариев к работам, размещенным в банке рефератов, и разрешения на использование текстов целиком или каких-либо их частей не дает.

Мы не являемся авторами данных текстов, не пользуемся ими в своей деятельности и не продаем данные материалы за деньги. Мы принимаем претензии от авторов, чьи работы были добавлены в наш банк рефератов посетителями сайта без указания авторства текстов, и удаляем данные материалы по первому требованию.

Контакты
marina@studentochka.ru
+7 911 822-56-12
с 9 до 21 ч. по Москве.
Карта сайта ЗАКАЗАТЬ
Цены, скидки и акции
Реферат, доклад, эссе, контрольная 150 р./стр.
Курсовая от 175 р./стр.
Отчёт по практике 150 р./стр.
ВКР, дипломная от 200 р./стр.
Скидки. Антиплагиат.
Поделиться
Реклама



Мы в социальных сетях
Отзывы
Владимир, 23.04
Практику сдали, говорят все хорошо