Рефераты, курсовые и дипломы на заказ без предоплаты.  Антиплагиат.
Студенточка.ru: на главную страницу.  рефераты, курсовые, дипломы на заказ без предоплаты в кратчайшие сроки  скидки и гарантии
Рефераты, курсовые, дипломные работы на заказ. Антиплагиат. Скидки
Прайс-лист Готовые работы Бесплатные материалы
ЗАКАЗАТЬ Специальности Банк рефератов
Консультации Статьи Подбор литературы
Готовые рефераты, курсовые и дипломы без предоплаты. Антиплагиат.
ЭКСПРЕСС - ЗАКАЗ:  для тех, кто экономит время и деньги при оформлении реферата,  курсовой, диплома на заказ


Воспользуйтесь формой поиска по сайту, чтобы найти реферат, курсовую или дипломную работу по вашей теме.

Поиск материалов

Государственная Дума России (1906-1917 гг.)

История России

 

САДИНОВ ВИКТОР САИПЕВИЧ.

 

Государственная Дума России (1906-1917 гг.) Историография проблемы

 

Специальность 07.00.09 - историография, источниковедение и методы исторического исследования

Автореферат

диссертации на соискание ученой степени кандидата исторических

Москва, 2001

Работа выполнена на кафедре истории и культуры Московского государственного университета сервиса

 

От редакции. К сожалению - начало текста в рукописи было выдрано старательными читателями!!!!

 

 

 

........авторов, сделавших многое для объективного изучения истории Думы, оставалось в тени.1

Основные вопросы изучения разработки и осуществления ленинской концепции первой революции и в связи с этим парламентской тактики большевиков в отношении I и П Государственной Думы рассматриваются также в монографии О.В. Волобуева и В.А. Муравьева «Ленинская концепция революции 1905 -1907 годов в России и советская историография» (М., 1982). В целом общие недостатки отечественной историографии советского периода пронизывали содержание трудов всех ученых.

Некоторое место историографическому анализу темы отведено в трудах по истории Думы. В этом отношении следует отметить монографии Г.И. Зайчикова «Борьба рабочих депутатов Государственной Думы против царизма в 1907-1914 гг.» (М., 1981), B.C. Дякина «Буржуазия, дворянство и царизм в 1911-1914 гг. разложение третьеиюньской системы» (Л., 1988).

В рамках дискуссии советских ученых о существе третьеиюньской системы и кризисе государства на завершающей стадии существования монархии также затрагивались некоторые важные аспекты истории Думы. Это относится к монографиям В. С. Дякина «Русская буржуазия и царизм в годы первой мировой войны» (Л., 1967), А.Г. Слонимского «Катастрофа русского либерализма; Прогрессивный блок накануне и во время Февральской революции 1917 года» (Душанбе, 1975), Е.Д. Черменского «IV Государственная дума и свержение царизма в России» (М, 1975), А.Я. Авреха «Третьиюньская система» (М., 1985) и др. Указанные работы способствовали историографическому осмыслению истории Государственной Думы России, однако, все они, как правило, ограничены сюжетно и хронологически и не дают целостного представления об избранной теме.

Историография Государственной Думы России затрагивается также в кандидатских диссертациях А.В. Островского, Н.Н. Павловой, В.Ю. Зорина и другие. Специально дореволюционной либеральной историографии I и II Государственной Думы посвящена диссертация О.А. Исхаковой2. Некоторое значение для изучения проблемы имеют также труды, посвященные политической истории страны начала XX века. В них обзоры степени изученности рассматриваемой проблемы, как правило, содержат сюжеты, посвященные исследованию Думы, если ее история затрагивает предмет изучения автора. Некоторое значение для историографии Государственной Думы России имеют также труды, посвященные политической истории страны начала XX века. В них обзоры степени изученности рассматриваемой проблемы, как правило, содержат сюжеты, посвященные исследованию Думы, если ее история затрагивает

1 Волобуев О.В. Революция 1905-1907 гг. в публицистике русских буржуазных историков // Исторические записки. М., 1978. Т. 102. С. 287-324; Его же. Историография революции 1905-1907 гг. (Дооктябрьский период). М., 1981; Его же. К вопросу о формировании буржуазной идеологии в России (Публицистика октябристов о революции 1905-1907 77.) // Самодержавие и крупный капитал в России в конце XIX - начале XX века. М., 1982; Его же. Идейно-теоретическая борьба по вопросам истории революции 1905-1907 гг. М., 1984.

2 Островский A. В. Третьеиюньский государственный переворот 1907 года. Автореф. дисс. ... канд. ист. наук. Л., 1976; Павлова Н.Н. Рабочие депутаты во П Государственной Думе. Автореф. дисс. ... канд. ист. наук. М., 1986; Зорин В.Ю. Национальный вопрос в Ш Государственной Думе (1907 - 1912 гг.). Автореф. дисс. ... канд. ист. наук. М., 2000; Исхакова О.А. I и П Государственные Думы: либеральная историография. Автореф. дисс. ... канд. ист. наук. М., 1996.

предмет изучения автора. Общие положения, связанные с изучеиием трансформации государственного устройства и политической системы России в начале XX в. и имеющие значение для избранной темы, рассматриваются в монографии Ю.П. Свириденко, Л.И. Зевелева, В.В. Шелохаева и других авторов «Историография истории политических партий России» (М, 1992).

Зарубежную историографию проблемы анализировали главным образом историки, занимавшиеся вопросами российского либерализма, политических иартий и организаций1. Однако специальный анализ этого компонента историографии российского парламентаризма не является предметом настоящей работы.

Цель исследования во многом определялась состоянием изученности избранной темы и заключается в том, чтобы проанализировать развитие исторической мысли по проблемам создания и функционирования Государственной думы Российской империи в 1906-1917 гг. Соответственно задачами диссертации являются:

проанализировать характер, содержание и значение дореволюционной

историографии истории I - IV Государственных дум;

обобщить результаты изучения истории российского парламентаризма в

советской историографии 1917- 1991 гг.;

установить основные тенденции и достижения в исследовании истории

Государственной думы России в современной российской историографии

(1992 - 2001 гг.). а также перспективы дальнейшего научного поиска в этом

направлении.

Теоретико-методологической основой работы являются базовые принципы объективности и историзма, комплексности и системности в анализе исторических и научных процессов. Методический инструментарий составили хронологический и проблемный подходы, сравнительный, статистический, синхронистический анализ историографических источников.

Научная новизна исследования состоит в том, что в диссертации впервые дается обобщающая характеристика основных этапов и процесса развития отечественной исторической мысли XX века по проблемам истории Государственной думы России 1906-1917 гг., выявляются результаты, ведущие тенденции и перспективы изучения темы.

Теоретическая и практическая значимость диссертации обеспечена тем, что анализ историографии истории парламента Российской империи необходим для научного осмысления общих проблем развития исследований по политической истории Отечества в XX веке, а также для подготовки обобщающих и прикладных трудов по

1 См., например: Новейшие исследования по истории России периода империализма в советской и зарубежной историографии. М, 1985; Российский либерализм (конец XIX - начало 1917 г.) в англоамериканской историографии. М., 1988; Шевырин В.М. Либералы и Государственная дума России (Зарубежная историография) // Сословно-представителъные учреждения России (XVIII - начало XX века). М., 1993 и др.

Принципиальные положения, необходимые для методологического обоснования исследования, обоснованы в труде А.И. Зевелева: Историографическое исследование: методологические аспекты М 1987.

историографии истории России, в практической деятельности историков, политологов, политиков, преподавателей.

Источниками для изучения избранной темы послужили разные виды и жанры историографии - документы и материалы о работе Думы, прежде всего стенографические отчеты заседаний, речи, доклады, выступления, лекции депутатов Думы 1906-1917 гг., государственных и общественных деятелей - современников и участников событий; периодическая и непериодическая публицистика; работы, написанные непосредственно в период работы I - IV Государственных дум, анализирующие разные аспекты деятельности парламента; мемуары; научные труды по истории России начала XX века, созданные отечественными учеными на дореволюционном, советском и постсоветском этапах развития историографии, прежде всего касающиеся истории парламента.

Две первых группы источников составляют необходимую часть в исследовательском процессе, поскольку фактологическая основа событий, интерпретированных в историографии, должна быть базой для анализа и формирования выводов о развитии научной мысли.

Публицистика и написанные в 1906-1917 гг. работы, так же, как мемуары, требуют от историографа учитывать их особенности, обусловленные временем создания, политической ангажированностью авторов, в целом социально-политическими, идеологическими и экономическими условиями развития общества, в том числе состоянием научной мысли того периода.

Последнее в полной мере относится и к анализу собственно научной литературы по теме. При этом она логически разделяется на три основные группы в соответствии с этапами истории России и отечественной исторической науки в XX веке -дореволюционная, советская и новейшая, или постсоветская. Внутри каждой на основе проблемно-хронологического подхода выявляются узловые темы и периоды развития научной мысли, даеЛя анализ их содержания и значения.

Апробация работы состоялась в процессе изложения основных результатов исследования темы на научных конференциях, в опубликованных статьях и тезисах выступлений. Диссертация обсуждена и рекомендована к защите на заседании кафедры истории Московского государственного университета сервиса.

Структура диссертации включает в себя введение, три главы, заключение, список источников и литературы.

II. ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ ДИССЕРТАЦИИ

Во введении дается обоснование актуальности исследования, определяются степень изученности темы, цель и задачи диссертации, методологическая и источниковая основа, научная новизна и практическая значимость работы.

В главе I «История Государственной Думы России в историографии 1906 -1917 гг.» анализируются груды, созданные о российском парламентаризме в дооктябрьский период развития отечественной исторической науки XX столетия. Рассматривая работы историков, политиков и публицистов о I и II Государственных Думах, диссертант отмечает, что первые попытки оценить содержание и значение парламентского опыта законодательной деятельности в России были сделаны уже депутатами и современниками Государственной Думы. Значительное место в этих публикациях, особенно юристов, занимали различные аспекты становления конституционализма в России, место и роль парламекга в системе высших органов власти, избирательная система, механизмы деятельности Думы и ее отношения с правительством и Государственным советом. Отдельно обсуждались те или иные аспекты путей и возможностей демократизации государственною устройства страны, а также вызванные определенными экономическими, политическими и другими мероприятиями власти проблемы общественного развития.

В диссертации констатируется, что изначально историография Государственной Думы отличалась ярко выраженной партийно-политической ангажированностью, выделяются и анализируются наиболее значимые труды представителей основных направлений - социалистического и либерального. Большевистская литература периода думских выборов и работы Думы отличалась острой полемической направленностью, оценки и выводы ее авторов имели сугубо политический характер. Прежде всего, это относится к работам В.И. Ленина, которые стали методологической основой всей советской историографии буржуазного парламентаризма в России. Большевики, как известно, считали парламентскую борьбу второстепенной формой освободительного движения и стремились использовать Думу лишь как агитационную трибуну для борьбы за влияние на крестьянских и рабочих депутатов во имя их сплочения в революционной борьбе.

Для большевистской историографии Думы этого периода, указывается в работе, основополагающими были ленинские установки. В них деятельность российского парламента оценивалась с точки зрения интересов развития революции. Признавая принципиальную неспособность любой ветви буржуазной власти решить насущные проблемы трудовых масс, отвергая сами основы и механизмы буржуазной демократии и парламентских, мирных средств изменения действительности в целом, большевики направляли свои усилия на отрыв умеренных социалистов в Думе от кадетов и создание левого блока, прежде всего с теми, кто поддерживал лозунг вооруженного восстания. Вследствие этого действия социалистических оппонентов, особенно меньшевиков, расценивались как оппортунистические.

В диссертации отмечено, что кадетская и октябристская историография 2-й Думы дает богатый фактический и аналитический материал о внутрипартийных и межпартийных отношениях. Ь'сли левая часть и центр партии кадетов считали

необходимым блокироваться с левыми фракциями, то для правого крыла более целесообразным было сотрудничество с октябристами и умеренно-правыми. В этом отношении с ними были согласны и октябристские авторы, стремившиеся заключить союз с П.А. Столыпиным при условии проведения умеренно-буржуазных реформ в стране.

В целом же, считает диссертант, именно либеральная историография выделила главные уроки первого опыта парламентаризма в России и установила, что причинами его неудач были отсутствие конституционных гарантий политических прав и свобод граждан, половинчатость и несвоевременность правительственных реформ, негативное отношение власти к столь необходимой трансформации политической системы, преобладание в менталитете российского общества настроений в пользу силовых методов решения любых проблем.

В противовес либеральным авторам, большевистские деятели в своих работах о Думе наиболее наглядно демонстрировали указанную специфику российского социума, что снижает их научную значимость и объективность. Тем не менее, именно эти особенности были перенесены и утвердились в советское время в исторической литературе. В то же время нельзя не учитывать, что именно социал-демократическая и в целом социалистическая литература наиболее наглядно демонстрировала вопиющие социально-экономические и политические противоречия монархического режима, отражавшиеся и в деятельности Государственной Думы и приведшие в конечном счете к краху самодержавия.

Анализируя дореволюционную историографию о российском парламенте 3 и 4 созывов, диссертант указывает, что третьеиюньский государственный переворот 1907 г. создал в стране новую политическую ситуацию - революция завершилась, наступил период реакции, но ликвидировать такое важное завоевание демократии, как парламент и политические партии, царизму не удалось. Сложившаяся государственная система получила в историографии название третыпоньской, а место и деятельность Думы в ней уже современниками рассматривались сквозь призму основных политических тенденций развития общества и, как правило, в связи с доктринальными установками той или иной партии, к которой принадлежал или симпатизировал автор.

По мнению автора, как и прежде, для большевиков был неприемлем конституционализм либералов, тем более что по новому избирательному закону состав Думы был помещичье-буржуазным и обеспечивал правительству контроль над принятием ее решений. Ленин верно указал на ошибочность тактики эсеров, с позиций «революционного авантюризма» отказавшихся участвовать в выборах в 3-ю Думу. На примере статей В.И. Ленина «Против бойкота (Из заметок социал-демократического публициста)» и Л.Б. Каменева «За бойкот», написанных в июне 1907 г., диссертант показывает различия в позициях членов РСДРП по вопросу об участии в избирательной кампании в III Думу1.

Для историографии избранной темы, отмечается далее в диссертации, наибольшее значение имеют те работы лидера партии большевиков и его соратников, в которых рассматривались внутрипартийные разногласия по поводу думской тактики, борьба между «отзовистами» и «ликвидаторами». К ним относятся такие, как «Третья

1 О бойкоте третьей Думы. М., 1907.

10

Государственная дума и социал-демократия», «Политические партии за 5 лет третьей Думы», «Аграрные прения в III Думе», «Избирательная кампания в IV Думу и задачи революционной социал-демократии», «Рабочий класс и его «парламентское» представительство» и др.

Кроме того, в ленинских статьях были даны политические оценки роли партий октябристов, кадетов и других в III и IY Думах, результатов и значения деятельности в них социал-демократической фракции. Все эти вопросы в советской историографии освещались в соответствии с выработанными в 1907-1917 гг. установками. Классовый подход, безусловное признание неспособности всякого буржуазного парламента и Думы, в частности, осуществить реформы, а царизма спасти эксплуататорский строй и свою власть с помощью эволюционных мер лежали в основе анализа деятельности Думы в 1907-1917 гг.

Объективная необходимость объединения небольшой большевистской группы депутатов с меньшевиками и представителями других партий в парламенте обосновывалась интересами революции, однако «соглашательство» умеренных социалистов всегда служило предметом самой беспощадной критики. Деятельность же буржуазных фракций в Думе рассматривалась только как способствовавшая сохранению конституционных иллюзий в массах и поддержке загнивающего самодержавного режима. Вообще, Ленин не видел перспектив Думы как одного из инструментов демократических преобразований в России, отвергая всякую буржуазную демократию, тем паче, что, по мнению революционной партии, после 3 июня 1907 года она окончательно приобрела в России не столько косметический характер, сколько стала орудием реакции.

По существу первой работой, освещающей деятельность социал-демократической фракции ГО Думы, была, указывается в диссертации, книга Н.А. Семашко «Социал-демократическая фракция в 3-й Государственной Думе» (Париж, 1910). Она касается только первых трех лет деятельности Думы, но содержит довольно подробное описание основных сторон темы. В то же время автор одним из первых утвердил такие постулаты последующей советской историографии, как контрреволюционный характер работы 3-й Думы, упор на разоблачение и негативную оценку кадетского либерализма, приоритетное внимание критике меньшевиков и ошибок социал-демократической фракции вследствие их преобладания, а также роль парламента как одного из орудий борьбы пролетариата, выяснения в нем его классовых интересов и задач.

По мнению диссертанта, практически во всех изданиях дореволюционного периода прослеживается тесная взаимосвязь между политическими взглядами и позициями авторов, часто активно участвовавших в государственной и общественной жизни, и их оценкой форм и методов внутренней и внешней политики России, роли Думы в ее совершенствования и в решении разнообразных проблем социально-политического, экономического и идеологического характера.

Работы этого времени объективно не могли дать всесторонний анализ вопросов, опирающийся на последующую историю и роль Думы во всей целостности, однако и сегодня служат важным источником для изучения истории российского парламентаризма. Характеризуя научную значимость трудов В.И. Герье, А.И. Каминки

и В.Д. Набокова, B.C. Голубева, П.Н. Милюкова, Я. Микетова, А.Н. Роппа и других авторов, диссертант указывает, что в них содержится достаточно подробная характеристика хода избирательной компании в Думу, процесса подготовки, обсуждения и принятия тех или иных законопроектов и рассмотрения запросов. Большое значение имеют также материалы, посвященные характеристике позиций лидеров фракций и групп в парламенте, реакции общественности, органов периодической печати, отдельных регионов и избирателей на те или иные решения Думы.

Вообще же, вопрос о характере государственного строя, установившегося после революции 1905-1907 гг. в России, был предметом острой партийной и научной полемики, что отразила дореволюционная историография Государственной Думы. Как отмечено в работе, кадетские авторы усматривали в государственном строе элементы конституционной монархии, а Думу вместе с обновленным Государственным советом именовали парламентом. В то же время октябристы оставались сторонниками наследственной конституционной монархии, которую считали наиболее адекватной историческим традициям и соборной совести русского народа. По их мнению, Россия после добровольно дарованного, а не насильственно вырванного революцией Манифеста 17 октября стала конституционной монархией, важнейшим элементом которой была Государственная Дума.

Меньшевистские публицисты считали, что после первой революции страна превратилась в буржуазную монархию, и третьеиюньский режим обеспечил господство торгово-промышленной буржуазии. В то же время эсеры отрицали всякие сдвиги в государственности России после 1905-1907 гг. Эти взгляды были подвергнуты резкой критике В.И. Лениным. Он доказывал, что разложение крепостнического самодержавия проявляется на его пути к буржуазной монархии, прикрывающей абсолютизм лжеконституционными фразами, а третьедумское октябристско-кадегское большинство считал логическим шагом в этом направлении. Именно революция положила начало лжеконституционализму.

Диссертант считает, что о результатах деятельности Ш Государственной Думы современники писали также главным образом с точки зрения интересов определенных классов и партий. Более того, во многих работах, наряду с достаточно объективными суждениями и разнообразными конкретными сведениями, не потерявшими ценность для исследователей и сегодня, содержатся остро полемические, подчас крайне тенденциозные оценки политических оппонентов.

История IV Государственной Думы рассматривалась дореволюционными авторами, как правило, в связи с общими проблемами эволюции государственного устройства после третьеиюньского государственного переворота, но непосредственно посвященных ей работ, указывается в диссертации, немного, так как объективная ситуация - Февральская и Октябрьская революции 1917 года - кардинально изменили положение в стране и выдвинули на повестку дня гораздо более важные вопросы. Среди работ, посвященных конкретным направлениям деятельности IV Думы, отмечена книга А. Яковлева «Церковная политика государственной думы в сопоставлении с иностранными парламентами», выпущенная Синодальной типографией (Пг., 1915).

12

Не менее важным историографическим источником по истории российского парламента начала XX века являются, считает диссертант, мемуары видных политических деятелей страны, многие из которых принимали непосредственное участие в работе Государственной Думы или имели отношение к этому через политические партии, органы исполнительной власти и т.д. Безусловно, воспоминания всегда носят субъективный характер, и эта их особенность должна обязательно учитываться исследователем - принадлежность автора к определенной политической организации, его социальное происхождение, статус и образование, судьба, в обязательном сопоставлении с данными из других, прежде всего, документальных источников. Имея в виду данные обстоятельства, автор на конкретных примерах показывает, что именно мемуаристка дает возможность ощутить атмосферу времени, уточнить многие аспекты и сюжеты изучаемой проблемы, персонифицировать политический процесс и выявить подлинные мотивы деятельности его участников, выявить различные нюансы в хронологии и содержании событийной канвы.

В целом, делается вывод в диссертации, либеральная и отчасти социал-демократическая историография 1906 - 1917 гг. заложила основы научного исследования истории российского парламентаризма. В трудах историков, политиков, публицистов, юристов был дан анализ избирательной кампании в Думу, политики, правительства в отношении новой представительной власти, избирателей и депутатов, достаточно подробно освещались и оценивались практически все аспекты деятельности Думы, а также буржуазных демократических фракций, роль и значение других партий и групп в законодательном процессе. Немаловажное место в дореволюционной историографии занимали проблемы места Думы в системе органов власти и модернизации государственного устройства России в начале XX века в связи с появлением парламента, механизмы и эффективность его деятельнее(tm).

Безусловно, на всех трудах современников и участников истории Государственной думы России лежит отпечаток субъективизма, преобладает публицистический жанр, использован ограниченный круг источников. В воспоминаниях, написанных по горячим следам событии, а также в эмиграции, как правило, отстаивалась правота партийной позиции и самих деятелей в Думе. В то же время но ряду вопросов были сделаны более критические оценки. В целом же многие принципиальные выводы, обобщения и размышления их авторов составили основу для дальнейшего научного исследования избранной темы.

Во II главе "Советская историческая литература (1917 - 1991 гг.) о российском парламентаризме» исследуются результаты развития научной мысли в советский период. Анализируя процесс изучения истории Государственной Думы России в 1918 1929 п., диссертант отмечает, что после Октябрьской революции 1917 г., когда произошли кардинальные перемены в государственном строе и всей общественной жизни страны, историографическая ситуация также коренным образом изменилась. Большевистская идеология и сама советская политическая система принципиально отвергали буржуазный парламентаризм с его всеобщим избирательным правом и другими демократическими процедурами и правами личности, тем более, что в царской России Дума имела весьма ограниченные права, а о полноценной буржуазной демократии, особенно в условиях третьеиюньской монархии, говорить не приходилось.

Дореволюционной историографии, как и самой политической системе, в новых исторических условиях была противопоставлена принципиально иная политико-идеологическая схема интерпретации роли и характера системы представительных органов власти в монархической России, которые в советской политической модели с точки зрения принципов формирования., структуры, социального состава, характера и содержания деятельности опирались на классовый подход. Всякие возможности буржуазного парламента в позитивном и прогрессивном решении любых вопросов общественного развития априори отвергались. Что касается участия в нем представителей революционной партии пролетариата, то основополагающими, как считает диссертант, оставались высказанные до 1917 г. В.И. Лениным аргументы. В 1920 г. он подтвердил принципиальную установку большевизма в этом вопросе в знаменитой работе «Детская болезнь «левизны» в коммунизме».

В результате, указывается в работе, советские ученые практически не могли заниматься сколько-нибудь объективным и глубоким изучением роли дореволюционной Думы в социально-экономической, политической и культурной жизни общества, механизмов и процедур ее деятельности, взаимоотношениями с другими ветвями и институтами власти. Общие оценки были сугубо отрицательными и определялись официальной «марксистско-ленинской» идеологией правящей партии, которая не допускала плюрализм взглядов и монополизировала право трактовать любые сюжеты, действия и персонажи исторического процесса.

Преимущественное внимание даже в начале 20-х гг., когда сохранялись относительная свобода научного творчества и плюрализм мнений, уделялось классовым противоречиям в Думе и деятельности большевиков в ней. Характеризуя наиболее типичные в этом отношении статьи и труды, диссертант считает наиболее важными для исследования истории Думы работы А.Н. Слепкова и С.Г. Томсинского1.

В центре внимания этих авторов находились не механизмы деятельности представительных и иных высших органов власти дореволюционной России, их взаимоотношения, статус и полномочия, роль в государственной и общественной жизни, а классовая борьба и обоснование ведущей роли пролетариата и его партии -большевиков - в ней. Поэтому все указанные аспекты рассматривались сквозь призму классовых отношений и противоречий, о чем говорили уже сами названия работ. Кроме того, круг источников, которыми они пользовались, был ограничен в основном опубликованными документами, материалами и трудами дореволюционных историков, политиков и публицистов.

Как отмечено в работе, критическая составляющая в деятельности 3-й и 4-й Дум была более очевидной и позволяла историкам гораздо выгоднее представить большевистскую тактику и доктрину. Характеризуя межреволюционный период, когда работали эти созывы, как время дальнейшей классовой и политической дифференциации, нарастания противоречий в обществе, Томсинский подводил к закономерному выводу о невозможности в России среднего пути между диктатурой пролетариата и диктатурой контрреволюции, а, значит, и бессмысленности надежд

1 Слепков А.Н. Классовые противоречия в первой Государственной думе. Пг., 1923; Томсинский С.Г. Борьба классов и партий в первой Государственной думе. Краснодар, 1923; Fro же. Борьба классов и партий во второй Государственной думе. М., 1924.

14

интеллигенции на возможность подготовки пути для последовательной буржуазной демократии, непременным элементом которой является парламентаризм и разделение властей. Этот вывод полностью укладывался в ленинскую концепцию социалистического государства и сущности Советов, делая ненужным изучение механизма организации и деятельное(tm) законодательного органа власти, закладывавшего в России в начале XX века столь востребованные сегодня основы демократического правового строя. Не отличается в концептуальном плане от работ предыдущих авторов и книга М.К. Корбута', но ее ценность состоит, указывает диссертант, в первом советском опыте анализа конкретной темы, составившей немаловажную часть законотворческой деятельности Щ Думы, - рабочего законодательства.

В диссертации отмечено, что уже в конце 20-х гг., когда борьба В.И. Сталина за единовластие завершилась успехом, в историографии все отчетливее стали проявляться тенденции, закрепившиеся в 30-е годы - догматизация и схематизация исторического процесса, отказ от признания его альтернативности, однобокое освещение событий и явлений, формирование культа личности Сталина и др. Ряд изданий этого периода отличается переходным характером интерпретации истории, в том числе дореволюционного парламента.

В целом, делается вывод в работе, в 1917 - 1929 гг. был сделан новый важный шаг в изучении истории Государственной Думы России. В борьбе за утверждение начал принципиально нового государственного устройства правящая партия большевиков нуждалась в идеологическом обосновании закономерности социалистических преобразований, превосходства советской системы органов власти над буржуазными, и в этом смысле особое значение имели отличия Советов, формировавшихся на классовой основе и соединявших исполнительную и законодательную власть, от такого института буржуазной демократии, как парламент.

Анализ истории и значения деятельности Государственной Думы России приобрел ярко выраженный политический характер, но главное отличие развития научной мысли этого периода от дореволюционного состояло в постепенном и все более настойчивом насаждении единомыслия, неприятия возможности альтернатив в исследовательском процессе и вообще в общественном развитии. Приоритетными стали вопросы классово-партийной борьбы, конфронтации, а не сотрудничества и компромисса, в изучении истории Думы, все большее место занимало в нем освещение деятельности большевистской партии и фракции.

Тем не менее, в указанный период сохранялась относительная политическая и идеологическая свобода, что отразилось на научном творчестве историков. Были опубликованы некоторые важные документы, касающиеся деятельности Думы и разных партий в ней, появились первые крупные научные труды, в которых был намечен основной круг сюжетов и проблем, ставших ведущими в последующие 10-летия развития советской историотрафии. Среди них такие, как борьба партий и классов в Думе, деятельность В.И. Ленина и партии большевиков по развитию и реализации парламентской тактики в условиях революции и межрсволюционный период, рабочие депутаты, рабочий и аграрный вопросы в Думе в свете классовых

Корбуг М.К. Рабочее законодательство третьей Государственной Думы. Капань, 1925-

15

противоречий, социал-демократия и парламент. Были заложены традиции приоритетного изучения социально-классовых основ функционирования парламента и его роли в революционном развитии российского социума.

Анализируя советскую историческую литературу 30-х - 80-х гг. о дореволюционном парламенте России, диссертант указывает, что новый период в российской историографии истории России, в том числе в изучении истории Государственной Думы, ознаменовался негативными явлениями, оказавшими серьезные влияние на развитие исторической науки в СССР. Известная статья В.И. Сталина «О некоторых вопросах истории большевизма» в журнале «Пролетарская революция» в 1931 г. и «Краткий курс истории ВКП (б)» 1938 г. стали концептуальной основой для ученых. Огосударствление науки, подчинение исследовательского процесса политическим целям, идеологическому обоснованию и поддержке сталинизма обусловили усиление субъективизма, вульгаризацию марксизма и ленинизма в научных трудах, примитивизацию и даже фальсификацию исторического процесса. Особенно это касалось истории революции в Россия, в том числе вопросов развития и деятельности органов власти и политических партий. Формирование культа личности Сталина сопровождалось исключением из истории и извращением фактов о видных деятелях большевизма, репрессированных в 30-е годы. Дореволюционные политики и государственные деятели оценивались однобоко, как реакционеры или демагоги, не заинтересованные в подлинном прогрессе России и прежде всего положения трудящихся. Все сколько-нибудь серьезные и проливающие свет на историческую правду документы и материалы были закрыты в спецхранах и оказшшсь недоступны историкам. Все это нашло отражение в исторической литературе.

Нельзя сказать, отмечается в диссертации, что думская тематика была исключена из научной практики. Однако, все аспекты истории парламента рассматривались сквозь призму классовой борьбы и интересов развития революции. Соответствующим образом готовились и редкие документальные издания. Приоритетное внимание в освещении истории Думы в 30-е годы получили вопросы, связанные с деятельностью большевиков в ней, рабочей политики царского парламента, противопоставлявшейся советской практике в этом вопросе, а также актуальным в связи с принятием Конституции СССР 1936 г. и первыми выборами в Верховный Совет СССР сюжетам из истории выборов в Государственные думы в царской России. Освещение их строилось на противопоставлении и демонстрации превосходства и демократизма советской системы власти. Ярким примером исторической литературы по теме этого периода автор считает работу Г. Барандова «Столыпинская реакция» (М., 1938). В 1939 г. вышла монография Е.Д. Черменского «Буржуазия и царизм в революции 1905-1907 гг.». Она отличалась большим количеством вводимых в оборот архивных материалов и документов, но в концептуальном отношении была выдержана в духе «Краткого курса истории ВКП (б)».

В диссертации отмечено, что в первой половине XX века советские историки практически не изучали политические партии России, и касались их истории лишь в связи с освещением тех или иных сторон деятельности большевиков. Так, в 1947 г. вышла монография М.Б. Павлова «Думская тактика большевиков в революции 1905-1907 гг.» В ней, пожалуй, впервые после проделанного в 1910 г. Н.А. Семашко анализа

16

деятельности социал-демократической фракции в 3-й Думе специально рассматривались избирательная тактика большевиков и их борьба за революционное использование Государственной Думы. На основе значительного архивного материала историк показал борьбу большевиков с меньшевиками но вопросам парламентской тактики, описал деятельность ЦК РСДРП и особенно Петербургского комитета партии во время выборов в Думу, ход избирательной кампании во П Думу и основные стороны работы социал-демократической фракции в Думах 1-го и 2-го созывов.

Как считает диссертант, трактовка всех сторон исторического процесса в советской историографии осуществлялась сквозь нризму классовой борьбы, четкой и однозначной оценки деятельности большевиков как «хорошей» и прогрессивной, а всех их противников, как «плохой». При этом, как правило, исторические факты, целенаправленно отобранные, подгонялись под заданную схему. Дума, особенно после государственного переворота 3 июня 1907 г., заранее квалифицировалась как антинародный, недемократический, в сравнении с советскими органами народовластия, институт, и вся конкретная сложная и поучительная история ее деятельности оказывалась вне поля зрения ученых. Лишь в отдельных документальных публикациях «Красного архива», а затем «Исторического архива» и ряда других изданий давались тщательно отобранные и соответствующим образом прокомментированные фрагменты первоисточников по теме.

Безальтернативность и прямолинейность в рассмотрении исторического процесса, догматизация и вульгаризация марксистской идеологии и политической доктрины, схематизация и упрощение сложных, многомерных и неоднозначных явлений и событий отличали советскую историческую литературу, доминанты научного и общественного сознания советской эпохи времен «холодной войны», особенно до середины 50-х гг. XX в. Подготовленные непосредственно после Великой Отечественной войны и в начале 50-х гг. диссертации, например, были посвящены исключительно деятельности большевиков, рабочему и аграрному вопросу, главным образом, по материалам Г/ Государственной Думы, а также о социал-демократической фракции'.

Тем не менее, в советской историографии, особенно с конца 50-х годов, после XX съезда КПСС (1956 г.), который своими решениями ознаменовал удар по идеологии и практике культа личности Сталина и вызвал относительную либерализацию режима

' См., например: Дневник Л. Тихомирова // Красный архив. 1930. Т.1 (38); Подготовка съезда большевистской партии в 1914 году // Исторический архив. 1958. № 6; Воспоминания Ф.А. Головина о П Государственной думе // Там же. 1959. №3 4-6; Отрывки из воспоминаний Д.Н. Любимова // Исторический архив. 1962. № 6 и др. Из диссертаций отметим докторскую: Черменский Е.Д. Борьба партий и классов в IV Государственной думе (1912-1917 гг.). М, 1947; кандидатские: Демин В.Т. Социал-демократическая фракция большевиков в IV Государственной думе (1912-1914 гг.). М., 1947; Лемберская Г.В. Социал-демократическая фракция в 111 Государственной думе. М., 1947; Луковникова A.M. Деятельность большевистской фракции в ГУ Государственной думе (1912-1914 гг.). М., 1947; Рудник Е.Л. Рабочий вопрос в Ш Государственной думе. Тбилиси, 1950; Колосов П.И. Большевистская газета ((Правда» в борьбе за массы в период избирательной кампании в IV Государственную думу. М., 1951; Мазис С.М. Вопрос о страховании рабочих в Ш Государственной думе и страховая кампания 1912-1914 гг. М., 1952; Горовский Ф.Я. Борьба большевиков за разрешение национального вопроса в годы революционного подъема (по материалам IV Государственной думы). М., 1950; Ковальчук М.А. Большевики в Третьей Государственной думе. Л., 1950; Ольховский М.З. Внутридумская деятельность большевистской фракции ГУ Государственной думы. М., 1952; Пархоменко К.С. Большевики и выборы в IV Государственную думу. М, 1952; Чернявская Л.П. Рабочий вопрос в IV Государственной думе в гоыд нового революционного подъема 1912 - 1914 гг. Л., 1954.

17

власти - т.н. хрущевскую «оттепель», был накоплен определенный позитивный опыт изучения проблем развития политической системы России, деятельности Думы, политических партий, их роли в жизни страны в начале XX века.

Как указывается в работе, первой монографией о рабочих депутатах на примере Ш Думы был труд Н.М. Добротвора «Рабочие депутаты в П1 Государственной Думе» (Горький, 1957). Несмотря на замечания по поводу использования им вторичных данных из сводных дореволюционных публикаций, его сведения о представительстве большевиков от рабочей курии во всех созывах, об итогах избирательных кампаний для социал-демократов и большевиков привлекались в последующей советской литературе, В работе довольно широко использованы архивные материалы и данные периодической печати, стешяраммы думских заседаний и другие источники по теме.

Автор вслед за Н.А. Семашко придерживался традиционных для официальной историографии оценок социально-политического состав и характера Думы. Пожалуй, впервые в монографии Добротвора подробно освещается внедумская деятельность депутатов на примере большевистской части социал-демократической фракции, их связь с избирателями, с руководящими и местными партийными структурами, сотрудничество большевиков с меньшевиками-партийцами и другие аспекты темы. Работа снабжена четко сформулированными выводами, насыщена целесообразно размещенным фактическим материалом и статистическими данными. К недостаткам ее можно отнести отсутствие историографической части, а также уже упоминавшиеся общие изъяны концептуального плана.

В 1957 г. вышел составленный Ф.Г. Калинычевым сборник документов «Государственная дума в России» (М., 1957). Он стал одной из важных источниковых основ для более углубленного изучения истории российского парламентаризма, однако, не давал возможности ученым использовать столь важные архивные материалы. Калинычев и в дальнейшем занимался большевистской интерпретацией истории Думы1. 1962 год ознаменовался появлением первой советской монографии, посвященной образованию и деятельности I Государственной Думы2. С.М. Сиделъников детально, на основе разнообразных источников, в том числе новых, осветил всю историю первого парламента, от проекта булыгинской Думы до разгона 1-й Думы в 1906 г. Разумеется, историк опирался на методологию классового анализа исторического процесса, и с этой позиции трактовал все сюжеты избранной темы.

В целом, указывается в работе, в советской историографии оставались приоритетными социально-классовые вопросы думской истории, призванные на конкретно-историческом материале подтвердить неизбежность и закономерность Октябрьской революции, теории и практики строительства социализма в СССР, особенно существа Советской власти как принципиально новой, более прогрессивной и демократической, чем буржуазный парламент, системы. Несмотря на расширение фактологической базы и отказ от наиболее одиозных догм и установок, осмысление этих вопросов по-прежнему проводилось в рамках охранительной, официальной

1 См.: Калинычев Ф.Г. Некоторые вопросы думской тактики большевиков // Вопросы истории КПСС. 1957. № 4. С.73-87; Ленин об использовании буржуазного парламентаризма и о думской тактике большевиков // Великая сила ленинских идей. М., 1960. С.369-405 и др.

2 Сиделъников С.М. Образование и деятельность 1-й Государственной Думы. М., 1962.

18

идеологии и было политически заданным. К тому же, была далеко недостаточной документальная база исследований. Можно констатировать и локализацию тематики исследований, посвященных либо разнообразным сторонам деятельности институтов власти, либо истории политических партий и движений. Отмечено также, что наибольшее внимание историков в полном соответствии с господствовавшей в историографии схемой трактовки исторического процесса с точки зрения приоритета классовой борьбы привлекала, как правило, история I и II Государственных Дум. Именно они, как известно, действовали в период подъема революции и отличались наибольшей оппозиционностью по отношению к правительству и императору. При этом в поле зрения ученых оказывались преимущественно большевистская фракция и думская тактика РСДРП (б) в разные годы, а также некоторые другие фракции и группы социалистической направленности. Это относится и к деятельности Дум 3-го и 4-го созывов.

В диссертации проанализированы наиболее значимые труды советских ученых. Так, монография Е.Д. Черменского «IV Государственная дума и свержение царизма в России» (М, 1976) последовательно освещала последний период функционирования российского парламента в рамках третьеиюньской политической системы, когда всесторонний кризис государственности и общества охватил и саму Думу, сделав неизбежной революцию и крах монархии. Автор уделил внимание спорным, на его взгляд, положениям и идеям, высказанным другими историками. Монография за счет большого числа использованных в ней источников дала богатую фактологическую основу для осмысления истории IV Думы, существа и причин краха третьеиюньской политической системы. В то же время интерпретация исторического процесса, значения и роли российского парламента в государственном устройстве и кризисном развитии общества оставалась ограниченной рамками идеологии КПСС.

Во второй половине XX в. стали появляться специальные работы, посвященные трудовикам. Если Сидельников впервые установил состав трудовой группы в I Государственной Думе, то трудами Д.А. Колесниченко1 был поколеблен устоявшийся взгляд на трудовиков как партию, тормозившую политическое развитие крестьян, хотя автор не могла уйти от общих подходов, диктовавших критическую оценку взаимоотношений крестьянских представителей в Думе с партией народной свободы. Она дала анализ их программных позиций, прежде всего по земельному вопросу, показала разнообразие инициатив, исходивших от членов партии в отношении аграрных преобразований, обратив внимание на тактику трудовиков в Думе. В то же время автор выявила разногласия внутри депутатской фракции, прежде всего по пункту о национализации земли. Оценивая роль трудовиков в парламенте, Колесниченко указывала, что они видели в Думе предохранительный клапан на пути революции и всячески подчеркивали, что именно они помогают властям предотвратить я сдержать революционный взрыв. Они использовали Думу не как агитационную трибуну, а как рычаг реформирования, и это сближало их с кадетами. Кроме того, историк отметила вклад трудовиков в работу по повышению авторитета Думы путем соединения усилий общественности на местах и депутатов в демократическом решении аграрного вопроса.

Колесниченко Д.А Трудовая группа в первой Государственной думе. М., 1970; Ее же. Трудовики в период первой российской революции. М., 1985. С.63, 66-67, 117-118, 148, 242, 283 и др.

19

Заслугой историка является подготовка сборника «Состав Трудовой группы в I и II Государственных думах" (М., 1988).

По мнению диссертанта, доктринальвые основы советской историографии Государственной Думы России оставались незыблемыми вплоть до конца 80-х гг. XX в. В то же время труды А.Я. Авреха, К.В. Гусева, И.Е.Горелова, B.C. Дякина, Н.П. Ерошкина, А.С. Рудя, А.Г. Слонимского, Л.М. Спирина, В.В. Шелохаева и других советских историков сохраняют и сегодня важное значение для понимания механизмов деятельности и взаимоотношений институтов власти, проблем становления и функционирования политических партий и общественных организаций и движений, конкретно-исторической картины развития общественных процессов в России в изучаемый период. Особенно важно отметить заметно возросший в последней трети XX века интерес и повышение уровня исследований по истории политических партий страны. Все эти вопросы связаны с историей Думы и получили в них определенное освещение.

Гораздо меньше внимания, как выявил диссертант, уделялось детальному изучению эволюции думских механизмов внутренней политики монархии в 1906-1917 гг., в основном описание сводилось к констатации факта усиления реакционности общего курса, подкрепленной рядом общеизвестных примеров. Исследование истории Думы проводилось в основном в связи с изучением истории классовой борьбы и большевизма, однако, с конца 70-х гг. XX в. усилился интерес историков к другим политическим партиям, прежде всего социалистического толка. Они представлялись как союзники пролетариата и его большевистского авангарда, совершавшие ошибки и колебания, исправление которых было возможно лишь под влиянием и в сотрудничестве с партией Ленина.

Так, отмечается в диссертации, в фундаментальном труде ленинградских историков «Кризис самодержавия в России. 1895-1917» (Л., 1984) подчеркивалось, что большинство буржуазно-помещичьего лагеря, представленного большинством Думы, стремилось предотвратить угрозу революции посредством реформ. Само отрицательное отношение к революции в советской ментальности воспринималось как недопустимое, как проявление антинародной и реакционной позиции. Не случайно парламент и все законодательство дореволюционной России начала XX века расценивались как лжеконституционные. При всей широте разброса мнений советских историков по поводу роли Думы в процессе модернизации страны общим был вывод о том, что в условиях нараставших социальных антагонизмов либеральная альтернатива, рассчитанная на мирные, конституционные формы борьбы, одной из главных среди которых считалась Дума, была бесперспективной и потому оказалась нереализованной. Ярким примером, указано в работе, служит также коллективный обобщающий труд «Исторический опыт трех российских революций» (М., 1985).

Как отмечено в диссертации, в условиях перестройки и гласности в советской исторической науке начали происходить важные перемены, связанные с постепенным, медленным отказом от необоснованных оценок и выводов, догматических интерпретаций исторических фактов и явлений, прежде всего, утвердившихся в годы сталинизма. Под флагом возврата к истинному ленинизму началось открытие новых источников и расширение документальной базы исторических исследований, что позволило по-новому оценить многие трудные вопросы отечественной истории. В то

20

же время вплоть до начала 90-х гг. закономерность и прогрессивность советской модели социалистического общества и государства не подвергалась сомнению, и в концептуальном плане труды историков СССР подверглись незначительным модификациям, оправдательный и охранительный характер идеологической доктрины КПСС определял их направленность.

Наиболее типичным образцом советской историографии периода перестройки в исследовании политического прошлого России, в том числе истории Государственной думы называется монография М.И. Басманова, К.В. Гусева и В.А. Полушкиной «Сотрудничество и борьба. Из опыта отношений КПСС с непролетарскими и некоммунистическими партиями» (М., 1988). В ней контакты и взаимодействие партии большевиков с другими социалистическими и т.н. непролетарскими партиями и организациями оценивались с точки зрения безусловной прогрессивности стратегии и тактики сторонников диктатуры пролетариата. Это относится и к анализу истории Думы и деятельности в ней партийных фракций.

Принципиальное значение для советской историографии имел тезис, который обосновывали и подчеркивали авторы монографии: в буржуазном обществе парламент рассматривается "как нечто основное и самодовлеющее", тогда как для коммунистов он выступал лишь инструментом в проведении политики и тактики революционного рабочего движения через свою фракцию. Таким образом, самоценность демократических институтов парламентской демократии, разделения властей, гражданских и политических свобод, ставших неотъемлемыми признаками цивилизованного общества, не признавалась априори. Подлинно демократической выступала лишь советская модель государственного устройства, соединявшая исполнительную и законодательную власть, ставившая революционную целесообразность в основу законодательной практики.

По мнению автора, трансформация политической системы и государственного устройства страны в ходе перестройки, нараставшие кризисные явления в социально-политической жизни советского общества усилили интерес историков к проблемам функционирования государственного механизма России накануне революции, его сущности и причин кризиса власти, а также истории политических партий начала XX века. В этом отношении диссертант считает показательными и анализирует работы B.C. Дякина и А.Я. Авреха, других ученых1. Они представляют важный вклад в историографию Государственной Думы, прежде всего, с точки зрения анализа проблем и механизма взаимодействия парламента и правительства, роли и места разных политических сил и лиц в парламенте в процессе выработки и осуществления важнейших направлений внутренней политики государства, соотношения реформ и революции в истории России.

Диссертант заключает, что советская историография Государственной Думы проделала значительную эволюцию в развитии научной мысли за 30 - 80-е годы XX века. В начале этого длительного периода произошел окончательный разрыв с

' Аврех АЛ. Столыпин и Государственная Дума. М., 1968; Его же. Царизм и IV Дума. 1912-1914. М., 1981; Его же. Распад третьеиюньской системы. М., 1985; Его же. Царизм накануне свержения. М., 1989; Его же. П.А. Столыпин и судьбы реформ в России. М., 1991; Дякин B.C. Русская буржуазия и царизм в годы первой мировой войны. 1914-1917. Л., 1967; Его же. Самодержавие, буржуазия и дворянство в 1907-1911 гг. Л., 1979; Его же. Буржуазия, дворянство и царизм в 1911-1914 гг. Разложение третьеиюньской системы. Л., 1988.

21

дореволюционной исследовательской практикой с точки зрения плюрализма суждений и оценок, свободы дискуссии и использования разнообразных источников. В то же время политизированный подход, наблюдавшийся во многих работах и до этого периода, не только сохранился, но и стал приоритетным. Он означал возможность судить исторические явления только с позиций пролетарской партии большевиков, ленинских и сталинских подходов, изучать прежде всего деятельность большевиков в отношении Думы, доказывая ее правильность и историческую обоснованность. Сама Дума, как и любой парламент буржуазного государства, па долгие годы стала рассматриваться как один из органов государственной власти, направленный на сохранение социальной несправедливости и не способный осуществить демократические преобразования, а в революционной работе пролетарского авангарда -как подсобное средство не законотворчества, а насильственного свержения эксплуататорского строя. Риторика классовой войны и конфронтационная психология преобладали в тематике, стилистике и содержании исторических трудов о Государственной Думе.

Новый этап в развитии советской историографии начался после XX съезда КПСС, когда разоблачение культа личности Сталина позволило ученым несколько расширить источниковую основу, тематику и подходы в изучении проблемы. Однако, концептуальная основа развития научной мысли оставалась неизменной и была направлена на защиту идеологических, политических и иных установок правящей КПСС, оправдание новой государственной системы, принципиально отличающейся от парламентской демократии не только западного типа, но и дореволюционной российской, с весьма ограниченными законодательными правами Думы.

Тем не менее, во 2-й половине XX века научная мысль в СССР сделала определенный шаг вперед в изучении истории Государственной Думы России. Были подробно освещен» практически- все» сторон» ленинской- парламентской- тактяж и-деятелъности большевиков в Думах 4-х созывов, рассмотрены основные аспекты истории Трудовой группы, а также частично фракции народных социалистов. В связи с активизацией изучения истории политических партий и третьеиюньской политической системы произошел сдвиг в обогащении фактологии и осмыслении места и роли партий и фракций кадетов и октябристов в парламентской деятельности, взаимоотношений Думы, царя и правительства, прежде всего на примере истории Про1рессивного блока в IV Думе, места парламента в системе высших органов власти империи, существа, механизма функционирования и причин краха думской монархии.

В то же время многие стороны истории российского парламентаризма оставались практически не исследованными. Среди них - история большинства фракций и их взаимодействия в парламенте, опыт законодательной деятельности Думы по различным направлениям социальной, политической и экономической жизни общества, организационные основы российского парламента и другие. Ряд вопросов, ранее изучавшихся советскими историками, требовал переосмысления с использованием новейших достижений мировой историо!рафии - принципов и методов социальной истории, в частности. Безалътернативность исторического процесса, прямолинейный классовый подход, диктат охранительной идеологии правящей партии-государства тормозили развитие научных исследований, обедняли творчество и ограничивали возможности советских ученых.

22

В работе отмечается, что начавшаяся в 1985 г. перестройка положила начало качественным переменам в развитии исторической науки, что было связано с открытием ранее не доступных архивов, пересмотром наиболее устаревших представлений и подходов, ренессансом ленинизма, освобожденного от сталинской "упаковки". Кризисные явления в развитии общества и государства, приведшие к слому монополии КПСС на власть и, как следствие, к распаду СССР, определили трудности методологического переоснащения арсенала историков, преодоление которых и становление новых концепций и подходов составили существо эволюции научной исторической мысли последнего десятилетия XX века.

В III главе «Проблемы истории Государственной Думы России 1906 - 1917 гг. в новейшей российской историографии» указывается, что существенный качественный сдвиг в расширении источниковой базы исследований, обновлении их тематики, содержания и методологической основы в отечественной историографии стал особенно заметен в 90-е годы. Под влиянием демократизации общественной жизни изменилась ситуация в исторической науке.

Однако, по мнению диссертанта, превращение истории в болевую точку общественного сознания и недостаток компетентных ответов на жгучие вопросы о прошлом привели к доминированию публицистики в средствах массовой информации, началось создание новой мифологии, снова проявился догматизм, напрямую связанный с конъюнктурщиной, дилетантизмом, крайней политизированностью на основе воинствующего антикоммунизма и негативной оценки недавнего прошлого, отрицания всего положительного, что было в теории и практике социализма. В то же время медленно, но поступательно начала формироваться другая линия, продолжающая лучшие традиции отечественной и мировой науки, углубленное, творческое, научно объективное изучение прошлого во всем его многообразии. Эти болезненные процессы преодоления кризиса исторического сознания и исторической науки проанализировали академик Ю.А. Поляков в книге «Наше непредсказуемое прошлое» (М., 1995), а также авторы монографии «Советская историография» (М., 1996).

Обращаясь к эволюции научной мысли в России применительно к избранной теме исследования, автор отмечает, что в рамках позитивных тенденций в ее развитии произошли заметные перемены. Вышли в свет труды, в которых с привлечением ранее недоступных документов и материалов, с учетом достижений зарубежной (в том числе эмигрантской) историографии, апробировались оценки, выводы и обобщения, более полно и объективно раскрывающие противоречивые процессы становления многопартийной системы и конституционной монархии в начале XX века, деятельности Государственной Думы и всей совокупности вопросов политического развития в дореволюционной России. Важное значение в этом отношении имеют издания справочного и энциклопедического характера о политических партиях России начала XX века, материалов научных конференций, посвященных различным вопросам политической истории, становления многопартийности и другие. В журналах «Исторический архив», «Вопросы истории», «Отечественная история», «Родина», региональных изданиях стали появляться не только научные сообщения, относящиеся к избранной проблематике, но и документальные публикации. Увеличилось число диссертационных исследований истории буржуазных, национальных, социалистических партий и движений на общероссийском и региональном материале.

23

Как считает диссертант, практически впервые в 90-е годы российские историки начали углубленное изучение истории правых партий и организаций в России. Исследование истории правых партий стало одним из новых направлений развития политической истории России XX века, в рамках которого были сделаны новые шаги в освещении роли этих партий в парламенте. Особенно много для этого сделал в последние годы Ю.И. Кирьянов. Надо отметить, что и сама история РСДРП и большевизма, в частности, казалось бы, столь тщательно изученная в советские годы, стала важным объектом непредвзятого изучения, что позволило сделать важные шаги в ее переоценке и утверждении исторической правыд и объективности. Новые методологические подходы, расширенная документальная основа отличают труды известных историков С.В. Тюткжина и В.В. Шелохаева, В.Х. Тумаринсона и др1. Программа и тактика российских либералов в отношении представительных органов власти, строительства гражданского общества и правового государства, в том числе Государственной думы основательно проанализирована в монографии В.В. Шелохаева «Либеральная модель переустройства России» (М., 1996).

Наиболее подробно диссертант анализирует исследования, специально посвященные истории Государственной Думы в 1906-1917 гг.2 Их авторы основное внимание уделяют механизмам формирования и деятельности российского парламента, его структуре, социально-политическому составу депутатов, месту и роли Думы в системе институтов власти от первой революции и Манифеста 17 октября 1905 года до краха самодержавия в феврале 1917 г. Важное значение для понимания этих вопросов имеет также историко-правовой очерк А.Ф. Смирнова «Государственная Дума Российской империи 1906-1917 гг.» (М., 1998).

По мнению диссертанта, исследование Д.А. Андреева стало одним из первых примеров добросовестного анализа сложной проблемы внугрифракциошюй жизни ведущей либеральной партии, существенно углубило представления об актуальной в современной политической жизни теме партийного строительства и взаимоотношений думских сил, партий и их представителей в парламенте. Детальное изучение истории разработки законодательства о Государственной Думе, итогов избирательных кампаний, формирования отечественной парламентской процедуры провели уральские историки И.К. Кирьянов и М.Н. Лукьянов. Они активно использовали статистические методы для анализа влияния социокультурных характеристик депутатов на их политические ориентации. Впервые после дореволюционной историографии историки проштудировали парламентскую процедуру, сравнив отечественные прецеденты и европейские традиции.

1 Кирьянов Ю.И. Рабочие России и война: Новые подходы к анализу проблемы // Первая мировая война. Пролог XX века. М., 1988. С.439-444; Его же. Численность и состав крайних irpaeux партии в России (1905-1907 гг.) // Отечественная история. 1999. № 5. С. 29-43; Его же. Крайние правые партии и общество //' Политические партии и общество в России 1914-1917 гг. М., 2000. С.162-181; Его же. Правые партии в России 1911-1917 гг. М., 2001; Тютюкин С.В., Шелохаев В.В. Марксисты и русская революция. М., 1996; Тумаринсон В.Х. Меньшевики и большевики: несостоявшийся консенсус. М., 1994.

2 Андреев Д.А. Борьба группировок а кадетскеом руководстве по вопросу о надпартийном сотрудничестве в IV Государственной Думе. Автореф. канд. дисс. М., 1995; Кирьянов И.К., Лукьянов МП. Парламент самодержавной России. Государственная Дума и ее депутаты, 1906-1907 гг. Пермь, 1995; Демин В.А. Государственная Дума России: механизм функционирования. М., 1996; Козбаиенко В.А. Партийные фракции в I и II Государственных Думах России 1906-1907. М., 1996; Селунская Н.Б., Бородкин Л.И., Григорьева Ю.Г., Петров А.Н. Становление российского парламентаризма начала XX века. М., 1996 и др.

24

В диссертации обращено внимание на положение авторов об отсутствии в России традиций цивилизованного политического поведения, компромиссного решения социальных и политических конфликтов определим судьбу парламента. К тому же они опровергают суждение, что политическая модернизация опережала социально-экономическую, поскольку новые институты и идеи использовались для выражения старых интересов. Сам парламент - важнейший инструмент согласования общенациональных интересов в демократическом индустриальном обществе - тяготел к превращению в арену борьбы интересов сугубо партикулярных, - заключают историки, обращая внимание на те же ментальные особенности российского общества, что и Тумаринсон. И хотя думское большинство пыталось, и часто вполне успешно, противостоять этой тенденции, поддержки в обществе оно не нашло, тем более, что война вызвала в массах потребность в радикальных и простых решениях, для которых парламент не годился. Монография Кирьянова и Лукьянова, отмечается в работе, внесла важный вклад в изучение новых сторон истории Государственной Думы России и переосмысление многих важных сюжетов и проблем, уже изучавшихся отечественными учеными.

Как отмечается в работе, в последние годы крен в сторону изучения деятельности большевиков в Думе стал исправляться. В.А. Козбаненко, в частности, рассмотрел образование и организационно-правовые основы деятельности парламента и партийных фракций, а также осветил роль думских фракций в обсуждении проблем преобразования государственного строя и отдельно остановился на проблемах земельной собственности в их деятельности.

Более широкий подход к истории Государственной Думы России положил в основу своего исследования В.А. Демин. Он обратился к актуальному в условиях становления нового парламента в постсоветской России вопросу о механизме функционирования Думы. В монографии показаны формирование Думы и правовой статус ее членов, место парламента в системе высших органов власти страны, его внутренняя организация и порядок работы. Все эти вопросы были мало изучены в отечественной и зарубежной литературе, а их постановка и анализ дали возможность осмыслить трудности становления конституционализма и парламентаризма в России. Особенно важно такое исследование, указывает диссертант, в плане изучения причин и механизма осуществления контроля исполнительной власти над формально юридически парламентским учреждением, не позволившего реализовать подлинно представительную демократию и создавшего почву для перманентного конфликта двух ветвей власти, которые разрешались главным образом административным способом или вообще неправовыми мерами, как это было 3 июня 1907 г.

В диссертации отмечается тезис Демина о том, что в начале XX века в нашей стране не могло быть устойчивой общественной организации, так как иерархия функций в ней не признавалась общественным мнением необходимой, как и способы распределения в ней. Верховная власть не учитывала властные амбиции коммерсантов и промышленников, а также интеллигенции и своими законами стремилась максимально консервировать существующий порядок, затрудняла необходимые реформы. К тому же, представительный строй был введен с опозданием и не по доброй воле императора, правительство старалось игнорировать Думу, а последняя не добилась эффективного контроля над администрацией даже в годы Первой мировой

25

войны, когда се влияние было наибольшим. Неконструктивной оказалась и позиция главы государства - Николая П.

В итоге правительство и I Ъсударственный совет, подчиненные царю, во многом саботировали реформы правовой системы, население не ощущало в обыденной жизни наличия конституции и парламента, а Дума почти не смогла выполнить важнейшие функции парламента - правовые реформы, контроль общества над правительством и канализация недовольства населения путем выборов. Диссертант считает, что нельзя признать вполне бесспорным заключение Демина об отсутствии сколько-нибудь значительного влияния Государственной Думы на последующую историю России.

Достоинство исследования Н.Б. Селунской, Л.И. Бородкина, Ю.Г. Григорьевой и А.Н. Петрова диссертант видит в добросовестном анализе архивных материалов и публикаций как источника по изучению политического менталитета первых российских избирателей, а также в создании специальной формализованной с помощью компьютерной технологии базы данных о I Государственной Думе России с привлечением материалов стенограмм, государственного делопроизводства, анкет выборщиков и писем. По существу, впервые история парламентаризма рассматривается через исторический источник, на основе источниковедческо-методологического подхода.

Применение математических методов обработки источников, контент-анализа и поиск их современного прочтения не заслонили от историков сущностных вопросов истории I Думы. В частности, они поддержали представления либеральных дореволюционных историков о том, что эта Дума стала началом эволюции в сторону демократии, и в самих представительных институтах такого рода имеется зародыш самоусовершенствования и саморазвития. И хотя, по их мнению, нельзя однозначно ответить, были ли реализованы обещания Манифеста 17 октября 1905 г., эффективность Думы как нового для России органа законодательной власти не была велика на протяжении всей ее короткой истории.

Более важными, указано в работе, являются выводы, сделанные авторами по поводу феноменов общественного поведения и сознания дореволюционной России: важнейшие положения законов, исполнение которых перевернуло бы весь уклад политической жизни нации, остались только на бумаге. Пренебрежение правом стало типичным явлением, элементом правовой культуры, законы нарушали и Дума, а особенно и прежде всего Николай II. В результате идея конституционной монархии, заключают авторы, исчерпала себя в октябре 1917 г. На основе контент-анализа писем губернаторов ученые указывают на причины успеха левых на выборах в 1-ю Думу -ведущую роль в городах и деревнях в вопросе выбора избирателей сыграла политическая агитация. Сравнение показало, что нельзя механически переносить все особенности поведения крестьян-избирателей в одной губернии на все остальные части России. К тому же, более консервативный выбор крестьян был связан не с характером земельных требований, а с отсутствием или слабостью «левой» (в 1906 г. прежде всего кадетской) агитации. Вместе с тем, только требование земли было действительно глубинной частью сознания, исходным стимулом общественной активности крестьянства во время выборов. В работе справедливо подчеркивается необходимость изучения роли географического фактора в политических взглядах избирателей, анализа состава Думы по разным направлениям и на пересечениях признаков (социальный

26

облик депутатов в разных фракциях, крестьянство в Думе, погубернские распределения думцев по разным показателям, пути их карьеры и т.д.). Не изучена и история электората.

Отмечая, что авторы монографии отстаивают продуктивность использованных ими методик анализа материалов дебатов для дальнейшего изучения складывания отечественной парламентской процедуры, механизма принятия решений законодательной элитой страны, а также для изучения особенностей политического поведения перводумцев. сочетавшего политический плюрализм с профессиональной, конфессиональной и социальной солидарностью, диссертант отмечает: нельзя абсолютизировать ни один, даже самый новейший метод исследовательской практики, но проделанный под руководством Н.Б. Селунской опыт дал обнадеживающие результаты и позволил увидеть некоторые новые повороты и направления дальнейшего развития научной мысли.

Обострение проблем межнациональных отношений, вспышки этнополитических конфликтов в России и на постсоветском пространстве актуализировали опыт законотворчества дореволюционного парламента в области национальной политики. В диссертации анализируются работы, посвященные непосредственно роли Государственной Думы в национальной политике и межнациональных отношениях в начале XX века1.

В диссертации отмечается, что большое значение для историографии Государственной Думы России имеют также труды ведущих историков современной России, посвященные теоретическим и конкретно-историческим проблемам истории Отечества указанного периода. Они позволяют в широком историческом и социально-политическом контексте, путем углубленного понимания, а не традиционного толкования исторического процесса во всей его многомерности и противоречивости уяснить ряд важных аспектов изучаемой темы. Рассматривая в связи с этим историографическое значение трудов В.В. Шелохаева, В.Ю. Черняева, В.П. Булдакова и других ученых2, диссертант указывает, что, к примеру, Булдаков демонстрирует успешный опыт использования методологии социальной истории и исторической антропологии в анализе сложнейших проблем «красной смуты» 1917 года. Он подчеркивает значение выдвинутых им положений о сущности происходившего в начале XX века мощного столкновения модернизаторства и традиционализма, в рамках которого и родилась Государственная Дума, о кризисно-цикличном ритме нашей

1 Аманжолова Д.А. Дума а этнические конфликты (1906-1917 гг.) // Из истории России. XX век. Вып.8. М., 1997; Ее же. Из истории межнациональных отношений в России: конфликтный аспект (1905-1916 гг.) // Россия: идеи и люди. Вып.З. М., 1998; Ее же. К вопросу о формах разрешения межнациональных конфликтов в Российской империи (1906-1916 гг.) // Армагеддон. Кн.1. М., 1999; Аманжолова Д.А., Зорин В.Ю, Кулешов С.В. Национальный вопрос в Государственных Думах России: опыт законотворчества. М., 1999; Павельева Т.Ю. Польская фракция в Государственной думе России 1906-1914 гг. // Вопросы истории. 2000. № 3. C.U1-120; Зорин В.Ю. Национальный вопрос в III Государственной Думе России (1907 - 1912 гг.). Автореф. канд. дисс. М., 2000.

2 Ганелвн Р.Ш., Флоринский М.Ф. От И.Л. Горемыкина к Б.В. Штюрмеру: верховная власть и Совет министров (сентябрь 1915 - январь 1916 г.) // Россия и Первая мировая война. СПб., 1999. С.34-48; Черняев В.Ю. Первая мировая война и перспективы демократического преобразования России // Там же. С. 189-200; Булдаков В.П. Красная смута. Природа и последствия революционного насилия. М., 1997; Парламентская демократия и федерализм в России и Германии. М.-Мюнхен-Вюрцбург, 1999 Шелохаев В.В. Русский либерализм как историографическая и историософская проблема // Русский либерализм: исторические судьбы и перспективы. М.,1999. С.17-38 и др.

27

истории и незавершенности кулътурогенеза России, об уникальности человеческой среды, в которой империя проявляла в XX веке способность трансформации символообразующих элементов своей культуры, о волнах десакрализации государственности и возврата к досоветской архаике политической жизни и других.

В диссертации подводятся итоги развития историографии Государственной Думы России в постсоветский период и констатируется, что в этом направлении сделан ряд важных шагов вперед. Расширилась источниковая основа трудов по проблемам политической истории Отечества начала XX века, в рамках процесса преодоления кризиса исторической науки началось переосмысление важнейших тем, связанных с судьбой Государственной Думы Российской империи - реформы и революция, взаимоотношения ветвей власти и ее высших органов, формирование и функционирование государственных институтов и политический партий, российский либерализм, радикализм и консерватизм и другие.

В конкретно-историческом плане проделана большая работа по изучению и уточнению деятельности ведущих политических партий и их фракций в российском парламенте 1906 - 1917 гг. - правых, либералов, марксистов. Получила развитие тема взаимоотношений правительства и парламента, прежде всего в условиях третьеиюньской политической системы, мировой войны и назревания революции. Особенно много внимания историки уделяли механизму функционирования, организационно-правовым вопросам формирования и деятельности Думы, ее внутренних структур в указанный период. Получило развитие изсследование истории думских фракций на примере I и II Государственной Думы. Расширился арсенал методических приемов, с помощью которых уточняются социокулътурные характеристики и политически ориентации, состав разных созывов парламента.

Однако, указывается в диссертации, в этом отношении III и IV Думы изучены гораздо меньше. Лишь на примере комплекса национальных проблем проанализирована деятельность III Думы. Остается актуальной задача изучения истории думских фракций ведущих политических партий, национальных и конфессиональных групп, опыта конструктивного межфракционного взаимодействия, роли партий в деятельности их парламентских фракций. По-прежнему мало освещена проблема взаимосвязи избирателей и депутатов, а также эволюции обществеюшх настроений и отношения к Думе в разные периоды ее деятельности, уровня эффективности сотрудничества правительства и законодательной власти на примере решения определенных задач социально-экономического, культурного и политического характера и другие.

В заключении диссертации указывается, что историография истории Государственной Думы России 1906 - 1917 IT. имеет почти 100-летнюю традицию. В XX веке в развитии научной мысли страны несколько раз происходили глубокие качественные изменения, связанные, прежде всего, с трансформацией государственного устройства, социально-экономических и духовных основ жизни российского общества, с революционными потрясениями 1917-го и начала 90-х годов. Они в полной мере отразились на процессе исследования истории российского парламентаризма, в которой можно выделить несколько периодов. Первый продолжался с 1905 по октябрь 1917 года, когда определялись первые подходы к проблеме, был создан ряд важных в научном плане трудов, высказаны ценные мысли и

28

идеи, заложившие основу дальнейшего научного поиска. Следующий период -развития советской историографии - длился с конца 1917 до конца 1991 г. В его рамках следует отметить 1917 - конец 20-х IT., так как в это время сохранялась относительная свобода научного творчества и политический плюрализм, и вместе с тем бьии развиты и оформлены в научной литературе заложенные В.И. Лениным и его соратниками принципы партийно-классовой оценки прошлого. В рамках второго периода важным рубежом была середина 50-х гг., когда после XX съезда КПСС произошли определенные позитивные перемены в развитии исторической науки, в том числе в изучении Думы. В конце второго периода в связи с перестройкой и гласностью начались качественные перемены в развитии отечественной исторической науки, которые вылились в кризис, преодоленный уже в завершающий период - в постсоветское время (1992 - 2001 гг.). В заключении также подводятся общие итоги исследования историографии Государственной Думы Россия 1906-1917 гг. и намечаются перспективы дальнейшего научного поиска в этом направлении. По теме диссертации опубликованы следующие работы:

1. История Государственной Думы России в историографии 1906-1917 гг. М., 2001.1,3п.л.

2. К вопросу о дореволюционной историографии Государственной Думы России // Наука и образование в начале XXI в. состояние, проблемы, поиски. II Всероссийская научно-практическая конференция. Сочи, 2001. 0,1 п.л.


Описание предмета: «История России»

История России - это наука изучающая конкретные, ограниченные определенными пространственно-временными рамками закономерности общественного развития, связанные с деятельностью людей в России

Литература

  1. Государственная дума Российской империи. 1906-1917. Энциклопедия. – М.: Российская политическая энциклопедия, 2008. – 736 с.
  2. А.Ф. Смирнов. Государственная Дума Российской Империи 1906-1917. – М.: Социум, 2010. – 656 с.
  3. Е.А. Юртаева. Государственный совет в России. 1906-1917 гг. – М.: Едиториал УРСС, 2011. – 208 с.
  4. Ораторы России в Государственной Думе (комплект из 2 книг). – М.: СЗАГС, Образование-Культура, 2004. – 400 с.
  5. Представительные учреждения Российской империи в 1906-1917 гг. Материалы перлюстрации Департамента полиции. – М.: Российская политическая энциклопедия, 2014. – 720 с.


Готовые работы

Тема и предметТип, объем и цена работы
Гейфман А. Революционный террор в России, 1894-1917
История Отечества
Реферат
7 стр. / 700 руб.
Попытка создания демократической государственности в России, февраль – октябрь 1917 года.
История Отечества
Курсовая работа
23 стр. / 2300 руб.
Управление государственной задолженностью в РФ
Государственное и муниципальное управление
Диплом
96 стр. / 10300 руб.
Конституционное право
Конституционное право
Диплом
53 стр. / 5700 руб.



Задайте свой вопрос по вашей работе

Гладышева Марина Михайловна

marina@studentochka.ru
+7 911 822-56-12
с 9 до 21 ч. по Москве.






Добавить файл к заказу

- осталось написать email или телефон

Внимание!

Банк рефератов, курсовых и дипломных работ содержит тексты, предназначенные только для ознакомления. Если Вы хотите каким-либо образом использовать указанные материалы, Вам следует обратиться к автору работы. Администрация сайта комментариев к работам, размещенным в банке рефератов, и разрешения на использование текстов целиком или каких-либо их частей не дает.

Мы не являемся авторами данных текстов, не пользуемся ими в своей деятельности и не продаем данные материалы за деньги. Мы принимаем претензии от авторов, чьи работы были добавлены в наш банк рефератов посетителями сайта без указания авторства текстов, и удаляем данные материалы по первому требованию.

Контакты
marina@studentochka.ru
+7 911 822-56-12
с 9 до 21 ч. по Москве.
Карта сайта ЗАКАЗАТЬ
Цены, скидки и акции
Реферат, доклад, эссе, контрольная 150 р./стр.
Курсовая от 175 р./стр.
Отчёт по практике 150 р./стр.
ВКР, дипломная от 200 р./стр.
Скидки. Антиплагиат.
Поделиться
Реклама



Мы в социальных сетях
Отзывы
Картрин, 14.05
Добрый день Мария! большое спасибо за сделанную работу,выполнено очень хорошо)!