Написать рефераты, курсовые и дипломы самостоятельно.  Антиплагиат.
Студенточка.ru: на главную страницу. Написать самостоятельно рефераты, курсовые, дипломы  в кратчайшие сроки
Рефераты, курсовые, дипломные работы студентов: научиться писать  самостоятельно.
Контакты Образцы работ Бесплатные материалы
Консультации Специальности Банк рефератов
Карта сайта Статьи Подбор литературы
Научим писать рефераты, курсовые и дипломы.


Воспользуйтесь формой поиска по сайту, чтобы найти реферат, курсовую или дипломную работу по вашей теме.

Поиск материалов

Способы и механизм преступления

Уголовное право

Ермолович В.Ф.

Способы и механизм преступления

Минск - 2000 г.

Автор:

Ермолович В. Ф., заместитель начальника научно исследовательского учебно-методического центра МВД Республики Беларусь, кандидат юридических наук, доцент, подполковник милиции

Рецензенты:

заслуженный юрист Республики Беларусь, доктор юридических наук, профессор, Басецкий И.И.;

заслуженный деятель науки Республики Беларусь, доктор юридических наук, профессор Порубов Н.И.

Ермолович В.Ф. Способы и механизм преступления // Под ред. заслуженного юриста Республики Беларусь, доктора юридических наук, профессора Басецкого И.И.  - Мн.: 2000, - 107 с.

Исследуется генезис учения о способах совершения преступлений. Детально рассматривается история развития криминалистического учения о сокрытии преступлений, способах сокрытия и уклонения от уголовной ответственности и наказания. Определены подходы систематизации и классификации способов сокрытия отдельных видов (групп) преступлений. Проведен анализ и раскрыто содержание механизма преступления и ряда тесно связанных с ним юридических понятий. Указаны на основании изучения практики правоохранительных органов борьбы с преступностью с учетом анализа действующего и нового уголовного и уголовно-процессуального законодательства современное состояние, основные направления и подходы исследования проблем механизма, способов совершения и сокрытия преступлений.

Предназначено для курсантов (слушателей, студентов), адъюнктов (аспирантов), научных сотрудников, профессорско-преподавательского состава учебных учреждений юридического профиля, а также для практических сотрудников правоохранительных органов.

(c) Ермолович В.Ф.

Введение

Период крупных социально-экономических преобразований в Республике Беларусь, как и во многих других государствах бывшего СССР, сопровождается значительным расширением преступности не только по количественным, но и качественным критериям.

В настоящее время проблема борьбы с преступностью не только не теряет своей актуальности, но и приобретает особое значение. Задачи быстрого и полного раскрытия и расследования преступлений, обеспечения правильного применения закона, нейтрализации наиболее опасных антиобщественных проявлений, решаемые правоохранительными органами, требуют активного использования современных достижений многих наук. В первую очередь это относится к криминалистической науке, «само существование которой обусловлено потребностями практики борьбы с преступностью и социальной функцией которой является именно обслуживание этой практики».

В любой сфере человеческой деятельности, в том числе и в борьбе с преступностью, принципиальное значение необходимо уделять глубокому, многостороннему познанию того объекта (предмета), процесса, явления, на который предполагается оказывать воздействие. В силу этого и некоторых других обстоятельств необходимо признать, что без глубоких и качественных знаний об основных элементах преступлений, их свойствах, формах проявления в реальной действительности практически невозможно существенно снизить опасность и количество этих негативных социальных явлений. Только обладание таким знанием создает благоприятные предпосылки для разработки и использования эффективных, научно обоснованных практических рекомендаций по борьбе с преступностью.

Принципиально важное значение это имеет относительно того, что не получают дальнейшего теоретического развития известные, полученные ранее результаты исследований ученых о способах совершения и сокрытия (уклонения от уголовной ответственности и наказания), механизме преступления (механизме совершения преступления, механизме преступного поведения, криминалистическом механизме преступления), обстановке преступления (обстановке совершения преступления, обстановке расследуемого преступления), криминалистической структуре преступления, а так же других элементах (компонентах, описываемых в уголовно правовой, криминалистической и других характеристиках отдельных видов (групп) преступлений.

На протяжении длительного времени, отдельные из указанных направлений о познании разных сторон и свойств преступления развивались относительно самостоятельно. В настоящее время неправильно ограничиваться локальными исследованиями компонентов преступления. Существует объективная потребность в формировании интегрирующих научных теорий и комплексных практических рекомендаций, обеспечивающих связь между различными структурами научных знаний системы криминалистики и других юридических наук, в предмет исследования которых входит общественно опасное деяние.

Одним из таких актуальных и имеющих не только теоретическую, но и практическую значимость направлений является дальнейшее развитие интегрирующих учений о таких значимых юридических понятиях как «способы совершения и сокрытия преступления», «механизм преступления», «преступная деятельность».

Существующая сегодня объективная необходимость уточнения известного и выработки нового юридического понятийного аппарата о преступлении, а затем разработке на этой основе прикладных рекомендаций по предупреждению, выявлению, раскрытию и расследованию преступлений, находится в прямой зависимости от предстоящего в ближайшее время вступления в законную силу таких законов, как Уголовный, Уголовно-исполнительный и Уголовно-процессуальный кодексы Республики Беларусь.

1. Генезис учения о способе совершения преступления и направления его развития

Центральным и узловым компонентом преступления по неоспоримому праву в юридической науке является способ совершения общественно опасного деяния в форме действия или бездействия.

Данные о способе совершения преступления представляют собой важнейший компонент, в первую очередь, уголовно-правовой, оперативно-розыскной (тактический), криминалистической характеристик преступления.

Несмотря на имеющиеся исследования, посвященные различным аспектам способа совершения преступления, сегодня нельзя с полной уверенностью утверждать, что все они успешно завершены. Особую озабоченность данное состояние развития понятийного аппарата о способах преступления и их сущности в прикладном практическом плане вызывает предстоящее вступление в законную силу новых законов.

Проведенные на протяжении последних лет исследования способов совершения отдельных видов (групп) преступлений, глубокая разработка проблемы противодействия расследованию и установлению истины по делу, а также другие исследования, существенно обогатившие теорию уголовного права, уголовного процесса, криминалистики, обуславливают необходимость дальнейшего развития, в первую очередь, криминалистического учения о способах преступления. Основной целью данного исследования является выяснение закономерностей функционирования способов преступления при совершении общественно опасных деяний и разработке на этой основе рекомендаций по повышению эффективности выявления, раскрытия, расследования и предупреждения общественно опасных деяний.

В силу своей научной и практической значимости проблема способа совершения преступления была постоянно предметом пристального внимания ученых на протяжении многих лет развития криминалистики.

Постановка проблемы способа совершения преступления и ее исследование на протяжении нескольких первых развития советской криминалистики осуществлялись при разработке методик расследования отдельных видов преступлений. В известных работах Т.А. Арзуманяна, И.В. Браславского, С.П. Булатова, Я.В. Вышинского, С.А. Голунского, В.П. Громова, П.Н. Тарас-Радионова, И.П. Тарасова, С.И. Тихеенко, Б.М. Шавера и других ученых рассмотрены в основном лишь прикладные аспекты способов совершения преступлений и не разъяснено, что понимается под способом совершения преступления, каковы его свойства, чем он обусловлен и т.д.

Первые самостоятельные теоретические исследования способа совершения умышленного преступления были проведены А.И. Винбергом и Б.М. Шавером. Эти ученые рассматривали способ совершения преступления в качестве составной части предмета криминалистики, указывали на возможность использования знаний о нем для обнаружения следов преступлений, установления преступников и раскрытия совершенных ими преступлений. Большое значение ими придавалось знанию типичных способов совершения отдельных видов преступлений и разработке на этой основе методик расследования конкретных видов преступлений. В зависимости от уголовно-правой квалификации преступлений ими было сформулировано несколько определений способа совершения умышленного преступления. В основном способ совершения преступления они рассматривали как «действия, направленные непосредственно на достижение преступного результата» и включали в содержание этого понятия действия по проникновению преступника на место совершения преступления, приемы, применяемые преступником, особенности предмета посягательства, место, время, орудия преступления. Например, способ совершения хищения ими был определен как «изъятие материальных ценностей». Наряду с термином «способ совершения хищения» ими использовался и термин «способ хищения».

Результативным в последующие годы было исследование рассматриваемой проблемы, проведенное Г.Н. Мудьюгиным и Г.Р. Гольстом. В способ совершения преступления они включили кроме действий, направленных на достижение преступного результата, и подготовительные действия субъекта преступления. Г.Н. Мудьюгин одним из первых указал, что действия по сокрытию преступления могут быть элементом способа совершения преступления, когда они являются необходимым условием достижения преступного результата. Им также было предложено рассматривать способы совершения преступления в узком и широком смысле. Кроме этого, Г.Н. Мудьюгин при рассмотрении теоретических вопросов способа совершения преступления говорил о его обусловленности определенными факторами, придавая наибольшее значение такому фактору, как наличие или отсутствие связей с объектом посягательства. Им еще тогда было правильно указано, что действия по сокрытию преступления в качестве составного элемента способа совершения преступления являются одновременно действиями по совершению и сокрытию преступления.

Исследования, проведенные Г.Н. Мудьюгиным и Г.Р. Гольстом, позволили А.Н. Васильеву комплексно рассмотреть способ совершения преступления на основе эмпирических исследований хищений. В 1959 году он предложил под способом совершения хищения понимать «совокупность приемов и средств, применяемых преступником для совершения хищения и сокрытия следов преступления». При этом он включил в содержание способа совершения хищения действия по подготовке условий для совершения хищения, непосредственному изъятию имущества, сокрытию следов преступления, а также реализацию, использование и сокрытие похищенного.

Значительное продвижение к глубокому анализу способа совершения преступления было сделано Э.Д. Курановой. Ею впервые была разработана структура способа совершения умышленного преступления. Эту структуру она положила в основу определения рассматриваемого нами явления. Под способом совершения преступления Э.Д. Куранова предложила понимать «комплекс действий по подготовке, совершению и сокрытию преступления, избранных виновным в соответствии с намеченной целью и теми условиями, в которых осуществляется преступный замысел».

В последующие годы вопрос о включении в способ совершения преступления действий по подготовке, совершению и сокрытию преступления оставался дискуссионным. Еще в 1965 году А.Н. Колесниченко предложил понимать под способом совершения преступления «образ действий преступника, выражающийся в определенной последовательности, сочетании отдельных действий, приемов, применяемых субъектом» и рассматривать раздельно способ приготовления к совершению преступления, способ самого совершения преступления и способ сокрытия преступления .

В поддержку данной концепции выступили некоторые другие криминалисты. В частности, Б.Н. Коврижных отмечал, что необходимо различать способы приготовления, совершения, сокрытия, а также единый способ преступления.

Оспаривая концепцию А.Н. Колесниченко, Г.Г. Зуйков справедливо отмечал, что способ совершения преступления может представлять собой систему или комплекс определенных действий. Физическое воздействие, жест, слово являются одним из многих движений, при помощи которых выполняются действия, являющиеся элементами способа совершения преступления. Отдельные действия или определенная их последовательность осуществления не могут являться способом совершения преступления, поскольку они не имеют самостоятельной цели. Движения не могут совершаться вне действий, направленных к определенной цели.

Действия по подготовке, совершению и сокрытия преступления в отдельности имеют свои самостоятельные цели. Однако, образуя единый способ совершения преступления, они, кроме своей частной цели, объединены и направлены преступником на достижение желаемого результата, охватываемого одной общей целью. По мнению Г.Г. Зуйкова, данная детализация способа совершения преступления на способы приготовления, совершения и сокрытия преступления в такой постановке вопроса значительно ограничивает возможность правильно познать в целом основной, центральный, элемент преступления, так как разрушает его структуру. Однако результаты проведенного исследования показывают, что в предложенной детализации способов имеется рациональное зерно. Особенно это ярко проявляется, когда имеет место покушение на преступление. Основные действия, которые осуществляются при этом, входят в подготовку к совершению преступления. Без их детального познания затруднительно доказывать причастность лица к преступлению и решать другие вопросы, связанные с определением наказания.

В последующие годы исследование способов совершения преступлений стало одним из особенно активно разрабатываемых направлений в ряде юридических наук.

В результате исследований, проведенных В.П. Колмаковым, Г.Н. Мудьюгиным, В.Г. Танасевичем, Э.Д. Курановой, А.Н. Колесниченко, Г.А. Густовым, Г.Г. Зуйковым, Б.Б. Рыбниковым, С.С. Куклянскисом и некоторыми другими учеными, удалось осуществить диалектическое толкование свойств устойчивости и повторяемости способов совершения преступлений, определить состав, содержание и условия детерминации способов совершения преступлений объективными и субъективными факторами, выявить формы повторяемости способов совершения преступлений и оценить их криминалистическое значение, сформулировать понятие способа совершения преступления и решить ряд других, связанных с этим, вопросов.

Не ставя перед собой задачу рассмотреть исчерпывающий перечень точек зрения о понятии, содержании, структуре способа совершения преступления и других, связанных с этим проблем в последующий период развития криминалистики в СССР и странах СНГ, акцентируем внимание только на тех вопросах, которые имеют принципиальное значение в учении о способе совершения преступления и связаны с проблемами сокрытия преступлений, противодействия правосудию при раскрытии и расследовании преступлений.

В.А. Попелюшко, рассматривая способ совершения преступления как часть предмета доказывания, высказал мнение о том, что способ совершения преступления должен пониматься одинаково во всех отраслях знания, включающих его в предмет своего исследования. При этом он отметил, что наиболее предпочтительными представляются дефиниции, разработанные в теории уголовного права. Способ совершения преступления - «определенный порядок, метод, последовательность движений и приемов, применяемых лицом для совершения преступления, «форма выражения» действия или бездействия. Указанный подход В.А. Попелюшко позволяет охарактеризовать способ совершения преступления, главным образом, с уголовно правовой точки зрения. Он характеризует способ совершения преступления в качестве элемента объективной стороны преступления, который может рассматриваться в конкретных ситуациях, как основной признак общественно опасного деяния. Его концептуальные взгляды о способе совершения преступления не позволяют в полном объеме решать те задачи по раскрытию и расследованию преступлений, которые ставятся в разных отраслях научного знания. Ведь в этих науках включаются в предмет исследования одновременно и в причинной связи не только способ совершения преступления, но и другие элементы (компоненты) общественно опасного деяния, такие, например, как способ сокрытия, механизм преступления.

Между тем заслуживает внимания и положительной оценки по данному вопросу позиция Н.И. Панова. Он отмечает, что науки криминального цикла, занимающиеся исследованием способа совершения преступления должны исходить из единого общего понятия способа, разрабатываемого наукой уголовного права. Понятие способа в других науках должно носить подчиненный характер по отношению к уголовно-правовому, поскольку наука уголовного права является фундаментальной базой для наук криминального цикла. Они состоят по отношению к ней в положении субординации.

Наличие уголовно-процессуального, криминалистического понятий способа совершения преступления позволяет глубже и многограннее охарактеризовать данное сложное явление. «В отличие от уголовно-правового и уголовно-процессуального понятий «способа совершения преступления», его криминалистическое понятие и значение являются наиболее широкими и емкими».

В юридической науке способ совершения преступления понимается в узком и широком смыслах.

При толковании рассматриваемого явления в узком смысле, имеется в виду только лишь непосредственное совершение преступления. Здесь в качестве одной из ограничительных точек может выступать момент оконченного преступления.

Ученые, рассматривая способ совершения преступления в широком смысле, включают в это понятие не только непосредственное совершение, но и сокрытие преступления. Естественно, во втором случае способ совершения преступления предполагает значительно большее содержание для изучения.

Исследованием проблемы способа совершения преступления в уголовно-правовом плане занимались Л.Л. Кругликов, В.Н. Кудрявцев, Н.И. Панов, Н.П. Понаморев, Е.С. Сухарев, И.С. Тишкевич и другие . В большинстве своем они единогласно высказались, что «способ совершения преступления - это те приемы и методы, которые используются преступником для воздействия на объект посягательства, а также те орудия и средства, которыми обеспечивается достижение задуманного преступного результата». Таким образом, ими способ совершения преступления рассматривается по существу как элемент объективной стороны преступления и понимается в узком смысле.

Среди криминалистов способ совершения преступления понимается как в широком, так и узком смысле. Способ совершения преступления понимают в узком смысле А.Н. Васильев, Б.Н. Коврижных, В.П. Колмаков, Б.Б. Рыбников, Б.И. Хасан и др., в широком смысле - Р.С. Белкин, Л.Я. Драпкин, Г.Г. Зуйков, С.С. Куклянскис, Э.Д. Куранова, А.Н. Колесниченко, М.С. Уткин и др.

В зависимости от того, как понимается способ совершения преступления в узком или широком смысле, - определяется и позиция ученых по вопросу о соотношении способа совершения со способом сокрытия преступления.

Если способ совершения преступления понимается в широком смысле, то сокрытие включается в его состав и выступает как подструктурный элемент системы.

Когда способ совершения понимается в узком смысле, то сокрытие преступления находится за пределами способа совершения и образует по отношению к нему в рамках преступления самостоятельный комплекс действий.

Характерной особенностью многих классификаций способов совершения отдельных видов (групп) преступлений является то, что в них способ совершения, как правило, описывается в спектре достижения преступного результата. Вторая цель, взаимосвязанная с отмеченной доминирующей целью, заключающаяся в уклонении от уголовной ответственности часто остается вне поля зрения исследователей, о чем свидетельствует отсутствие информации о сокрытии после достижения преступного результата, охватываемого единым замыслом. Частично данные результаты прикладных рекомендаций для практики раскрытия и расследования общественно опасных деяний можно обосновать тем, что эти авторы способ совершения преступления понимают в узком смысле.

Многообразие точек зрения ученых на понятие, содержание, структуру способа совершения умышленного преступления можно объяснить, в первую очередь, тем, что структура анализируемого явления неоднородна. Свою специфику имеют разные виды преступлений. Особенно ярко и контрастно эта специфика проявляется в латентных преступлениях.

Наиболее простые способы совершения преступления не включают в свое содержание действий по подготовке и сокрытию преступления. Сложные же, к числу которых относится большая часть экономических, в одних случаях включают весь комплекс действий по подготовке, совершению и сокрытию преступления, а в других - состоят только из подготовительных действий, направленных на непосредственное исполнение преступного замысла. Практике известны случаи, когда умышленные преступления совершаются без предварительной подготовки, но с принятием в последующем мер по их сокрытию.

Основными причинами разного понимания способа совершения умышленного преступления даже в настоящее время является неодинаковая направленность исследований, проведенных учеными, рассматривающими данную проблему. Эмпирический материал, который ими изучался, позволил выявить закономерности не всех, а только некоторых видов и форм умышленных и неумышленных преступлений. Это, естественно, не позволяет сделать точных обобщающих выводов относительно способа совершения умышленного преступления в целом.

Наиболее убедительной в криминалистике является концепция о способе совершения преступления, предложенная Э.Д. Курановой и развитая в последующие годы Г.Г. Зуйковым в ряде своих работ.

Глубокое и многостороннее комплексное исследование способов совершения преступлений, проведенное Г.Г. Зуйковым, позволило ему указать на недостатки в работах криминалистов, имевшиеся в тот период исследования рассматриваемой проблемы. Им было раскрыто содержание составных элементов способов, совершения разных видов преступлений, показаны их особенности, сформулировано несколько их определений.

Г.Г. Зуйковым в содержание общего криминалистического понятия «способ совершения преступления», используемого в целях доказывания обстоятельств, имеющих значение для успешного разрешения уголовного дела и предупреждения преступлений, правильно включены:

а) действия, приемы, операции по подготовке, совершению и сокрытию преступления, связанные между собой единой целью и мотивом;

б) время и место совершения действий, обусловленных целью и характером последних;

в) орудия и средства, используемые для совершения преступления.

Из числа определений, сформулированных Г.Г. Зуйковым, наиболее полным и точным применительно к способу совершения умышленного преступления является следующее. Способ совершения преступления - «система действий по подготовке, совершению и сокрытию преступления, детерминированная условиями внешней среды и психофизическими качествами личности, связанными с избирательным использованием соответствующих средств и условий места и его времени».

Обозначенной в общих чертах концепции о понятии способа совершения умышленного преступления придерживается большинство ученых-криминалистов при разработке более частных проблем по отношению к способу совершения преступления, а также тесно связанных с ней.

Так, М.С. Уткиным была разработана классификация способов совершения преступлений. Он подразделил способы совершения преступления на:

1) полноструктурные, или наиболее квалифицированные (подготовка, совершение и сокрытие преступлений);

2) менее квалифицированные, или усеченные первого типа (совершение и сокрытие преступлений);

3) менее квалифицированные, или усеченные второго типа (подготовка и совершение преступлений);

4) неквалифицированные, или упрощенные, состоящие только из действий по совершению преступлений.

В процессе исследований было установлено, что в формировании способа, которым осуществляется преступное деяние, решающую роль играют объективные факторы и находят в нем отражение качества личности преступника. Данные факторы имеют особую научную и практическую ценность в учении о способе совершения преступления. В криминалистике эти факторы подразделены на объективные и субъективные.

К числу объективных факторов относятся: свойства предмета преступного посягательства; связи между преступником и предметом преступного посягательства (возможность беспрепятственного проникновения к предмету или необходимость осуществления для этой цели тех или иных действий).

Способ совершения преступления определяется объективной обстановкой, в которой осуществляется реализация преступного замысла. Существует несколько вариантов отношения преступника к условиям внешней среды. Характер этих отношений в значительной мере обуславливает содержание совершаемых преступником действий. На практике это проявляется в следующих особенностях:

а) субъект правильно и полно воспринимает и оценивает объективную обстановку и строит свои действия сообразно с поставленной целью, учитывая все факторы, составляющие ее содержание;

б) субъект правильно и полно воспринимает и оценивает объективную обстановку, использует все факторы, благоприятствующие достижению поставленной цели, но вследствие самоуверенности, самонадеянности или других причин пренебрегает ее отдельными неблагоприятными факторами, не учитывает их в своих действиях;

в) субъект вследствие невнимательности, небрежности, недостаточности знаний, болезни, в силу состояния наркотического или алкогольного опьянения, недостаточного развития органов чувств и т.п. неверно и не полностью осознает объективную обстановку, искаженно ее воспринимает или ошибается в оценке значения ее факторов;

г) субъект может действовать, сознательно пренебрегая факторами объективной обстановки, не прилагая усилий для использования в избранном способе действий благоприятных факторов, не принимая мер к тому, чтобы приспособиться к неблагоприятным условиям либо преодолеть их .

Субъективные факторы, находятся в неразрывной связи с объективными, включают в себя мотив и цель совершения преступления, знания, умения, навыки, привычки преступника, его характерологический облик, складывающийся из черт характера и психической направленности личности. К числу субъективных факторов, детерминирующих способ совершения преступления, относятся также соматические свойства личности.

В способе совершения преступления важную роль занимает определенный комплекс волевых действий человека. Вследствие этого мотив и цель преступления решающим образом влияют на выбор средств, приемов достижения преступной цели, определяют характер основных действий. Присущие преступнику знания и умения, которые он использует при совершении преступления, также оказывают влияние на содержание способа совершения преступления. Здесь следует заметить, что знания, умения, а в особенности навыки, придают способу совершения преступления признаки индивидуальности и специфической окраски. Еще более индивидуализируют способ совершения преступления привычки человека, которые представляют собой своеобразный автоматизированный элемент поведения. Привычные действия, осуществляемые почти автоматически, высвобождают из-под контроля сознания человека не только технику их выполнения, но иногда даже и сам факт их совершения.

В действиях, составляющих способ совершения преступления, естественно проявляется и характер преступника как совокупность наиболее устойчивых психических свойств человека. Характер преступника придает его действиям специфическую окраску, которая в совокупности с другими признаками (например, последствиями преступления, предметом преступного посягательства и т.п.) позволяет более полно судить о психической сфере конкретного человека (группе людей), его отношении к окружающим, источникам дохода, к самому себе и т.д.

Способам совершения отдельных видов групп преступлений присущи два основных, имеющих особое криминалистическое значение, свойства: относительная устойчивость и повторяемость.

Относительная устойчивость способов совершения отдельных видов преступлений находится в прямой зависимости от степени их детерминации различными факторами, обстоятельствами.

Практика раскрытия и расследования отдельных видов (групп) преступлений позволяет констатировать, что абсолютная повторяемость способов совершения преступлений во всех ее признаках полностью исключена. Этот вывод, имеет особое практическое значение, становится убедительным с учетом того, что под воздействием детерминирующей силы разного рода факторов изменяется и их состав. При сохранении в целом той обстановки, в которой преступление совершалось в прошлый раз, в ней неизбежно возникают какие-то изменения. Новое однородное преступление совершается не в той же самой, а в иной, лишь аналогичной обстановке. Это вызывает необходимость приспособиться к ней. Значит, объективно существует потребность изменить в той или иной мере действия, необходимые для достижения поставленной цели. Кроме того, лица, неоднократно совершавшие преступления, прилагают усилия к усовершенствованию избранного способа, видоизменению отдельных приемов, используют маскирующие средства, прибегают к разным фальсификациям и т.д.

Возможность повторения способа совершения преступления и полнота составляющих его как по отдельности, так и в целом элементов (компонентов) находится в зависимости от сохранения совокупности взаимодействующих объективных и субъективных факторов, под воздействием которых способ совершения преступления сложился. Здесь следует однозначно согласиться с Г.Г. Зуйковым, который правильно отмечает, что повторяемость данных способов не означает адекватного воспроизведения каждый раз при совершении нового преступления всех составляющих его действий со всеми присущими ему особенностями.

Аналогичные способы совершения преступления возможны как у одного и того же человека, так и у разных, даже не связанных между собой лиц. Это имеет место в силу совпадения детерминирующих факторов. Они самостоятельно познают и используют разные совпадающие объективные условия, способствующие совершению преступлений определенным способом. При этом наблюдается совпадение мотивов и целей, а также личных качеств, знаний, навыков, умений преступников. Замечено, что лицо, ранее не совершавшее преступление, может совершить его способом, воспринятым от других лиц или освоенным по литературным либо другим источникам.

Повторяемость способов совершения отдельных видов (групп) преступлений может иметь место, если она проявляется в одной из следующих форм:

1) повторное совершение однородных преступлений, не характеризующихся устойчивостью способа действий;

2) повторность совершения преступлений при той или иной совокупности совпадающих признаков.

Повторяемость способов может явиться основанием для построения версии о совершении преступления одним и тем же лицом только в довольно редких случаях. Подобная повторяемость характерна для следующих случаев:

а) при наличии в способе действий совокупности видовых признаков, образующих сочетание, повторение которого в действиях других лиц исключается вообще либо маловероятно;

б) при наличии в способе совершения преступления признаков, индивидуализирующих личность преступника.

В других случаях повторяемость способов совершения преступления дает основание для предположения о принадлежности преступника к определенной более или менее крупной группе лиц.

Количество проявляющихся признаков одного и того же способа совершения преступлений обычно значительно больше, чем их удается на практике обнаружить и оценить как имеющие отношение к данному способу совершения преступления. Это обуславливает необходимость дальнейшей разработки криминалистического понятия способа совершения преступления, включающего в себя взаимосвязанные элементы действий преступника при совершении преступления.

Как известно, уголовное право определяет в ряде составов способ совершения преступления как необходимый элемент объективной стороны преступления. В силу этого он входит в уголовно-правовую характеристику. Например, тайное похищение имущества - кража; открытое похищение имущества - грабеж; нападение с целью завладения имуществом, соединенное с насилием, опасным для жизни и здоровья подвергшегося нападению, или с угрозой применения такого насилия, - разбой; завладение имуществом путем обмана или злоупотребления доверием - мошенничество и т.д.

В отдельных случаях способ совершения преступления является квалифицирующим обстоятельством. Так, например, грабеж, соединенный с насилием, опасным для жизни и здоровья потерпевшего, представляет собой квалифицированный вид грабежа и влечет более высокую меру наказания.

Некоторые способы совершения преступления хотя и не предусмотрены в качестве квалифицирующих обстоятельств, но всегда играют роль обстоятельств, отягчающих ответственность. Например, совершение преступления с особой жестокостью или издевательством над потерпевшим, с использованием условий общественного бедствия, общественно опасным способом.

Во многих случаях способ совершения преступления, не закрепленный законодателем в диспозиции той или иной статьи Уголовного кодекса Республики Беларусь должен учитывается судом при определении меры наказания. Следовательно, способ совершения преступления имеет уголовно-правовое значение и сведения (данные) о нем можно рассматривать как элемент уголовно-правовой характеристики преступления.

Вместе с тем характеристика способа совершения преступления не может исчерпываться его уголовно-правовым значением. В уголовно-правовой характеристике способ совершения преступления представлен в «общем» виде. Например, способ открытого или тайного похищения, проникновения в помещение или иное хранилище, используемые при этом конкретные технические, транспортные средства, источник их получения и т.д. При этом способ совершения преступления всегда конкретен и у него есть немало таких сторон, которые индифферентны в уголовно-правовом отношении. Однако многочисленные свойства, признаки способа совершения преступления имеют важное криминалистическое значение. Среди них - распространенность данного способа, конкретные приемы его применения, используемые при этом технические средства, их конструктивные особенности. Все эти сведения должны входить в криминалистическую характеристику преступлений.

В качестве основных направлений дальнейшего исследования проблемы способа совершения преступления целесообразно рассматривать следующие:

- уточнение его понятия в целом и разработка (уточнение) на этой основе понятий для способов совершения отдельных видов (групп) преступлений;

- уточнение места, роли и особенностей функционирования способа совершения в механизме преступления;

- определение соотношения и связей этого явления с сокрытием преступления и другими формами проявления противодействия правосудию при раскрытии, расследовании и предупреждении преступлений;

- дальнейшая классификация и систематизация способов совершения отдельных видов (групп) преступлений, закрепленных законодателем в УК РБ;

- дальнейшая разработка проблемы систематизации признаков и определения источников сведений о способах совершения отдельных видов (групп) преступлений.

По нашему мнению, наиболее разработанным в криминалистике является определение способа совершения преступления, сформулированное Г.Г. Зуйковым и дополненное (уточненное) Р.С. Белкиным. Между тем учитывая, что достижению преступного результата и в конечном итоге сокрытию преступления могут способствовать действия (бездействие) иных лиц и на осуществление этих действий может рассчитывать преступник, то наряду с избирательным использованием соответствующих условий, места и времени могут учитываться и возможные действия (бездействие) вышеуказанных лиц, которые не осведомлены о подготавливаемом, совершаемом и совершенном преступлении. Это на практике в ряде случаев имеет принципиальное значение в силу того, что по замыслу преступника определенные, с одной стороны, действия за него могут выполнить другие лица, а с другой-отдельные действия он может и не выполнять, если в них не возникнет необходимость, так как кто-то из наиболее вероятных лиц поступит нелогично, нетрадиционно и устранит по собственной инициативе (желанию) препятствия для достижения преступного замысла. Данные обстоятельства влияют на способ совершения преступления и, естественно, обуславливают его.

Вместе с тем требует некоторых дальнейших уточнений и точка зрения Г.Г. Зуйкова о включении конкретных элементов в содержание общего криминалистического понятия способа совершения преступления.

Во-первых, в общем понимаемом смысле в русском языке способ включает в свое содержание изначально образ действия (бездействия), а затем уже практическую его реализацию посредством действий, приемов, операций.

Во-вторых, если способ совершения преступления понимается в широком смысле, то включаемые орудия и средства используются не только для совершения преступления, но и его сокрытия.

В-третьих, говорить о способе совершения преступления можно только тогда, когда он будет рассматриваться как элемент объективной стороны преступления. Причем, таковым его можно именовать с правовой точки зрения только тогда, когда будут иметь место в связи с ним и другие элементы состава преступления.

На основании выше изложенного возникают следующие вопросы.

Вопрос № 1. Правильно ли говорить о наличии способа совершения обмана покупателя, если этот обман совершен не продавцом (кассиром, иным специальным субъектом, предусмотренным ст. 153 УК РБ), а грузчиком, уборщицей и т.д., работающими в магазине (то есть не специальным субъектом преступления)?

Вопрос № 2. Будет ли иметь место способ совершения преступления, если по формальной стороне совершены все необходимые для этого действия лицом, которое является невменяемым?

Вопрос № 3. Правильным ли будет утверждение о том, что налицо в конкретной ситуации способ совершения преступления, исполненный лицом, не достигшим возраста уголовной ответственности (например, пять лет)?

Способ совершения преступления специфичен. Он обусловлен в первую очередь нормой права. Поэтому существует потребность включать в понятие способа совершения преступления его субъекта.

В-четвертых, в содержание способа совершения преступления целесообразно наряду с охватываемыми единым замыслом, мотивом и целью, включать последствия исполнения действий, приемов, операций. Невключение в содержание способа совершения преступления его последствий в виде какого-то результата (наступившего, ожидаемого, недопущенного и т.д.) существенно ограничивает его распознание в конкретной ситуации и, естественно, понятие.

На основании вышеизложенного, можно сделать вывод о том, что в содержание способа совершения преступления целесообразно включать в дополнение к предложенным Г.Г. Зуйковым следующие элементы (компоненты):

- последствия (наступившие, возможные, ожидаемые) совершения преступления;

- направленность действий, приемов, операций;

- субъект преступления;

- образ действия преступника;

- орудия и средства, используемые для сокрытия преступления, обеспечивающего достижение преступного результата.

Указанные элементы в совокупности образуют содержание общего криминалистического понятия способа совершения преступления.

В процессе раскрытия и расследования преступления при установлении того или иного конкретного способа данные элементы необходимы. Они позволяют в совокупности и причинно-следственных связях четко различать способы административного правонарушения, способы нарушений финансовой, технологической, трудовой и иной дисциплины, а также способы совершения преступлений.

Таким образом, под способом совершения преступления может пониматься система умышленных действий по подготовке, совершению и сокрытию преступления, охватываемая единым преступным замыслом, детерминированная психофизическими качествами личности преступника (его соучастников) и избирательным использованием им (ими) соответствующих условий, места, времени, а также учетом возможных действий (бездействия) со стороны потерпевшего, иных лиц.

Для разработки более конкретных и адресных рекомендаций о способах совершения преступлений целесообразно в рамках полноструктурного, понимаемого в широком смысле способа совершения преступления выделять следующие виды способов:

- способы подготовки к совершению преступления;

- способы непосредственного совершения преступления;

- способы сокрытия, входящие в содержание способа совершения преступления.

В целях более полного познания разных сторон, свойств способа совершения преступления, совершенствования методик расследования, целесообразно включать в содержание криминалистических характеристик понятия о способах совершения отдельных видов преступлений.

Например, под способом совершения хищения может пониматься система умышленных действий по подготовке, совершению и сокрытию незаконного, безвозмездного с корыстной целью завладения материальными ценностями, находящимися в фондах государственных или общественных организаций, учреждений и предприятий и (или), передаче их третьим лицам, охватываемая преступным единым замыслом, детерминированная психофизическими качествами личности расхитителя (расхитителей) и избирательным использованием им (ими) соответствующих орудий, средств, условий места, времени, а также с учетом возможных действий (бездействия) иных лиц.

Для умышленных преступлений данные о способе совершения преступления обычно являются главным элементом их криминалистической характеристики.

В неосторожных преступлениях противоправное поведение не обуславливается преступным замыслом. Негативно-волевое поведение субъектов в этих преступлениях не носит ярко выраженного характера определенного способа совершения данного вида преступлений. Поэтому данные о способе совершения деяния в неосторожных преступлениях, как правило, не играют главенствующей роли.

Наиболее типичными связями сведений о способе совершения преступления с другими элементами криминалистической характеристики являются данные о:

- «способе совершения преступления - предмете преступного посягательства»;

- «способе совершения преступления - субъекте преступления»;

- «способе совершения преступления - орудиях и средствах преступления - последствиях преступления»;

- «способе совершения преступления - обстановке преступления» и др.

Анализ следственно-судебной практики и действующего уголовного законодательства Республики Беларусь дает основание для констатации того, что основное уголовно-правовое значение способа совершения преступления выражается в следующем:

1. Уголовный закон предусматривает разграничение преступлений по признаку способа их совершения. При этом на протяжении последних лет в законодательной практике прослеживалась устойчивая тенденция принятия новых статей Особенной части УК РБ, характеризующаяся дифференциацией преступлений, в том числе в зависимости от способа их совершения. В новом Уголовном кодексе Республики Беларусь сохранена закономерность дифференциации преступлений по способу их совершения, как одному из доминирующих оснований классификации и систематизации уголовно правовой информации.

2. Законодателем используется в ряде случаев способ действия лиц в качестве основного признака для установления уголовной ответственности и наказания за деяния, которые, будучи, выполненными иными способами, относятся к гражданским или административным правонарушениям либо к дисциплинарным проступкам.

3. Способ действия закреплен законодателем в качестве признака, квалифицирующего уголовно наказуемое деяние.

4. Способ совершения преступления в действующем и новом уголовном законодательстве служит обстоятельством, отягчающим ответственность.

5. В тех случаях, когда способ совершения преступления не влияет согласно нормам уголовного закона на квалификацию преступления, он должен учитываться судом при индивидуализации наказания виновному. Ведь данный способ качественно характеризует не только совершенные действия, но и субъекта, субъективную сторону преступления и, в известной мере, его объект.

Уголовно-правовое значение способа совершения преступления определяет его уголовно-процессуальное значение и влияет на содержание некоторых процессуальных норм. В частности, способ совершения преступления отнесен законодателем в перечень обстоятельств, подлежащих доказыванию по уголовному делу. Это имеет свое законодательное закрепление не только в действующем Уголовно-процессуальном кодексе (ст. 61 УПК РБ), но и нашло свое отражение в Проекте нового Уголовно-процессуального кодекса Республики Беларусь (ст. 89). Кроме того, в Уголовно-процессуальном кодексе Республики Беларусь предусмотрено требование изложения способа совершения преступления в обвинительном заключении и в описательной части обвинительного приговора в качестве одного из обстоятельств, определяющих степень общественной опасности содеянного и личности преступника.

2. Развитие учения о сокрытии преступлений

Теоретически все преступления можно раскрыть и расследовать. Однако в реальности практика свидетельствует, что не все преступления раскрываются. Не всех виновных в совершении общественно опасных деяниях привлекают к уголовной ответственности и наказанию. К сожалению, иногда остаются вне поля уголовной ответственности и наказания отдельные соучастники преступлений. Нередко не в полном объеме возмещается ущерб, причиненный преступлением.

Из года в год возрастает количество нераскрытых преступлений прошлых лет. Уголовные дела по данным преступлениям возбуждаются, как известно, по факту. Наряду с этим следует помнить о значительной части так называемых латентных преступлений. Примечательно, что латентность отдельных преступлений имеет чрезвычайно высокий уровень. Так, например, по мнению ведущих специалистов латентность взяточничества составляет более 90% (от 95 до 98%) .

Все вышеизложенное, в целом, позволяет с высокой степенью достоверности констатировать и утверждать об особой важности и большом практическом значении противодействия выявлению, раскрытию и расследованию преступлений. Если бы не было данного противодействия, то все преступления были бы раскрыты и расследованы при минимальных затратах сил, средств и времени.

Разработка проблемы сокрытия преступлений осуществлялась параллельно с проблемой способа совершения преступления и в последние годы стала составной частью исследуемой проблемы противодействия правоохранительным органам в установлении истины по уголовному делу и применению уголовной ответственности и наказания за совершенное общественно опасное деяние.

В связи с большой практической значимостью и в целях более полного и объективного рассмотрения проблемы сокрытия преступлений и разработки на этой основе рекомендаций по повышению эффективности выявления, раскрытия, расследования и предупреждения преступлений целесообразно провести ее ретроспективный анализ.

Изначально уточним соотношение термина «сокрытие» со схожими с ним по форме и содержанию терминами. Некоторыми учеными при рассмотрении по сути одного и того же явления наряду с термином «сокрытие» употребляются термины «маскировка», «утаивание», «вуалирование» и другие.

Анализ этимологического и семантического смысла термина «сокрытие», проведенный В.Н. Карагодиным, А.Г. Гельмановым, дает веские основания утверждать, что в русском языке этот термин толкуется более широко по сравнению с терминами «маскировка», «утаивание», «вуалирование». Причем, он обозначает действия не только скрывающего, но и скрывающегося.

Далее целесообразно отметить, что учеными вместе с термином «сокрытие преступления» используется термин «способ сокрытия преступления». В связи с тем, что этими терминами охватывается разное содержание, а криминалистами оно понимается неоднозначно, проведем последовательно анализ точек зрения, мнений ученых относительно понятия сокрытия, а затем и способа сокрытия преступления.

Мудьюгин Г.Н. определяет сокрытие преступления как «комплекс действий преступника в целях уклонения от ответственности за содеянное». Думается, что данное определение недостаточно полно отражает то содержание, которое должно в него вкладываться.

По нашему мнению, автором не учитывается: во-первых, то, что действия по сокрытию могут быть направлены только для достижения преступного результата, во-вторых, они могут осуществляться за пределами способа совершения преступления не только одним, но и несколькими лицами, а в отдельных случаях - даже теми, которые не совершали преступления.

Б.Б. Рыбников предложил рассматривать сокрытие преступления как «деятельность лица, направленную на утаивание известных ему фактов и обстоятельств совершенного преступления». В указанном определении также говорится об одном субъекте сокрытия преступления. Направленность действий по сокрытию у него ограничивается только утаиванием известных лицу фактов и обстоятельств совершенного преступления.

В.Н. Карагодин, проведя глубокий анализ смыслового значения термина «сокрытие» предложил понимать под сокрытием преступления «действия, направленные на то, чтобы не обнаруживались, оставались в тайне подготовка или совершение преступления и другие, связанные с ним обстоятельства и факты».

Г.А. Гельманов, исходя из результатов комплексного исследования способов сокрытия преступлений против жизни и здоровья граждан, пришел к выводу о том, что сокрытие преступления есть «сложная и малоисследованная криминалистическая категория, связанная с закономерностями исчезновения доказательств».

Р.С. Белкин определил сокрытие преступления как «деятельность (элемент преступной деятельности), направленную на воспрепятствование расследованию путем утаивания, уничтожения, маскировки и фальсификации следов преступления и преступника и их носителей».

И.М. Лузгин предложил понимать сокрытие преступления в более широком смысле, чем Р.С. Белкин, и определил его как «социально опасное, целенаправленное поведение, препятствующее правосудию».

В определениях Р.С. Белкина и И.М. Лузгина содержится определенная неясность. Так, по мнению Р.С. Белкина сокрытие преступления направлено на воспрепятствование расследованию, а И.М. Лузгин ставит вопрос значительно шире - «препятствование правосудию в целом». В первом и втором случаях действия по сокрытию именуются преступными и социально опасными, что представляется чрезмерным, так как эти действия могут быть вполне нейтральными в правовом отношении.

Анализ точек зрения Г.Н. Мудьюгина, Б.Б. Рыбникова, В.Н. Карагодина, Г.А. Гельманова, Р.С. Белкина, И.М. Лузгина, Г.Г. Зуйкова и других ученых на понятие сокрытия преступления позволяет констатировать, что это понятие дается главным образом в зависимости от того, как определяется учеными структура сокрытия преступления.

Рассматривая структуру сокрытия преступления, И.М. Лузгин отмечал, что она имеет в своем составе набор юридически значимых элементов. К их числу он относит объект, предмет, субъект сокрытия и его умысел. Кроме этого, им рассматриваются как составные элементы сокрытия преступления мотив, цель и действия субъекта сокрытия преступления. В.Н. Карагодин дополняет приведенные элементы такими, как «время, место сокрытия и другие объективные условия, а также субъективные возможности лица, применявшего тот или иной способ сокрытия преступления».

Относительно элементов, составляющих структуру сокрытия преступления, имеются и другие точки зрения. В частности, В.А. Труцин включает в структуру сокрытия дорожно-транспортных преступлений наряду с некоторыми вышеуказанными элементами и последствия сокрытия.

Независимо от частных различий вышеуказанных точек зрения, все они отражают объективную возможность структурировать действия по сокрытию умышленного преступления применительно к элементам состава преступления. Дело в том, что уголовный закон выделил наиболее существенные и необходимые элементы структуры любого общественно опасного деяния и человеческого поступка. Ведь и любой правомерный поступок совершается каким-то конкретным лицом (субъектом действия) в сфере определенных общественных отношений, представляет собой ряд специфических действий, характеризуемых местом, временем, способом и т.д. (субъективная сторона). В данном случае дело не только в логической схеме, но и в том, что все элементы сокрытия преступления связаны с элементами преступления, характеризуют, детализируют последние. В этой связи анализ структурных элементов сокрытия преступления (например, хищения) неотделим от анализа его состава преступления.

В криминалистике сокрытие преступления понимается как:

- составной элемент преступления;

- одна из форм противодействия следствию;

- деятельность или элемент преступной деятельности;

- действие (бездействие), осуществляемое одним или несколькими субъектами (включая тех, которые не совершали преступление);

- действие, осуществляемое умышленно.

Вопрос же о направленности действий (бездействия) субъектов сокрытия преступления учеными понимается в значительно большем диапазоне. В частности, отмечается, что действия по сокрытию направлены на:

- ликвидацию следов преступления;

- уклонение от ответственности;

- маскировку, утаивание, сокрытие факта преступления, сокрытие события преступления, участия в нем субъекта ;

- введение в заблуждение, дезинформацию как лиц, ведущих расследование, так и потерпевших, свидетелей;

- воспрепятствование расследованию, раскрытию преступления ;

- воспрепятствование установлению истины;

- воспрепятствование получению данных, информации и (или) выдачи вместо нее ложной информации;

- воспрепятствование установлению компетентными органами обстоятельств, имеющих значение для предотвращения и расследования преступления.

Изложенное позволяет заметить, что криминалистами направленность сокрытия преступления определяется главным образом в зависимости от цели, объекта (предмета) преступления, характера действий сокрытия.

Результаты нашего исследования свидетельствуют, что для конкретизации направленности действий (бездействия) по сокрытию преступления могут и должны использоваться не только указанные выше, но и другие элементы (признаки), которые в своей совокупности позволят более полно раскрыть и охарактеризовать рассматриваемое явление на любом из этапов расследования преступления.

Например, при характеристике направленности действий субъектов сокрытия преступления, могут использоваться наряду с отмеченными элементами и такие, как сговор, способ совершения преступления, недостача товарно-материальных ценностей и денежных средств, образовавшаяся в результате хищения, и другие, установление которых обусловлено в конкретной ситуации, стоящими перед следствием и судом задачами.

Сложность, недостаточная разработанность и практическая значимость решения проблемы направленности действий по сокрытию преступления обуславливают необходимость ее дальнейшего взаимосвязанного криминалистического и правового анализа. Предлагаемый нетрадиционный подход к исследованию одной из частей проблемы противодействия расследованию целесообразно применить, используя примеры из практики.

Предварительная договоренность между кладовщиком «К» и водителем-экспедитором «С» о похищении со склада двух килограммов апельсинов не может в итоге является основанием для привлечения к уголовной ответственности «С» за то, что его напарник «К» похитил при этом 40 килограммов указанных цитрусовых. Водитель-экспедитор не знал (не мог знать, так как не видел), что в «сговоре» с ним похищается не два килограмма апельсинов, как было ранее оговорено, а сорок. Здесь в отношении «К» усматривается «эксцесс исполнителя». Следовательно, привлекать к уголовной ответственности и наказанию его за соучастие в похищении с «К» 40 килограммов цитрусовых неправомерно.

В связи с приведенным примером следует учитывать, что при эксцессе исполнителя интеллектуальный момент умысла соучастников характеризуются незнанием того, что исполнитель задумал выйти за пределы совместной преступной деятельности или совершить иное, более квалифицированное преступление. При эксцессе отсутствует причинная связь между действиями соучастников преступления, последствиями, наступившими в результате действий исполнителя. Это и является основанием освобождения отдельных соучастников от ответственности за действия, совершенные исполнителем, не охватываемые их умыслом.

В процессе дальнейшего исследования направленности сокрытия преступлений, связанного с эксцессом исполнителя, целесообразно учитывать ряд принципиальных положений теории уголовного права.

Эксцесс исполнителя подразделяется на два вида:

1) эксцесс количественный;

2) эксцесс качественный.

При количественном эксцессе преступление однородно тому, которое было задумано. Несмотря на известные отклонения, оно не прерывает причинной связи. Вместе с тем соучастники не могут отвечать за преступление, совершенное исполнителем, поскольку оно не охватывалось их предвидением. Они отвечают лишь за преступление, в котором участвовали и на которое уполномочили исполнителя. Так, например, подстрекатель, склонивший исполнителя к вымогательству, будет отвечать за соучастие именно в вымогательстве, хотя исполнитель и совершил разбойное нападение. То же самое будет и в том случае, если исполнитель совершил менее тяжкое преступление.

Иначе обстоит дело при качественном эксцессе, когда совершенное преступление неоднородно задуманному соучастниками. В этом случае абсолютная несоизмеримость двух преступлений (задуманного и совершенного) прерывает причинную связь между действиями соучастников и исполнителя. Первые не могут отвечать за соучастие в том, чего не было. Они должны отвечать за приготовление к задуманному преступлению, если оно было задумано как тяжкое или особо тяжкое.

Очень часто преступники направляют свои действия на сокрытие отдельных обстоятельств преступления (например, отягчающих ответственность). При этом они заявляют, что не имел место предварительный сговор, преступление не совершено группой лиц и т.д.

Практика показывает, что действия по сокрытию преступлений могут быть связаны и с умышленным искажением подлинной мотивации поведения. Например, «чистосердечное раскаяние» может содержать ложную информацию, а «явка с повинной» - обуславливаться осведомленностью преступника о начатом расследовании преступления и объеме собранных против него улик.

Для подтверждения отмеченного приведем фрагмент из уголовного дела по обвинению заведующей магазином «Т», совершившей совместно с водителем-экспедитором «В» и другими лицами многоэпизодное хищение молочной продукции. В процессе предварительного следствия «Т» неоднократно прибегала к «явке с повинной» и, скрывая определенные обстоятельства хищения, пыталась ввести следствие в заблуждение. Под воздействием собранных по уголовному делу доказательств она в первой «повинной» сообщала, что совершила только один эпизод хищения в сговоре с «В», а во второй указала несколько эпизодов, но совершенных уже не только в сговоре с «В», а и с другими лицами. Как в первой, так и во второй «повинной» «Т», по существу, не сообщила следствию ни одного неизвестного обстоятельства совершения преступления. Но при этом выдала много ложной информации с целью принижения и сокрытия своей организующей роли в многоэпизодном преступлении. При этом следует отметить, что в своих действиях «Т» желала, по существу, сфальсифицировать и «деятельное раскаяние».

Результаты исследования практики показали, что субъекты совершения и сокрытия хищений (в процессе расследования) почти по каждому третьему уголовному делу осуществляют действия по принижению опасности ими содеянного, изменению его юридической квалификации. Ими сообщается, что недостача товарно-материальных ценностей есть результат не хищения, а следствие бесхозяйственности (например, несоответствующих требованиям условий хранения, недостаточного количества средств погрузки, транспортировки, сортировки и т.д. сырья, полуфабриката, готового конечного изделия).

Не единичными являются на практике случаи, характерные, главным образом, для «бытовых» и некоторых иных преступлений, повлекших за собой наступление смерти либо причинение телесных повреждений. Здесь преступниками инсценируется якобы имевшая место «необходимая оборона».

В уголовном праве под необходимой обороной принято понимать непреступное причинение вреда посягающему лицу при защите личности и прав обороняющегося или других лиц, охраняемых законом интересов общества или государства от общественно опасного посягательства, если при этом не было допущено превышения пределов необходимой обороны. Необходимая оборона - это субъективное конституционное право всех граждан в равной мере независимо от их профессиональной или иной подготовки и служебного положения. Условиями правомерности необходимой обороны, относящимися к нападению, выступают общественная опасность, действительность и наличность посягательства.

Для того, чтобы в конкретной следственной ситуации определить, имела ли место необходимая оборона или она фальсифицируется, необходимо учитывать объективные моменты правомерности средств защиты. К их числу относятся:

- важность защищаемого блага и того, которому в результате обороны был причинен ущерб;

- опасность посягательства, его стремительность и интенсивность;

- физические данные обороняющегося и нападающего (пол, возраст, состояние здоровья, физическую силу и т.п.);

- количество нападающих и обороняющихся;

- наличие, характер и способ использования средств посягательства и защиты;

- внезапность нападения;

- взаимоотношения между посягающим и обороняющимся;

- обстоятельства места и времени совершения посягательства.

В других случаях усматриваются признаки обоснования преступниками своих незаконных действий, как будто они совершены в условиях «крайней необходимости». Здесь необходимо учитывать, что в отличие от необходимой обороны, где имеет место «защита права от неправа», при крайней необходимости осуществляется защита одного права за счет другого.

Лицо, находящееся в состоянии крайней необходимости, совершает действие, которое формально содержит признаки какого-либо преступления, предусмотренного в Особенной части УК РБ. Но при этом субъект не стремится противопоставить себя интересам общества, не относится пренебрежительно или недостаточно внимательно к общепринятым нормам поведения, а желает спасти большее благо путем причинения вреда меньшему.

Не является преступлением действие, хотя и подпадающее под признаки общественно опасного деяния, предусмотренного УК РБ, но совершенное в состоянии крайней необходимости. Она предусмотрена и может правомерно осуществляться для устранения опасности, угрожающей интересам государства, общественным интересам, личности или правам данного лица или других граждан, если эта опасность при данных обстоятельствах не могла быть устранена другими средствами и если причиненный вред является менее значительным, чем предотвращенный (ст.14 УК РБ) .

На практике, при задержании, и даже после него, для того, чтобы уклониться от уголовной ответственности, преступники, являющиеся не только исполнителями, но и иными соучастниками преступления, нередко заявляют о том, что они добровольно отказались от совершения преступления. Здесь следует учитывать, что исполнитель не подлежит уголовной ответственности, если он добровольно и окончательно отказался от доведения преступления до конца. Он может отказаться от преступления, в одних случаях не начиная его, а в других - прервав его осуществление. Отказ должен быть окончательным и бесповоротным, а не временным прерыванием преступной деятельности.

Особенности добровольного отказа соучастников зависят от того, что их действия совершаются, как правило, до начала исполнения преступления. Вследствие этого и добровольный их отказ возможен либо в самый начальный момент деятельности исполнителя, т.е. всегда до наступления преступного результата.

Практике борьбы с отдельными видами преступлений, и в частности с кражами личного имущества граждан, известны случаи, когда после обнаружения признаков преступления следуют заявления о том, что из квартиры (особенно, комнаты в общежитии) взяты вещи (ценности), которыми якобы одним из проживающих в квартире, в тайне от остальных, разрешено пользоваться «вору».

При подобных кражах заявляют, что на конкретное время они не предъявляют к лицу, совершившему те или иные действия формально, влекущие наступление уголовной ответственности никаких претензий и намерены даже забрать свое заявление из правоохранительного органа.

Обозначенные частично фрагменты из практики, связанные с сокрытием преступления и используемыми при этом различными формами воздействия на потерпевшего после обнаружения отдельных обстоятельств совершения преступления и преступника, указывают на фальсификацию такого института права, как согласие потерпевшего на причинение вреда его интересам.

Согласие лица на причинение вреда его личным интересам исключает уголовную ответственность лишь при определенных условиях.

В первую очередь, согласившийся должен действительно иметь право на распоряжение тем благом или правом, которому он разрешил причинить ущерб или которое он уступил. К таким благам относятся имущественные и личные права. Если причинявший вред добросовестно заблуждается относительно принадлежности какого-либо права, то вопрос об его ответственности решается по правилам о фактической и юридической ошибках. Согласие лица может быть дано только в пределах распоряжения им своими личными или имущественными правами.

Чтобы признать в конкретной ситуации согласие действительным, оно должно быть дано лицом, сознающим характер совершаемых действий и способным руководить своим поведением. Оно должно быть вменяемым. Если лицо, причинившее имущественный вред, добросовестно заблуждалось относительно дееспособности лица, давшего согласие, то вопрос об уголовной ответственности решается по правилам о фактической ошибке.

Во всех случаях согласие должно быть добровольным, а не вынужденным или полученным путем обмана. В ситуации, когда потерпевший под угрозой применения оружия передает свое имущество преступнику, не может быть и речи о согласии как обстоятельстве, исключающем преступность деяния.

Следующей характерной особенностью согласия является то, что оно обязательно должно быть дано прежде или во время совершения деяния, причиняющего вред. Этим оно отличается от прощения, которое является основанием для прекращения уголовных дел по преступлениям, в порядке частного обвинения. Во всех остальных случаях прощение (примирение) является лишь обстоятельством смягчающим уголовную ответственность.

Согласие не должно преследовать общественно вредных последствий. Поэтому, например, будет признано незаконным согласие на причинение вреда здоровью, если оно дано с целью в дальнейшем уклониться от призыва на военную службу.

Наконец, согласие должно относиться к определенному времени, действию и конкретному благу, которое его носитель разрешает нарушить. Взятое обратно согласие теряет свою силу. При этом не имеет значения, предшествовал ли отказ от согласия выполняемым действиям, причиняющим вред, или он был дан во время их реализации. Согласие должно быть четко выражено пострадавшим. Оно может быть выражено и в словесной форме. Порой, исходя из конкретных обстоятельств дела, достаточно и молчаливого согласия.

Не единичными являются на практике случаи, когда для сокрытия преступления предпринимаются различные доводы и аргументы, направленные на то, чтобы следствие признало обоснованным риск в действиях фактического преступника. При исследовании и систематизации способов сокрытия преступлений, связанных с «обоснованным риском» необходимо учитывать ряд уголовно-правовых положений.

Риск признается обоснованным, если поставленная цель не могла быть достигнута не связанными с риском действиями (бездействием) и лицо, допустившее риск, предприняло достаточные меры для предотвращения вреда охраняемым уголовным законом интересам.

В юридической литературе выделяют несколько видов обоснованного риска.

Производственный (профессиональный) риск может иметь место в любой сфере профессиональной деятельности, связанной с опасностью возникновения вредных последствий на транспорте, в промышленном производстве, строительстве, в области медицины, профессионального спорта и т.д. Целью рискованных действий в данном случае является стремление избежать нарушения законных интересов, вредных последствий. Различия их заключаются в том, что при крайней необходимости опасность уже возникла или грозит немедленно возникнуть, а при профессиональном риске - возникает спустя определенное время.

Хозяйственный риск возможен в производственно- экономической сфере. Данный вид риска связан, с одной стороны, с опасностью причинения имущественного ущерба, а с другой, желанием конкретного лица получить экономическую выгоду.

Научно-технический риск (риск исследования, экспериментальный или новаторский) сопряжен с прогрессом в области исследования и разработок, включая лабораторные испытания.

Поскольку любой из видов риска чреват вредными последствиями для охраняемого правом интереса, рискованные действия для того, чтобы послужить основанием освобождения от уголовной ответственности, должны удовлетворять ряду условий.

К таким условиям относят, в первую очередь, саму цель рискованных действий. Риск должен быть направлен на достижение существенной общественно полезной цели и соизмерим с ней.

Второе условие правомерности риска заключается в том, что общественно полезная цель не может быть достигнута иным путем.

Третье условие состоит в том, что риск не должен переходить в заведомое причинение вреда. С субъективной стороны отношение лица к наступившим вредным последствиям возможно только в форме неосторожности.

Четвертым условием правомерности риска является то, что лицо должно предпринять все возможные меры для предотвращения вреда правоохраняемым интересам. Совершенные им действия должны соответствовать современным научно-техническим знаниям и опыту.

Пятое условие гласит, что риск не может быть признан обоснованным, если он был сопряжен с угрозой для жизни многих людей, с угрозой экологической катастрофы или общественного бедствия .

Не наступает уголовная ответственность и при условиях, когда имеет место физическое или психическое принуждение, исполнение приказа или распоряжения, осуществление профессиональных обязанностей, согласие потерпевшего на причинение вреда его интересам, осуществление своего права или исполнение обязанности либо предписаний закона.

Значительную группу составляют на практике способы сокрытия, направленные на то, что якобы определенные действия совершены вследствие применения к конкретным лицам принуждения, сопровождаемого разными видами насилия. Эти способы выражаются не только в вербальных, но и в материальных и поведенческих действиях.

При распознании данных способов необходимо учитывать, что принуждение является разновидностью насилия. В уголовном праве под насилием принято понимать общественно опасное противоправное воздействие на организм и психику человека против его воли.

Различают два вида насилия:

- физическое;

- психическое.

Физическое насилие предполагает воздействие на тело человека, его внутренние органы, в том числе и мозг. Под психическим насилием понимается информационное воздействие на психику человека путем угроз, оскорбления, гипноза и т.п. Информация может быть передана устно, письменно, путем конклюдентных действий, лично или через посредников.

Оба вида насилия могу выступать в качестве:

- конечной цели деятельности преступника;

- средства достижения преступной цели;

- средства, побуждающего другое лицо совершить преступление .

При более полном и углубленном исследовании проблемы направленности сокрытия преступлений неизбежно возникнут вопросы о способах сокрытия связанных с причинением вреда при исполнении приказа или распоряжения.

Здесь следует учитывать, что причинение вреда при исполнении приказа или распоряжения не всегда влечет уголовную ответственность, если отсутствует вина непосредственного причинителя последствий. Приказ или распоряжение - это основанное на законе или подзаконных актах властное требование управомоченного лица выполнить какие-либо действия, адресованные лицу обязанному.

Вопрос об уголовной ответственности за вред, причиненный в процессе исполнения приказа, решается по-разному в зависимости от того, сознавал или нет исполнитель преступный характер приказа.

Законным считается приказ, отданный подчиненному в рамках компетенции, с соблюдением установленной формы и не противоречащий нормам права.

Незаконный приказ нарушает одно из перечисленных условий, т.е. либо он отдается некомпетентным лицом, либо веления приказа выходят за компетенцию данного лица, либо не соблюдена форма (процедура), либо в нем содержатся требования совершить деяния, нарушающие закон. Разновидностью незаконного приказа является преступный приказ, предписывающий совершить деяние, предусмотренное нормами уголовного закона .

При реализации профессиональных обязанностей (например, работниками правоохранительных органов, медицинскими работниками, военнослужащими) нередко затрагиваются интересы граждан, а иногда даже причиняется им определенный вред. Такие действия не могут быть признаны преступными при условиях, что занятие данной профессией разрешено законом и осуществляется в пределах и на условиях, им установленных. Для определения правомерности причинения вреда при выполнении конкретными лицами своих профессиональных функций необходимо обратиться к законам, регламентирующим деятельность работников правоохранительных органов, медицинского персонала и т.п. В отдельных случаях целесообразно обращаться дополнительно к подзаконным актам, положениям, инструкциям, регулирующим порядок осуществления соответствующих профессиональных функций этими лицами. Если все положения этих актов соблюдены, то уголовная ответственность невозможна. Злоупотребление же представленными полномочиями и выход за их рамки, являются уголовно наказуемыми .

Для того, чтобы более эффективно использовать сведения о направленности действий (бездействия) по сокрытию преступлений, рассмотрим более детально в спектре данной проблемы взаимосвязь между такими элементами , как объект, предмет, цель, мотив сокрытия преступления.

Результаты изучения практики борьбы с отдельными видами (группами) преступлений и анализ положений уголовного и уголовно-процессуального законодательства позволяет сделать следующие посылки:

1. О наличии преступления можно утверждать только тогда, когда есть и доказаны все признаки состава преступления.

2. Недоказанность признаков даже одного элемента состава преступления исключает основания для утверждения о том, что имеет место общественно опасное деяние.

3. На избрание меры пресечения, видов и размеров наказания влияет установление квалифицирующих признаков конкретного вида преступления.

4. На квалификацию преступления влияет установление обстоятельств, отягчающих уголовную ответственность, а также обстоятельств, ее смягчающих.

5. Существует ряд условий, обстоятельств, при которых совершаемое деяние, формально содержащее признаки какого-либо состава преступления, утрачивает общественную опасность и исключает виновность. В первую очередь к таким обстоятельствам следует отнести необходимую оборону, крайнюю необходимость, обоснованный риск.

6. На возможность привлечения лица к уголовной ответственности и применения к нему наказания оказывают определенное влияние также и некоторые другие институты уголовного законодательства. К их числу применительно к рассматриваемой проблеме можно отнести: эксцесс исполнителя, добровольный отказ от преступления и некоторые другие.

7. Уголовно-процессуальное законодательство содержит ряд положений, которые предусматривают обстоятельства, исключающие уголовную ответственность за совершение противоправного деяния. Среди них можно отметить следующие: утрата преступлением общественной опасности; истечение сроков давности привлечения лица к уголовной ответственности и некоторые другие.

Изучение и анализ практики выявления, раскрытия, расследования предупреждения преступлений о хищениях, взяточничестве, самогоноварении, дорожно-транспортных преступлениях, контрабанде, обмане покупателей и заказчиков, побегах из мест заключения и из-под стражи, преступлениях в сфере незаконного оборота наркотических веществ и других позволяют сделать два основных вывода:

1. Все действия по сокрытию разных видов преступлений имеют на определенном уровне обобщения строго ограниченную нормой права направленность.

2. Действия по сокрытию конкретного преступления могут быть направлены на то, чтобы:

- не были установлены признаки если не всех четырех элементов состава преступления, то хотя бы одного из них;

- не были установлены квалифицирующие признаки преступления, относящиеся к отягчающим вину обстоятельствам;

- сфальсифицировать обстоятельства, смягчающие наказание (например, заявляют, что якобы имеет место чистосердечное раскаяние в содеянном либо способствование раскрытию и расследованию преступления);

- не было возбуждено уголовное дело и, следовательно, имела место процессуальная ограниченность в действиях сотрудников органа дознания (следователя);

- расследование уголовного дела было продлено на длительный период времени;

- возбужденное уголовное дело было прекращено или хотя бы на определенное время приостановлено;

- по конкретному материалу предварительной проверки было вынесено постановление об отказе в возбуждении уголовного дела;

- материал предварительной проверки с признаками преступления был направлен из правоохранительных органов по месту работы виновного в правонарушении для рассмотрения и принятия окончательного решения, не влекущего за собой уголовной ответственности.

На основании изложенного появляется реальная возможность систематизировать способы сокрытия отдельных видов (групп) преступлений в зависимости от их направленности по многим основаниям, включая уголовно- правовые и уголовно-процессуальные.

Подобная систематизация создаст благоприятные предпосылки для более надежного и четкого определения на практике совершенных, совершаемых, а также возможных способов сокрытия преступления. Это, естественно, будет способствовать своевременному принятию необходимых мер по их установлению, пресечению и предупреждению.

Кроме этого, обозначенный в общих чертах подход к изучению направленности действий (бездействия) по сокрытию преступлений требует дальнейшего исследования применительно к преступлению в целом и его отдельным видам. Особую актуальность это имеет относительно тех составов преступлений, которые включены в новое уголовное законодательство Республики Беларусь впервые.

Результаты нашего исследования практики и анализ работ криминалистов, посвященных определению структуры сокрытия преступления с учетом задач, которые следует решать при разработке данной криминалистической категории, позволяет прийти к следующим выводам:

1. Определение структуры сокрытия преступления обусловлено необходимостью, вытекающей из предмета доказывания по уголовному делу и потребностью отграничения сокрытия от других форм противодействия расследованию.

2. При расследовании преступлений существует необходимость действия (бездействие) по сокрытию четко соотносить с действиями, образующими способ совершения преступления (включая и те действия по сокрытию, которые входят в него и осуществляются для достижения преступного результата).

3. Структуру сокрытия преступления целесообразно рассматривать как систему устойчивых связей между следующими элементами:

- объект и предмет сокрытия преступления;

- способ сокрытия;

- орудия и средства, используемые для сокрытия;

- место, время, обстановка сокрытия;

- мотив, умысел и цель сокрытия;

- субъект сокрытия;

- направленность действий по сокрытию;

- последствия сокрытия (наступившие, предполагаемые).

Совокупность устойчивых связей вышеуказанных элементов обеспечивает цельность сокрытия и тождественность самому себе при незначительных внешних и внутренних преобразованиях.

Полное и точное познание сокрытия преступления невозможно без познания его основного элемента - способа сокрытия. В настоящее время в криминалистических источниках имеется несколько определений способа сокрытия преступления.

Б.В. Лисиченко одним из первых сформулировал определение способа сокрытия преступления. В 1974 году он предложил понимать под способом сокрытия преступления «комплекс действий, направленных на сокрытие преступления с целью избежать ответственности за содеянное». В данном определении не отражено, кем осуществляются действия (бездействие) по сокрытию преступления. Не говорится в нем и о факторах, от которых оно зависит, а также условиях, в которых оно реализуется. Кроме этого данное определение не лишено тавтологии (сокрытие сокрытия). Несмотря на отмеченные недостатки, данное определение стало отправным в акцептации и постановке криминалистической проблемы - «способа сокрытия преступления».

В процессе разработки общих положений расследования преступлений, скрытых инсценировками, В.А. Овечкин сформулировал определение способа сокрытия преступления, представляющее собой «комплекс умышленных действий (бездействие) исполнителя преступления и иных лиц после его окончания, причинно обусловленных факторами внешней среды и свойствами личности». Разъяснив, что под комплексом действий по сокрытию преступления следует понимать «совокупность действий (бездействие) всех лиц, скрывающих преступление или способствующих этому в момент его совершения и после окончания» В.А. Овечкин, по сути, предложил правильное понимание способа сокрытия преступления. Однако он не включил в его содержание действия (бездействие) самого виновного, относящиеся к стадии приготовления, имеющей целью его сокрытия.

В.Я. Коневский и Я.И. Моисеенко при исследовании хищений, скрываемых инсценировками, пришли к выводу, что способ сокрытия преступления следует понимать как «умышленные действия преступников, направленные на полное или частичное уничтожение, изменение, сокрытие следов подготавливаемого, совершаемого, совершенного преступления с целью введения в заблуждение, дезинформации как лиц, ведущих расследование, так и потерпевших, свидетелей, относительно совершения преступления, местонахождения трупа, предметов, добытых преступным путем, орудий преступления и иных следов». В данном определении приведены только некоторые из многих форм проявления сокрытия преступления, но не все. Указаны отдельные обстоятельства, которые могут быть предметом сокрытия преступления и при этом не даны ни их исчерпывающий перечень, ни основания классификации.

Более точное и существенно отличающееся новизной от ранее разработанных было дано определение способа сокрытия преступления И.М. Лузгиным. Он предложил рассматривать способ сокрытия преступления как «ситуационное, повторяющееся явление, детерминированное рядом субъективных и объективных факторов, важнейшими из которых являются умысел и связанные с ним мотив и цель». В данном определении отмечены некоторые принципиально новые, ранее не приводимые в криминалистике элементы и свойства способа сокрытия преступления. Однако, как нам представляется, в вышеуказанном определении отсутствуют некоторые существенные элементы способа сокрытия преступления, такие, как субъект, действие (бездействие), направленность действий.

Значительный вклад в разработку понятия способа сокрытия преступления был сделан В.Н. Карагодиным, Г.А. Гельмановым. В предложенных ими определениях отсутствуют существенные недостатки, хотя имеются некоторые принципиальные расхождения во взглядах на место действий, входящих в способ сокрытия и в способ совершения преступления.

В.Н. Карагодин определил способ сокрытия как «систему (комплекс) находящихся за пределами способа совершения преступления, взаимосвязанных, детерминированных объективными и субъективными факторами материальных и вербальных действий, направленных на воспрепятствование установлению объективной истины о преступлении и уклонение от ответственности».

Г.А. Гельманов предложил понимать под способом сокрытия преступления «причинно связанную с осуществлением подготовки и исполнения (совершения) преступления систему умышленных действий (и бездействие) преступника (и иных лиц), направленную на воспрепятствование раскрытию, расследованию и предупреждению преступления».

Наиболее удачным на наш взгляд является определение способа сокрытия преступления, сформулированное В.П. Лавровым на основе вышеуказанных определений и с учетом анализа исследований способов сокрытия преступлений, проведенных кафедрой криминалистики и специальной техники МФЮЗО при Академии МВД СССР. В.П. Лавров предложил под способом сокрытия преступления понимать «комплекс (совокупность) умышленных действий преступника и иных лиц, направленных на воспрепятствование установлению компетентными органами обстоятельств, имеющих значение для предотвращения и расследования преступления».

Сложность и практическая значимость рассматриваемой проблемы обуславливает необходимость акцентировать более детально внимание на понятии и характеристике способа сокрытия умышленного преступления. Как уже отмечалось, данный способ может в отдельных ситуациях не входить в структуру способа совершения преступления. Это наблюдается в случаях отсутствия преступного единого замысла, охватывающего собой все стадии преступной деятельности.

Причиной такого явления может быть то, что при подготовке и совершении преступления субъект не планирует действий по сокрытию:

а) относясь к ним безразлично или предполагая, что их все равно не удастся осуществить, но затем, после достижения преступного результата, в связи с неожиданно возникшим намерением или внезапно изменившимися обстоятельствами, включая благоприятные для него, принимает соответствующие маскирующие меры;

б) рассчитывая, что оставленные им следы сами в связи с прохождением определенного времени либо под воздействием природных или иных стихийных факторов претерпят существенные изменения, уничтожатся, а затем, обманувшись в своих ожиданиях, импровизирует маскировку и прибегает к иным формам сокрытия;

в) надеясь, что как и в первом, так и во втором случаях затрудняющие разоблачение меры будут предприняты помимо его воли и желания иными лицами, заинтересованными в благополучном исходе обстоятельств дела. Такими лицами могут быть соучастники субъекта по прежним преступлениям (отдельным эпизодам многоэпизодного преступления), которым непринятие мер по сокрытию преступления может грозить изобличением по преступным прежним связям; друзья или родственники субъекта преступления, обнаружившие признаки общественно опасного деяния и принимающие меры к сокрытию причастности к нему виновного и др.

Нередко при подготовке к совершению общественно опасного деяния субъект предполагает осуществление действий по его сокрытию другими лицами, которых в последующем можно будет рассматривать как пособников, укрывателей и т.д. Однако по тем или иным причинам он вынужден с разрывом во времени принимать собственные страховочные меры, ранее не планировавшиеся и не соответствующие преступному первоначальному замыслу. Иной раз вследствие изменившихся обстоятельств он вынужден экстренно принимать защитные меры. Здесь имеются в виду случаи утраты логической связи между элементами преступной деятельности, замены одного из этих элементов - действий по сокрытию преступления, другим, однородным, но не связанным с преступным первоначальным замыслом.

Таким образом, действия по сокрытию могут быть как связаны, так и не связаны преступным единым замыслом с приготовлением и совершением преступления. В первом случае они могут выступать непосредственным условием применения определенного способа совершения преступления или быть одним из его обязательных элементов. Именно такую роль играют действия по сокрытию преступления в структуре подавляющего большинства замаскированных хищений, когда действия по подготовке и сокрытию преступления осуществляются одновременно с изъятием товарно-материальных ценностей либо денежных средств.

Наряду с термином «способ сокрытия преступления» в криминалистической литературе предложено использовать термин «способ уклонения от ответственности». При введении в криминалистическую терминологию термина «способ уклонения от ответственности» Г.Г. Зуйков отмечал, что сам термин «способ сокрытия преступления» представляется неудачным. Вероятно, он возник стихийно, по внешней аналогии с термином «способ совершения преступления» или в угоду симметрии. По его мнению, этот термин не может охватить того содержания, которое в него должно быть вложено, то есть обширную область по уклонению от ответственности, имеющую свою структуру и свои закономерности. В смысловом отношении этот термин неудачно отграничен от термина «способ совершения преступления», что в определенной мере препятствует правильному пониманию его содержания и способствует тенденции необоснованного переноса на этот комплекс структуры, системы детерминирующих факторов и свойств, присущих способу совершения преступления.

Применительно к действиям по сокрытию, проявляющимся после наступления преступного результата, Г.Г. Зуйковым предложено использовать термин «способ уклонения от ответственности». По его мнению, под этим способом следует понимать «повторяющийся у разных и одних и тех же лиц объективно и субъективно детерминированный комплекс взаимосвязанных вербальных, поведенческих и материальных актов, сознательно осуществляемых после совершения преступления в целях полного или частичного уклонения от ответственности».

Для того, чтобы более полно и правильно понять, что должно, пониматься, под «способом уклонения от ответственности», рассмотрим, что означает термин «уклонение».

В русском языке слово «уклониться» (уклончивый) означает «отодвинуться, отклониться в сторону, чтобы избежать чего-нибудь; избегая чего-нибудь, устраниться, отказаться от чего-нибудь; уклоняющийся от чего-нибудь, не прямой, лишенный искренности. Из этого следует, что уклонение от ответственности представляет собой действия (бездействие), направленные на то, чтобы избежать, устраниться, отказаться полностью или частично от ответственности за совершенное преступление, проявляя при этом неискренность.

По мнению Г.Г. Зуйкова, особенностью способа уклонения от ответственности в отличие от сокрытия преступления в рамках способа его совершения, является большое количество и разнообразие вербальных актов, в частности, ложных показаний, дезинформирующих сообщений, угроз и т.д.

Поведенческие акты выражаются в уклонении от явки в орган расследования, отказе от дачи показаний, присутствия при проведении следственных действий и иных мероприятий, проводимых следователем и иными лицами по его поручению и т.п.

Материальные акты состоят в фальсификации, маскировке, перемещении, уничтожении следов и других материальных и идеальных носителей и источников информации.

При решении вопроса о включении либо невключении термина «способ уклонения от ответственности» в криминалистическую терминологию и замене им термина «способ сокрытия преступления», охватывающим действия (бездействие) по сокрытию за пределами способа совершения преступления, целесообразно исходить из следующего:

1. Анализ этимологического и семантического значения термина «уклонение» позволяет констатировать, что он по сравнению с термином «сокрытие» имеет более высокую форму и целевую установку в механизме преступления.

2. После достижения преступного результата у виновного конечной целью является уклонение от уголовной ответственности и наказания за содеянное. Сокрытие же занимает промежуточное место в механизме преступления по отношению к уклонению. Оно даже может рассматриваться как одно из его средств, использованием и применением которого обеспечивается в начале достижение преступного результата, а затем - полное или частичное уклонение от ответственности и наказания.

3. При более глубоком исследовании рассматриваемой проблемы следует учитывать, что «сущность более высокой формы движения раскрывается через познание ее связи с низшими формами, из которых она генетически возникла и которые она содержит в себе как соподчиненные». Это позволяет заметить, что форма уклонения от уголовной ответственности есть по отношению к сокрытию преступления более высокая, а к форме уклонения от наказания - более низкая.

Таким образом, можно говорить о последовательном достижении преступником следующих целей:

1) скрыть преступление;

2) уклониться от уголовной ответственности (уклонение может иметь место вплоть до истечения сроков давности привлечения к уголовной ответственности за совершение конкретного преступления);

3) уклониться от наказания (данное уклонение может иметь место до момента срока отбытия наказания в виде лишения свободы). Уклонение от наказания, по нашему мнению, следует рассматривать за пределами механизма конкретного преступления. В момент вступления в законную силу приговора суда изменяется форма преступления, и, естественно, это обуславливает изменение и ранее имевших место форм противодействия следствию.

Следует согласиться с Р.С. Белкиным, который правильно отмечает, что не во всех случаях сокрытие преследует цель вовсе уклониться от ответственности. Иногда субъект своими действиями лишь стремится оттянуть момент обнаружения следов преступления. Рассматриваемые действия могут быть совершены субъектом, не причастным ни в какой степени к совершенному преступлению. Поэтому они не могут быть расценены как способ уклонения от ответственности. Термин, предложенный Г.Г. Зуйковым, носит процессуальный характер и в этом качестве имеет вполне определенное содержание, отличающееся от понятия способа сокрытия преступления.

Вместе с тем обозначение термином «способ уклонения от ответственности» того, что фактически на практике проявляется как за пределами способа совершения преступления при уклонении от уголовной ответственности и наказания, так и в его содержании при достижении преступного результата, нельзя считать правильным.

Сокрытие и уклонение целесообразно рассматривать как составляющие формы противодействия расследованию и правосудию, имеющие свои отличительные признаки и особенности. Естественно, это следует отнести и к их способам.

Несмотря на приведенные аргументы, нельзя полностью отрицать целесообразность использования в криминалистике термина «способ уклонения от ответственности». Его следует использовать. Он позволяет более точно отразить те действия за пределами способа совершения преступления, которые неудачно сегодня обозначаются термином «способ сокрытия преступления». Это относится к отказу от явки в орган расследования, отказу от дачи показаний, бегству с места совершения преступления и т.п.

3. Классификация и систематизация способов сокрытия преступлений

Неотъемлемой составной частью криминалистической характеристики преступлений является криминалистическая классификация способов сокрытия отдельных видов (групп) преступлений.

В криминалистике, отмечают Р.С. Белкин и А.И. Винберг, как и в других областях знания, систематизация и классификация служат средством проникновения в сущность познаваемых явлений и предметов, установления связей и зависимостей между ними, выражения отношений между элементами структуры, между подсистемами. Наряду с тем, что криминалистическая классификация служит одним из средств познания, помогает исследовать предметы и явления, выявить закономерности их развития, она «помимо своего гносеологического знания представляет собой также и одно из средств практической деятельности, разрабатываемое криминалистикой для борьбы с преступностью».

Классификация способов сокрытия преступлений, являясь одной из наиболее значимых для процесса доказывания по уголовному делу, играет существенную роль при организации криминалистических учетов, построении и проверке версий, определении тактики проведения отдельных следственных действий, ревизионных и иных мероприятий. Она способствует в конкретных следственных ситуациях более качественной оценке информации об обстоятельствах преступления, принятию уголовно-процессуальных решений, розыску и изобличению преступников, отысканию ценностей, добытых преступным путем, возмещению причиненного преступлением материального ущерба.

Наиболее удачной, на наш взгляд, можно рассматривать классификацию способов сокрытия Р.С. Белкина, отражающую главную сущность - содержательную сторону деятельности по сокрытию преступлений. Им предложено способы сокрытия преступлений разделить на следующие группы:

- сокрытие преступления путем утаивания информации и (или) ее носителей;

- сокрытие преступления путем уничтожения информации и (или) ее носителей;

- сокрытие преступлений путем маскировки информации и (или) ее носителей;

- сокрытие преступления путем фальсификации информации и (или) ее носителей;

- смешанные способы.

Бесспорно, что данная классификация имеет большое как научное, так и практическое значение. Однако, соглашаясь в основном с классификацией Р.С. Белкина, необходимо учитывать, что перечисленные способы, за исключением инсценировок и симуляции, на практике встречаются в чистом виде очень редко. Как правило, они являются отдельными элементами сложного способа сокрытия преступления. Кроме этого, данная классификация имеет мало причинно-следственных связей с признаками способов сокрытия, встречающимися на практике в разных следственных ситуациях, что, естественно, ограничивает наличие ассоциативных связей у следователя (сотрудника органа дознания) между теоретическими знаниями способов сокрытия преступлений и их признаками в условиях раскрытия и расследования преступления.

Представляется, что способы сокрытия отдельных видов (групп) преступлений целесообразно классифицировать по нескольким основаниям. Это позволит показать их многие стороны и более полно раскрыть криминалистическую сущность сокрытия преступления. Рассмотрим отдельные, имеющие научную и практическую значимость, наиболее обоснованные и заслуживающие внимания подходы ученых к решению проблемы классификации способов сокрытия преступлений.

1. Длительность воздействия (степень эффективности) способа сокрытия преступления на ход и результаты расследования.

Признаки совершенного и скрываемого преступления в ряде случаев длительное время остаются вне поля зрения сотрудников правоохранительных органов, непосредственно занимающихся выявлением, раскрытием и расследованием преступлений. Данное обстоятельство существенно ограничивает своевременное раскрытие и расследование преступления. В отдельных случаях это приводит к латентности деяния. Преступниками и иными субъектами сокрытия преступления избираются такие способы, в результате применения которых доказательственная информация не попадает в сферу расследования. Ими скрывается сам факт деяния или отдельные его обстоятельства. Например, скрывают похищенное имущество, орудия и средства совершения преступления. Здесь идет расчет на то, что скрываемые сведения не станут достоянием следователя, и расследование полностью будет лишено соответствующих доказательств. К числу таких способов относятся ложные показания, отказ от дачи показаний, полное уничтожение орудий, использованных при совершении преступления, продажа вещей, добытых преступным путем («перевод добытого преступным путем в деньги») и т.д.

В отдельных случаях субъекты сокрытия преступления направляют свое противодействие расследованию так, чтобы лишь отсрочить момент обнаружения скрываемого ими преступления либо его отдельных обстоятельств. При этом сокрытие является временным. Скрываемые следы такого преступления могут быть обнаружены по истечении какого-то промежутка времени. К числу таких способов относятся, например, такие, как временный выезд преступника в другой населенный пункт, смена одежды после совершения преступления, продажа автомобиля, с использованием которого было совершено преступление.

На основании изложенного, с учетом характера умысла субъекта, способы сокрытия преступлений по признаку длительности воздействия на ход и результаты расследования, можно подразделять на:

а) постоянные, рассчитанные на то, что скрываемые субъектом сведения о преступлении или отдельных его обстоятельствах не будут установлены расследованием на протяжении длительного времени, по истечении которого виновный в преступлении не может быть согласно закону привлечен к уголовной ответственности (например, в силу истечения сроков давности привлечения к уголовной ответственности, утраты лицом либо преступлением общественной опасности, либо в связи с вступлением в законную силу акта амнистии);

б) временные, предполагающее получение только выигрыша во времени (например, для сокрытия следов хищения в период проведения инвентаризации товарно-материальных ценностей, ревизии, какого-либо следственного действия) .

2. Вид действий, препятствующих включению доказательственной информации о следах преступления и преступника и (или) их носителях в сферу уголовного судопроизводства.

Анализ практики свидетельствует, что в подавляющем большинстве случаев преступники стремятся в первую очередь скрыть уже возникшие следы преступления. Например, подготовить фиктивные документы о сокрытии недостачи товарно-материальных ценностей, образовавшихся в результате хищения; оказать психическое или иное воздействие (вплоть до убийства) на свидетелей, знающих обстоятельства совершения преступления; уничтожить следы на месте совершения преступления. Однако так бывает далеко не всегда.

Следы (признаки), предполагающие содержание доказательственной информации о преступлении, могут не возникнуть в результате действий субъекта сокрытия. Произведенные определенным способом действия иногда не приводят к образованию обычных для конкретной ситуации следов или же сокращают их возникновение до минимума. В результате этого расследование лишается необходимых сведений об обстоятельствах преступления. Поэтому преступники стремятся избрать в целях сокрытия способы, позволяющие избежать, предотвратить появление признаков, указывающих на совершенные преступные действия. Например, для убийства могут быть избраны химические вещества, позволяющие скрыть причину смерти. Место и время использования этих веществ, по мнению преступника, предотвратит восприятие процесса совершения преступления окружающими. Здесь преследуются одновременно две цели - наступление смерти и сокрытие преступного результата, его последствий. В число подобных способов, направленных исключительно на сокрытие, можно отнести изменения внешности преступника, не позволяющее очевидцам получить сведения о подлинном его облике; применение перчаток, предотвращающее оставление следов пальцев рук на месте преступления и др.

Классификация способов сокрытия в зависимости от вида действий, препятствующих включению доказательственной информации в сферу уголовного судопроизводства, имеет большое практическое значение для ряда преступлений, и особенно преступлений против личности, и позволяет разделить их на:

а) препятствующие обнаружению образовавшихся следов преступления и преступника и (или) их носителей;

б) препятствующие возникновению следов преступления и преступника и (или) их носителей.

3. Степень возможности обнаружения способа сокрытия преступления расследованием. Характерной особенностью сокрытия многих преступлений является то, что преступники (иные лица) направляют свои намерения на то, чтобы как скрываемые ими обстоятельства, так и действия по сокрытию не были установлены. Такие, например, меры как дача ложных показаний (если следствие не располагает сведениями о действительных обстоятельствах преступления на данный момент), изменение внешнего облика посредством наклеивания усов, бороды, др. Данные способы рассчитаны на то, что расследование не получит информации о признаках конкретных действий по сокрытию преступления и его отдельных обстоятельств. Поэтому здесь перед следователем возникают, как правило, следующие основные вопросы: было ли сокрытие преступления? как оно произведено? на что оно направлено?

Способы другой группы характеризуются тем, что преступник (иное лицо) не скрывает от расследования следов, указывающих на примененный им способ. Так, например, уничтожение следов пальцев рук тканью на полированной поверхности, стекле; нападение на потерпевшего в маскировочной одежде с маской; нейтрализация сопротивления со стороны отдельных лиц путем применения газа; использование сильно пахнущих веществ для ограничения либо вообще исключения возможности применения на месте совершения и сокрытия преступления служебно-розыскной собаки и др.

Таким образом, способы сокрытия преступлений можно классифицировать по степени возможности (очевидности) обнаружения их в процессе расследования на:

а) скрытые (неочевидные), осуществление которых не указывает на применение конкретного способа сокрытия;

б) явные (очевидные), осуществление которых указывает на применение конкретного способа сокрытия .

4. Форма поведения субъекта сокрытия преступления.

Сокрытие осуществляется посредством не только действий, но и бездействия. Активной формой противодействия являются, например, уничтожение следов на месте преступления, сокрытие трупа в труднодоступных местах; психическое и иное воздействие на свидетелей с целью дачи ими ложных показаний или отказа от них и др.

В число пассивных форм поведения субъектов сокрытия преступлений входят: отказ от дачи показаний; уклонение от явки в орган расследования и др. Анализ практики свидетельствует, что удельный вес пассивного противодействия по сравнению с активным очень маленький.

В зависимости от формы поведения субъекта способы сокрытия преступлений подразделяются на:

а) осуществляемые в активной форме;

б) реализуемые в пассивной форме .

5. Характер и форма проявления способов сокрытия преступления. Действующее уголовное законодательство определяет отдельные действия (бездействие), осуществляемые для сокрытия преступления в виде самостоятельных преступлений. В этой связи способы сокрытия можно разделить на:

а) проявляющиеся в криминальной форме и образующие самостоятельный по отношению к скрываемому преступлению состав преступления (например, должностной подлог, дачу взятки и т.д.);

б) проявляющиеся в некриминальной форме (например, заведомо ложные показания подозреваемого, обвиняемого, совершенные путем фальсификации сведений об отдельных обстоятельствах расследуемого преступления).

Предметом исследования криминалистов в последнее время становятся ранее не затрагиваемые некриминальные формы сокрытия преступлений. В частности, большие сложности возникают в процессе расследования экономических преступлений, когда налицо проявляется «круговая порука». Вовлекаемые в уголовный процесс свидетели практически одинаково, по сути «в один голос», говорят об одних и тех же обстоятельствах, которые, по их мнению, явились причиной наступивших общественно опасных последствий и при этом «выгораживают» фактически виновных. К таким лицам относятся и те, которые ранее не знали заподозренных в совершении преступления. Действия этих лиц формируются под влиянием общего мнения окружающих людей, складывающихся у них на работе и в быту отношений, а также в зависимости от субъективной оценки тех или иных событий, фактов криминального характера.

Способы сокрытия преступлений целесообразно классифицировать и по другим основаниям. По нашему мнению их можно также подразделить:

1. В зависимости от субъекта их исполнения на:

а) способы, осуществляемые субъектом преступления;

б) способы, осуществляемые иным лицом, не являющимся одновременно и субъектом преступления;

2. В зависимости от связанности и цельности входящих в них действий во времени на:

а) локальные, неразорванные во времени;

б) сквозные, разорванные во времени;

3. В зависимости от фактического совершения их на конкретный момент при расследовании преступлений на:

а) совершенные;

б) совершаемые;

в) несовершенные;

4. По степени вероятности осуществления в конкретной следственной ситуации на:

а) реально осуществимые в конкретной следственной ситуации;

б) возможно или вероятно осуществимые в конкретной следственной ситуации;

в) не реальные и невозможные в конкретной следственной ситуации;

5. В зависимости от количества субъектов являющихся, исполнителем способа сокрытия на:

а) способы, исполняемые одним лицом;

б) способы, исполняемые несколькими лицами;

6. В зависимости от их соотношения со способом совершения преступления и их целями на:

а) способ сокрытия преступления, целью которого является способствование достижению преступного результата. В данном случае этот способ входит в содержание способа совершения преступления. Цель способа совершения преступления является доминирующей и конечной. Цель способа сокрытия является второстепенной, промежуточной и относительно конечной по отношению к цели способа совершения преступления;

б) способ сокрытия преступления, целью которого является обеспечение уклонения от уголовной ответственности и наказания лица (лиц), совершившего преступление. Здесь способ сокрытия находится за пределами способа совершения преступления и представляет собой в механизме преступления относительно самостоятельное явление;

в) способ сокрытия преступления, как правило, разорванный во времени и имеющий одновременно две цели, охватываемые единым замыслом, - способствовать достижению преступного результата и уклонению от уголовной ответственности и наказания за общественно опасное деяние.

Такие способы наиболее характерны для хищений государственного и общественного имущества, совершаемых материально-ответственными и должностными лицами путем присвоения, растраты или злоупотребления служебным положением, а также других отдельных экономических и, как правило, латентных преступлений. В них доминирующей целью является достижение преступного результата. Однако реализация их на практике происходит после того, как определен общий образ действий по сокрытию хищения.

Как правило, для хищений и других латентных преступлений характерно в связи с этим следующее: они совершаются, когда у расхитителя (расхитителей) есть глубокая уверенность в том, что выполненные уже действия по сокрытию преступления будут реально завершены после достижения преступного результата.

Предложенное подразделение способов сокрытия преступлений позволяет при разработке криминалистических характеристик отдельных видов преступлений в зависимости от их специфики и решаемых при этом задач переносить центр тяжести на способы совершения преступления либо на способы их сокрытия.

В содержание единичного (отдельного) способа сокрытия преступления включаются действия, разные по своему характеру и форме, а также исполнителям, но объединяемые единой общей или частной задачей. При этом если действия преследуют несколько частных задач (объединяемых единой целью), то комплекс действий может быть разделен на части. Каждая из таких частей содержит действия, направленные на решение одной из частных задач. Поэтому представляется целесообразным различать в содержании сокрытия преступлений как в рамках способа совершения преступления, так и за его пределами, несколько видов способов сокрытия этого преступления. В силу отмеченного способы сокрытия преступлений целесообразно классифицировать на простые и сложные.

Простые, или элементарные, способы сокрытия преступления состоят из нескольких приемов, охватываемых единым замыслом и направленных на решение одной частной задачи.

Сложные, или комплексные, включают в свой состав два и более простых способа сокрытия преступления, которые охватываются единым замыслом и направлены на решение нескольких частных задач, объединенных общей целью. Такое деление способов сокрытия преступлений переносит центр тяжести на изучение простых способов сокрытия, а также существующие между ними связи.

В практической деятельности следует учитывать, что обнаруженные признаки способа сокрытия преступления не только на первоначальном, но и даже на последующих этапах его установления могут свидетельствовать о том, что он является простым или сложным. По мере установления способа сокрытия преступления раскрываются его содержание и форма. Причем, установив в процессе расследования преступления простой способ сокрытия преступления нельзя забывать, что он в последующем по истечении определенного времени может быть преобразован в сложный, если будут совершены действия по решению задач, ранее поставленных субъектом сокрытия, объединяемых одной общей целью. Характерно, что такие действия могут быть исполнены не только лицом, являющимся субъектом преступления, но и лицами, его не совершавшими. Поэтому, обнаружив способ сокрытия преступления и не установив полностью его содержание, а также причины и условия его зарождения и дальнейшего развития, нельзя с полной уверенностью говорить о том, каков он и какова его форма.

Следует иметь в виду, что все действия по сокрытию конкретного преступления часто не охватываются единым замыслом и совершаются не с одной общей для всех субъектов сокрытия целью, а с несколькими целями, которые по отношению к общей имеют противоречивый характер. Это препятствует объединению всех действий по сокрытию преступления в один способ сокрытия данного преступления. Выявление же и систематизация типичных, относительно самостоятельных, устойчивых, часто повторяющихся не только в рамках способа совершения преступления, но и за его пределами, как простых, так и сложных способов сокрытия разных видов и групп преступлений отвечает требованиям практики в борьбе с преступлениями.

Подразделение способов сокрытия преступлений по вышеуказанным основаниям на разные виды позволяет увидеть их многогранность, сложность. При этом следует отметить и особенно акцентировать внимание на то, что способам сокрытия, как и способам совершения преступлений, присуща устойчивость составляющих элементов, а также свойственна повторяемость. Последняя находится в прямой зависимости от тех условий, в которых исполняется тот или иной способ. Чем точнее и полнее они могут воспроизводиться, тем точнее и полнее будут повторяться и соответствующие способы. Практика показывает, что отдельные способы сокрытия преступлений повторяются не только в разных одно- и многоэпизодных преступлениях, но и даже в одном и том же преступлении. Причем такая повторяемость отдельных способов имеет место на разных территориях, в разных отраслях и сферах народнохозяйственного комплекса страны.

Отмеченные выше классификации в конечном счете являются частными, поскольку учитывают какой-либо один признак, встречающийся в способе сокрытия преступления. Для того, чтобы придать систематизации способов сокрытия отдельных видов, групп преступлений больший прикладной практический характер, представляется целесообразным исходить из следующего.

Криминалистическая классификация, как и любая другая научная классификация, представляет собой «особый случай применения логической операции деления объема понятия», заключающийся в «распределении предметов какого-либо рода на классы согласно наиболее существенным признакам, присущим предметам данного рода и отличающим их от предметов других родов. При этом каждый класс занимает в получившейся системе определенное постоянное место и, в свою очередь, делится на «подклассы» и выражает « раскрытие взаимной связи на основании определенных принципов (объективных, субъективных, координации, субординации и т.д.)» в «виде логически обоснованного расположения (или ряда)». В дополнение к этому следует отметить, что исчерпывающий характер криминалистической классификации, и в том числе способов сокрытия преступлений, означает, что она должна охватывать все ряды соответствующих объектов. Исключаемость криминалистической классификации предполагает, что каждый подпадающий под ее объект может одновременно находиться только в одном звене заданной классификации.

Таким образом, избрание основания классификации способов сокрытия преступлений обусловлено, с одной стороны, задачами, которые должны быть решены с ее помощью (показать максимальное количество сторон и свойств способов), а с другой - требованиями, предъявляемыми к ее построению. Представляется поэтому, что нельзя строить классификацию способов сокрытия преступлений, придерживаясь одного основания. Однако при этом следует согласиться и с тем, что нельзя строить одну и ту же классификацию и по нескольким основаниям, ибо некоторые способы будут одновременно в нескольких порядковых рядах.

Следовательно, исходя из изложенного, вряд ли возможна одна «универсальная» классификация многочисленных способов сокрытия преступлений, позволяющая вскрыть все их существенные стороны и при этом учесть требования, предъявляемые к ее построению.

В процессе исследования нами установлено, что значительное количество способов сокрытия отдельных видов преступлений (хищений, совершенных путем присвоения, растраты и злоупотребления служебным положением, самогоноварения, преступлений, связанных с наркотическими средствами, краж и др.) имеет « смешанный» характер. Они включают в свой состав как бы несколько относительно самостоятельных способов сокрытия. Это и закономерно. Ведь «смешанный» характер тех или иных способов сокрытия преступлений обусловлен многообразием причинно-следственных связей реальной действительности. На практике очень сложно, а подчас практически и невозможно, определить такой способ сокрытия, например, хищения, который не носил бы «смешанного» характера с другими способами. Ибо «... чистых явлений в природе не бывает». Поэтому, для того «чтобы понять отдельные явления, мы должны вырвать их из всеобщей связи и рассматривать изолированно». Все это, естественно, относится и к способам сокрытия преступлений. Для решения указанной задачи заметим, что почти по каждому факту хищения можно наблюдать сочетание нескольких относительно самостоятельных, обладающих устойчивостью структурных элементов действий по сокрытию преступлений.

Любой сложный и многоаспектный объект познания требует и его многостороннего описания. «Чем богаче определяемый предмет, то есть чем больше различных сторон представляет он для рассмотрения, тем более различными могут быть выставляемые на основе их определения». Поэтому задача состоит в том, чтобы построить классификацию, которая могла бы, с одной стороны, раскрыть максимальное количество свойств способов сокрытия преступления, а с другой - указать конкретные виды способов сокрытия, имеющие прямую связь с теми носителями информации (их признаками), которые встречаются на практике и могут быть обнаружены в разных следственных ситуациях.

Классификация способов сокрытия является одной из составных частей криминалистической характеристики преступлений наряду с классификацией способов совершения преступлений. Отдельные способы сокрытия входят на практике в содержание способов совершения преступлений. Вследствие этого может иметь место повторение одних и тех же форм способов в разных классификациях.

Отдельные действия, выполняемые лицами, не являющимися субъектами совершения и сокрытия преступлений, объективно способствуют наступлению преступного результата и уклонению виновного от уголовной ответственности и наказания. Действия как входящие в содержание способов совершения и сокрытия преступлений, так и объективно способствующие наступлению преступного результата и уклонению преступников от уголовной ответственности и наказания имеют в ряде случаев одинаковую форму.

На основании вышеизложенного представляется целесообразным выделять:

1) общую криминалистическую классификацию способов сокрытия преступлений;

2) криминалистические классификации способов сокрытия отдельных видов и групп преступлений.

Первая классификация позволит отражать в ней разные общие свойства и признаки этих способов. Основополагающим началом ее может быть содержательная сторона сокрытия преступления.

Основополагающие начала классификаций способов сокрытия отдельных видов и групп преступлений могут быть различными и должны отражать специфику конкретного вида преступлений с учетом решаемых с их помощью научных и практических задач. Например, для отдельных видов преступлений, преследуемых по линии уголовного розыска, особенно против личности, в качестве общего основания классификации способов сокрытия преступлений, может быть вид оставляемых следов - материальных и идеальных.

Для хищений государственного или общественного имущества таким основанием можно рассматривать исчерпывающий перечень стадий (этапов) хозяйственной деятельности - выращивания (добыча, отлов, отстрел), хранения, заготовки, переработки (изготовления), реализации, использования (эксплуатации), транспортировки сырья, полуфабриката и готового конечного изделия.

Данные классификации позволяют приблизить криминалистические рекомендации к конкретным следственным ситуациям, возникающим при расследовании отдельных видов преступлений.

В качестве наглядного примера приведем следующий фрагмент из классификации способов сокрытия хищений.

Для сокрытия недостачи и решения других задач, связанных одновременно с достижением преступного результата и уклонения расхитителя от уголовной ответственности могут иметь место следующие типичные способы:

1. На стадии переработки сырья (изготовления полуфабриката и готового конечного изделия):

а) изменение технологического процесса за счет его ускорения, замедления, пропуска отдельных операций;

б) частичное недовложение в переработку предусмотренного стандартами, техническими условиями и т.п. сырья и использование более дешевого или низкого качества, а также его заменителей, дополнителей;

в) вложение в переработку неучтенного по документам сырья;

г) составление фиктивных документов на повторную либо дополнительную переработку сырья;

д) изъятие из перерабатывающих агрегатов отдельных блоков или их частей (протирок, фильтров и т.д.).

2. На стадии транспортировки:

а) отражение в документах условий, в которых продукция фактически не транспортировалась (указание на неисправность холодильной установки, отсутствие тента, завышение длительности перевозки и т.д.);

б) использование тайников для укрытия излишков продукции;

в) использование фиктивных документов на перевозимую продукцию либо ее часть в случае проверки количества груза в автомашине;

г) инсценировка кражи, ограбления в пути;

д) извлечение продукции из контейнера и иной тары с последующим восстановлением пломб с проволочными или иными креплениями, использованием для этих целей предлога, что при транспортировке повреждена пломба либо упаковка тары по объективным причинам (например, из-за плохой дороги).

В качестве других оснований классификации способов сокрытия, тех же хищений, являющихся специфическими и присущими именно этому виду преступлений, может быть процесс передачи товарно-материальных ценностей и денежных средств между несолидарными материально-ответственными лицами, операции по определению количества и качества продукции и другие.

Как мы уже отмечали, очень важное практическое значение имеет при систематизации способов сокрытия отдельных преступлений установление связи между этими способами и их признаками (носителями информации) на практике. Поиск и обнаружение на практике таких признаков позволяют строить версии о способах сокрытия преступления. Такими признаками могут выступать орудия и средства, используемые при совершении и сокрытии преступлений (тара, измерительные приборы и приспособления к ним), операции, осуществляемые с документами, предусмотренные ведомственными нормативными актами инвентаризации, ревизии и другое. Например, с тарой могут быть связаны следующие способы сокрытия хищения:

а) установка (вместо недостающей продукции) тары, в которой якобы находится продукция, указанная в маркировке;

б) смешивание тары разных номеров одного и того же вида в данной партии продукции;

в) несоблюдение требований стандарта при выборе тары для определения среднего веса ее единицы в общей партии;

г) использование немаркированной тары;

д) постоянное или временное использование единиц тары большего или меньшего веса для определения среднего веса такой единицы в одной партии;

е) разукомплектование тары для уменьшения ее веса и создания тем самым возможности увеличить вес продукции (нетто) в общем весе (брутто).

При использовании измерительных приборов применяются следующие типичные способы сокрытия хищений:

а) неправильная установка, расположение продукции либо тары с продукцией, или одной тары на площадке (чаше) весов;

б) использование неотрегулированных, неисправных, невыверенных весов, а также непригодных противовесов;

в) постоянное или временное сбивание весов с регулировки;

г) использование весов, не предназначенных для конкретного веса;

д) использование при определении количества продукции различных предметов (например, магнитов);

е) постоянное применение гири или иного противовеса без его снятия перед каждым взвешиванием;

ж) чрезмерно поспешное снятие груза с площадки (чаши) весов до остановки их стрелки (иного указателя).

Анализ приведенных и иных точек зрения ученых криминалистов относительно решения проблемы сокрытия (способа сокрытия) преступления позволяет сделать следующие обобщения и выводы.

Учеными, занимавшимися исследованием проблем способа совершения, сокрытия преступления, не отрицается возможность существования «самостоятельного» способа сокрытия преступления. Однако до настоящего времени среди криминалистов, включая даже тех, которые провели специальные исследования сокрытия отдельных видов преступлений, нет еще достаточно ясного и четкого представления о способе сокрытия преступления, как о «самостоятельной категории» и, следовательно, требуются дальнейшие исследования в этом направлении. Одной из причин тому является неполная завершенность разработки понятийного аппарата форм противодействия правосудию.

По нашему мнению, при выявлении, раскрытии, расследовании и предупреждении преступлений противодействие правосудию проявляется в следующем:

1) осуществляются действия (бездействие) по сокрытию преступления;

2) исполняются действия по уклонению от уголовной ответственности и наказания за совершенное преступление;

3) выполняются действия (бездействие) лиц, объективно способствующие достижению преступного результата и (или) уклонению от уголовной ответственности и наказания лица (лиц), совершившего преступление, но при этом указанные лица преследуют отличительные цели по отношению к наступившим (наступающим).

Кроме этого, проявляются (наступают) последствия (условия), объективно противодействующие установлению необходимых обстоятельств общественно опасного деяния и привлечению всех виновных в нем к уголовной ответственности и наказанию. Данные условия проявляются в реальной действительности независимо от воли и желания человека. Под воздействием климатических условий, времени и т.д. на практике имеют место необратимые процессы изменения следов не только материального, но и идеального порядков.

Связующими элементами в механизме умышленного преступления являются следующие виды действий (бездействия):

1) действия по подготовке к совершению преступления;

2) действия по непосредственному совершению преступления;

3) действия по сокрытию преступления, осуществляемые со следующими целями:

- подготовка к совершению преступления;

- достижение преступного результата;

- сокрытие совершенного преступления;

4) действия по уклонению от уголовной ответственности;

5) действия (бездействие), объективно способствующие подготовке к совершению преступления;

6) действия (бездействие), объективно способствующие сокрытию подготовки к совершению преступления;

7) действия (бездействие), объективно способствующие непосредственному совершению преступления;

8) действия (бездействие), объективно способствующие сокрытию совершенного преступления;

9) действия (бездействие), объективно способствующие уклонению преступника от уголовной ответственности и наказания за содеянное.

В механизме преступления следует отличать и действия (бездействие), препятствующие наступлению преступного результата и уклонению преступника от уголовной ответственности и наказания за содеянное. Здесь имеются в виду действия потерпевшего, очевидцев преступления и других лиц, заинтересованных в недопущении преступления (его отдельного эпизода) и уклонении преступника от уголовной ответственности и наказания за содеянное. Такие действия могут осуществлять даже соучастники преступления, субъекты его сокрытия.

Разный набор и сочетание вышеуказанных действий (п.п. 1-9) обеспечивает и способствует достижению следующих целей:

1) только достижению преступного результата;

2) только сокрытию преступления и уклонению преступника от уголовной ответственности и наказания за содеянное преступление;

3) только уклонению от уголовной ответственности и наказания за содеянное;

4) одновременно достижению преступного результата, сокрытию преступления и уклонению преступника от уголовной ответственности и наказания за содеянное преступление.

В механизме умышленного преступления следует различать следующие способы:

- способ совершения преступления;

- способ сокрытия преступления;

- способ уклонения от уголовной ответственности и наказания.

Для сокрытия преступления характерно следующие:

- может иметь место в механизме преступления как в рамках способа совершения преступления, так и за его пределами;

- может осуществляться как преступником, так и лицом, не совершавшим преступления либо его конкретного эпизода;

- может осуществляться как одним лицом, так и несколькими лицами;

- может охватываться и не охватываться единым замыслом;

- может иметь разные промежуточные, противоречивые, исключающие друг друга цели по отношению к конечным: достичь преступный результат и уклониться всем виновным в совершении преступления от уголовной ответственности;

- осуществляется посредством действий (бездействия);

- может самостоятельно иметь уголовно правовую квалификацию;

- может реализовываться путем действия или бездействия и проявляться в виде приемов, способов;

- представляет собой совокупность (комплекс) способов, приемов.

По нашему мнению, на основании изложенного и анализа практики раскрытия и расследования, исследованных отдельных видов преступлений способ сокрытия как структурный элемент способа совершения преступления представляет собой один из компонентов системы умышленных действий преступника (преступников), детерминированной подготавливаемым, реализуемым способом совершения преступления, условиями внешней среды и качествами личности (личностей), связанными с избирательным использованием соответствующих орудий, условий места и времени, способствующей вместе с другими элементами способа совершения преступления достижению преступного результата.

Следовательно, как составная часть сокрытия, находящаяся за пределами способа совершения преступления, способ сокрытия есть система действий (бездействия) преступника (преступников) и иных лиц, детерминированная реализованным способом совершения преступления, условиями внешней среды и качествами личности (личностей), связанными с избирательным использованием соответствующих орудий, условий места и времени, направленная на полное или частичное уклонение виновного (виновных) от уголовной ответственности и наказания за содеянное.

Учет вышеизложенного позволяет дать следующее определение сокрытия преступления: совокупность (комплекс) способов, приемов, осуществляемых умышленно путем действия (бездействия) преступником (преступниками) для достижения преступного результата, и (либо) уклонения от уголовной ответственности и наказания, а также иными лицами с целью уклониться виновному (виновным) от уголовной ответственности и наказания за совершенное общественно опасное деяние.

4. Механизм преступления

Сегодня с полной уверенностью можно констатировать, что основным, центральным, синтезирующим компонентом общественно опасного деяния является механизм преступления. Он имеет существенное значение для понимания закономерностей процесса подготовки, совершения и сокрытия преступления, системного движения и преобразования действий преступника и иных лиц, причастных к общественно опасному деянию. Механизм преступления, как показывает практика, всегда обусловлен рядом факторов криминальной ситуации, серьезным образом влияющих на установление истины по уголовному делу. Практически он имеет связи и соприкасается со всеми элементами состава преступления и институтами уголовного, уголовно-процессуального права, регламентирующими и определяющими порядок, правила, условия расследования, вид, форму, размер наказания за содеянное и т.п.

Термин «механизм преступления» как в теории, так и на практике все чаще стал применяться в последние годы. Учеными однозначно подчеркивается важная роль сведений о нем в выявлении, раскрытии, расследовании и предупреждении преступлений. При этом следует отметить, что вопросы о понятии, содержании и особенно соотношении со способами совершения и сокрытия преступления трактуются неоднозначно.

В криминалистике в процессе исследования обозначенной проблемы вслед за термином «механизм преступления» стали использовать термины: «механизм расследуемого события», «механизм совершения преступления», а затем предложили ввести - «криминалистический механизм преступления».

Не ставя в данной работе перед собой задачу детально проанализировать вкладываемые в данные термины понятия, ограничимся рассмотрением только принципиальных вопросов, связанных с понятием, содержанием, назначением в криминалистическом аспекте «механизма преступления».

А.Н. Васильев под механизмом преступления предложил понимать «процесс совершения преступления, в том числе его способ и все действия преступника, сопровождающиеся образованием следов материальных и нематериальных, могущих быть использованными для раскрытия и расследования преступления».

В несколько более абстрактной форме определяет механизм преступления В.А. Образцов, который считает, что это «реализуемая в определенных условиях, выражении, направленности и последовательности динамическая система противоправных поведенческих актов и обусловленных ими явлений, имеющих криминалистическое значение».

В.К. Гавло считает, что криминалистический механизм преступления - «взаимодействующая система элементов криминалистической характеристики, отражающая процесс совершения, образования его следов, имеющих значение для установления по делу истины».

При решении вопроса о правильности и целесообразности включения или невключения этих терминов в научный аппарат криминалистики целесообразно исходить из следующего:

1. Термин «механизм преступления» охватывает более широкое и присущее именно ему содержание, чем термины «механизм расследуемого события», «механизм совершения преступления».

2. «Механизм преступления» в целом как самостоятельная юридическая категория, не имеет уголовно-правовой и уголовно-процессуальной оценки в действующем законодательстве и не разрабатывается в теории уголовного и уголовно-процессуального права.

3. Предложенное понятие «криминалистического механизма преступления» сегодня имеет, на наш взгляд, дискуссионный и спорный характер. В частности, необходимо отметить, что взаимодействуют не элементы криминалистической характеристики в виде данных или сведений о способе, месте, орудиях и т.д., а сами орудия, способы, место, обстановка и т.д. преступления.

Непонятно из предложенного определения, какие элементы из криминалистической характеристики включены в механизм данного преступления. Следует ли понимать, что в понятие «криминалистического механизма преступления» должны включаются все элементы криминалистической характеристики либо только структурные. Причем, ряд элементов, относимых разными учеными к криминалистикой характеристике, имеет дискуссионный характер. Например, как будут рассматриваться во взаимодействии в этом механизме такие включаемые учеными элементы криминалистической характеристики, как исходные данные о преступном событии, информация о направлениях, путях и средствах установления преступника и каких-либо иных элементах, относящихся к расследованию преступления, описание типичных свойств и черт субъектов расследования преступления, распространенной преступного деяния, описание состояния и значения борьбы с данными видами преступлений и т.д.?

Не исключая, в принципе, возможность введения в научный аппарат криминалистики термина «криминалистический механизм преступления» полагаем, что приведенные В.К. Гавло определение этой категории и его обоснование являются недостаточно убедительными. Здесь, в первую очередь, следует учитывать, что механизм преступления имеет свою уголовно-правовую и уголовно-процессуальную основу, которая должна рассматриваться с криминалистических позиций.

Понятие механизма преступления внешне сходно с уголовно-правовым понятием объективной стороны преступления, охватывающим преступное деяние, причиненные им последствия и причинную связь, существующую между ними. Однако последнее имеет совершенно иной смысл. Его назначение заключается в анализе общественной опасности, противоправности и т.д. совершенного и расследованного преступления. Данный анализ предполагает раздельное рассмотрение под специфическим углом зрения объекта, субъекта, объективной и субъективной сторон преступления.

Близким по смыслу понятию «механизмом преступления» является понятие «механизма преступного поведения».

Как известно, преступление определяется в уголовном праве как предусмотренное гипотезой действующих на соответствующей территории и в определенное время норм Общей и Особенной частей Уголовного кодекса Республики Беларусь отношение физического, вменяемого, достигшего установленного возраста, выразившееся в умышленном или неосторожном причинении или создании реальной угрозы причинения физического, имущественного, морального или иного вреда личности, обществу или государству в результате совершенного лицом запрещенного действия или бездействия. Из этого определения следует, что речь идет о внешне выраженном акте человеческого поведения, который причинил ущерб объекту посягательства или поставил его в угрозу причинения вреда.

Криминологов, изучающих причины и условия преступлений, интересует здесь не указанный акт сам по себе, а предшествующие ему объективные и субъективные обстоятельства, с которыми были связаны возникновение мотива, постановка целей, выбор средств, принятие субъектом будущего преступления решений и т.д. Все эти обстоятельства в процессе формирования еще не образуют состава преступления как уже завершенного акта. В силу этого они включаются криминологами в понятие преступного поведения, которое охватывает как понимание преступного намерения, так и его осуществление.

Преступное поведение есть процесс, развертывающийся в пространстве и времени и включающий объективные внешние действия, образующие состав преступления, и предшествующие им психологические явления и процессы, которые детерминируют их совершение.

Одним из аспектов изучения преступного поведения является анализ его механизма. Под ним понимается «связь и взаимодействие внешних факторов объективной действительности и внутренних, психических процессов и состояний, детерминирующих решение совершить преступление, направляющих и контролирующих его исполнение».

Механизм преступного поведения представляет собой динамичное явление. В самом общем виде он характеризуется как «переработка личностью воздействий внешней среды на основе социальной и генетической информации, формирование отношения к деятельности и деятельность, определяемая психическими процессами и воспрещенная уголовным законом». Внутренние личностные элементы механизма преступного поведения представляют собой психические процессы и состояния, рассматриваемые в динамике. При этом они рассматриваются не изолированно, а во взаимодействии с факторами внешней среды, которые детерминируют это поведение.

В.Н. Кудрявцев выделяет в механизме преступного поведения три основных звена:

1) мотивацию преступления;

2) планирование преступных действий;

3) исполнение преступления и наступление общественно опасных последствий.

В первое звено, по его мнению, входят потребности личности, ее жизненные планы, интересы, которые во взаимодействии с системой ценностных ориентаций личности порождают мотивы преступного поведения. Во втором звене механизма преступного поведения мотивация конкретизируется в плане совершения противоправного поступка. Субъект определяет непосредственные цели и объекты своих действий, а также средства, место и время совершения преступления, принимая соответствующие решения. Третье звено представляет собой непосредственное совершение преступления. Оно охватывает как преступные действия (бездействие) субъекта, так и наступление преступного результата. Здесь, по сути, преступное поведение совпадает с преступлением по внешним актам общественно опасного противоправного поведения. Следовательно, все действия (поведенческие, вербальные, материальные), которые совершаются преступником после наступления преступного результата и могут проявляться, в одних случаях до истечения сроков давности привлечения к уголовной ответственности и наказанию, в других - до момента вступления приговора в законную силу, находятся за пределами механизма преступного поведения.

Понятие механизма преступления также следует отличать и от понятия механизма следообразования. В самом общем криминалистическом смысле в понятие механизма преступления включена вся совокупность факторов, обуславливающих возникновение носителей, и, естественно, источников информации. Одним из важнейших факторов такого рода является деятельность человека, которую целесообразно рассматривать не только как физические действия человека с предметами, но и с точки зрения ее социально-психологического содержания (мотивации, эффективности и т.п.).

По мнению В.Я. Колдина, разграничение механизма следообразования и механизма (расследуемого) преступления позволяет наметить общую методику (алгоритм) декодирования (прочтения) информации о расследуемом событии, содержащейся в следах преступления.

В содержание данной методики он включает:

1) построение общей модели механизма преступления (расследуемого события) на основе исходной информации;

2) исследование механизма следообразования отдельного следа преступления;

3) исследование соответствия конкретного механизма следообразования данному механизму события и выяснение его места в общей системе расследуемого события.

Механизм следообразования существенно влияет на объем криминалистической информации. Так, например, следы статические более информативны, чем следы динамические. Если первые позволяют судить о форме и размерах следообразующей поверхности, а также ее рельефе и микрорельефе, то вторые чаще всего дают представление только о микрорельефе рабочей грани. Следы локального воздействия, когда энергия действует непосредственно через предмет, способны передать больше информации о предмете, чем следы периферического воздействия, отображающие обычно лишь контуры объекта.

Механизм преступления необходимо отличать от близкого к нему понятия «способ совершения преступления». В механизме умышленных преступлений способ действий преступника представляет ведущую подсистему, обуславливающую возникновение источников информации. Эта система взаимодействует и с рядом подсистем: действиями потерпевшего, системами охраны, задержания и др. Рассматривая в данном спектре механизм неосторожных преступлений типа ДТП, аварий, взрывов, пожаров, обвалов и т.п., о «способе совершения преступления» можно говорить лишь условно, имея в виду привлекаемых к ответственности лиц за наступившие общественно опасные последствия. При характеристике неосторожных преступлений существует необходимость исследования причинной связи действия или бездействия, повлекшего наступление общественно опасных последствий.

Механизм преступления представляет собой наиболее общую и универсальную систему взаимодействия материальных объектов и процессов, характеризующую его структуру и обуславливающую возникновение источников криминалистической информации.

По мнению В. Я. Колдина, в самом общем виде структура механизма преступления может быть представлена в форме взаимодействия следующих четырех материальных подсистем: субъекта, предмета, орудия (средств), места (обстановки) преступления. При этом он считает, что особенностью организации такой структуры является то, что каждая из указанных подсистем находится во взаимодействии со всеми другими. В результате такого взаимодействия формируется своеобразный «крест следов».

Здесь следует учесть и акцентировать внимание на то, что связующими элементами данных подсистем являются в значительной степени способы совершения и сокрытия преступлений, а также действия (бездействие) лиц, причастных к этим общественно опасным деяниям. Без учета отмеченных связующих элементов вышеуказанные подсистемы не смогут выполнять той функциональной нагрузки, которая предполагается при разработке рекомендаций по повышению эффективности раскрытия, расследования и предупреждения преступлений.

Следует согласиться с тем, что концепция механизма преступления, основанная на идее взаимодействия материальных подсистем и связующих ее элементов, имеет право на существование. Действительно она значительно плодотворнее и результативнее в информационном и методическом смысле относительно традиционной концепции способа действий преступника, оставляющего следы в окружающей обстановке.

Современный уровень исследований в криминалистике, посвященных проблеме обратного и встречного взаимодействия, позволяет сделать вывод о том, что одностороннее преступное поведение не может рассматриваться как полная и совершенная модель механизма формирования источников криминалистической информации. Каждый элемент системы может представлять сложную подсистему (например, предмет преступления, обстановка преступления и т.д.). С учетом этого открывается возможность для более детального в необходимых случаях анализа взаимодействия материальных объектов в процессах, приводящих к формированию источников криминалистической информации.

Механизм преступления охватывает не только центральный этап деяния - совершение преступления, но и другие этапы (начальный или подготовительный, конечный, на котором доминирующее место занимает противодействие раскрытию и расследованию преступления). Каждому из них присущи свои механизмы деяния, которые могут функционировать как в общей системе механизма преступления по реализации преступного замысла, так и самостоятельно как его подсистемы, что особенного характерно, когда достигнут преступный результат, и сокрытие преступления осуществляется несколькими лицами несогласованно.

В соответствии с нормами уголовного и уголовно-процессуального законодательства, доказыванию в процессе расследования подлежат:

- событие преступления (время, место, способ и другие обстоятельства преступления);

- ряд обстоятельств (элементов) преступления, закрепленных в ст.ст. 61, 62 УПК РБ (ст.ст. 89, 90 проекта нового Уголовно-процессуального кодекса Республики Беларусь), включая по сути причины и условия, способствующие совершению и сокрытию преступления.

Исходя из этого, следует отметить, что установлению подлежат условия, в которых сформировался мотив на совершение преступления. Данное обстоятельство позволяет сделать вывод о том, что в качестве отправной точки механизма умышленного преступления можно рассматривать момент (время) возникновения мотива и цели совершения преступления. Следовательно, данная отправная точка может обозначать начальный этап механизма преступления. Окончанием этого этапа следует признать момент покушения на преступление. Если более точно определять границу окончания начального, или подготовительного, этапа, то это будет, исходя из теории уголовного права, момент начала неоконченного покушения на преступление. Говорить о том, что в конкретной ситуации имеет место механизм подготовительного, или начального этапа умышленного преступления, будет правильным лишь, после того, как имело место покушение на преступление и появится возможность утверждать о наличии преступления со всеми вытекающими из этого юридическими последствиями.

Если виновным выполнены все действия, включенные законодателем в описание объективной стороны соответствующего преступления, но не наступило общественно опасное последствие, необходимое для наличия состава этого преступления, налицо оконченное покушение. При неоконченном покушении выполнена лишь часть действия, могущего повлечь такое последствие.

Во всех случаях при разграничении указанных видов покушения следует исходить из того, что при неоконченном покушении преступный результат не только не наступает, но и не может наступить, ибо виновным еще не окончено совершение действия, необходимого для причинения этого результата. При оконченном же покушении общественно опасное последствие могло наступить, если бы этому не помешали какие-либо обстоятельства.

В качестве границ центрального этапа механизма умышленного преступления «непосредственного его совершения» будут выступать, с одной стороны, момент покушения на преступления, а с другой - момент, когда преступление признается оконченным.

В уголовном праве отличают оконченное преступление от оконченного покушения. При покушении отсутствует общественно опасное последствие, являющееся элементом объективной стороны преступления. Однако это не означает, что при покушении вообще нет вредных последствий. Такими последствиями могут быть, например, телесные повреждения, при покушении на убийство. Однако их наступление не превращает содеянное в оконченное преступление, ибо для признания убийства оконченным преступлением закон требует обязательного наступления не любых вредных последствий, а того, которое является элементом объективной стороны данного преступления (смерти).

При разграничении покушения и оконченного преступления нужно руководствоваться не только определением покушения, содержащимся в ст. 15 УК РБ (ст.14 нового Уголовного кодекса Республики Беларусь), но и учитывать особенности конструкции соответствующего состава преступления.

Ответственность за покушение на преступление наступает по той же статье Особенной части Уголовного кодекса Республики Беларусь, что и за оконченное преступление, со ссылкой на данную статью.

Заключительный этап механизма преступления начинается с момента оконченного преступления и может иметь несколько разных моментов окончания. В качестве наиболее отдаленного момента механизма может выступать момент истечения сроков давности привлечения за содеянное к уголовной ответственности и наказанию. Наряду с ним другими моментами, позволяющими четко обозначить заключительную границу механизма преступления, могут выступать следующие:

- момент утраты преступлением общественной опасности. С этого времени лицо не может быть привлечено к уголовной ответственности и наказанию за совершенные им ранее действия (бездействие);

- момент утраты лицом, совершившим преступление общественной опасности;

- момент наступления смерти лица, совершившего преступление;

- некоторые иные моменты (обстоятельства), закрепленные в законодательстве Республики Беларусь и предусматривающие переход преступления в другую форму, не влекущую за собой уголовную ответственность и наказание для определенных лиц.

Результаты изучения практики показывают, что в механизме конкретного преступления может быть не один, а два и более способов совершения преступления, обусловленных конкретными условиями (факторами) совершения и сокрытия преступления. При этом способы могут быть направлены не на один, а на несколько объектов преступления. Такими, например, являются сложные механизмы преступлений, направленные на кражи государственного и общественного или личного имущества граждан, сопровождающиеся убийством, дачей взяток и т.д. В одних ситуациях они осмыслены и продуманы заранее и включаются в механизм преступления до его совершения, в других - возникают по ходу совершения и сокрытия преступления. Общим для них является то, что преступник (преступники) как бы сознает механизм общественно опасного деяния и на протяжении всего хода преступления не пассивно, а активно управляет им, достигая конечной цели путем применения новых способов, ранее не планируемых.

Естественно, что при совершении многоэпизодного преступления имеют место также несколько объектов преступного посягательства. Однако они по отношению к приведенному выше примеру являются однородными, хотя способы совершения этих эпизодов могут быть отличительными друг от друга по многим показателям (например, совершение эпизодов одинаковым и разным количеством соучастников).

В связи с тем, что механизм преступления функционирует в определенной обстановке преступления и характеризует сложные пространственно-временные и иные закономерные связи (устойчивые, существенные, необходимые, локальные и др.), то в окружающей среде он оставляет типичные для него следы преступления. Практически они присущи каждому из элементов криминалистической характеристики отдельных видов и групп преступлений. Установить и познать механизм преступления по его следам можно при изучении других элементов криминалистической характеристики, органически связанных с событием преступления.

В криминалистической характеристике целесообразно рассматривать каждую подсистему механизма преступления и каждый ее элемент не только в аспекте одностороннего отражения (например, действия лица совершающего разбойное нападение и вызванные ими следы разбоя на месте преступления. Рассмотрение должно осуществляться с учетом многостороннего и встречного отражения, при котором каждый элемент системы прямо или опосредованно отражает каждый другой связанный с ним элемент (например, на теле, одежде, обуви преступника, использованных им орудиях совершения и сокрытия преступления). При учете взаимодействия подсистем механизма преступления и образующих их элементов, а также возникающих в результате этого «встречных» связей и следов создаются хорошие предпосылки, позволяющие увеличить информационную криминалистическую значимость материальных элементов преступления как источников информации при расследовании.

С точки зрения Р.С. Белкина, механизм преступления представляет собой сложную динамическую систему, основными элементами которой выступают:

- субъект преступления;

- отношения субъекта преступления: к своим действиям, их последствиям, к соучастникам;

- предмет посягательства;

- способы совершения как система детерминированных действий;

- преступный результат;

- место, время, и другие обстоятельства, относящиеся к обстановке преступления;

- обстоятельства, способствующие или препятствующие совершению преступления;

- поведение и действия лиц, оказавшихся случайными участниками (активными или пассивными) события;

- связи и отношения между действиями (способом преступления) и преступным результатом, между участниками события, между действиями и обстановкой, субъектом преступления и предметом посягательства и т.д.

По нашему мнению, на основании изложенного выше в качестве элементов механизма преступления целесообразно рассматривать наряду с выделенными, Р.С. Белкиным и другие, входящие в предмет доказывания по уголовному делу. К их числу целесообразно отнести:

- объект и предмет сокрытия преступления;

- субъект сокрытия преступления, не являющийся субъектом преступления либо его отдельного эпизода;

- способ сокрытия преступления, находящийся за пределами способа совершения преступления;

- результат сокрытия преступления (проявляющийся после наступления преступного результата);

- результат уклонения от уголовной ответственности и наказания;

- обстоятельства, способствующие или препятствующие сокрытию преступления и уклонению преступника от уголовной ответственности и наказания;

- место, время, и другие обстоятельства, относящиеся к обстановке сокрытия преступления;

- отношение субъекта сокрытия преступления, не являющегося субъектом преступления или его отдельного эпизода, к своим действиям, их последствиям; к субъекту преступления и иным субъектам его сокрытия;

- связи и отношения между действиями (способами совершения и сокрытия преступления) преступным результатом, результатами сокрытия и уклонения от уголовной ответственности и наказания, между участниками события, между действиями и обстановкой, субъектом преступления и предметом посягательства и т.д.

Существенная криминалистическая информация должна содержаться в данных о механизме преступления, характеризующих последовательную «технологическую» сторону события преступления. Эта система данных, описывающих, главным образом, временной и динамический порядок связи отдельных этапов, обстоятельств, факторов, подготовки, совершения и сокрытия следов преступления, позволяющих воссоздать картину процесса его совершения. Уяснение последовательности совершения преступления в числе другой информации о механизме позволяет правильно разобраться в деталях расследуемого события, и на этой базе определить оптимальные способы выявления звеньев причинной цепи по расследуемым делам, особенности их взаимодействия, а также выявить возможные места остальных недостающих материальных и идеальных следов. В силу того, что данные о механизме преступления больше всего собираются при активном динамическом характере взаимодействия причинно-следственных связей предметов, явлений и людей в процессе преступного деяния, значимость данных о механизме преступления как элементе криминалистической характеристики для разных преступлений неодинакова. Для преступлений с достаточно выраженным вовне характером взаимодействия в процессе его совершения предметов, явлений и людей сведения о механизме данного процесса обычно являются важными элементами криминалистической характеристики этих преступлений. Для преступлений же, в картине которых мало динамики, сведения о механизме могут иметь второстепенное значение.

Заключение

На основании анализа действующего и проектов нового законодательства криминального цикла Республики Беларусь и Российской Федерации, изучения научных работ, посвященных разработке понятийного аппарата о преступлении, в целом и его структурных компонентах, а также результатов исследования практики предупреждения, выявления, раскрытия и расследования отдельных видов (групп) преступлений, представляется целесообразным сделать следующие выводы и предложения.

1. Преступление как негативное социально опасное явление рассматривается с разных сторон и имеет при характеристике социологический, криминологический, нравственно-этический, криминалистический и иные аспекты.

В юридической науке вопросы о понятии, сущности, структуре, видах, формах и т.п. преступления, его отдельных элементах (компонентах) рассматриваются главным образом в рамках уголовного права, криминологии, криминалистики, ОРД ОВД и, соответственно, в уголовно-правовой, криминологической, криминалистической и оперативно-тактической характеристиках преступления.

На базе этих характеристик, а также комплексов знаний о рассматриваемом предмете познания (преступлении и его составляющих элементах) из юридической психологии, уголовно-процессуального, уголовно-исполнительного права и некоторых других наук и дисциплин формируется в целом характеристика преступления, его видов и групп. Для каждой из вышеуказанных характеристик, исходя из предмета конкретной науки, вытекают общие и частные задачи - криминологические, оперативно- тактические и т.д. Эти задачи в конечном итоге по сути своей совпадают, хотя и решаются под своим специфическим углом зрения. Это бесспорно, так как основная часть юридических наук и дисциплин призвана способствовать эффективному решению проблемы борьбы с преступностью путем своевременного и качественного предупреждения, выявления, раскрытия и расследования преступлений, перевоспитания осужденных и устранения в этом процессе причин и условий, способствующих совершению и сокрытию любого вида общественно опасных деяний.

Уголовно-правовая характеристика формируется на основе анализа признаков преступлений, имеющих значение для решения вопроса о наличии состава преступления, правильной юридической квалификации содеянного, выяснения других уголовно-правовых вопросов, в том числе разрешаемых при постановлении приговора.

Криминологи исследуют причины, состояние, динамику, структуру преступности. Криминологическая характеристика содержит систематизированные сведения, имеющие значение при уяснении причин и условий, способствующих совершению уголовно наказуемых правонарушений и принятию необходимых мер по их устранению.

Представители криминальной (юридической) психологии анализируют преступление с точки зрения особенностей психологических процессов, психического состояния и проявления психических свойств личности в условиях совершения, сокрытия преступлений. Психологическая характеристика преступления предназначается для того, чтобы способствовать на практике более глубокому анализу элементов субъективной стороны преступления и изучению личности преступника, помогает по преступным действиям и их последствиям более полно и точно исследовать цели и мотивы преступления, составить более четкое и правильное представление о психическом статусе лица, совершившего преступление, потерпевших, типичных группах свидетелей по отдельным видам преступлений и другие.

Безусловно, отмеченные характеристики в определенной степени взаимосвязаны, рассматривают некоторые одинаковые элементы, но в разном плане (например, личность преступника). В практической деятельности по выявлению, раскрытию, расследованию и предупреждению преступлений данные характеристики используются в комплексе.

2. Криминалистическая характеристика отдельного вида (группы) преступлений представляет собой комплекс (систему) криминалистически значимой информации о преступлении и его составляющих элементах, разрабатываемый и используемый для повышения эффективности деятельности правоохранительных органов при предупреждении, выявлении, раскрытии и расследовании общественно опасных деяний. Данная характеристика имеет по своему назначению собирательный характер и является по существу обобщающей характеристикой преступления.

Криминалистическая характеристика преступлений представляет собой своеобразное системно-структурное образование со всеми присущими ему свойствами. Обоснование этого базируется на том, что криминалистическая характеристика преступлений фактически является и должна рассматриваться в качестве специфической подсистемы, составляющей часть более общей системы - характеристики преступлений в целом. Она обладает определенной целостностью и состоит из отдельных элементов, объединенных на основе единого критерия качества. Конкретные элементы (подструктуры) криминалистической характеристики преступлений, находящихся между собой во взаимосвязи, взаимообусловленности. Они задают новые качественные показатели всей системе в целом и при этом отличаются между собой и отличают данную систему от других систем в рамках общей.

3. Криминалистическая характеристика преступлений имеет присущие ей: форму, содержание, объем, систему, структуру, сущность, назначение, другие признаки, которые отличают ее от иных видов характеристик общественно опасных деяний.

4. В криминалистическую характеристику отдельных видов (групп) преступлений входят следующие элементы, содержащие сведения (данные) о:

- видах характеризуемого преступления;

- связи характеризуемого преступления с другими (включая и те, которые совершаются для сокрытия характеризуемого);

- связи характеризуемого преступления с административными правонарушениями, а также нарушениями финансовой, технологической, трудовой и иной дисциплины;

- объекте и предмете преступления (включая жертву преступления);

- криминалистической структуре преступления;

- механизме преступления;

- способах совершения преступления;

- сокрытии преступления и способах сокрытия преступления;

- способах уклонения от уголовной ответственности и наказания виновного (виновных) за содеянное;

- действиях (бездействии) лиц, объективно способствующих наступлению преступного результата, и (или) сокрытию преступления, и (либо) уклонению виновного (виновных) в содеянном от уголовной ответственности и наказания;

- условиях, объективно способствующих совершению, сокрытию преступления, уклонению виновного (виновных) от уголовной ответственности и наказания за содеянное, проявляющихся в реальной действительности независимо от воли и желания человека;

- условиях места и времени совершения, сокрытия преступления и уклонения виновного (виновных) от уголовной ответственности и наказания за содеянное;

- орудиях и средствах, используемых при совершении, сокрытии преступления и уклонении виновного (виновных) от уголовной ответственности и наказания за содеянное;

- обстановке преступления;

- личности преступника (преступников);

- личности субъекта (субъектов) сокрытия преступления, не являющегося субъектом преступления либо его отдельных эпизодов;

- личности лица, создающего своими действиями (бездействием) условия, объективно способствующие наступлению преступного результата, и (или) сокрытию преступления, и (либо) уклонению виновного (виновных) от уголовной ответственности и наказания за содеянное;

- личности потерпевшего (потерпевших) от преступления;

- мотивах и целях преступника (преступников), субъекта (субъектов) сокрытия преступления, лица (лиц) создающего своими действиями (бездействием) условия, объективно способствующих наступлению преступного результата, и (или) сокрытию преступления, и (либо) уклонению виновного (виновных) от уголовной ответственности и наказания за содеянное;

- последствиях совершения, сокрытия преступления и уклонения виновного (виновных) от уголовной ответственности и наказания за содеянное;

- причинах совершения и сокрытия преступления;

- следах преступления.

5. Связующими элементами в механизме умышленного преступления являются следующие виды действий (бездействия):

1) действия по подготовке к совершению преступления;

2) действия по непосредственному совершению преступления;

3) действия по сокрытию преступления, осуществляемые со следующими целями: подготовка к совершению преступления; достижение преступного результата; сокрытие совершенного преступления;

4) действия по уклонению от уголовной ответственности;

5) действия (бездействие), объективно способствующие подготовке к совершению преступления;

6) действия (бездействие), объективно способствующие сокрытию подготовки к совершению преступления;

7) действия (бездействие), объективно способствующие непосредственному совершению преступления;

8) действия (бездействие), объективно способствующие сокрытию совершенного преступления;

9) действия (бездействие), объективно способствующие уклонению преступника от уголовной ответственности и наказания за содеянное.

В механизме преступления следует отличать и действия (бездействие), препятствующие наступлению преступного результата и уклонению преступника от уголовной ответственности и наказания за содеянное. Здесь имеются в виду действия потерпевшего, очевидцев преступления и других лиц, заинтересованных в недопущении преступления (его отдельного эпизода) и уклонении преступника от уголовной ответственности и наказания за содеянное. Такие действия могут осуществлять даже соучастники преступления, субъекты его сокрытия.

6. Разный набор и сочетание вышеуказанных действий (п.п. 1-9) обеспечивает и способствует достижению следующих целей:

1) только достижению преступного результата;

2) только сокрытию преступления и уклонению преступника от уголовной ответственности и наказания за содеянное преступление;

3) только уклонению от уголовной ответственности и наказания за содеянное;

4) одновременно достижению преступного результата, сокрытию преступления и уклонению преступника от уголовной ответственности и наказания за содеянное преступление.

7. В механизме умышленного преступления следует различать следующие способы: способ совершения преступления; способ сокрытия преступления; способ уклонения от уголовной ответственности и наказания.

8. В содержании общего понятия способа совершения преступления целесообразно выделять (вместе с предложенными Г.Г. Зуйковым) следующие элементы:

а) мотив и цель совершения преступления;

б) образ действия и практические действия, приемы, операции по подготовке, совершению и сокрытию преступления, связанные между собой единой целью и мотивом;

в) время и место совершения преступления;

г) орудия и средства используемые для совершения преступления и обеспечения его сокрытия в период достижения преступного результата;

д) обстановка совершения преступления;

е) субъект совершения преступления;

ж) последствия совершенных действий (бездействия) по достижению преступного результата;

з) направленность действий (бездействия) приемов, операций по достижению преступного результата;

и) связь между указанными выше элементами.

9. Под способом совершения преступления может пониматься система умышленных действий по подготовке, совершению и сокрытию преступления, охватываемая единым преступным замыслом, детерминированная психофизическими качествами личности преступника (его соучастников) и избирательным использованием им (ими) соответствующих условий, места, времени, а также учетом возможных действий (бездействия) со стороны потерпевшего, иных лиц, оказавшихся участниками события.

Для разработки более конкретных и адресных рекомендаций о способах совершения преступлений целесообразно в рамках полноструктурного, понимаемого в широком смысле способа совершения преступления выделять следующие виды способов:

- способы подготовки к совершению преступления;

- способы непосредственного совершения преступления;

- способы сокрытия, входящие в содержание способа совершения преступления. Это способы, способствующие достижению преступного результата и осуществляемые для уклонения преступника от уголовной ответственности и наказания за содеянное.

10. Способ сокрытия как структурный элемент способа совершения преступления представляет собой один из компонентов системы умышленных действий преступника (преступников), детерминированной подготавливаемым, реализуемым способом совершения преступления, условиями внешней среды и качествами личности (личностей), связанными с избирательным использованием соответствующих орудий, условий места и времени, способствующей вместе с другими элементами способа совершения преступления достижению преступного результата.

Как составная часть сокрытия, находящаяся за пределами способа совершения преступления, способ сокрытия есть система действий (бездействия) преступника (преступников) и иных лиц, детерминированная реализованным способом совершения преступления, условиями внешней среды и качествами личности (личностей), связанными с избирательным использованием соответствующих орудий, условий места и времени, направленная на полное или частичное уклонение виновного (виновных) от уголовной ответственности и наказания за содеянное.

11. Основные отличительные признаки сокрытия преступления:

- может иметь место в механизме преступления как в рамках способа совершения преступления, так и за его пределами;

- может осуществляться как преступником, так и лицом не совершавшим преступления либо его конкретного эпизода;

- может осуществляться как одним лицом, так и несколькими лицами;

- может охватываться и не охватываться единым замыслом;

- может иметь разные промежуточные противоречивые, исключающие друг друга цели по отношению по отношению к конечным - достичь преступный результат и уклониться от ответственности всем виновным в совершении преступления;

- осуществляется посредством действий (бездействия);

- может самостоятельно иметь уголовно-правовую квалификацию;

- его действия (бездействие) проявляются виде приемов, способов;

- представляет собой совокупность (комплекс) способов, приемов.

12. Структуру сокрытия преступления целесообразно рассматривать как систему устойчивых связей между следующими элементами:

- объект и предмет сокрытия;

- способ сокрытия;

- орудия и средства, используемые для сокрытия;

- место, время, обстановка сокрытия;

- мотив, умысел и цель сокрытия;

- субъект сокрытия;

- направленность действий по сокрытию;

последствия сокрытия (наступившие, предполагаемые)

13. Сокрытие преступления - совокупность (комплекс) способов, приемов, осуществляемых умышленно путем действия (бездействия) преступником (преступниками) для достижения преступного результата, и (либо) уклонения от уголовной ответственности и наказания, а также иными лицами с целью уклониться виновному (виновным) от уголовной ответственности и наказания за совершенное общественно опасное деяние.

14. Противодействие правосудию может проявляться в следующем:

1) осуществляются действия (бездействие) по сокрытию преступления;

2) исполняются действия по уклонению от уголовной ответственности и наказанию за совершенное преступление;

3) выполняются лицами действия (бездействие), объективно способствующие достижению преступного результата и (или) уклонению от уголовной ответственности и наказания лица (лиц), совершившего преступление, но при этом указанные лица преследуют отличительные цели по отношению к наступившим (возможным).

На практике проявляются последствия (условия) объективно противодействующие установлению необходимых обстоятельств общественно опасного деяния и привлечению всех виновных в нем к уголовной ответственности и наказанию. Данные условия проявляются в реальной действительности независимо от воли и желания человека. Под воздействием климатических условий, времени и т.д. на практике имеют место необратимые процессы изменения следов не только материального, но и идеального порядков.

15. Механизм преступления представляет собой сложную динамическую систему. Элементами данной системы на основании результатов нашего исследования с учетом, предложенных ранее Р.С. Белкиным, выступают:

- субъект преступления;

- отношения субъекта преступления: к своим действиям, их последствиям, к соучастникам, субъектам сокрытия преступления, иным лицам (потерпевшему и т.д.);

- предмет посягательства (предмет сокрытия преступления);

- способы совершения, сокрытия преступления и способ уклонения от -уголовной ответственности и наказания;

- преступный результат;

- результат сокрытия преступления;

- результат уклонения от уголовной ответственности и наказания;

- место, время и другие элементы обстановки преступления, относящиеся к совершению, сокрытию преступления и уклонению виновного от уголовной ответственности и наказанию;

- обстоятельства, способствующие или препятствующие совершению, сокрытию преступления и уклонению от уголовной ответственности;

- поведение и действия лиц, оказавшихся случайными участниками (активными или пассивными) события совершения, сокрытия преступления и уклонения преступника от уголовной ответственности и наказания;

связи и отношения между действиями (способом совершения, способом сокрытия преступления, способом уклонения от уголовной ответственности и наказания) и преступным результатом, между участниками события, между действиями и обстановкой, субъектом преступления и предметом посягательства и т.д.

16. Действия, входящие в содержание способов совершения, сокрытия преступлений, а также объективно способствующие осуществлению сокрытия общественно опасных деяний и уклонению преступников от уголовной ответственности и наказания, имеют в ряде случаев на практике одинаковую форму. При разграничении и доказывании их в качестве отличительных оснований (критериев) необходимо использовать, наряду с наступившими (предполагаемыми) последствиями, элементы субъективной стороны преступления (цель, мотив, умысел). Здесь принципиально важно установить, сознавал или не сознавал конкретный субъект общественно опасный характер своего действия или бездействия, предвидел либо не предвидел неизбежность (возможность) наступления тех или иных последствий, включая общественно опасные, желал наступления их или не желал, но сознательно допускал, преследуя другую цель, или не желал, но легкомысленно рассчитывал на их предотвращение. Кроме этого, в отдельных случаях необходимо устанавливать, должен или не должен был конкретный субъект предвидеть наступление этих последствий, а также мог или нет мог предвидеть их в силу своих психофизических качеств и объективных обстоятельств в конкретное время в конкретном месте.

17. Сформулированный в настоящей работе комплекс понятий о составляющих компонентах преступления, его характеристиках закономерно связан с определением дальнейших, перспективных направлений уголовно-правовых, уголовно-процессуальных, криминологических, оперативно-розыскных, криминалистических и иных научных исследований. К числу таких основных направлений можно отнести следующие:

- исследование общих и частных уголовно правовых, криминалистических и иных характеристик отдельных видов (групп) преступлений и их составляющих компонентов;

- исследование проблем криминалистической вероятности отдельных видов (групп) преступлений;

- разработку систем криминалистических версий отдельных видов (групп) преступлений;

- разработку и классификацию (систематизацию) оперативно-розыскных, следственных ситуаций, возникающих при раскрытии и расследовании отдельных видов (групп) преступлений;

- разработку систем задач необходимых для решения при раскрытии и расследовании отдельных видов (групп) преступлений;

- дальнейшую разработку и соотношение: преступной деятельности; механизма преступления; способов совершения, сокрытия и уклонения от уголовной ответственности и наказания; действий объективно создающих условия способствующие наступлению преступного результата, сокрытию преступления, уклонению виновного от уголовной ответственности и наказания; обстановки преступления, оперативно-розыскной, следственной ситуаций; задач раскрытия и расследования преступлений и др.

18. С позиции предложенных понятий об основных компонентах преступления по иному может осуществляться как в целом, так и по отдельным направлениям исследование деятельности органов расследования и формирования у следователей, оперуполномоченных органов дознания практических навыков и умений по борьбе с преступностью.

Список использованной литературы

1. Конституция Республики Беларусь 1994 года (с изменениями и дополнениями): Принята на республиканском референдуме 24 ноября 1996 г. - Мн.: Беларусь, 1997 г.

2. Закон Республики Беларусь «О милиции» // Ведомости Верховного Совета Республики Беларусь. - 1991, вып. № 13. - ст. 150.

3. Уголовно-процессуальный кодекс Республики Беларусь от 29 декабря 1960 г. Введен в действие с 1 апреля 1961 г. с изменениями и дополнениями по состоянию на 10 января 1998 г. - Мн.: Амалфея, 1998. - 272 с.

4. Уголовный кодекс Республики Беларусь. Текст с изменениями и дополнениями по состоянию на 10 января 1998 г. - Мн.: Амалфея, 1998,--208 с.

5. Кодекс Республики Беларусь об административных правонарушениях. Текст с изменениями и дополнениями на 10 января 1998 г. - Мн.: Амалфея, 1998, - 288 с.

6. Авсюк А.В. Основные теоретические положения влияния фактора времени на процесс раскрытия и расследования преступлений // Деятельность органов внутренних дел. Сборник научных трудов. -- Мн., 1995, с. 72-80.

7. Адамюк О.И. Содержание и теоретико-прикладные аспекты оперативно-тактической характеристики преступлений / Проблемы повышения эффективности первоначального этапа расследования преступлений: Сборник научных трудов (По материалам научно-практической конференции. Минск. 30 ноября 1998 года) / Под ред. проф. Н.И. Порубова. - Мн.: Академия МВД РБ, 1999. - с. 36-42.

8. Актуальные проблемы советской криминалистики // Под ред. В.Г. Танасевича, Н.А. Якубович, В.А. Образцова. - М.: ВИИПРМПП, 1980. -102 с.

9. Артамонов И.И., Порубов Н.И. Советская криминалистика.- Мн.: Вышейшая школа, 1977. - 150 с.

10. Артишевский Г.В. Выдвижение и проверка следственных версий. - М.: Юрид. лит., 1978. - 102 с.

11. Баев О.Я. Конфликтные ситуации на предварительном следствии (основы предупреждения и разрешения). - Воронеж: Воронежский ун-т, 1984. - 133 с.

12. Баранов Е.В. Криминалистическая сущность инсценировок и методы их разоблачения при расследовании преступлений.- Дисс. канд. юрид. наук. -- М.: Академия МВД СССР, 1977. - 207 с.

13. Басецкий И.И., Кабанов Г.Н., Шиенок В.П. Словарь оперативно-розыскных терминов. - Мн.: Академия МВД РБ, 1993. - 45 с.

14. Басецкий И.И., Шиенок В.П. Оперативно-розыскная деятельность органов внутренних дел.: Учебник: - Мн.: Академия МВД РБ, 1994. - 296 с.

15. Белкин Р.С., Винберг А.И. Криминалистика и доказывание. - М.: Юрид. лит., 1969. - 216 с.

16. Белкин Р.С. Курс советской криминалистики. Т. I. - М.: Академия МВД СССР, 1978. - 216 с.

17. Белкин Р.С. Курс советской криминалистики. Т.III. - М., Академия МВД СССР, 1979. - 408 с.

18. Белкин Р.С. Общая теория советской криминалистики.- Саратов: Изд-во Саратовского ун-та., 1986. -398 с.

19. Белкин Р.С. Криминалистика: проблемы, тенденции, перспективы. Общая и частные теории. - М.: Юрид. лит, 1987. - 272 с.

20. Белкин Р.С. Курс криминалистики. В 3 т. Т.3: Криминалистические средства, приемы и рекомендации. - М.: Юристъ, 1997. - 480 с.

21. Блуфштейн Ю.Д. Криминологическая характеристика и профилактика отдельных видов преступлений: Учебное пособие. - Мн.: Минская ВШ МВД СССР, 1980. - 107 с.

22. Бурданова В.С. Особенности расследования хищений на предприятиях торговли и общественного питания. - Л.: Институт усовершенствования следственных работников, 1984. - 65 с.

23. Васильев А.Н. Проблемы методики расследования отдельных видов преступлений. - М.: МГУ, 1978. -71 с.

24. Великородный П.Г. Сравнительное криминалистическое исследование способов совершения преступлений с целью идентификации: - Автореф. дис. канд. юрид. наук. М., 1981. - 17 с

25. Великородный П.Г. Криминалистическая характеристика и классификация способов совершения и уклонения от ответственности. - В сб.: Криминалистическая характеристика преступлений. - М., 1984, с. 89-91.

26. Возгрин И.А. Принципы методики расследования отдельных видов преступлений. - Л.: ВПУ МВД СССР, 1977. - 79 с.

27. Возгрин И.А. Криминалистическая методика расследования преступлений. - Мн.: Вышэйшая школа, 1983. - 215 с.

28. Вопросы методики расследования отдельных видов преступлений.- М.: Юрид. лит., 1971. - 157 с.

29. Вопросы совершенствования методики расследования преступлений // Сб. научных трудов. - Ташкент: Ташкентская ВШ МВД СССР, 1984. - 159 с.

30. Вопросы криминалистики и судебной экспертизы. Вып. № 10. - Мн.: НИИПККСЭ при МЮ РБ, 1994. -204 с.

31. Выявление скрытых хищений. - Горький: Горьковская ВШ МВД СССР, 1981. - 215 с.

32. Гарсуков К.М., Шиенок В.П. Анализ теоретического подхода к выработке понятия «оперативно-тактическая характеристика» в теории оперативно розыскной деятельности органов внутренних дел. // Актуальные вопросы получения, оценки и использования информации в оперативно-розыскной работе органов внутренних дел. - Киев: КВШ МВД СССР, 1986, с. 54-63.

33. Гавло В.К. Система оснований классификации преступлений в методике расследования и пути ее дальнейшего развития // Актуальные вопросы государства и права на современном этапе. - Томск: ТГУ, 1983, с. 208-209.

34. Герасимов И.Ф. Некоторые проблемы раскрытия преступлений. - Свердловск: Уральск. книж. изд-во, 1975. - 184 с.

35. Гельманов А.Г. Криминалистическая характеристика способа сокрытия преступления преступлений против жизни и здоровья: Учебное пособие. - Омск: Омская ВШ милиции МВД СССР, 1989. -82 с.

36. Гросс Г. Руководство для следователей. Вып. 1. - Смоленск: Типо-Литовская Ф.В. Зельдовичъ, 1895. - 980 с.

37. Густов Г.А. К разработке криминалистической теории преступления. - Правоведение, 1983, вып. № 3, с. 88-92

38. Гутерман М.П. Криминалистические методы разоблачения способов сокрытия следов преступлений. - В кн.: Способы сокрытия следов преступлений и криминалистические методы их установления. - М.: Академия МВД СССР, 1984, с. 90-100.

39. Гельманов А.Г. Криминалистическое значение способа сокрытия преступления против жизни и здоровья граждан и методы его разоблачения. - Дисс. канд. юрид. наук. -- М.: Академия МВД СССР, 1982. - 247 с.

40. Герасимов И.Ф. Некоторые проблемы раскрытия преступлений. -Свердловск: Свердне-Уральское книж. изд-во, 1975. -183 с.

41. Горбачев А.В. Криминалистическая характеристика хищений. -Горький: Горьковская ВШ МВД СССР, 1984. - 40 с.

42. Густов Г.А. Расследование хищений в торговле. Криминалистическая модель преступления. - М.: Прокуратура СССР, 1978, изд. 2-е. -218 с.

43. Данилюк С.Е. Организованная преступность // Современное состояние преступности в Республике Беларусь и проблемы ее предупреждения. -- Мн., 1993, с. 40-60.

44. Дубравицкая Л.П., Лузгин И.М. Планирование расследования. - М.: Юрид. лит., 1972. - 54 с.

45. Дулов А.В. Основы расследования преступлений, совершенных должностными лицами.-- Мн.: Университетское изд-во., 1985. - 235 с.

46. Ермолович В.Ф. Выявление незаконного начисления естественной убыли на продукты питания, реализуемые в сфере торговли, как способа совершения и сокрытия хищения // Личный сыск в работе аппаратов БХСС. -- Мн.: МВД СССР, 1986, № 20, с. 16-20.

47. Ермолович В.Ф. Криминалистическая методика преодоления способов сокрытия хищений сельскохозяйственной продукции, совершенных в системе агропромышленного комплекса: Учебное пособие. - Мн.: МВШ МВД СССР, 1986.-36 с.

48. Ермолович В.Ф. Криминалистическая методика установления способов сокрытия хищений сельскохозяйственной продукции, совершенных в системе агропромышленного комплекса.- Дисс.канд. юрид. наук. -- М.: Академия МВД СССР,1986. - 210.

49. Ермолович В.Ф., Астапович А.И. Методика расследования самогоноварения: Лекция. - Мн.: МВШ МВД СССР, 1988.-36 с.

50. Ермолович В.Ф., Стешиц В.К. Борьба с пьянством и самогоноварением в современных условиях: Учебное пособие. - Мн.: МВШ МВД СССР, 1989. - 71 с.

51. Ермолович В.Ф. Практические аспекты построения версий при раскрытии и расследовании взяточничества // Информационный бюллетень МВД Республики Беларусь. № 2. -- Мн., 1992, с. 3 -15;

52. Ермолович В.Ф. Механизм определения обстоятельств, подлежащих доказыванию и выяснению при расследовании преступления // Вопросы криминологии, криминалистики и судебной экспертизы. Вып. № 10. - Мн., 1994, с. 81-86.

53. Ермолович В.Ф., Стешиц В.К. и др. Возможности судебных экспертиз при расследовании дорожно-транспортных преступлений: Учебное пособие. -- Мн.: Академия МВД РБ, 1994. - 80 с.

54. Ермолович В.Ф. Моделирование криминалистической структуры отдельных преступлений. // Вопросы криминологии, криминалистики и судебной экспертизы. Вып. № 10. - Мн., 1994, с. 86-96.

55. Ермолович В.Ф. Построение и проверка версий при расследовании краж: Учебное пособие.-Мн.: Академия МВД РБ, 1995. - 36 с.

56. Ермолович В.Ф. Учебно-контрольные программы для ЭВМ: разработка и использование: Учебное пособие. - Мн.: Академия МВД РБ, 1995. - 65 с.

57. Ермолович В.Ф., Андреев И.С. Судебные экспертизы по делам о хищениях сельскохозяйственной продукции: Учебное пособие. -- Мн.: Академия МВД РБ, 1995. - 55 с.

58. Ермолович В.Ф., Вишневский А.А. Криминалистическая характеристика хищений сельскохозяйственной продукции: Учебное пособие. -- Мн.: Академия МВД РБ, 1996. - 54 с.

59. Ермолович В.Ф. Оперативно-розыскная деятельность органов внутренних дел. Общая часть: Практикум.-- Мн.: Академия МВД РБ, 1996. - 280 с.

60. Ермолович В.Ф., Мицкевич В.В., Урбан Э.Ч. Психология профессиональной деятельности сотрудника ОВД: Практикум. -- Мн.: Академия МВД РБ, 1996. - 191 с.

61. Ермолович В.Ф., Вишневский А.А. Криминалистическая характеристика хищений сельскохозяйственной продукции: Учебное пособие. -- Мн.: Академия МВД РБ, 1996. - 54 с.

62. Ермолович В.Ф., Филипович С.И. Основы бухгалтерского учета, аудита и судебной бухгалтерии: Практикум. -- Мн.: Академия МВД РБ, 1994. - 81 с.

63. Ермолович В.Ф., Мороз В.В., Безлюдов О.А. Уголовное право. Часть общая: Практикум / Под ред. Ермоловича В.Ф. -- Мн.: Бел НИУФЭ, 1997. - 87 с.

64. Ермолович В.Ф., Мухин Г.Н. Криминалистика. Части I - III: Практикум / Под ред. Ермоловича В.Ф. -- Мн.: Бел НИУФЭ, 1997. - 163 с.

65. Ермолович В.Ф. и др. Уголовный процесс. Общая часть: Практикум. -- Мн.: Бел НИУФЭ, 1997. - 59 с.

66. Ермолович В.Ф. и др. Уголовный процесс. Особенная часть: Практикум. -- Мн.: Бел НИУФЭ, 1997. - 200 с.

67. Ермолович В.Ф., Янушко Е.И. Выявление и расследование обмана покупателей и заказчиков: Учебное пособие. -- Мн.: Академия МВД РБ, 1997. - 68 с.

68. Ермолович В.Ф., Игнатюк А.З. Версии о контрабанде: Учебное пособие.-- Мн.: Бел НИУФЭ, 1998.-91 с.

69. Ермолович В.Ф. Расследование преступлений связанных с наркотическими средствами: Учебное пособие. -- Мн.: Бел НИУФЭ, 1998. - 181 с.

70. Ермолович В.Ф. Состояние и основные направления исследования проблемы криминалистической характеристики преступлений / Проблемы повышения эффективности первоначального этапа расследования преступлений: Сборник научных трудов (По материалам научно-практической конференции. Минск. 30 ноября 1998 года) / Под ред. проф. Н.И. Порубова. - Мн.: Академия МВД РБ, 1999. - с. 30-36.

71. Ермолович В.Ф. и др. Уголовное право (Часть общая): Учебное пособие. -- Мн.: Бел НИУФЭ, 1999.-48 с.

72. Ермолович В.Ф. Памятка уполномоченному ЭП. Способы совершения и сокрытия хищений сельскохозяйственной продукции // Вестник управления по экономической преступности МВД РБ № 1 (8). - Мн.: УЭП МВД РБ, кафедра РЭП Академии МВД РБ, 2000. С. 5-16.

73. Жордания И.Ш. Психолого-правовая структура способа совершения преступления // Вопросы борьбы с преступностью. -- М., 1976, вып. № 24, с. 68-71.

74. Загородников Н.И., Наумов А.В. Теоретические основы классификации преступлений в уголовном праве // Правоведение, 1983, № 2, с. 56-62.

75. Зуйков Г.Г. Криминалистическое учение о способе совершения преступления. - Дисс. докт. юрид. наук.-- М.: Академия МВД СССР, 1970. - 305 с.

76. Зуйков Г.Г., Хилобок М.П. Расследование хищений государственного и общественного имущества. - Свердловск: Свердловский юрид. ин-т, 1970. - 45 с.

77. Зуйков Г.Г. Установление способа совершения преступления при помощи криминалистических экспертиз и исследований. - М.: ВШ МВД СССР, 1970. - 45 с.

78. Зуйков Г.Г. Поиск преступников по признакам способов совершения преступлений. М., ВШ МВД СССР, 1970. - 46 с.

79. Зуйков Г.Г. «Модус операнди», кибернетика, поиск // Кибернетика и право. - М.: Наука, 1970, с. 50.

80. Зуйков Г.Г. Криминалистическое учение о способе совершения преступления. - Социалистическая законность. - М., 1971, вып. № 11, с. 14-19.

81. Зуйков Г.Г. Способ совершения преступления и способ уклонения от уголовной ответственности // Актуальные проблемы усиления борьбы с преступностью в свете решений ХХYI съезда КПСС.-- Иркутск, 1981, с. 55-57.

82. Зуйков Г.Г. Исследование способов совершения и уклонения от уголовной ответственности как предпосылка повышения эффективности планирования расследования. - В кн: Версии и планирование расследования. - Свердловск, 1985, с. 90-94.

83. Зуйков Г.Г. Значение данных о способах совершения преступления и способах уклонения от ответственности для развития методики расследования. - В кн.: Вопросы совершенствования криминалистической методики. - Волгоград: Волгоградская ВСШ МВД СССР, 1981, с. 10-18.

84. Зуйков Г.Г. Способы сокрытия преступлений и способы уклонения от ответственности. - В кн.: Способы сокрытия следов преступлений и криминалистические методы их установления. - М.: Академия МВД СССР, 1984, с. 20-33.

85. Зорин Г.А., Левонец В.И. Психологическая защита в напряженных криминалистических ситуациях // Серия: Практическая криминалистика.-Гродно.: Гродненский гос. ун-т., 1995. - 86.

86. Карагодин В.Н. Способы сокрытия преступлений, их криминалистическое значение, методы распознания и преодоления. - Дисс. канд. юрид. наук. -- Свердловск: Свердловский юрид. инст., 1982. - 208 с.

87. Карагодин В.Н. Криминалистическое понятие способа сокрытия преступления. - В кн.: Проблемы развития криминалистики в современных условиях. - Свердловск, 1982, с. 103-106.

88. Кирсанов З.И. Маскировка как способ сокрытия следов преступления. - В кн.: Способы сокрытия следов преступлений и криминалистические методы их установления. М., Академия МВД СССР, 1984, с. 86-89.

89. Колдин В.Я., Полевой Н.С. Информационные процессы и структуры в криминалистике. - М.: МГУ, 1985. - 133 с.

90. Колесниченко А.Н. Общие положения методики расследования отдельных видов преступлений. - Харьков: Харьковский юридический ин-т, 1976. - 28 с.

91. Колесниченко А.Н. Содержание и значение криминалистической характеристики преступлений. - В кн.: Актуальные проблемы советской криминалистики.- М.: ВИИПРМПП, 1980, с. 81-83.

92. Колесниченко А.Н., Коновалова Е.В. Криминалистическая характеристика хищений. - Харьков, 1985. - 98 с.

93. Колесниченко А.Н., Коновалова Е.В. Криминалистическая характеристика преступлений. - Харьков: Харьковский юрид. ин-т, 1985. - 92 с.

94. Костров А.И. Психологический анализ предполагаемых действий скрывшегося преступника // Вопросы криминологии, криминалистики и судебной экспертизы. -- Мн., 1994, вып. №10, с. 60-64.

95. Коновалов В.П. Изучение потерпевших от преступлений с целью профилактики правонарушений.-М.: ВНИИ МВД СССР, 1982. - 72 с.

96. Котов Е.Н. Расследование краж, совершенных на железнодорожном транспорте: Учебное пособие. - Мн.: Минская ВШ МВД СССР, 1987. - 48 с.

97. Криминалистика. Учебник // Под ред. А.Я. Вышинского. - М.: Юрид. изд. НКЮ Союза СССР, 1938. - 100 с.

98. Советская криминалистика. Учебник. // Под ред. С.П.Митричева, Н.В. Терзиева. - М.: ВЮЗИ, 1962. - 424 с.

99. Криминалистика: Учебник // Отв. ред. С.П. Митричев, М.П. Шаламов. - М.: Юрид. лит., 1963. - 544 с.

100. Криминалистика. Учебник // Под ред. Р.С. Белкина, Г.Г. Зуйкова. - М.: Юрид. лит., 1968. - 698 с.

101. Криминалистика. Учебник // Под ред. С.П. Митричева, Н.А. Селиванова, М.П. Шаламова. - М.: Юрид. лит., 1973. - 536 с.

102. Криминалистика. Учебник // Под ред. Р.С. Белкина. - М.: Юрид. лит., 1974. - 672 с.

103. Криминалистика. Учебник // Под ред. И.Ф. Крылова. - Л.: Изд-во ЛГУ, 1976. - 592 с.

104. Криминалистика. Учебник // Под ред. Р.С. Белкина, Б.А. Викторова. - М.: Юрид. лит., 1976. - 552 с.

105. Криминалистика. Учебник // Под ред. А.Н. Васильева. - М.: Изд-во МГУ, 1980. - 496 с.

106. Криминалистика. Учебник // Под ред. И.Ф. Пантелеева, Н.А, Селиванова. - М.: Юрид. лит., 1984. - 544 с.

107. Криминалистика. Учебник // Под ред. Р.С. Белкина. - М.: Юрид. лит., 1986. -544 с.

108. Криминалистика социалистических стран // Под ред. В.Я.Колдина. - М.: Юрид. лит., 1986. - 512 с.

109. Криминалистика (актуальные проблемы). Учебное пособие // Под ред. Е.И. Зуева. - М.: Академия МВД СССР, 1988. - 150 с.

110. Криминалистика. Учебник // Под ред. И.Ф. Герасимова, Л.Я. Драпкина. - М.: Высшая школа, 1994. - 528 с.

111. Криминалистика. Учебник // Под ред. Н.П. Яблокова. - М.: Издательство БЕК, 1995. - 708 с.

112. Криминалистика: Расследование преступлений в сфере экономики: Учебник // Под ред. В.Д. Грабовского, А.Ф. Лубина. - Нижний Новгород: Нижегородская ВШ МВД России, 1995. - 400 с.

113. Криминалистика: Учебное пособие // Под ред. А.В. Дулова. - Мн.: НКФ «Экоперспектива», 1996. - 415 с.

114. Криминалистическая характеристика преступлений // Сборник научных трудов. -М., 1984.-106 с.

115. Куклин В.И. Методика расследования отдельных видов преступлений. -Иваново, 1983. - 94 с.

116. Куликов В.И. Проблемы расследования организованной преступной деятельности // Современные достижения науки и техники в борьбе с преступностью: Тезисы научно-практической конференции.-Мн., 1992, с. 86-89.

117. Кутушев В.Г. Особенности расследования хищений государственного и общественного имущества.- Волгоград: Волгоградская ВСШ МВД СССР, 1980. - 75 с.

118. Ларин А.М. От следственной версии к истине. - М.: Юрид. лит., 1976. - 198 с.

119. Лекарь А.Г, Безруков Р.Е. Организационно-тактические основы раскрытия преступлений. - М.: Юрид. лит., 1977. - 119 с.

120. Лисиченко В.К., Циркаль В.В. Использование специальных знаний в следственной и судебной практике: Учебное пособие. - Киев: КГУ, 1987. - 100 с.

121. Локар Э. Руководство по криминалистике. - М.: Юрид. изд-во, 1941. - 544 с.

122. Лузгин И.М. Расследование как процесс познания.- М.: ВШ МВД СССР, 1969. - 177 с.

123. Лузгин И.М. Моделирование при расследовании преступлений. - М.: Юрид. лит., 1981. - 152 с.

124. Лузгин И.М. Реконструкция и расследование преступлений. - М.: Волгоградская ВСШ МВД СССР, 1981. - 59 с.

125. Лузгин И.М., Лавров В.П. Способ сокрытия преступления и его криминалистическое значение. - М.: МФЮЗО при Академии МВД СССР, 1980. - 30 с.

126. Методика расследования хищений социалистического имущества. Общие вопросы расследования хищений. - М.: ВНИИ МВД СССР, 1979, вып. № 3. - 220 с.

127. Методология криминалистики // Под. ред. И.Ф. Пантелеева.-- М.: ВЮЗИ, 1982. - 88 с.

128. Митричев С.П. Методика расследования отдельных видов преступлений. -М., Юрид. лит., 1973. -38 с.

129. Михеенко Т.М. Доказывание в советском уголовном судопроизводстве. -Киев: Вища школа, 1984. - 133 с.

130. Мороз В.В., Безлюдов О.А. Уголовное право Республики Беларусь. Общая часть: Учебник. - Мн.: Бел НИУФЭ, 1997. - 379 с.

131. Мухин Г.Н. Общественно опасные деяния лиц с психическими аномалиями. Криминалистическая характеристика и раскрытие: Учебное пособие. - Мн.: Академия милиции МВД РБ., 1984. - 40 с.

132. Настольная книга следователя // Под общей ред. Г.И. Сафонова. - М.: Юрид. лит., 1949. - 880 с.

133. Наумов А.В. Российское уголовное право. Общая часть. Курс лекций. -М.: БЕК, 1996. - 560 с.

134. Николайчик Н.И. О соотношении понятий «криминалистическая характеристика преступлений» и «предмет доказывания» // Сб.: Криминалистическая характеристика преступления. -- М., 1984, с. 54-63.

135. Психологические процессы целеобразования. - М.: Наука, 1977. - 259 с.

136. Образцов В.А. Теоретические основы раскрытия преступлений, связанных с ненадлежащим использованием профессиональных функций в сфере производства. - Иркутск: Иркутский ун-т, 1985. - 108 с.

137. Образцов В.А. К вопросу о методике раскрытия преступлений // Вопросы борьбы с преступностью. -- М., 1977, вып. № 27, с. 159-168.

138. Образцов В.А. Преступления, связанные с профессиональной деятельностью, как объект криминалистического исследования // Вопросы борьбы с преступностью. -- М., 1982, вып. № 36, с. 90-100.

139. Образцов В.А. Криминалистическая характеристика раскрытия преступлений. - В кн.: Борьба с преступностью на современном этапе. --Барнаул, 1982, с. 118-122.

140. Образцов В.А. Криминалистика. Курс лекций. - М.: «Право и Закон» - «Юнифир», 1996. - 448 с.

141. Общий курс менеджмента в таблицах и графиках: Учебник для вузов // Под ред. Б.В. Прыкина. - М.: Банки и биржи, ЮНИТИ, 1998. - 415 с.

142. Овечкин В.А. Общие положения методики расследования преступлений, скрытых инсценировками. - Харьков: Харьковский юридический ин-т, 1975. - 64 с.

143. Ожегов С.И. Словарь русского языка. 15-е изд. -- М.: Русский язык, 1984. - 816 с.

144. Основы криминалистики. - Учебное. пособие / Под ред. И.Ф. Пантелеева. - М.: ВЮЗИ, 1984. - 328 с.

145. Основы применения кибернетики в правоведении // Под. ред. Н.С. Полевого, Н.В. Витрука. - М.: Юрид. лит., 1977. - 272 с.

146. Особенности расследования тяжких преступлений (руководство для следователей). - Волгоград: Волгоградский юрид. ин-т МВД России, 1995. - 200 с.

147. Проблемы развития криминалистики в условиях научно-технического прогресса // Межвузовский сборник научных трудов.-Свердловск, 1982. -144 с.

148. Проблемы криминалистики и доказывания при расследовании преступлений // Межвузовский тематический сборник. - Барнаул: Алтайский гос. ун-т, 1990. - 178 с.

149. Проблемы уголовной политики и уголовного права // Межвузовский сборник научных трудов. - М.: Московская ВШ милиции МВД России, 1994. -132 с.

150. Хабибулин М.Х. Ответственность за укрывательство преступлений и недоносительство по советскому уголовному праву.-Казань: Казанский ун-т, 1984. - 136 с.

151. Селиванов Н.А. Советская криминалистика: система понятий. - М.: Юрид. лит., 1982. - 112 с.

152. Ратинов А.Р. Судебная психология для следователей. - М.: ВШ МООП СССР, 1967. - 291 с.

153. Советская криминалистика. Методика расследования отдельных видов преступлений // Под ред. В.К. Лисиченко.- К.: Выща школа. 1988.- 405 с.

154. Совершенствование криминалистических средств и методов раскрытия и расследования хищений социалистического имущества // Сб. научных трудов. - Волгоград: Высшая следственная школа МВД СССР, 1983. -95 с.

155. Селиванов Н.А. Криминалистическая характеристика преступлений и следственные ситуации в методике расследования // Социалистическая законность. - 1977, вып. №2, с. 56-57.

156. Советский энциклопедический словарь. - М.: Советская энциклопедия, 1980. - 1600 с.

157. Судебно-правовая реформа: концепция и пути ее реализации в Республике Беларусь // Материалы республиканской научно-практической конференции (26-28 февраля1992 года). - Мн., 1992. -- 371 с.

158. Танасевич В.Г. Значение криминалистической характеристики преступлений и следственных ситуаций для методики расследования преступлений. - В кн.: Актуальные проблемы советской криминалистики. -- М., 1980, с. 83-93.

159. Танасевич В.Г., Образцов В.А. О криминалистической характеристике преступлений // Вопросы борьбы с преступностью.-- М., 1976, вып. № 25, с. 94-104.

160. Труцин В.А. Криминалистическая характеристика сокрытия следов дорожно-транспортных преступлений и методы его установления. - Дисс. канд. юрид. наук. -- М.: Академия МВД СССР, 1984. -189 с.

161. Уголовное право БССР. Часть общая. Учебник // Под ред. И.И. Горелика, И.С. Тишкевича. - Мн.: Вышэйшая школа,1973. - 365 с.

162. Уголовное право. Общая часть. Учебник // Под ред. Н.И. Ветрова, Ю.И. Ляпунова. - М.: Новый Юрист, 1997. - 592 с.

163. Уголовное право. Общая часть. Учебник для вузов // Под ред. И.Я. Козаченко, З.А. Незнамовой. - М.: Издательская группа ИНФОРАВ.М - НОРМА, 1998. - 516 с.

164. Устинов В.С. Понятие и криминологическая характеристика организованной преступности: Лекция. - Нижний Новгород: Нижегородская ВШ МВД РФ, 1993. - 86 с.

165. Шиенок В.П. Оперативно-розыскные ситуации и их значение для тактики раскрытия умышленных убийств. - Дисс. канд. юрид. наук. -- М., 1985. - 212 с.

166. Шиканов В.И. Проверка алиби в процессе расследования уголовных дел об убийстве: Учебное пособие. - Иркутск: Иркутский ун-т, 1978.-51 с.

167. Штофф В.А. Проблемы методологии научного познания. - М.: Высшая школа, 1978. - 271 с.

168. Хлынцов М.Н. Криминалистическая информация и моделирование при расследовании преступлений. - Саратов.: Изд-во Саратовского ун-та, 1982. - 159 с.

169. Цветков С.И. Криминалистическая теория тактических решений. Автореф. дисс. докт. юрид. наук. М.: Академия МВД СССР, 1992. -29 с.

170. Чуфаковский ЮВ. Юридическая психология. Учебник для вузов. - М.: Новый Юрист, 1998. - 448 с.

171. Эйсман А.А. Заключение эксперта (Структура и научное обоснование). М.: Юрид. лит., 1967. - 152 с.

172. Эйсман А.А. Логика доказывания. - М.: Юрид. лит, 1971. - 110 с.

173. Яблоков Н.П. Криминалистическая методика расследования. - М., МГУ, 1985. - 116 с.

174. Яблоков Н.П. Криминалистическая характеристика преступления и типичные следственные ситуации, как важнейшие факторы разработки методики расследования преступлений // Вопросы борьбы с преступностью. -М., 1979, вып. № 30, с. 110-122.

175. Яблоков Н.П. Общие положения криминалистической характеристики организованной преступности. - В кн.: Современные достижения науки и техники в борьбе с преступностью.-- Мн., 1992, с. 48-50.

176. Яблоков Н.П. Проблемы методики расследования преступлений, совершенных организованными преступными сообществами // Вестник МГУ. Серия: «Право». - М., 1993, вып. № 5, с. 21-25.

ОГЛАВЛЕНИЕ

Введение 3

1. Генезис учения о способе совершения преступления и направления его развития 5

2. Развитие учения о сокрытии преступлений 26

3. Классификация и систематизация способов сокрытия преступлений 52

4. Механизм преступления 70

Заключение 83

Список использованной литературы 93

Научное издание

Ермолович Владимир Федорович

СПОСОБЫ И МЕХАНИЗМ ПРЕСТУПЛЕНИЯ

Компьютерная верстка: Ермолович В.Ф.

Подписано в печать __________. Формат 60х84/16. Гарнитура «Таймс». Печать офсетная. Усл. печ. л. ___. Уч.-изд. л. ____.

Тираж 300 экз.

Напечатано с готового оригинал-макета заказчика.

Ермолович В.Ф.

Минск - 2000 г.


Описание предмета: «Уголовное право»

Уголовное право - отрасль права представляет собой совокупность правовых норм, которые определяют преступность и наказуемость деяний, основания уголовной ответственности, систему наказания, порядок и условия их назначения, а также освобождение от уголовной ответственности и наказания.

Литература

  1. В.В.Новик. Криминалистические аспекты доказывания по уголовным делам. – М.: Юридический центр, 2005. – 472 с.
  2. И.В. Александров. Уклонение от уплаты налогов. Основы криминалистической характеристики. – М.: Юридический центр, 2011. – 244 с.
  3. Криминология и предупреждение преступлений. Учебник. – М.: Юрайт, 2015. – 352 с.
  4. Анна Репецкая. Экономическая организованная преступность в России. – М.: Palmarium Academic Publishing, 2012. – 320 с.
  5. Александр Реховский. Учение о криминалистических версиях. – М.: LAP Lambert Academic Publishing, 2012. – 172 с.
  6. Любовь Чистова. Расследование хищений и вымогательства наркотических средств. – М.: LAP Lambert Academic Publishing, 2012. – 284 с.
  7. Любовь Чистова und Владимир Агафонов. Наркотики: расследование преступлений, совершенных с помощью интернета. – М.: LAP Lambert Academic Publishing, 2012. – 240 с.
  8. Д.А. Корецкий, Л.М. Землянухина. Личность вооруженного преступника и предупреждение вооруженных преступлений. – М.: Юридический центр, 2003. – 218 с.


Образцы работ

Тема и предметТип и объем работы
Финансовый механизм обеспечения социальных гарантий
Финансы и кредит
Реферат
181 стр.
Валютное регулирование и валютный контроль: мировой опыт и практика в РФ
Государственное и муниципальное управление
Диплом
107 стр.
Разработка системы целей, задач и функций муниципального управления
Государственное и муниципальное управление
Диплом
151 стр.
Разработка системы целей, задач и функций муниципального управления
Государственное и муниципальное управление
Диплом
153 стр.



Задайте свой вопрос по вашей проблеме

Гладышева Марина Михайловна

marina@studentochka.ru
+7 911 822-56-12
с 9 до 21 ч. по Москве.

Внимание!

Банк рефератов, курсовых и дипломных работ содержит тексты, предназначенные только для ознакомления. Если Вы хотите каким-либо образом использовать указанные материалы, Вам следует обратиться к автору работы. Администрация сайта комментариев к работам, размещенным в банке рефератов, и разрешения на использование текстов целиком или каких-либо их частей не дает.

Мы не являемся авторами данных текстов, не пользуемся ими в своей деятельности и не продаем данные материалы за деньги. Мы принимаем претензии от авторов, чьи работы были добавлены в наш банк рефератов посетителями сайта без указания авторства текстов, и удаляем данные материалы по первому требованию.

Контакты
marina@studentochka.ru
+7 911 822-56-12
с 9 до 21 ч. по Москве.
Поделиться
Мы в социальных сетях
Реклама



Отзывы
Анастасия
Хотела бы выразить Вам свою благодарность за проделанную работу. Комиссии очень понравилась диссертация! Вы мне очень помогли!!! Спасибо за терпение и ответственность. Желаю Вам успехов в вашей деятельности!