Написать рефераты, курсовые и дипломы самостоятельно.  Антиплагиат.
Студенточка.ru: на главную страницу. Написать самостоятельно рефераты, курсовые, дипломы  в кратчайшие сроки
Рефераты, курсовые, дипломные работы студентов: научиться писать  самостоятельно.
Контакты Образцы работ Бесплатные материалы
Консультации Специальности Банк рефератов
Карта сайта Статьи Подбор литературы
Научим писать рефераты, курсовые и дипломы.


Воспользуйтесь формой поиска по сайту, чтобы найти реферат, курсовую или дипломную работу по вашей теме.

Поиск материалов

Российская экономика в 1998 году: тенденции и перспективы

Экономика государств

Раздел 1

Кризис финансовой системы России: основные факторы, экономическая политика и первые итоги

1998 год прошел в России под знаком резкого обострения кризиса - экономического, политического социального. В августе этот кризис принял открытые, очевидные для всех формы, хотя назревание августовских событий происходило постепенно, на протяжении значительного периода времени. Причины кризиса не перестали действовать и после августа, хотя их экономические и политические формы несколько видоизменились. Наконец, сам августовский кризис остается важнейшим фактором развития экономики и политики России в текущем, 1999 году.

1.1. Хронология кризиса финансовой системы в России 1997 - 1998 гг.

Можно выделить четыре крупных этапа в процессе развития кризисных процессов: ноябрь - декабрь 1997 года; январь 1998 года; февраль - апрель 1998 года; май - август 1998 года. На протяжении всего указанного периода оценка риска, связанного с ведением бизнеса в России, неуклонно возрастала. Речь идет о риске конвертируемости валюты, изменения кредитного рейтинга страны и внутренних контрагентов, потери репутации, неблагоприятного для инвесторов изменения в системе налогообложения, отрицательной трансформации правового пространства. Причем произошла реализация самых негативных вариантов развития событий.

Благоприятная ситуация на российских финансовых рынках в сентябре 1997 года (средневзвешенная доходность на рынке ГКО-ОФЗ опустилась до уровня 20% годовых, индекс РТС-1 составлял около 500 пунктов) позволила Б. Ельцину заявить о том, что Россия, начиная с 1999 года, откажется от финансовых программ, предоставляемых МВФ (выступление носило также подготовительный характер для проведения деноминации рубля). В то же время А. Чубайс по итогам 1997 года был признан лучшим в мире министром финансов, что безусловно повысило авторитет российского правительства и послужило сигналом для западных инвесторов о стабильности курса рыночных реформ и устойчивости ситуации в России.

Таким образом, еще в начале осени 1997 года российская экономика в целом имела позитивную динамику конъюнктуры. Однако финансовая стабилизация и бурное развитие российских финансовых рынков происходили на фоне обострения фундаментальных экономических проблем: фискального кризиса, значительного ухудшения состояния платежного баланса, нарастания нестабильности банковской системы. Внушало серьезные опасения соотношение краткосрочных обязательств государства, находящихся у нерезидентов, и внешних резервов Центрального банка. После политических скандалов, произошедших в связи с проведенным в июле 1997 года конкурсом по продаже пакета акций АО «Связьинвест», оценка инвесторами уровня стабильности политической ситуации и возможностей команды «молодых реформаторов» значительно снизилась.

27 октября 1997 года индекс Dow Jones Industrial Average упал на рекордную величину 554 пунктов и эту дату можно считать началом финансового кризиса в России, разрушившего все достигнутые к 1997 году макроэкономические результаты и повлекшего за собой смену курса экономических преобразований. Разумеется, обострение мирового финансового кризиса, коснувшееся развитых рынков и обрушившее цены на ряде emerging markets, было лишь спусковым крючком для начала разрушительных процессов в России.

Уже в течение первой недели кризиса средневзвешенная доходность на рынке государственных долговых обязательств возросла с 22% до 28% годовых. Резко выросли объемы торгов: недельный оборот вторичного рынка увеличился более чем в два раза. Одновременно произошло резкое падение котировок российских еврооблигаций.

Центральному банку пришлось выбирать между плохими и очень плохими решениями. Первый вариант сводился к защите рубля от резкой девальвации путем увеличения процентных ставок на рынке государственных обязательств. Второй вариант заключался в удержании процентных ставок на относительно низком уровне путем проведения операций на открытом рынке. К сожалению, в ноябре 1997 году Центробанк РФ выбрал второй вариант, увеличивая свой пакет ГКО.

Только 11 ноября 1997 года ЦБ увеличил ставку рефинансирования с 21% до 28%, что было явно недостаточно для обеспечения равновесия на рынке государственного долга. Интервенции на рынке ГКО позволили Банку России вплоть до последней недели ноября предотвращать повышение ставок выше 30%. Однако возросший спрос на валюту со стороны нерезидентов, продавших свои пакеты государственных облигаций, привел к быстрому сокращению золотовалютных резервов и поставил под удар устойчивость курсовой политики. За ноябрь внешние резервы ЦБ сократились с 22,9 млрд. долл. до 16,8 млрд. долл. Ноябрьская потеря резервов вызвала резкий рост отношения величины краткосрочного долга к международным резервам с 1,9 до 2,7.

Описанная политика представляется ошибкой, которая в значительной мере определила дальнейшее развитие кризиса. Банку России не следовало поддерживать низкий уровень процентных ставок на рынке ГКО-ОФЗ, необходимо было допустить их рост до установления рыночного равновесия. При этом с 1 января 1998 года не следовало допускать полной либерализации рынка внутреннего долга для нерезидентов, в частности отменять гарантированный уровень доходности и регламентацию сроков репатриации прибыли. При своевременном и существенном увеличении ставки рефинансирования и соответствующем росте процентных ставок по государственным ценным бумагам атака на российский рубль могла бы быть гораздо менее интенсивной.

Политика повышения процентных ставок могла бы быть дополнена более высокими темпами обесценения курса рубля. Это хотя и послужило бы для инвесторов сигналом об увеличении риска девальвации, но при достаточном уровне внешних резервов и прогнозируемом поведении обменного курса могло бы способствовать стабилизации валютного рынка. Такая политика могла быть реализована путем сужения валютного коридора с увеличением угла его наклона. Однако 10 ноября 1997 года Центробанк РФ, объявив целевые ориентиры курсовой политики на 1998 - 2000 годы (расширив границы валютного коридора), на практике не воспользовался возможностями ускорения темпов обесценения рубля. Таким образом, Центральный банк РФ, подав рынкам негативный сигнал об увеличении курсового риска, продолжал поддерживать валютными интервенциями низкие темпы снижения курса рубля.

Очевидно, что рассмотренные меры (повышение процентных ставок при ускорении темпов снижения курса рубля) весьма противоречиво влияли бы на финансовую ситуацию. Ряд инвесторов мог посчитать высокий уровень процента достаточной компенсацией повышенного риска. Более консервативные инвесторы продолжали бы выводить капиталы из России. Тем не менее, наиболее вероятным результатом такой политики стало бы установление на российских финансовых рынках нового равновесного состояния при не слишком резком сокращении внешних резервов.

Наряду с неадекватной политикой ЦБ правительство не имело конкретной программы по сокращению государственных расходов и уровня дефицита государственного бюджета. Дополнительным фактором, ухудшившим ситуацию на финансовых рынках, стали осуществленные в конце ноября 1997 года изменения в составе правительства. Эти изменения означали окончательный отказ от программы правительства «молодых реформаторов». Инвесторы потеряли веру в способность исполнительной власти проводить осмысленную последовательную финансовую политику.

В последнюю неделю ноября 1997 года Центральный банк, утратив более четверти международных резервов, отказался от попыток поддержания низких процентных ставок и ушел с рынка ГКО - ОФЗ. Средневзвешенная доходность государственных обязательств увеличилась до 40% годовых.

В конце 1997 - начале 1998 года происходило нарастание кризиса в Юго-Восточной Азии. Это вызвало у крупных инвестиционных фондов перераспределение лимитов на инвестиции в различные страны, очередное падение цен на рынке акций и рост уровня доходности на рынке ГКО-ОФЗ.

В январе 1998 года произошло серьезное падение котировок российских ценных бумаг, составившее около 30%. Общее падение индекса РТС-1 с 6 октября 1997 года до конца января достигло 50,9%. Снижение котировок акций российских компаний приобрело самоподдерживающийся характер. Получив заказы на продажу значительных клиентских пакетов и предвидя пробитие уровня поддержки рынка, инвестиционные компании сами стремились продать ликвидные акции, тем самым, усиливая кризис на рынке.

В результате оттока портфельных инвестиций из России усилившееся давление на рубль вызвало в начале года быстрый рост официального обменного курса доллара США и привело к росту форвардных котировок. Попытки ЦБ в январе способствовать ускорению темпов обесценения рубля привели к резкому росту процентных ставок на рынке ГКО. Рынок экстраполировал повышение темпов роста курса и реагировал на это увеличением процентных ставок, компенсирующим снижение доходности, исчисленной в валюте. Такая реакция рынка подтверждает то факт, что проведение девальвации в условиях кризиса доверия при коротком государственном долге, высокой доли нерезидентов на этом рынке, низком уровне валютных резервов является крайне сложно реализуемым решением.

Во второй половине января вновь обострились политические процессы. В правительстве произошло серьезное перераспределение полномочий: в ведении А. Чубайса осталась экономика, финансовая сфера перешла под кураторство В. Черномырдина. Б. Немцов потерял контроль над топливно-энергетическим комплексом. Ослабление позиций реформаторов еще больше ухудшило ожидания инвесторов.

В феврале - апреле 1998 года на рынках наступил период относительной стабилизации. В значительной степени подобные положительные тенденции были следствием нескольких шагов президента и правительства, которые внесли ясность в ближайшие перспективы экономической политики. В частности, президент заявил об ужесточении бюджетной политики и достижении уже в 1998 году первичного профицита федерального бюджета. Правительство после проведенных перестановок разработало «12 крупных мер по социально-экономической политике». Документ определял персональную ответственность всех членов правительства и представителей администрации президента за реализацию мероприятий в области оздоровления бюджета, нормализации ситуации с выплатой задолженностей по заработной плате и т.д.

Произошел также ряд дополнительных событий, послуживших позитивными сигналами для инвесторов. Так, в феврале МВФ принял решение о продлении на год трехлетнего кредита России. М. Камдессю дал понять, что Россия получит очередной транш кредита в объеме 700 млн. долларов и при выполнении всех договоренностей будет получать кредиты до 2000 года. 24 февраля Россия и Великобритания полностью согласовали условия реструктуризации российского долга в рамках Парижского клуба.

10 марта 1998 г. рейтинговое агентство Fitch IBCA, несмотря на все колебания конъюнктуры отечественных финансовых рынков, подтвердило долгосрочный кредитный рейтинг России по заимствованиям в иностранной валюте на уровне BB+ и оставила краткосрочный рейтинг России на прежнем уровне - В. Однако рейтинговое агентство Moody's на следующий день объявило о понижении кредитного рейтинга по внешним заимствованиям в иностранной валюте с Ba2 до Ba3 и по банковским депозитам в иностранной валюте - до B1.

23 марта 1998 года президент отправил в отставку Кабинет Министров России. Исполняющим обязанности премьер-министра был назначен С. Кириенко. Краткосрочная реакция финансовых рынков на реформирование правительства была достаточно позитивной. Однако далее экономические агенты были дезориентированы пятинедельным отсутствием назначения Председателя правительства и соответствующей политической неразберихой.

С приходом нового правительства главным направлением экономической политики становится оздоровление бюджета. Анализ бюджетной политики весной и в начале лета 1998 года показывает, что кабинету С. Кириенко удалось предотвратить дальнейшее углубление кризиса.

Ситуация с налоговыми поступлениями в первом квартале 1998 года складывалась несколько лучше, нежели в 1997 году. В то же время исполнение расходной части как федерального, так и консолидированного бюджетов в первом полугодии 1998 года разительно отличается от предшествующего. Фактическому сокращению подверглись практически все статьи обоих бюджетов, за исключением обслуживания государственного долга и расходов на государственное управление. Расходы федерального бюджета на оборону в течение первого полугодия 1998 года были примерно на 1 - 1,5% ВВП ниже уровня предыдущего года.

Если рассмотреть реконструкцию бюджета расширенного правительства России (включая внебюджетные фонды) в первом полугодии 1998 года, то видно, что уровень налоговых поступлений в первом полугодии 1998 года, по сравнению с 1997 годом, снизился (с 32,6% до 30,7% ВВП). Изменения в величине общих доходов были значительнее - 36,5% ВВП против 33,4% ВВП. Большее сокращение расходной части консолидированного бюджета (с 43,2% ВВП до 38,5% ВВП) привело к уменьшению дефицита консолидированного бюджета на 1,6% ВВП.

Кульминационная стадия финансового кризиса в России протекала в следующих условиях: при тяжелом положении в государственных финансах, коротком внутреннем долге, высокой доле иностранных инвесторов, обозначившемся банковском кризисе наблюдалось нарастание политической нестабильности, увеличивалось давление на валютные резервы. В такой ситуации даже при правильной, последовательной политике, направленной на оздоровление бюджета, соблюдение прав инвесторов и т.п. существует значительная вероятность дальнейшего углубления проблем. При этом объективно имеет место несимметричная реакция рынков: любая ошибка экономической политики или плохая новость вызывают серьезные негативные последствия, а правильные шаги не вызывают положительного отклика рынков.

В середине мая (сразу после утверждения кабинета) произошло резкое падение котировок государственных ценных бумаг. Возросли обороты вторичного рынка, на 40% упал фондовый индекс РТС-1, усилилось давление на обменный курс рубля. Валютные резервы за май сократились на 1,4 млрд. долл. (почти 10%).

Государственная Дума приняла, а президент подписал Закон об особенностях распоряжения акциями РАО «ЕЭС России» и акциями других АО электроэнергетики, находящимися в федеральной собственности. Закон нарушал права собственников, т.к. ограничивал долю иностранных инвесторов (не более 25% акций).

В мае С. Дубинин на заседании правительства заявил об угрозе кризиса финансовой системы и катастрофическом нарастании государственного долга. Вызванный этим заявлением шок усиливался отсутствием прозрачной статистики, характеризующей денежную и валютную политику.

Появились тревожные симптомы начала банковского кризиса: в Токобанке, имевшем значительные кредиты от западных банков, было введено внешнее управление.

Объявление 26 мая об отмене продажи Роснефти (из-за падения стоимости акций) лишило бюджет 2,1 млрд. долл., что явилось негативным сигналом для инвесторов.

Несмотря на разрастание кризиса на российских финансовых рынках, реакция правительства была замедленной, что само по себе усиливало развитие кризиса. Лишь к концу мая только что созданное правительство С. Кириенко начинает заниматься разработкой антикризисных мер. 17 - 19 мая были сделаны заявления правительства (о приверженности курсу на макроэкономическую стабильность), Центрального банка (о неизменности валютной политики и недопустимости эмиссионных методов финансирования бюджета), Министерства финансов (о плане жесткой экономии бюджетных расходов), ФКЦБ (об обеспечении прав инвесторов).

29 мая правительство выступило с заявлением о немедленных мерах по стабилизации финансового рынка и о бюджетно-налоговой политике в 1998 году. Спустя несколько дней после своего назначения Б. Федоров обозначил основные пути повышения уровня собираемости налогов в России. Определенный оптимизм на финансовых рынках начал появляться после визита А. Чубайса в Вашингтон 29 - 30 мая, в ходе которого обсуждалась проблема предоставления России большого пакета финансовой помощи. В первую неделю июня доходность государственных обязательств снизилась до 51%, а во вторую неделю - до 46%.

Тем не менее, отсутствие систематических действий правительства по преодолению кризиса привело к нарастанию недоверия со стороны инвесторов. Негативным фактором развития ситуации в июне явилась медлительность в проведении переговоров российского правительства с МВФ о выделении крупного пакета помощи.

Массовый вывод средств инвесторов с финансовых рынков привел к новому повышению во второй половине июня процентной ставки по ГКО, до 50%. Снижение фондового индекса за июнь составило 20%. Это резко повысило давление на обменный курс рубля и потребовало масштабных интервенций со стороны Центрального банка на валютном рынке.

Несмотря на неблагоприятную ситуацию, 10 июня Россия разместила пятилетние облигации на сумму 1,25 млрд. долларов под ставку 11,75%. 24 июня был размещен новый российский заем на 2,5 млрд. долларов уже под 12,75%. Высокая цена заимствований послужила негативным сигналом для инвесторов и снизила котировки других обращающихся евробондов.

17 июня Б. Ельцин назначил А. Чубайса спецпредставителем президента по связям с международными финансовыми организациями в ранге вице-премьера, что было позитивно воспринято участниками российских финансовых рынков. 23 июня Совет директоров МВФ утвердил выделение России очередного транша кредита в размере 670 млн. долларов. Кроме того, МВФ сделал заявление, в котором поддерживалась позиция российского правительства, предпринимающего меры по поддержанию национальной валюты и недопущению резкой девальвации.

В июне 1998 года правительство активно разрабатывало меры антикризисной программы, среди которых особенно можно выделить планировавшееся снижение цен на газ и тарифов на электроэнергию, изменения налогового законодательства (переход на взимание НДС по отгрузке, введение плоской шкалы подоходного налога, снижение ставки налога на прибыль, увеличение ставок акцизов, ограничение числа расчетных счетов предприятий, введение налога с продаж и др.), продажи принадлежащих государству пакетов акций крупных российских корпораций (в частности, 5% акций РАО «Газпром» и государственного пакета акций АО «Связьинвест»). Пакет антикризисных законопроектов С. Кириенко представил Государственной Думе по частям в начале июля 1998 года.

В эти дни средневзвешенная доходность на рынке государственных ценных бумаг достигла 126% годовых. 8 июля 1998 года Министерство финансов РФ отменило аукционы по размещению ГКО и ОФЗ. 13 июля 1998 года правительство России объявило о намерении предложить держателям ГКО конвертировать их в среднесрочные или долгосрочные облигации, номинированные в долларах, с погашением в 2005 и 2018 годах. Улучшение ситуации произошло после объявления 13 июля 1998 о том, что МВФ, МБРР и правительство Японии предоставят России 22,6 млрд. долларов финансовой помощи. Из этой суммы 5,6 млрд. долларов должны были быть предоставлены сразу после завершения заседания Совета директоров МВФ. С 13 по 19 июля средневзвешенная доходность ГКО снизилась до 53%. Индекс РТС-1 за эту неделю вырос на 34%. Однако 15 июля аукцион по размещению ГКО вновь не состоялся и обслуживание государственного долга было произведено за счет государственного бюджета. 20 июля было объявлено о прекращении выпуска государственных ценных бумаг сроком на один год.

Многие законопроекты, входившие в состав антикризисного пакета, предлагавшегося правительством в июне - июле 1998 года, были отклонены Государственной Думой. Поскольку принятие данных законов являлось составной частью обязательств российской стороны перед МВФ при получении финансовой поддержки, то можно было предположить некоторое снижение ее размеров. Тем не менее в результате переговоров А. Чубайса с руководством МВФ размеры первого транша были снижены не очень существенно: с 5,6 млрд. долларов до 4,8 млрд. долл. 21 июля МВФ принял решение о выделении России нового пакета помощи.

Несмотря на снижение величины первого транша, финансовые рынки положительно отреагировали на это событие. Доходность государственных обязательств уменьшилась до 45%. Таким образом, дальнейшее развитие событий во многом зависело от четких сигналов рынку об очередных шагах российского руководства по нормализации ситуации. Однако мероприятия, демонстрирующие наличие у правительства обдуманного плана действий, не были реализованы.

Правительство сочло, что временная стабилизация рынка в двадцатых числах июля является устойчивой тенденцией, и провело встречу Председателя правительства с крупнейшими инвесторами для объяснения им плана действий правительства по погашению и обслуживанию государственных обязательств на ближайшую перспективу только через неделю, 27 июля. Однако убедительно показать, что Россия справляется со своими обязательствами до конца 1998 года на основе данных о повышении налоговых поступлений, об увеличении уровня международных резервов, правительству не удалось.

Кроме становившейся все более очевидной политической слабости правительства, неспособного провести через Государственную Думу пакет согласованных с МВФ законопроектов, следует отметить ряд дополнительных факторов, которые к первым числам августа вызвали перелом в развитии ситуации и придали дальнейшим тенденциям неуправляемый характер.

Во-первых, это ухудшение конъюнктуры на мировых финансовых рынках. Во-вторых, это сезонное снижение доли рискованных активов в портфелях крупных институциональных инвесторов, осуществляемое накануне летних отпусков. Важнейшей причиной явилось серьезное обострение банковского кризиса. Оно было спровоцировано ухудшением ситуации на финансовых рынках на фоне жесткой денежной политики первого полугодия 1998 года. Важную роль в обострении кризиса ликвидности банковской системы сыграло падение котировок российских государственных валютных ценных бумаг, служивших обеспечением кредитов, выданных российским банкам зарубежными банками. В результате такого падения возникли дополнительные депозитные требования к российским банкам по увеличению страховочных средств (margin call). Для довнесения этих средств банки предприняли продажи имеющихся в их портфелях ГКО-ОФЗ, а также корпоративных акций с последующей конвертацией вырученных средств в валюту. Такая политика банков вызвала дополнительную нервозность на финансовых рынках, в т.ч. на рынке российских бумаг, номинированных в валюте. Первыми банками, которые не смогли выполнить своих обязательств перед зарубежными кредитными учреждениями, стали «СБС-Агро» и «Империал».

В результате действия отмеченных выше факторов финансовая ситуация между моментом получения кредита МВФ и первыми числами августа резко ухудшилась. Доходность государственных обязательств увеличилась до 56%, ускорилось падение фондового рынка. Индекс РТС-1 за время, прошедшее с момента выделения стабилизационного кредита МВФ до 17 августа упал почти на 30%. Началось быстрое уменьшение объемов международных резервов. Если на 23 июля их величина составляла 19,5 млрд. долл., то на 31 июля - 18,4 млрд. долл., на 7 августа - 16,3 млрд. долл.

Подводя итоги кульминации кризиса, следует отметить, что наряду с рассмотренными ниже фундаментальными причинами наиболее важными факторами, не позволившими России в августе избежать девальвации рубля, оказались две: отсутствие поддержки антикризисной программы правительства со стороны Государственной Думы и недостаточный объем помощи со стороны МВФ. К середине месяца ситуация, возможно, могла бы быть выправлена за счет срочной помощи стран Большой семерки в размере 10 - 15 млрд. долл. Однако в существовавшей политической ситуации получение таких средств было нереальным. Единственным возможным выходом из создавшегося положения стала девальвация рубля.

План правительства, обнародованный 17 августа, включал в себя три группы мер: введение плавающего курса рубля с его девальвацией до конца года примерно до 9 руб. за доллар; введение трехмесячного моратория на погашение внешних долгов российских банков; принудительная реструктуризация долгов по ГКО-ОФЗ.

15 - 16 августа план правительства был согласован с МВФ. Объявление 17 августа программы без схемы реструктуризации внутреннего государственного долга вызвало негативную реакцию на финансовых рынках. Фондовый рынок только за одну неделю упал дополнительно на 29%. С недельным опозданием правительством РФ была обнародована схема реструктуризации. Общая сумма замороженного внутреннего долга РФ составила 265,3 млрд. руб. (42,2 млрд. долларов по курсу на 14 августа 1998 г.) В обращении остались ОФЗ на сумму около 75 млрд. руб. со сроками погашения в 2000 - 2001 годах.

Программа правительства С. Кириенко не была реализована в первоначальном виде. 23 августа произошла отставка Правительства, возглавляемого С. Кириенко, и назначение В. Черномырдина исполняющим обязанности Председателя правительства. Такое решение имело серьезные экономико-политические последствия. Во-первых, эта отставка и заявления о смене экономического курса практически аннулировали соглашения с МВФ, в части как программы расширенного кредитования, так и стабилизационного кредита (с учетом поддержанных МВФ мер по заявлению от 17 августа). Во-вторых, политический кризис резко увеличил неопределенность экономической политики.

Отмеченные факторы вызвали новую волну паники на финансовых и товарных рынках. 26 августа Центральный банк РФ, растратив значительные запасы резервов на поддержку рубля при низких ценах доллара, приостановил торги на ММВБ на неопределенный срок для сохранения своих золотовалютных резервов. С 28 августа приостановлены торги на региональных валютных биржах. В дальнейшем ЦБ уже не мог удерживать рубль от понижения из-за снижения уровня валютных резервов (12,46 млрд. долл. на 1 сентября).

В сентябре 1998 года произошло дальнейшее обострение экономического и финансового кризиса, связанного с девальвацией рубля и снижением доверия к российской национальной валюте. Трехкратная девальвация рубля, резкое увеличение скорости обращения денежной массы определили быстрый рост потребительских цен. В августе цены выросли на 3,7%, а в сентябре на 38,4%.

В дальнейшем, одновременно со снижением курса доллара США, темпы инфляции замедлились. Это в большой степени объясняется денежно-кредитной политикой, проводимой Центральным банком РФ. В августе практически не произошло изменения денежной базы, несмотря на то, что Банк России потратил тогда 5,95 млрд. долларов США из своих золотовалютных резервов. Очевидно, валютные интервенции были стерилизованы в результате операций на открытом рынке с государственными обязательствами и выдачи стабилизационных кредитов коммерческим банкам.

В сентябре денежная база выросла на 9,5% при резком замедлении темпов снижения внешних резервов. Одновременно инфляционное воздействие эмиссии в значительной степени компенсировалось сокращением денежно-кредитного мультипликатора вследствие изъятия вкладов населения из коммерческих банков.

При отсутствии рынка внутренних государственных заимствований единственным показателем процентных ставок по российским обязательствам стал рынок ОВВЗ и евробондов. Котировки ОВВЗ 3-ей серии (погашение в 1998 г.) упали до уровня 40% от номинала по сравнению с 90% на начало августа, цены ОВВЗ других траншей упали до 10% от номинальной стоимости. Евробонды котируются на уровне 20 - 30% от номинала (70 - 85% до кризиса).

В сентябре 1998 г. обменный курс доллара в Системе электронных лотовых торгов (СЭЛТ) демонстрировал значительные колебания. Так, если на 31 августа курс доллара составлял 7,905 руб./$, то на 9 сентября он вырос до 20,825 руб. Необходимость снизить расчетные потери по форвардным контрактам с поставкой в середине сентября определила последующее снижение обменного курса доллара до уровня 8,67 руб./$. После фиксации данного уровня курса на 15 сентября 1998 г. котировки доллара вновь выросли до уровня 16 руб./$. По итогам сентября обменный курс доллара США вырос на 102,4%.

После августовского падения котировок в сентябре 1998 г. снижение цен российских акций несколько замедлилось. Если в августе индекс РТС-1 снизился на 56,2%, то в сентябре его уменьшение составило 33,2%. С начала 1998 г. индекс РТС-1 снизился на 89%, а с начала октября 1997 г. - на 92,3%.

На рынке рублевых межбанковских кредитов процентные ставки по однодневным кредитам в середине сентября достигали 450% годовых, по кредитам на три дня - 130% годовых. Возвращение кредитов обеспечивалось высокой доходностью операций с валютой. Объемы сделок в сентябре упали по сравнению с августом в 10 раз.

1.2. Основные факторы развития финансового кризиса в 1998 году

1.2.1. Бюджетный дефицит и государственный долг

Основной причиной, обусловившей произошедший финансовый кризис, была неспособность ни одного правительства России обеспечить принятие и, главное, реализацию реалистичного бюджета. В результате позитивные тенденции 1996-1997 годов - снижение темпов инфляции, стабилизация валютного курса рубля, снижение процентных ставок, начало экономического роста - происходили исключительно за счет проведения жесткой денежной политики на фоне высокого уровня несбалансированности государственных финансов. Значительный дефицит государственных финансов, приводивший к наращиванию государственного долга и расходов на его обслуживание, одновременно снижая величину национальных сбережений и уменьшая текущее сальдо платежного баланса, являлся серьезнейшим дестабилизирующим фактором социально-экономического развития страны.

Будучи по уровню экономического развития одной из последних в ряду демократических государств, по бюджетной нагрузке страна находится на уровне США и уступает Великобритании. Бюджетный кризис в посткоммунистической России является политическим не потому, что у правительства не хватает политической воли бороться с сокрытием налогов и налоговыми недоимками. Политический характер бюджетного кризиса отражает несовместимость сложившегося уровня налоговых изъятий государства с демократическим характером политического режима и уровнем экономического развития страны.

Непонимание описанной природы бюджетного кризиса предопределило ошибочные действия по его преодолению. Можно спорить о том, какой именно уровень налоговых поступлений в наибольшей степени соответствует уровню развития отечественной экономики, ее отраслевой структуре, уровню благосостояния граждан, структуре их потребления, традициям подчинения законодательству, степени его проработанности и многим другим факторам. Однако тот факт, что уровень возможного сбора налогов не превышает 30% ВВП плюс - минус несколько процентных пунктов, можно считать доказанным хозяйственной практикой. Таким образом, ключевым моментом балансирования бюджета должна была стать реструктуризация расходов, включая их сокращение, - вопрос исключительно болезненный как с политической, так и с социальной точек зрения.

Реальные расходы государства за период с 1991 по 1997 год сократились примерно в 2,5 раза. При этом расходы на социальные цели уменьшились примерно на треть. И, тем не менее, сокращение расходов государства проходило крайне медленно и оказалось совершенно недостаточным для установления бюджетного равновесия. Кроме того, секвестрирование при исполнении расходной части бюджета осуществлялось под давлением различных лоббирующих групп (АПК, ВПК, банковский и минерально-сырьевой сектор и др.), что привело к формированию крайне нерациональной структуры расходов, которая не способна была обеспечивать ни условий экономического роста, ни поддержания достаточного уровня социально-политической стабильности.

Правительство в рассматриваемый период (и особенно на рубеже 1997-1998 годов) предпринимало попытки наведения порядка в расходования средств федеральных и местных бюджетов, а кабинетом С. Кириенко в июне - июле 1998 г. была даже разработана и одобрена специальная программа на этот счет. Однако предпринимавшиеся в этом направлении меры, по существу, представляли собой попытки выявления и ликвидации нерациональных расходов, тогда как проблема была гораздо более сложной: государство должно было отказаться от значительной части своих обязательств, выполнение которых стало невозможным без опасного наращивания государственного долга.

С 1995 года началось быстрое нарастание внутреннего государственного долга, в первую очередь, за счет заимствований на рынке ценных бумаг (см. табл. 1.1). К началу 1998 года внутренний долг увеличился до 18,?% ВВП. К концу 1998 года - до 26,0% ВВП (в годовом исчислении)

Таблица 1.1

Динамика государственного внутреннего долга и расходов на его обслуживание

на 1 января 1994

на 1 января 1995

на 1 января 1996

трлн. руб.

% ВВП

трлн. руб.

% ВВП

трлн. руб.

% ВВП

Государственный внутренний долг, в т.ч.

35,2

21,7

88,4

14,5

188

11,5

- задолженность по ценным бумагам

0,3

0,2

18,9

3,1

85,2

5,2

- задолженность Центральному банку

29,2

18,0

58,8

9,6

61,0

3,7

Обслуживание внутреннего долга

0,99

0,6

16,1

2,6

38,2

2,3

на 1 января 1997

на 1 января 1998

на 1 января 1999

трлн. руб.

% ВВП

трлн. руб.

% ВВП

млрд. руб.

% ВВП

Государственный внутренний долг, в т.ч.

365,5

16,2

501

18,7

751

28,0

- задолженность по ценным бумагам

249

11,0

449

16,8

480

17,9

- задолженность Центральному банку

59,6

2,6

0,0

0,0

0,0

0,0

Обслуживание внутреннего долга

105,7

4,7

96,3

3,6

106,6

4,0

Источник: Минфин РФ, ЦБ РФ, ИЭППП

Увеличение внутреннего долга вызвало соответствующий рост расходов на его обслуживание. С 1995 года по 1996 год их величина возросла с 2,6% ВВП до 4,8% ВВП. В 1997 и первом полугодии 1998 года эти расходы хотя и несколько сократились, тем не менее составляли 3,6% ВВП и 3,9% ВВП, соответственно.

Одновременно в 1996 - 1998 годах началось широкое использование заимствований на внешних финансовых рынках. Динамика внешнего долга Российской Федерации представлена в таблице 1.2.

Таблица 1.2

Динамика внешнего долга России

Долг СССР

(млрд. долларов)

Долг РФ

(млрд. долларов)

Обслуживание в % ВВП

1992

104,9

2,8

0,7

1993

103,7

9,0

0,3

1994

108,6

11,3

0,5

1995

103,0

17,4

0,9

1996

100,8

24,2

0,9

1997

97,8

33,0

0,7

1998

95,0

55,0

1,2

Источник: Минфин РФ, Госкомстат РФ, ИЭППП.

Общий уровень долговой нагрузки на экономику страны, равный 49,8% ВВП (на 1 января 1998 года), если сравнить с ситуацией в других странах мира, можно оценить как относительно низкий.

Особенность ситуации с внутренним долгом, сложившаяся в России к 1997 году, определяется его краткосрочным характером и значительной долей долга, принадлежащего нерезидентам.

Дюрация внутреннего долга РФ (средний срок до погашения обращающихся ГКО-ОФЗ) выросла за 1995 год с 60 до 90 дней, за 1996 г. - до 150 дней, в 1997 году - до 250 дней. И хотя к августу 1998 года данный показатель составил около 330 дней, средства, необходимые ежемесячно только для погашения ранее выпущенных облигаций (без учета купонных выплат по двух - трехлетним купонным бумагам, ОФЗ), достигли в первой половине 1998 года 10% - 15% месячного ВВП.

Динамика отношения краткосрочного внутреннего долга к банковским депозитам населения, характеризующим объем внутренних финансовых сбережений в России, показывает быстрое опережение внутреннего долга, продолжавшееся вплоть до осени 1997 года, причем весной 1996 года данное отношение превысило единицу.

Эта ситуация предопределила решение о допуске нерезидентов на рынок внутреннего государственного долга. При сложившемся объеме дефицита государственного бюджета и ограниченной возможности внешних заимствований выбора не было. Либо нужно было сократить дефицит государственных финансов, либо открывать рынок внутреннего долга для нерезидентов.

С 1 января 1998 года Центральный банк и правительство РФ объявили о полной либерализации рынка для нерезидентов (были отменены гарантированный уровень доходности и ограничения на срок репатриации прибыли). В результате доля нерезидентов на рынке ГКО-ОФЗ неуклонно росла. По данным Министерства финансов РФ, в апреле 1998 года доля нерезидентов составляла около 28% объемов рынка.

Следует также отметить, что существенное ослабление контроля за иностранным капиталом и соответствующее снижение стоимости обслуживания государственного долга создало у правительства иллюзию об отсутствии проблем с обеспечением финансирования дефицита государственного бюджета по крайней мере в среднесрочной перспективе. С этой точки зрения, допуск нерезидентов на рынок внутреннего долга оказал негативное влияние на экономическую политику, усилив моральные риски выбора мягкой бюджетной политики, не предполагавшей резкого снижения бюджетного дефицита и, соответственно, потребностей в государственных заимствованиях.

Внешние заимствования являются более «длинными» по сравнению с ценными бумагами, размещаемыми на внутреннем рынке, однако, начиная с 1999 года, Россия вступает в период выплаты предоставленных ранее международными финансовыми организациями кредитов и займов, а с 2001 года будет необходимо нести расходы по погашению размещенных в 1997 - 1998 годах евробондов. В течение ближайших 10 лет ежегодные затраты только на погашение долгов международным финансовым организациям и процентные выплаты инвесторам, купившим российские еврооблигации, составят от 3,5 до 5 млрд. долларов США. Кроме того в 2002 году кончается льготный период обслуживания долгов Лондонскому и Парижскому клубу, что также означает значительный рост годовых объемов внешних выплат.

Тем не менее, можно говорить о том, что в 1997 - 1998 годах политика управления государственным долгом недостаточно учитывала преимущества внешних заимствований по сравнению с внутренними. Внешние заимствования характеризуются более долгосрочным характером и отсутствием для инвесторов риска изменения курса рубля, что делает их цену менее зависимой от текущей курсовой политики. Попытка увеличить объем внешних займов за счет размещения евробондов в это период проводилась, на наш взгляд, недостаточно последовательно. За 1997 - 1998 год величина размещения еврозаймов составила 14,9 млрд. долларов США. Если бы консолидация (т.е. замена краткосрочного долга на долгосрочный, путем изменения соотношений внутренних и внешних заимствований) осуществлялась более интенсивно, то угрозу финансового кризиса можно было несколько снизить.

1.2.2. Состояние платежного баланса

При анализе основных изменений показателей платежного баланса важно иметь в виду внутреннюю противоречивость экономической ситуации в России, сложившейся к лету 1997 года. С одной стороны, при падении цен на нефть у экономических агентов возникли подозрения в переоцененности рубля с точки зрения изменившихся условий торговли, и соответственно, появились ожидания девальвации. Эти ожидания усиливались из-за роста расходов на обслуживание и погашение внешнего долга. Необходимость корректировки проводимой курсовой политики и определенного обесценения рубля стала очевидной в последнем квартале 1997 года, когда обозначилась тенденция использования официальных золотовалютных резервов в качестве одного из основных источников финансирования дефицита, а прогноз изменения конъюнктуры на мировых рынках энергоносителей стал демонстрировать устойчивую тенденцию падения цен.

С другой стороны, если экономическая ситуация характеризуется наличием короткого внутреннего государственного долга и высокой доли нерезидентов на этом рынке, то любые попытки изменения курсовой политики (в частности, попытки ускорения постепенного обесценения рубля) вызывают массовый отток иностранных инвесторов с финансовых рынков, рост процентных ставок, увеличение спроса на валюту, снижение валютных резервов, увеличение риска дефолта по государственным обязательствам и резкой девальвации. В результате, политика постепенного обесценения рубля в целях уравновешивания платежного баланса становится практически невозможной. Это наглядно показал опыт 1997-1998 годов.

Начиная со второго квартала 1997 года, сальдо по счету текущих операций в основном принимает отрицательные значения (исключение составляет IV квартал 1997 года, когда указанный показатель был зафиксирован на уровне, не превышающем 400 млн. долл.). Среди основных факторов снижения сальдо по счету текущих операции можно выделить неблагоприятную конъюнктуру на мировом рынке основных экспортных товарных групп России (как видно из рисунка 1.1, колебания сальдо торгового баланса РФ практически полностью повторяют изменения мировых цен на нефть), а также увеличение общего объема выплат процентных доходов нерезидентам со стороны государства и частного сектора (по итогам 1997 года сальдо выплаченных доходов по услугам капитала составило -8 млрд. долл. или 1,75% ВВП - см. рис. 1.2).

Рис. 1.1

Торговый баланс РФ и мировые цены на нефть в 1995 - 1998 гг.*

*- торговый баланс за IV квартал 1998 года дан по оценке Банка России.

Источник: ЦБ РФ, International Financial Statistics

Однако в третьем квартале 1998 года вследствие девальвации рубля, несмотря на дальнейшее снижение мировых цен на нефть, сальдо торгового баланса России резко возросло и составило 4,35 млрд. долл., благодаря, главным образом, сокращению импорта (до 13,5 млрд. долл. с 17 млрд. долл. во втором квартале). Сальдо платежного баланса по счету текущих операций также выросло по сравнению с предыдущим периодом и было зафиксировано на уровне 217 млн. долл., что, впрочем, практически полностью объясняется ростом торгового баланса, т.к. сальдо баланса доходов в III квартале составило 3,4 млрд. долл., что ненамного ниже показателя II квартала.

Рис. 1.2

Счет текущих операций и баланс услуг капитала РФ в 1995 - III квартале 1998 года

Источник: ЦБ РФ.

Несмотря на неблагоприятную динамику счета текущих операций, сальдо по счету операций с капиталом и финансовыми инструментами в 1997-98 гг. оставалось положительным и было зафиксировано в 1997 году на уровне 19,5 млрд. долл. или 4,2% ВВП, что привело к активному сальдо общего платежного баланса. Однако профицит финансового счета в 1997 году возник вследствие показанного в платежном балансе притока иностранных портфельных инвестиций, а сальдо по остальным статьям счета операций с капиталом и финансовыми инструментами в течение года принимало либо отрицательные, либо невысокие положительные значения.

Такие показатели финансового счета платежного баланса в 1997 году были вызваны реструктуризацией задолженности России по долгам бывшего СССР перед членами Лондонского клуба, которая была осуществлена путем выпуска облигаций на сумму основного долга (22,1 млрд. долл.) и на просроченные проценты (6,1 млрд. долл.). Отражение данной операции в платежном балансе заключалось в уменьшении задолженности госсектора по привлеченным кредитам (снижение просроченной задолженности) и соответствующем увеличении обязательств по портфельным инвестициям нерезидентов (как результат выпуска ценных бумаг). В целях получения значений сальдо по счетам платежного баланса, отражающих реальное положение дел в IV квартале 1997 года, нами была произведена реконструкция счетов «портфельные инвестиции» и «пассивы сектора государственного управления» платежного баланса РФ, заключающаяся в уменьшении пассивов резидентов по портфельным инвестициям на сумму реструктурированного долга и одновременном увеличении обязательств сектора государственного управления (см. рис. 1.3).

Рис. 1.3

Реконструкция сальдо по счетам инвестиций платежного баланса РФ и общего сальдо платежного баланса в 1995 - III квартале 1998 года.

Источник: ЦБ РФ, расчеты авторов

Анализ реконструированного платежного баланса России за 1997 год показал значительное снижение сальдо по счету портфельных инвестиций в IV квартале до 906 млн. долл. США (0,72% ВВП) и общего сальдо платежного баланса до 9,9 млрд. долл. США (-7,9% ВВП). Таким образом, динамика портфельных иностранных инвестиций имела резкий перелом осенью 1997 года. Наряду с ухудшением конъюнктуры цен на основные товары российского экспорта, этот фактор в конце 1997 - первой половине 1998 года привел к катастрофическому росту дефицита платежного баланса, финансируемого за счет снижения внешних резервов ЦБ РФ.

В последнем квартале 1997 года золотовалютные резервы снизились на 5,9 млрд. долл. Следует также отметить, что во втором квартале 1998 года в России, впервые с конца 1993 года, был зафиксирован дефицит торгового баланса, включая нефакторные услуги (более 300 млн. долл.), продолжался рост дефицита по счету текущих операций (дефицит превысил 4 млрд. долл.) при дальнейшем росте величины обслуживания внешней задолженности (баланс услуг капитала превысил 4 млрд. долл.). В третьем квартале прошедшего года ситуация изменилась: как уже упоминалось выше, в связи с увеличением торгового баланса возросло сальдо по счету текущих операций при незначительном уменьшении баланса доходов от капитала. Вследствие того, что отказ от обслуживания ГКО-ОФЗ пришелся фактически на последний месяц квартала, большой объем выплат по ценным бумагам в июле-августе способствовал удержанию дефицита баланса доходов на высоком уровне.

Баланс по счету операций с капиталом и финансовыми инструментами в течение первых трех кварталов 1998 года оставался положительным, хотя в третьем квартале его величина несколько снизилась - до 1,5 млрд. долл. Анализ статей финансового счета в третьем квартале показывает, что наиболее серьезные изменения были зафиксированы по счетам портфельных и прочих инвестиций. Так, иностранные портфельные активы в России снизились за указанный период на 726 млн. долл., в то время как в предыдущие периоды наблюдался ежеквартальный рост иностранных портфельных инвестиций на суммы от 2 до 8 млрд. долл.

Среди неблагоприятных изменений показателей финансового счета в июле-сентябре 1998 года следует, прежде всего, отметить рост российских зарубежных активов и уменьшение иностранных обязательств: прирост средств на иностранных текущих счетах и депозитах резидентов (83 млн. долл.), уменьшение остатков на российских депозитах и текущих счетах нерезидентов (1,48 млрд. долл.), увеличение российских экспортных кредитов и непоступившей экспортной выручки (4,2 млрд. долл.), прирост наличной иностранной валюты у резидентов (1 млрд. долл.), а также снижение объема кредитов, привлеченных банковским сектором (3,25 млрд. долл.).

Если весной и в начале лета 1998 года дефицит текущего платежного баланса финансировался как за счет привлечения портфельных инвестиций и кредитов МВФ, так и снижения золотовалютных резервов ЦБ, то в августе 1998 года валютные резервы, как источник финансирования дефицита, были практически исчерпаны (за июль 1997 - август 1998 года золотовалютные резервы ЦБ сократились на 12 млрд. долл.). Дальнейшее привлечение портфельных инвестиций в связи с кризисом оказалось невозможным, а первый транш кредита МВФ был израсходован на поддержание курса рубля в рекордно короткие сроки.

В этих условиях, финансирование дефицита платежного баланса в третьем квартале 1998 года осуществлялось за счет двух источников: привлечения кредита МВФ (4,8 млрд. долл.) и до 25 августа расходования валютных резервов (по итогам III квартала валютные резервы снизились на 2,3 млрд. долл.). После исчерпания резервов единственным способом уравновешивания платежного баланса являлась девальвация национальной валюты, решение о проведении которой было принято 17 августа, и как последствие его - сокращение импорта.

На момент подготовки данного обзора мы не располагали официальными данными о состоянии российского платежного баланса в целом за 1998 год. Однако, по предварительным оценкам Банка России, рост положительного сальдо торгового баланса продолжился и в четвертом квартале 1998 года: хотя падение экспорта составило 30% по сравнению с III кварталом, но импорт снизился более значительно (на 54%). Сальдо торгового баланса составило около 8 млрд. долл. По итогам 1998 года, в соответствии с оценками Центрального Банка, по счету текущих операций был зафиксирован дефицит в размере -0,8 млрд. долл., а положительное сальдо торгового баланса составило 14,7 млрд. долл. против +3,56 млрд. долл. и 17,5 млрд. долл. соответственно в 1997 году. Относительно операций по капитальным счетам платежного баланса ожидается, что по итогам 1998 года чистый приток капитала в Российскую Федерацию составит 17,8 млрд. долл., в том числе чистый отток капитала из банковского сектора в объеме -6,5 млрд. долл. и приток в корпоративный сектор в объеме 7,1 млрд. долл. (в 1997 году указанные показатели составили 44,1 млрд. долл., +8,9 млрд. долл. и 13,5 млрд. долл. соответственно).

При анализе состояния платежного баланса России также возникает вопрос об источниках финансирования основной суммы внешнего долга и процентных платежей к выплате в 1999 году, а также погашения третьего транша ОВВЗ (в сумме около 18 млрд. долл., в том числе 9,2 млрд. долл. - выплаты по собственной задолженности РФ). Очевидно, что совокупность перечисленных выше факторов (растущий дефицит по счету текущих операций, снижение золотовалютных резервов ЦБ, неблагоприятные прогнозы получения кредитов от международных финансовых организаций и привлечения иных инвестиций) не позволяет выплатить указанную сумму. При этом дальнейшая девальвация рубля в целях улучшения торгового баланса не приведет к необходимому росту экспорта вследствие его ценовой неэластичности. В этих условиях единственным вариантом политики управления внешним долгом в 1999 году становится его дальнейшая реструктуризация.

Таблица 1.3

Платежный баланс России в 1995 - III квартале 1998 года (млн. долл. США)

I квартал

II квартал

III квартал

IV квартал

1995 год

Счет текущих операций

5506

2849

-819

425

Товары и нефакторные услуги

4532

3742

1308

1629

Товары (торговый баланс)

5751

5980

4855

4221

Экспорт товаров

19059

20399

20494

22711

Импорт товаров

-13308

-14419

-15639

-18490

Нефакторные услуги

-1219

-2238

-3547

-2592

Оказанные нерезидентам

2139

2766

2733

2887

Оказанные нерезидентами

-3358

-5004

-6280

-5479

Баланс услуг труда и капитала (баланс доходов)

886

-883

-2071

-1299

Из них: баланс услуг капитала

897

-813

-1923

-1226

Предоставленных нерезидентам

2559

612

410

531

Полученных от нерезидентов

-1662

-1425

-2333

-1757

Текущие трансферты

87

-10

-57

95

Полученные

191

174

160

285

Выплаченные

-104

-184

-217

-190

Счет операций с капиталом и финансовыми инструментами

-6161

-1802

-42

-13845

Счет операций с капиталом

-22

-73

-173

-80

Капитальные трансферты

-22

-73

-173

-80

Финансовый счет

-6139

-1729

131

-13765

Прямые и портфельные инвестиции

-1322

106

563

932

Активы

-1564

-150

-93

-23

Пассивы

242

256

656

955

Прочие инвестиции

-4817

-1835

-432

-14697

Активы

-2624

1035

5794

-656

Наличная иностранная валюта и депозиты

-114

2454

846

1173

Торговые кредиты и авансы

-228

2

8039

227

Ссуды и займы предоставленные (непросроченные)

1817

3748

1408

1585

Просроченная задолженность

-4156

-3772

-1398

-1228

Прочие активы

57

-1397

-3101

-2413

Пассивы

-2193

-2870

-6226

-14041

Наличная национальная валюта и депозиты

193

198

433

1807

Торговые кредиты и авансы

395

-433

-1278

-6774

Привлеченные кредиты

-2881

-2758

-5284

-9927

Прочие пассивы

100

123

-97

853

Поправка к резервным активам

146

-263

187

1006

Чистые ошибки и пропуски

-3118

791

-4207

8237

Общее сальдо платежного баланса

-3627

1575

-4881

-4177

Финансирование

3627

-1575

4882

4177

Резервные активы

-96

-5936

-1105

-3249

Исключительное финансирование

3109

3920

5319

6343

Использование новых займов органами гос.управления для финансирования дефицита

0

1690

1650

2144

использование кредитов МВФ

0

1690

1650

2144

Просрочено платежей

899

560

1059

-1387

Перенесено платежей по обслуживанию официального внешнего долга

2210

1670

2610

5586

Прочие операции

614

441

668

1083

Использование новых займов органами гос.управления для финансирования дефицита (кроме кредитов МВФ)

614

441

668

1083

1996 год

Счет текущих операций

3829

1759

2183

4339

Товары и нефакторные услуги

3323

3423

4005

6465

Товары (торговый баланс)

4641

4921

5064

8442

Экспорт товаров

20872

21940

21918

25833

Импорт товаров

-16231

-17019

-16854

-17391

Нефакторные услуги

-1318

-1498

-1059

-1977

Оказанные нерезидентам

2897

3251

4091

2718

Оказанные нерезидентами

-4215

-4749

-5150

-4695

Баланс услуг труда и капитала (баланс доходов)

483

-1601

-1878

-2293

Из них: баланс услуг капитала

603

-1491

-1781

-2215

Предоставленных нерезидентам

2610

710

446

465

Полученных от нерезидентов

-2007

-2201

-2227

-2680

Текущие трансферты

23

-62

56

165

Полученные

151

122

159

333

Выплаченные

-128

-184

-103

-168

Счет операций с капиталом и финансовыми инструментами

-6700

-5260

-7600

-5569

Счет операций с капиталом

-219

-66

-79

-99

Капитальные трансферты

-219

-66

-79

-99

Финансовый счет

-6481

-5194

-7521

-5470

Прямые и портфельные инвестиции

1872

1613

999

6965

Активы

9

-389

-163

-400

Пассивы

1863

2002

1162

7365

Прочие инвестиции

-8353

-6807

-8520

-12435

Активы

-4792

-8122

-4948

-11441

Наличная иностранная валюта и депозиты

999

-5102

-1423

-4379

Торговые кредиты и авансы

-1626

-1800

-1700

-4375

Ссуды и займы предоставленные (непросроченные)

2424

3123

2267

1685

Просроченная задолженность

-4612

-2374

-1295

-1195

Прочие активы

-1977

-1969

-2797

-3177

Пассивы

-3561

1315

-3572

-994

Наличная национальная валюта и депозиты

46

-48

645

674

Торговые кредиты и авансы

75

-434

-571

131

Привлеченные кредиты

-3288

-2

-3614

-1325

Прочие пассивы

-394

1799

-32

-474

Поправка к резервным активам

-400

-798

-196

-90

Чистые ошибки и пропуски

-2170

-2794

-1133

-2050

Общее сальдо платежного баланса

-5441

-7093

-6746

-3370

Финансирование

5441

7093

6746

3370

Резервные активы

-2034

3431

1390

54

Исключительное финансирование

4718

3102

4486

2581

Использование новых займов органами гос.управления для финансирования дефицита

1393

1013

677

672

- использование кредитов МВФ

1393

1013

677

672

Просрочено платежей

725

619

619

729

Перенесено платежей по обслуживанию официального внешнего долга

2600

1470

3190

1180

Прочие операции

2757

560

870

735

Использование новых займов органами гос.управления для финансирования дефицита (кроме кредитов МВФ)

2757

560

870

735

1997 год

Счет текущих операций

4040

-14

-853

382

Товары и нефакторные услуги

5055

2502

2038

2958

Товары (торговый баланс)

6017

3620

3461

4420

Экспорт товаров

21154

20654

21718

25402

Импорт товаров

-15137

-17034

-18257

-20982

Нефакторные услуги

-962

-1118

-1423

-1462

Оказанные нерезидентам

2915

3437

4265

3516

Оказанные нерезидентами

-3877

-4555

-5688

-4978

Баланс услуг труда и капитала (баланс доходов)

-974

-2362

-2719

-2356

Из них: баланс услуг капитала

-904

-2285

-2617

-2264

Предоставленных нерезидентам

2417

618

569

536

Полученных от нерезидентов

-3321

-2903

-3186

-2800

Текущие трансферты

-41

-154

-172

-220

Полученные

126

59

87

77

Выплаченные

-167

-213

-259

-297

Счет операций с капиталом и финансовыми инструментами

-3846

5484

-2855

20663

Счет операций с капиталом

-115

-317

-187

-179

Капитальные трансферты

-115

-317

-187

-179

Финансовый счет

-3731

5801

-2668

20842

Прямые и портфельные инвестиции

5967

9036

3275

30796

Активы

-443

-691

-972

-652

Пассивы

6410

9727

4247

31448

Прочие инвестиции

-9698

-3235

-5943

-9954

Активы

1209

-6295

-9952

-11581

Наличная иностранная валюта и депозиты

-1305

-1936

-4709

-4515

Торговые кредиты и авансы

-859

-883

-1649

-3397

Ссуды и займы предоставленные (непросроченные)

4055

2340

396

212

Просроченная задолженность

1830

-2736

-1004

-1138

Прочие активы

-2512

-3080

-2986

-2743

Пассивы

-10907

3060

4009

1627

Наличная национальная валюта и депозиты

-7492

569

948

1244

Торговые кредиты и авансы

-423

28

120

211

Привлеченные кредиты

-2494

2123

2246

198

Прочие пассивы

-498

340

695

-26

Поправка к резервным активам

48

30

-49

-48

Чистые ошибки и пропуски

-2479

-1207

-1358

-2709

Общее сальдо платежного баланса

-2237

4293

-5115

18288

Финансирование

2237

-4293

5115

-18288

Резервные активы

-1331

-8034

1616

5934

Исключительное финансирование

2960

2131

2624

-26637

Использование новых займов органами гос.управления для финансирования дефицита

646

701

677

0

- использование кредитов МВФ

646

701

677

0

Просрочено платежей

994

1080

1107

-27227

Перенесено платежей по обслуживанию официального внешнего долга

1320

350

840

590

Прочие операции

608

1610

875

2415

Использование новых займов органами гос.управления для финансирования дефицита (кроме кредитов МВФ)

608

1610

875

2415

1998 год

Счет текущих операций

-1612

-4231

217

Товары и нефакторные услуги

27

-318

3609

Товары (торговый баланс)

1170

1121

4354

Экспорт товаров

18490

18235

17804

Импорт товаров

-17320

-17114

-13450

Нефакторные услуги

-1143

-1439

-745

Оказанные нерезидентам

2907

3295

3656

Оказанные нерезидентами

-4050

-4734

-4401

Баланс услуг труда и капитала (баланс доходов)

-1261

-3771

-3358

Из них: баланс услуг капитала

-1156

-3675

-3288

Предоставленных нерезидентам

2432

760

504

Полученных от нерезидентов

-3588

-4435

-3792

Текущие трансферты

-378

-142

-34

Полученные

63

62

35

Выплаченные

-441

-204

-69

Счет операций с капиталом и финансовыми инструментами

172

2592

-10083

Счет операций с капиталом

-92

-189

-105

Капитальные трансферты

-92

-189

-105

Финансовый счет

264

2781

-9978

Прямые и портфельные инвестиции

3732

3977

-47

Активы

-450

-889

268

Пассивы

4182

4866

-315

Прочие инвестиции

-3468

-1196

-9931

Активы

-3553

-2141

-4817

Наличная иностранная валюта и депозиты

1943

2002

-1139

Торговые кредиты и авансы

-96

-1154

-1735

Ссуды и займы предоставленные (непросроченные)

1847

1603

1283

Просроченная задолженность

-3712

-2791

-488

Прочие активы

-3535

-1801

-2738

Пассивы

85

945

-5114

Наличная национальная валюта и депозиты

-936

448

-1458

Торговые кредиты и авансы

-58

119

120

Привлеченные кредиты

1331

-231

-3609

Прочие пассивы

-252

609

-167

Поправка к резервным активам

18

-1

7

Чистые ошибки и пропуски

-2241

-1359

-1729

Общее сальдо платежного баланса

-3663

-2999

-11588

Финансирование

3663

2999

11588

Резервные активы

892

768

2596

Исключительное финансирование

1745

1444

7699

Использование новых займов органами гос.управления для финансирования дефицита

669

666

4798

- использование кредитов МВФ

669

666

4798

Просрочено платежей

606

308

2301

Перенесено платежей по обслуживанию официального внешнего долга

470

470

600

Прочие операции

1026

787

1293

Использование новых займов органами гос.управления для финансирования дефицита (кроме кредитов МВФ)

1026

787

1293

Источник: ЦБ РФ

1.2.3. Уязвимость банковской системы

В условиях быстрого роста курса доллара в 1992 - 1994 годах в структуре активов коммерческих банков преобладали валютнономинированные кредиты. Быстрое обесценение рублевых обязательств позволяло финансировать даже малоэффективные, в валютном выражении проекты. При относительно стабильном курсе рубля ситуация изменилась: высокая реальная ставка по рублевым обязательствам требовала более эффективного размещения активов. Поэтому в 1995 -1996 годах происходил процесс увеличения валютнономинированных пассивов коммерческих банков. В первом квартале 1997 года их величина превысила валютные активы банков (см. рис. 1.4).

Рис. 1.4

Источник: ЦБ РФ.

При этом за год, к концу первого квартала 1998 года, валютные обязательства коммерческих банков выросли примерно в два раза с 9,5 млрд. долл. до 19,2 млрд. долл. На 1 июля 1998 года их величина достигла 20,5 млрд. долл. Это увеличение было следствием быстрого роста привлекаемых ссуд и займов при относительно стабильной величине текущих валютных счетов и депозитов (см. рис. 1.5).

Рис. 1.5

Источник: ЦБ РФ.

Валютные активы за этот период возросли примерно до 12,1 млрд. долл. Причем рост происходил в основном за счет увеличения выдаваемых кредитов (см. рис. 1.6). Очевидно, что такая структура баланса банковской системы (наряду с ее общей слабостью в финансовом отношении, вызванной протекционистским отношением государства к большинству крупных банков) сделала ее крайне уязвимой к девальвации национальной валюты. Кроме того, высокие объемы иностранных кредитов привлекались под залог ценных бумаг, падение котировок которых в ходе развития финансового кризиса, потребовавшее довнесения средств на депозитные счета, инициировало начало развертывания банковского кризиса.

Рис. 1.6

Источник: ЦБ РФ.

1.3. Экономические и политические последствия финансового кризиса

Среди важнейших экономических последствий финансового кризиса в России, особенно обострившегося к августу 1998 года, можно выделить следующие.

- Снижение доверия как внешних, так и внутренних инвесторов к правительству, Центральному банку и Министерству финансов России означает утрату возможностей занимать деньги как на внешних, так и на внутренних рынках, а также отток зарубежных инвестиций и, как следствие, дальнейшее отдаление перспектив экономического роста.

- Закрытие как внешних, так и внутренних источников финансирования дефицита государственного бюджета означает в сложившейся ситуации переход к инфляционному характеру финансирования и возвращение к практике кредитования Центробанком правительства России. Это, в свою очередь, повысит темпы роста денежной массы и неизбежно скажется на росте потребительских цен и общем ослаблении жесткости денежно-кредитной политики.

- Кризис отечественного банковского сектора, происходящий не только из-за потерь на финансовых рынках, но и из-за самого факта ликвидации основного источника и взаимосвязанных источников получения доходов - рынка ГКО-ОФЗ, приведет к обострению кризиса неплатежей.

- Обвал на российском рынке акций, отразивший реальную привлекательность портфельных инвестиций в российский корпоративный сектор (индекс РТС-1 с начала октября 1997 года до начала сентября 1998 года упал на 90%) приведет к дальнейшему снижению возможностей российских предприятий по привлечению финансирования.

- Ожидаемого усиления деловой активности в нефтегазовом и других экспортоориентрованных секторах экономики, благодаря изменению соотношения «затраты в рублях/выручка в валюте», может не произойти, поскольку в условиях обострения бюджетного кризиса государство может выбирать все дополнительные прибыли из сектора как за счет введения дополнительных налогов, так и за счет просроченной задолженности в бюджет. Точно также не все отечественные импортозамещающие отрасли могут быстро нарастить выпуск продукции, воспользовавшись резким падением реального курса рубля и соответствующим снижением конкурентоспособности импортных товаров. Эти перспективы зависят также от уровня предстоящей инфляции.

Социально-политические последствия проведенной 17 августа девальвации также являются достаточно очевидными и не нуждаются в подробных комментариях. Основными моментами здесь являются следующие.

Во-первых, произошло усиление социального недовольства из-за инфляционного скачка. Причем особенно сильно пострадали как раз те слои и группы населения, которые являются сторонниками существующей социально-экономической и политической системы - новый средний класс (работники быстро растущей сферы услуг), мелкий бизнес и вообще жители крупных городов.

Во-вторых, резкое ослабление политических позиций президента. Настаивая на утверждении С. Кириенко на посту премьера, Б. Ельцин фактически взял на себя ответственность за результаты деятельности нового кабинета. Девальвация и дефолт стали мощным ударом по президенту, а увольнение кабинета и переплетение политического кризиса с финансовым привело к новому снижению уровня доверия к Б. Ельцину и укреплению политических позиций тех, кто требовал смены конституционного строя и переизбрания президента. Объективно это усилило позиции законодательной ветви власти. А назначение поддерживаемого Думой Е. Примакова на пост премьера фактически сделало последнего сильной легитимной политической фигурой.

В-третьих, заметная перегруппировка и изменение влиятельности различных групп интересов. Прежде всего, произошло резкое ослабление политической роли «олигархов», в основном связанных с банковским и энергетическим бизнесом, из-за фактического банкротства многих крупных банков и снижения финансовых возможностей энергетического экспорта. Происходит политическое усиление ВПК, хотя пока неясно, каково будет здесь соотношение сил его экспортоориентированной и неконкурентоспособной частей. Усиливается и аграрное лобби.

1.3.1. Кризис и экономико-политические альтернативы

Серьезные экономические и политические изменения, произошедшие в августе-сентябре 1998 года, ознаменовали новый рубеж в новейшей истории России. Существующие определения наступившего за ним этапа более или менее схожи - речь идет о конце «эпохи Ельцина», эпохи либеральных реформ, а порой и о реставрации коммунистического правления. Все определения имеют свои основания и могут быть логически или исторически мотивированы. Однако за всеми этими, преимущественно политологическими, интерпретациями, как правило, не стоит анализ экономических процессов, которые всегда, и в нынешней российской ситуации в особенности, задают рамки возможного и необходимого, предопределяют многое в деятельности правительств, позволяя оценивать не только принимаемые решения, но и среднесрочные перспективы.

Сформированное в сентябре 1998 года правительство во главе с Е. Примаковым недвусмысленно заявило о своем стремлении к решительной смене осуществлявшегося в стране экономического курса. Подобных заявлений исполнительная власть не делала, по крайней мере, с конца 1992 года. И вот, в сентябре 1998 года речь открыто зашла о «смене вех». Впрочем, это было совершенно естественно.

Во-первых, правительство Е. Примакова было сформировано при активной поддержке и участии левых политических сил и соответствующих фракций - прежде всего коммунистической и аграрной. Разумеется, представители КПРФ и аграриев не раз входили в состав предыдущих правительств, однако тогда они занимали в кабинете второстепенные посты. Теперь ситуация существенно изменилась. Видные, знаковые деятели левых заняли в правительстве ключевые позиции, с которых можно оказывать решающее влияние на деятельность кабинета. Большинство из них сочетало принадлежность или близость к коммунистической партии с принадлежностью к традиционному советскому хозяйственному истеблишменту, имевшему на протяжении последних десятилетий отчетливо выраженную лоббистскую природу. Типичными представителями нового правительства в этом отношении стали Ю. Маслюков, В. Густов, В. Геращенко, Г. Кулик. В отличие от большинства стран Западной Европы, где происходит все большее фактическое сближение левых и правых, левые взгляды на экономику и политику в современной России отличаются от представлений и опыта некоммунистических политиков радикально.

Во-вторых, необходимость решительного поворота диктовалась масштабом и глубиной экономического кризиса. Взрыв августа 1998 года не являлся только финансовым феноменом, он не мог не повлечь за собой тяжелые потрясения социального и политического характера. Скачок цен и потеря сбережений населения, резкое расширение масштабов безработицы, причем среди слоев, наиболее активно включенных в рыночную экономику, кризис на потребительском рынке, сжатие спроса и ухудшение условий для предпринимательской деятельности - все это обрушилось на страну, как казалось многим, неожиданно. Требование смены курса стало всеобщим, хотя различные социально-политические силы вкладывали в это понятие совершенно разный смысл.

Однако при всем том открытым остается вопрос: в чем именно должен состоять поворот, и какой курс должен прийти на смену предыдущему? Как показывает анализ, реальные варианты действий правительства были весьма ограничены и достаточно очевидны. Они логически вытекали из практического опыта осуществления экономической политики в посткоммунистический период, и особенно на протяжении 1995-1998 годов.

Итак, правительство Е. Примакова с самого начала своего существования было поставлено перед жестким политическим выбором, от которого нельзя было уйти и между альтернативами которого не существовало компромиссов. Один путь состоял в возвращении к практике 1992-1994 годов, с характерным для того времени сочетанием мягкой денежной и мягкой бюджетной политики. Другой путь - сохранение жесткой денежной политики и стабилизация валютного курса, дополняемые коренными бюджетными реформами, что позволяет обеспечить сбалансированность доходов и расходов казны, то есть добиться соответствия, взаимной согласованности деятельности Минфина и Центробанка. Причем выбор между этими двумя вариантами имел исключительно политический характер.

Первый вариант - инфляционный. В экономике производится наращивание денежного предложения, за чем следует рост цен и обесценение национальной валюты. Предполагается, что тем самым обеспечивается решение социальных проблем, преодоление кризиса неплатежей, пополняются оборотные средства предприятий, расширяется спрос на товары отечественного производства, благодаря чему последнее начинает расти. Этот сценарий хорошо известен России по опыту 1992-1994 годов, когда после краткосрочной (на 2-3 месяца), стабилизации производства происходило ускорение инфляции и падение рубля. Принимая во внимание усиление коммунистического влияния на правительство, вероятной реакцией на рост цен могут быть попытки их замораживания, а также введения принудительного курса доллара. Последствия подобных экспериментов абсолютно предсказуемы - расцвет черного рынка и быстрое нарастание товарного дефицита. Поскольку же обеспечить тотальный контроль за ценами в нынешних условиях уже не представляется реальным, то вероятной перспективой становится сочетание инфляции с товарным дефицитом.

Второй вариант - стабилизационный (антиинфляционный). Здесь предполагается достижение жесткого бюджетного равновесия и макроэкономической стабилизации, которые являются базовыми предпосылками восстановления экономического роста. Предполагается проведение решительных мероприятий по обеспечению профицита государственного бюджета, рестриктивной денежной политики (вплоть до введения режима currency board), более последовательной либерализации хозяйственной жизни. Следующие за этими шагами структурные и бюджетные реформы должны создать условия для адаптации экономических агентов к конкуренции и определению своей ниши на рынке.

Оба варианта действий были озвучены буквально в ближайшие дни и недели после начала в середине августа полномасштабного финансового кризиса. С последовательно инфляционистских и дирижистских позиций выступило большинство Отделения экономики РАН во главе с Д. Львовым, опубликовавшее открытое письмо правительству с изложением соответствующих взглядов и конкретных предложений. Противоположный курс на жесткую стабилизацию был сформулирован в программных предложениях группы либеральных экономистов во главе с Е. Гайдаром.

Вопрос о выборе между инфляционизмом и жесткой стабилизационной политикой является во многом политическим. В тот момент выбор курса, безусловно, зависел не только от выбора власти, от тех или иных идеологических, политических и социальных предпочтений правительства, но и от логики развития событий и обстоятельств. В частности, отсутствие источников внешнего и внутреннего финансирования после отставки правительства С. Кириенко толкало в сторону выбора инфляционного варианта развития. Но, тем не менее, этот выбор сам по себе не являлся абсолютно предопределенным предыдущим развитием, и именно правительству предстояло его сделать.

Главной политической проблемой выбора между инфляционным и стабилизационным вариантами являлся выбор тех социальных слоев и групп, которые заплатят основную цену за тот или иной курс экономической политики. Две эти модели были принципиально различны с точки зрения социального контекста и последствий их осуществления.

При инфляционном варианте выигрывают, прежде всего, банки. Банковский сектор России обязан своему расцвету именно инфляции 1992-1994 годов, и теперь, когда многие банки находятся в исключительно тяжелом положении, спасены они могут быть за счет дешевых кредитных ресурсов Центробанка - «дешевых денег». Сильно теряют предприятия, вписавшиеся в рыночную конкуренцию, причем как экспортеры, так и производители продукции, конкурентоспособной на внутреннем рынке. Отсутствие финансово-денежной стабильности разрушает основу их функционирования, не позволяет принимать инвестиционные решения, развиваться.

От инфляции сильно страдают крупные города - промышленные центры. Во-первых, ухудшается положение находящихся здесь предприятий, которые адаптировались к рыночной среде. Во-вторых, городское (и особенно столичное) население гораздо сильнее зависит от стабильности товарных потоков, чем жители деревни и малых городов. При обесценении денег прекращаются поставки продовольствия, поскольку сельскохозяйственные регионы начинают ограничивать вывоз продукции за свои пределы, а импорт резко сжимается. Жители же провинции, так или иначе связанные с сельским хозяйством, лучше адаптируются к продовольственным проблемам. Развитие событий после 17 августа уже наглядно продемонстрировало, что именно крупные города (прежде всего Москва) оказываются наиболее уязвимыми при резком скачке цен и дезорганизации товарных потоков.

Иначе складывается ситуация при осуществлении жесткой бюджетно-денежной политики. Ее неразрывной частью является ускорение структурной реконструкции народного хозяйства, банкротство и смена собственников у неэффективных хозяйственных агентов - как производственных предприятий, так и финансовых структур. Эта политика предполагает сохранение тесных связей стран с мировыми рынками товаров и капитала, поощрение конкуренции и ограничение государственного вмешательства в экономику.

Естественно, от этого курса выигрывают эффективные предприятия и крупные города. В условиях твердой валюты у первых открываются благоприятные возможности для реализации инвестиционных программ. У жителей городов появляется больше возможностей для активной трудовой или предпринимательской деятельности. При наличии значительных возможностей альтернативного трудоустройства безработица, неизбежно связанная со структурной перестройкой экономики, также оказывается менее болезненной для городских агломераций. Напротив, перед банками и неэффективными предприятиями со всей остротой встают задачи реорганизации, зачастую весьма болезненной. Вероятен рост безработицы, которая гораздо болезненнее проявляется в провинции, где возможности найти работу гораздо меньше, чем в больших городах.

Впрочем, у описанных вариантов развития есть общие, политически весьма неприятные, но практически неизбежные последствия. В обоих случаях происходит снижение расходных, в том числе социальных, обязательств государства. При жесткой финансовой политике это происходит непосредственно - через урезание бюджетных расходов до уровня бюджетных доходов. Инфляция ведет к тем же результатам, обесценивая бюджетные расходы. Оба варианта болезненны, однако второй еще и несправедлив, поскольку от роста цен страдают в первую очередь беднейшие слои населения.

1.3.2. Разработка экономической программы

Разумеется, правительство Е. Примакова не было с самого начала политически нейтральным, оно не осуществляло «чистого выбора» между двумя вариантами экономического курса. В момент формирования от него ожидали поворота к инфляционизму и популизму, на вероятность чего указывали как явное доминирование в нем представителей аграрных и коммунистических сил, так и многочисленные заявления поддерживавших это правительство политиков и экономистов. Премьер обещает в считанные месяцы, если не недели, выплатить задолженность бюджетникам и пенсионерам, разрешить проблему неплатежей, обеспечить устойчивость рубля, навести порядок. Слова о необходимости начала контролируемой и управляемой эмиссии, пересмотра итогов приватизации, осуществления национализации различных секторов хозяйства, введения принудительного обменного курса, а то и запрещения хранить иностранную валюту, и т.п. можно было слышать практически ежедневно, причем от политиков самого высокого уровня.

Разумеется, у инфляционного варианта были и свои объективные предпосылки, которые не сводятся лишь к левому (коммунистическому) облику нового кабинета. Значительный дефицит бюджета и отсутствие внешних источников его покрытия явно толкали правительство к использованию печатного станка. Конечно, возможен был и путь резкого сжатия расходов, однако он был для правительства неприемлем по политическим причинам - во всяком случае, неприемлем в краткосрочной перспективе.

Предложения о включении печатного станка дополнялись весьма своеобразными институциональными идеями, также вызывавшими серьезные опасения относительно адекватности оценки, которую формировавшийся кабинет давал ситуации в стране, и возможных действий властей.

Если бы новое правительство начало действовать строго в соответствии с этими ожиданиями, то последующие события было бы нетрудно предугадать. Ведь предлагавшаяся советниками из Думы и Академии наук модель не была оригинальна, она прошла апробацию на протяжении послевоенных десятилетий в десятках стран мира, и особенно в Латинской Америке. В специальной литературе эта модель получила название «экономики популизма» и была достаточно подробно изучена.

Представления о том, какие ожидания господствовали как внутри страны, так и за рубежом, в связи с формированием нового правительства России, были достаточно четко изложены позднее самим Е. Примаковым перед иностранными предпринимателями - участниками сессии Давосского форума в Москве: «Нам предрекали еще совсем недавно: национализация как основной путь движения правительства - нет этого, отмену результатов приватизации..., фиксирование курса рубля нам предрекали - нет этого, мы не фиксируем этого курса, он плавающий. Нам предрекали неконтролируемую эмиссию - нет этого, нам предрекали запрет на хождение доллара в стране - нет этого, нам предрекали прекращение импорта - нет этого,.. нам предрекали поддержку отечественного производства в ущерб иностранным капиталовложениям - нет этого, говорили, что мы не будем платить долги - нет этого». Перечень является весьма показательным, поскольку подобного рода ожидания действительно имели место: основанием для них служили как менталитет приходящего к власти вместе с Е. Примаковым традиционного советского истеблишмента, так и риторика, и традиции коммунистов посткоммунистической России.

На практике правительство Е. Примакова стало действовать гораздо более осторожно по сравнению с тем, что от него ожидали. Однако сам факт ожиданий подобного рода не мог не сыграть негативную роль и еще более осложнить и без того непростое положение кабинета. Ведь инфляционные ожидания могут оказаться «самореализующимся прогнозом», влияя не только на настроения, но и на поведение экономических агентов. Кроме того, эти ожидания (опасения), действительно, имели определенные основания, поскольку они входили органической частью в проекты программных документов, рассматривавшихся правительством при подготовке своей экономической программы.

Программотворчество кабинета Е. Примакова, да и экономические идеи самого премьера, претерпели за время руководства страной заметные изменения. На первых этапах в программных документах господствуют откровенно инфляционистские и дирижистские настроения, причем очень конкретные, когда вещи называются своими именами и о необеспеченной эмиссии считается возможным говорить открыто. В более же поздних вариантах речь уже идет о массе технических деталей, о массе конкретных решений, но вопросы эмиссии, бюджетного дефицита старательно обходятся авторами.

В исходном пункте деятельности правительства лежали идеи, разработанные в Отделении экономики РАН. О серьезности отношения к этой программе свидетельствует уже то, что именно из авторов этих документов была образована первая группа правительства по разработке его экономической программы, и именно с академиками - членами этой группы Ю. Маслюков проводил регулярные консультации на протяжении примерно первого месяца существования нового кабинета.

«Программа академиков» представляла собой документ, воплощавший в себе в наиболее последовательной и жесткой (если не сказать крайней) форме идеи популизма, инфляционизма и дирижизма. По форме это была достаточно целостная и последовательная система мер, которые могли быть легко формализуемы в нормативные документы. Причины кризиса видятся авторам программы в порочности всего проводимого с конца 1991 года экономического курса, и прежде всего либерализм экономической политики, не использование широких административных возможностей государства, преувеличение роли макроэкономического регулирования по сравнению с проведением институциональных преобразований. Стержнем позитивной части программы являются две взаимоувязанные идеи: повышение спроса населения и загрузка простаивающих мощностей.

Программа предполагала значительные денежные вливания для решения социальных проблем, повышения спроса как фактора преодоления спада, расшивки платежной системы, борьбы с банковским кризисом. Причем была даже высказана мысль о целесообразности введения механизма «автоматического» включения печатного станка для недопущения в будущем возникновения неплатежей (любых, отнюдь не только бюджетной задолженности). Словом, печатный станок рассматривался здесь в качестве универсального средства решения практически всех экономических проблем страны. Одновременно предполагалось ввести меры жесткого валютного контроля, включая отсечение спроса населения на валюту.

С самого начала своего появления программа была подвергнута жесткой критике, причем не столько за ее теоретическую сомнительность (откровенный инфляционизм), сколько за очевидную оторванность от реальных экономических процессов. Многие из содержавшихся в ней мер открывали невиданное доселе поле для злоупотреблений как со стороны госаппарата (при раздаче дешевых кредитов), так и бизнеса. Идея автоматического кредитования экономических агентов при возникновении неплатежей означала, что практически любой предприниматель обретал неограниченный доступ к «дешевым деньгам». А тотальное гарантирование вкладов населения давало возможность банкиру собрать средства под любые проценты и объявить себя банкротом. Перечень примеров можно было бы продолжить.

К началу октября в правительстве появился и собственный вариант экономической программы. Этот документ, не получивший официального подтверждения, был разработан в Министерстве экономики и разослан заинтересованным лицам в кабинете в последних числах сентября. Документ вызвал резко негативную реакцию в обществе, включая средства массовой информации, что обусловило фактическое дезавуирование его Е. Примаковым. Между тем этот вариант программы заслуживает специального рассмотрения, поскольку по сравнению с более поздними версиями он является наиболее последовательным и конкретным.

И по форме, и по сути этот вариант очень близок к «программе академиков». Он также ориентирован на активное использование печатного станка для решения экономических и социальных проблем в сжатые сроки, резкое ужесточение государственного вмешательства в экономику, включая меры по запрету на использование доллара не только в качестве средства накопления, но и средства сбережения. Предполагается введение масштабного государственного регулирования цен и тарифов («на продукцию базовых отраслей промышленности, продовольственные и непродовольственные товары первой необходимости» и т.д.), протекционизм и господдержку импортозамещающих отраслей.

Однако здесь появляется уже и некоторое новшество. Будучи документом очень конкретным по форме, программа называет ведомства, ответственные за реализацию намечаемых решений. Но в отличие от версии академиков, здесь среди «ответственных исполнителей» уже почти не фигурирует Центробанк, а вся ответственность за реализацию задачи увеличения спроса падает на Минфин. Документ теряет свою искреннюю непосредственность, столь свойственную «программе академиков».

Руководство правительства явно начало бояться собственных инфляционных намерений и еще более всеобщих инфляционных ожиданий. Не спешило с эмиссией и руководство Центрального банка. Уроки прошлого не прошли бесследно, и понимание прямой связи между эмиссией и инфляцией было усвоено в достаточной мере для того, чтобы от разговоров о благотворности эмиссии не переходить немедленно к включению печатного станка. Да и В. Геращенко явно не желал брать на себя ответственность за раскрутку инфляции и поэтому настаивал на принятии Думой соответствующих решений в области денежной политики.

Умеряя эмиссионные аппетиты, правительство явно стремится сделать больший упор на свои административные возможности. Идеи ужесточения валютного контроля прописаны здесь весьма четко. Одновременно с неофициальной публикацией программы прозвучало и предложение Э. Росселя о запрете хождения в России доллара, поддержанное, по его словам, президентом. Это совпадение не было случайно, хотя вряд ли являлось преднамеренным. Просто подобные настроения в тот момент господствовали среди той части политической элиты, которая была тесно связана с правительством. Упование на Центробанк, валютный контроль и иные формы государственного вмешательства приходит на смену идеям безграничного инфляционизма и как бы прикрывает их.

Здесь следует отметить, что лозунг сильного государства является одним из самых популярных в настоящее время. Однако его активные сторонники, как правило, ошибочно оценивают причины слабости государственной власти в посткоммунистической России. Считается, что слабое государство является результатом реализации либеральной идеологии, стремившейся к выведению государства за рамки экономической жизни, в результате чего страна лишилась эффективного рычага реализации экономической политики, борьбы с «провалами рынка». Отсюда следует, что для восстановления экономической и политической мощи государства необходимо признать ошибочность предыдущей доктрины и начать работать над укреплением власти, и особенно через расширение ее функций в хозяйственной жизни страны.

Между тем, реальная ситуация существенно иная. Дело не в либерализме, поскольку либеральная идеология как раз предполагает сильное, но находящееся в жестких правовых рамках, ограниченное законом государство. Отсутствие такого государства является как раз препятствием на пути либеральной экономической политики. Слабое же государство является фундаментальной чертой современной российской действительности, что стало результатом сложного комплекса факторов посткоммунистического развития России. Первейшим признаком слабого государства является его неспособность собирать налоги, навязать предприятиям жесткие бюджетные ограничения. Другим признаком слабости государства является преступность - коррупция в госаппарате, с одной стороны, и наличие мощных преступных групп, которые берут на себя выполнение многих функций государственной власти (арбитраж, обеспечение исполнения контрактов, защита собственности), с другой стороны. Расширение возможностей вмешательства государственных чиновников в хозяйственную жизнь в этих условиях означает не укрепление государства, а рост коррупции и бюрократического произвола.

С конца октября программный документ становится еще более умеренным и менее конкретным. Точнее, в нем присутствует огромное количество разрозненных мероприятий в социальной и производственной областях, в вопросах налоговой политики и межбюджетных отношений. Однако существо экономического курса здесь прописывается с явной неохотой. Среди анализа причин кризиса уже меньше говорится об ошибочном курсе прошлого и больше - о роли бюджетного кризиса и проблемах его преодоления. А Ю. Маслюков даже начинает делать заявления, что новое правительство намерено сделать все то, что намечали, но не смогли реализовать его предшественники (заявление на встрече с участниками Давосского формума в Москве 4 декабря).

В программе исчезает стержневая идея. Уже нет упования на эмиссию. Напротив, появляется четкое осознание опасности эмиссионной накачки экономики, что находит явное отражение в фиксируемой проблеме «критического разрыва между потребностями оборота в расширении денежной массы и возможностями инфляционно безопасной эмиссии», признается «опасность срыва в гиперинфляцию». Надежды на сильное и мудрое государство также оказываются сведены к вполне ритуальным словам о необходимости «укрепления государственности как важнейшего ресурса повышения эффективности экономики». В результате «Программа» переименовывается по решению премьера в документ «О мерах по...", тем самым подчеркивается, что речь идет именно о совокупности разрозненных мероприятий.

Весьма специфичным моментом всех рассматриваемых программ является закладываемая в них микроэкономическая концепция роста. Прежде всего, минимальное значение придается проблеме защиты частной собственности, которая в большинстве документов практически не упоминается. Показательно, например, что в опубликованной 27 августа версии программы понятия «частная собственность», «частный» отсутствовали вообще, а из 14 упоминаний собственности в 13 случаях речь шла о той или иной форме собственности государственной. Полностью отсутствовало понятие «приватизация». И это при том, что правительство постоянно демонстрирует свое предпочтительное отношение к прямым инвестициям по сравнению с портфельными.

Впрочем, было бы неверно сводить программотворчество правительства к набору программных документов и их проектов. Программную роль играли и играют, безусловно, еще два документа - концепция налоговой реформы и проект федерального бюджета на 1999 год. Они заслуживают специальной краткой характеристики, которая приведена несколько ниже.

Таким образом, к концу 1998 года правительство в процессе своего программотворчества, процессе осмысления проблем, стоящих перед страной, и путей решения этих проблем оказалось в весьма противоречивом положении. Правительство пришло к осознанию опасности рецептов из арсеналов «экономической политики популизма», однако адекватной замены изначальной (популистской, эмиссионной) программы действий найдено так и не было. У кабинета не было желания, а у премьера воли признать неприятный факт наличия всего двух реальных вариантов действия - жестко инфляционистского или жестко стабилизационного - и, соответственно, необходимость выбора именно из этих двух вариантов.

Нежелание делать выбор подтолкнуло Е. Примакова к тактике непринятия принципиальных решений, откладывания их на возможно более долгий срок. Политический мандат, выданный премьеру, поддержка со стороны законодателей и значительной части общества позволяли использовать подобную тактику. Однако развитие реальных экономических процессов все более сужало поле для маневра. А практическая деятельность правительства, какой бы приземленной, неидеологизированной она ни была, все равно не являлась политически нейтральной и объективно подталкивала к столь неприятному выбору принципиального курса.

1.3.3. Практическая экономическая политика: общие контуры

Реальный курс правительства характеризуется как конкретными действиями в экономической сфере, так и набором принимаемых правительством нормативных документов. В этой связи разнообразные действия кабинета могут быть объединены в две группы. С одной стороны, это традиционные для советского хозяйственного истеблишмента меры, ориентированные на поиск компромисса между ведущими, и также традиционными для советской системы, группами интересов - аграрного и машиностроительного лобби. С другой стороны, это действия по демонтажу решений, принятых предыдущими кабинетами, и особенно правительством С. Кириенко, касающиеся в основном налогово-бюджетной сферы и упорядочивания финансовых потоков. Впрочем, эти группы имеют и точки пересечения. Правительство отменяло те нормативные акты, которые не вписывались в политику установления баланса сил между основными лоббистскими группами, но принимало то, что им было выгодно. Примерами последнего могут быть подтверждение решений, направленных на снижение налогов, разрешение продажи продукции ниже себестоимости, и тому подобные меры, которые, разумеется, интерпретировались как шаги по поддержке реального сектора экономики.

Бюджетная политика

При анализе бюджетной политики правительства можно выделить два принципиально различных подхода и, соответственно, две группы решений, оказывавших существенно разное воздействие на перспективы экономического развития страны. С одной стороны, решения, которые подрывали доходную базу бюджета, связанные, прежде всего, с действиями в области налоговой политики. С другой стороны, формирование бюджета на 1999 год, в основу которого закладываются принципы минимального эмиссионного финансирования дефицита. Конфликт этих двух подходов в значительной мере объясняется эволюцией макроэкономических воззрений кабинета от инфляционизма сентября-октября к пониманию необходимости ужесточения курса в ноябре-декабре. Однако у этого конфликта есть и очевидная практическая основа - стремление кабинета и лично премьера избежать резких действий, обеспечить максимальную политическую поддержку даже непопулярных решений. Ведь обеспечение политической поддержки является императивом деятельности Е. Примакова и важным фактором принятия им решений в экономической области.

Таким образом, решения и действия правительства распадаются на две группы и, соответственно, на две фазы в его практической деятельности. Во-первых, популистские решения первых трех месяцев. И, во-вторых, разработка осторожного бюджета на 1999 год, опубликование и принятие которого уже является самостоятельным фактором развития экономической ситуации. Остается ожидать третьего этапа, который покажет насколько правительство способно реализовать свои бюджетные идеи на практике.

Принимавшиеся на протяжении октября-декабря решения в области бюджетной политики, прежде всего, оказывали негативное воздействие на доходную часть федерального бюджета. Ухудшение ситуации с бюджетными доходами идет по трем направлениям. Во-первых, решения по сокращению денежных поступлений в бюджет. Во-вторых, это появление негативных сигналов относительно намерений правительства, приводящих к снижению готовности экономических агентов платить налоги. Наконец, в-третьих, принятие решений, которые непосредственно сокращают налоговую базу федерального бюджета. Понятно, что на протяжении первых месяцев работы правительства Е. Примакова наиболее действенно проявляли себя первые два механизма, поскольку решения по изменению налоговой системы требуют для практической реализации гораздо большего периода времени, т.к. нуждаются в утверждении законодателями.

Уже в первые месяцы своего существования правительством был принят ряд новаций, продемонстрировавших уязвимость его перед разного рода лоббистами и его готовность жертвовать доходами федерального бюджета в интересах отдельных групп интересов. Причем характерно, что большинство из принятых в этом отношении шагов предполагали пересмотр решений предыдущих правительств, которые на собственном опыте убеждались в порочности мер типа взаимозачетов, индивидуализации схем уплаты налогов, потворства финансовой безответственности крупных фирм и т.п.

В поисках политической поддержки правительство пошло по пути заключения индивидуальных соглашений с крупнейшими налогоплательщиками относительно сроков и механизмов выполнения их обязательств перед бюджетом. Первый такой договор был заключен с «Газпромом», и было объявлено о готовности и далее развивать подобную практику. Более того, по заявлению руководства ГНС, «Газпром» получил право увязывать свои платежи бюджету с объемом задолженности перед ним со стороны бюджетных организаций.

Одновременно были приняты решения о целесообразности проведения масштабных зачетов долгов предприятий и бюджетов всех уровней, что соответствовало всем программным документам нового правительства. Практика 1996-1997 годов недвусмысленно показала, что даже упоминание о взаимозачете приводит к резкому снижению поступления налогов в казну. Это должно было стать неизбежным, когда по пути взаимозачетов решило пойти правительство, известное своим мягко-благожелательным отношением к предприятиям реального сектора практически безотносительно к их финансовому положению.

Тем более, что параллельно с объявлением о взаимозачете, правительство отказалось от решительных действий по отношению к предприятиям-неплательщикам налогов. Процедура ускоренного банкротства была фактически дезавуирована как незаконная. А отмену процесса по банкротству УралАЗа (благодаря поддержке последнего Ю. Маслюковым) нельзя рассматривать иначе, чем недвусмысленный сигнал остальным неплательщикам. В том же направлении действовали и многочисленные заявления о намерении объявить налоговую амнистию. Еще одним шагом по сокращению доходов стала готовность получать часть долгов натурой.

В налоговой области было отменено решение о переходе на уплату НДС по методу начислений и осуществлен возврат к широкому списку товаров, облагаемых НДС по ставке 10%. Несмотря на то, что осуществление более серьезных изменений налоговой системы, согласно планам правительства, было приурочено к принятию бюджета на следующий год, начавшееся обсуждение предлагаемых налоговых послаблений уже осенью 1998 года явилось сигналом, дающим понять, что производственная деятельность предприятия важнее уплаты налогов и что, соответственно, приводило к снижению уровня налоговых поступлений.

В качестве меры по стабилизации обменного курса рубля указанием Центрального банка от 11 сентября был восстановлен порядок обязательной продажи 50% валютной выручки предприятий. В краткосрочной перспективе такая мера дала определенный положительный эффект. Однако она создает серьезные дополнительные стимулы по занижению валютной выручки, переводимой в Россию.

Противоречивыми по характеру, но одинаковыми по последствиям для бюджета, стали решения правительства в области агропромышленного комплекса и продовольственного обеспечения страны.

С одной стороны, были предприняты шаги по облегчению положения сельских товаропроизводителей и связанных с ними предприятий промышленности. Прежде всего правительство, в соответствии с устойчивой коммунистической традицией последних четырех десятилетий, реструктурировало на 5 лет под 5% годовых (то есть фактически списало) бюджетную задолженность сельхозпроизводителей бюджету. Тем самым всем было дано понять, что не платить государству можно и экономически оправдано, а исправные плательщики в очередной раз смогли убедиться в нерациональности своего поведения.

С другой стороны, правительство решительно пошло на снижение импортных пошлин, которые были подняты правительством С. Кириенко в целях расширения доходной базы федерального бюджета. Не дожидаясь официального утверждения «программы мер», пошлины были снижены на многие продукты питания, прежде всего мясную и молочную продукцию. Эти решения могли быть объяснены и типичным для советского хозяйственного руководства опасением возникновения продовольственного дефицита (что обычно и происходит в результате собственной экономической политики), и снижением конкурентоспособности импортной продукции в результате девальвации, и давлением связанных с продовольственным импортом групп интересов, и сложностями обеспечения повышенного тарифа в условиях таможенного союза (особенно с Белоруссией). Однако в любом случае два аспекта этого решения являются очевидными: определенные потери бюджета и ослабление конкурентных позиций отечественного производителя. Причем очевидно, что обе группы решений обусловлены не идеологическими соображениями, а элементарным лоббизмом заинтересованных групп давления, во многом связанных с коррумпированными структурами госаппарата.

Свою роль должна сыграть и необходимость платить по политическим счетам. Новые контуры политики предполагали укрепление тесного союза с Белоруссией. Посетив с первым официальным визитом Минск, Е. Примаков завил о готовности учитывать в своей деятельности позитивный опыт этой страны. Стремление к интеграции с Белоруссией предполагало готовность поступиться собственными экономическими интересами ради союзника. Здесь отчетливо просматриваются по крайней мере два направления. Во-первых, было принято решение об уплате белорусских долгов России продукцией, прежде всего сельскохозяйственной, что было равнозначно отказу от части денежных налоговых поступлений от «Газпрома». Во-вторых, предстояло закрыть глаза на наличие «таможенной дыры» на границы с Белоруссией, чье правительство отнюдь не демонстрировало готовность координировать свою таможенную политику с Россией. Фактически это означало решение правительства России платить по политическим счетам.

Среди других решений правительства, имеющих во многом символическое значение, можно назвать восстановление механизма предоставления государственных гарантий отдельным видам хозяйственной деятельности, обращение к западным правительствам с настоятельной просьбой об оказании гуманитарной продовольственной помощи, отмена решения С. Кириенко о переводе счетов учреждений культуры в органы государственного казначейства. Эти и некоторые другие подобные решения объединяет ряд общих черт. Во-первых, все эти документы открывают широкие возможности для развития коррупции госаппарата и теневого предпринимательства. Во-вторых, их характеризует откровенно лоббистская направленность - во всех из них отчетливо просматриваются интересы соответствующих лоббистских групп. И, наконец, в-третьих, подобные решения явно способствуют не укреплению, а ослаблению государственной власти, одновременно усиливая возможности бюрократического произвола в интересах отдельных лиц и групп.

Естественным последствием рассмотренных выше решений является существенное сокращение реальных доходов бюджета, денежной составляющей этих доходов и тем самым сжатие неэмиссионных источников финансирования расходов.

Таблица 1.4

Исполнение федерального бюджета в 1998 году (в % ВВП)

МЕСЯЦ

I

II

III

IV

V

VI

VII

VIII

IX

X

XI

XII

ДОХОДЫ

1.Налог на прибыль

0,9

0,9

1,2

1,4

1,4

1,3

1,3

1,3

1,2

1,2

1,2

1,3

2.Налог на добавленную стоимость

4,4

4,2

4,1

4,2

4,1

4,0

4,0

3,8

3,6

3,6

3,6

4,0

3.Акцизы по подакцизным товарам и отдельным видам минерального сырья, производимым на территории РФ

2,0

1,9

2,0

1,8

1,8

1,9

1,9

1,9

1,8

1,8

1,8

2,0

4.Налоги на внешнюю торговлю и внешнеэкономические операции

1,0

1,1

1,2

1,2

1,4

1,4

1,3

1,3

1,2

1,2

1,2

1,4

5.Прочие налоги

0,2

0,4

0,3

0,3

0,3

0,3

0,3

0,3

0,4

0,3

0,4

0,2

ИТОГО НАЛОГОВ И ПЛАТЕЖЕЙ

8,5

8,5

8,8

8,9

9,0

8,9

8,8

8,6

8,2

8,1

8,2

8,9

НЕНАЛОГОВЫЕ ДОХОДЫ

1,7

1,8

1,9

1,8

1,9

1,9

1,9

2,0

2,0

1,9

1,9

2,5

ВСЕГО ДОХОДОВ

10,2

10,3

10,7

10,8

10,9

10,8

10,7

10,6

10,2

10,1

10,0

11,3

РАСХОДЫ

1.Государственное управление

0,3

0,3

0,3

0,4

0,3

0,3

0,3

0,3

0,3

0,3

0,3

0,4

2.Национальная оборона

2,0

2,0

1,9

1,9

1,8

1,9

1,8

1,7

1,8

1,8

1,9

2,1

3.Международная деятельность

0,1

-0,2

0,0

0,0

0,0

-0,1

-0,1

-0,1

-0,1

0,0

0,0

0,3

4. Судебная власть

0,0

0,1

0,1

0,1

0,1

0,1

0,1

0,1

0,1

0,1

0,1

0,1

5.Правоохранительная деятельность и обеспечение безопасности

1,1

1,2

1,2

1,2

1,2

1,1

1,1

1,1

1,0

1,0

1,0

1,2

6.Фундаментальные исследования и содействие научно-техническому прогрессу

0,2

0,2

0,3

0,3

0,2

0,2

0,2

0,2

0,2

0,2

0,2

0,2

7. Государственные услуги народному хозяйству, в т.ч.:

0,4

0,7

0,6

0,7

0,7

0,8

0,8

0,8

0,8

0,8

0,8

0,9

8. Социальные услуги, в т. ч.:

1,6

1,8

2,0

2,0

1,9

1,9

2,0

1,8

1,7

1,9

1,9

2,2

8.1.Образование

0,2

0,4

0,4

0,5

0,4

0,4

0,5

0,4

0,4

0,4

0,4

0,5

8.2.Культура и искусство

0,0

0,0

0,0

0,0

0,0

0,0

0,0

0,0

0,0

0,0

0,0

0,0

8.3.Средства массовой информации

0,0

0,0

0,0

0,0

0,0

0,0

0,0

0,0

0,0

0,0

0,0

0,0

8.4.Здравоохранение и физическая культура

0,1

0,1

0,1

0,2

0,2

0,2

0,2

0,2

0,2

0,2

0,2

0,2

8.5.Социальная политика

1,3

1,3

1,3

1,3

1,3

1,2

1,2

1,2

1,1

1,2

1,3

1,4

9.Обслуживание государственного долга

2,7

3,3

5,0

4,9

5,3

5,2

5,4

5,1

4,5

4,1

4,0

4,0

10.Финансовая помощь другим уровням власти

1,5

1,4

1,4

1,6

1,5

1,6

1,4

1,3

1,2

1,2

1,2

1,6

11.Прочие расходы

0,6

1

1,1

1

1,1

1,3

1,2

1,3

1,2

1

1,2

1,1

ИТОГО РАСХОДОВ

10,5

11,8

13,9

14,1

14,1

14,3

14,2

13,6

12,7

12,4

12,6

14,3

КРЕДИТОВАНИЕ МИНУС ПОГАШЕНИЕ

4,4

0,4

0,4

0,4

0,4

0,4

0,4

0,5

0,6

0,7

0,6

0,4

ИТОГО: РАСХОДЫ И ССУДЫ ЗА ВЫЧЕТОМ ПОГАШЕНИЯ

14,9

12,1

14,3

14,4

14,5

14,7

14,7

14,0

13,2

13,1

13,2

14,7

ПРЕВЫШЕНИЕ ДОХОДОВ НАД РАСХОДАМИ И ССУДАМИ ЗА ВЫЧЕТОМ ПОГАШЕНИЙ

-4,7

-1,8

-3,5

-3,7

-3,6

-3,9

-3,9

-3,5

-3,0

-3,1

-3,2

-3,3

ОБЩЕЕ ФИНАНСИРОВАНИЕ

4,7

1,8

3,5

3,7

3,6

3,9

3,9

3,5

3,0

3,1

3,2

3,3

ВНУТРЕННЕЕ ФИНАНСИРОВАНИЕ

1,2

0,1

2,5

2,7

2,6

1,0

-0,6

-0,8

-0,8

-0,6

-0,3

-0,1

1.1.Изменение остатков средств бюджета на счетах в банках в рублях

-0,3

-1,6

-0,8

-0,7

-0,5

-1,3

-0,1

-0,1

-0,6

-0,5

-0,6

-1,2

1.2.Государственные краткосрочные обязательства

1,5

1,9

2,9

0,8

0,6

-0,5

-3,4

-3,4

-3,0

-2,6

-2,3

-2,2

1.3.Облигации федерального займа - переменный купонный доход

0,0

0,0

0,0

-0,3

-0,2

-0,3

-0,3

-0,3

-0,3

-0,2

-0,2

-0,2

1.4.Облигации государственных нерыночных займов

-0,3

-0,4

-0,3

-0,2

0,0

0,2

0,2

0,2

0,1

0,1

0,0

0,0

1.5.Облигации федерального займа - постоянный купонный доход

0,0

0,0

0,9

3,3

2,9

3,0

3,2

3,1

3,0

2,8

2,9

3,4

1.6.Облигации государственного сберегательного займа

0,3

0,1

0,3

0,1

0,1

0,1

0,1

0,1

0,1

0,1

0,1

0,1

1.7.Прочие внутренние заимствования

0,0

0,1

-0,5

-0,4

-0,3

-0,3

-0,2

-0,3

-0,3

-0,2

-0,2

-0,2

ВНЕШНЕЕ ФИНАНСИРОВАНИЕ

3,5

1,7

1,0

1,0

1,0

2,9

4,5

4,3

3,9

3,6

3,5

3,4

2.1.Кредиты международных финансовых организаций

3,2

1,7

1,2

0,9

0,7

1,0

0,7

1,1

1,0

0,7

0,5

0,5

2.2.Кредиты правительств иностранных государств, предоставленные РФ

0,3

0,0

-0,2

-0,2

0,0

0,0

0,1

0,1

0,1

0,2

0,0

-0,2

2.3.Кредиты иностранных коммерческих банков и фирм, предоставленные РФ

0,0

0,0

0,0

0,3

0,3

1,9

3,6

3,1

2,7

2,8

2,9

3,2

Исполнение федерального бюджета в 1998 году можно условно разбить на три периода: с января по март, с марта по сентябрь, с сентября по конец года. Начало года характеризовалось сезонным спадом в уровне поступлений в федеральный бюджет и высоким значением дефицита бюджета (4,7% ВВП в январе). Подобный уровень бюджетного дефицита связан с высоким уровнем расходов федерального бюджета, к которым (в разделе «Кредитование за вычетом погашений») в январе были отнесены недоперечисленные ЦБ доходы в размере 4,3 млн. рублей. В феврале, подобная статья расходов отсутствует и благодаря этому дефицит равен лишь 1,8% ВВП.

Второй период - с марта по сентябрь - отличался большими, по сравнению с началом года, значениями уровня доходов (в среднем на 0,5 п.п. ВВП) и высоким уровнем бюджетных расходов (порядка 14% ВВП), причем последнее объясняется в большей степени большими расходами на обслуживание государственного долга (в переделах 5% ВВП). Уровень налоговых поступлений в этот период достигал значений 9% ВВП (в мае).

Начиная с сентября, уровень доходов федерального бюджета несколько сократился (до уровня немного превышающего 10% ВВП), а уровень расходов упал почти на 1 п.п. ВВП, за счет практически полного отсутствия в данном периоде расходов на обслуживание государственного долга. Высокие значения как поступлений, так и расходов федерального бюджета в декабре связаны с проведением зачетов обязательств перед бюджетом, с одной стороны, и бюджетополучателями - с другой (целевое финансирование), а также с так называемыми «заключительными оборотами» (доходов и расходов, осуществляемых в первой декаде января и позднее).

Следует оговориться, что при анализе помесячной динамики исполнения федерального бюджета в долях месячного ВВП несколько более четко прослеживаются тенденции увеличения уровня доходов и расходов в марте по сравнению с началом года (доходы в марте составляли 11,5% месячного ВВП, в том числе налоговые поступления - 9,5% ВВП, расходы - 18,3% месячного ВВП, в январе доходы равнялись 10,2%, в том числе налоговые поступления - 8,5% ВВП, и расходы - 14,9% месячного ВВП), и тенденция резкого падения уровня доходов и расходов в сентябре-ноябре, по сравнению с серединой года (доходы в сентябре-ноябре не превышали 10% месячного ВВП, налоговые поступления в среднем составляли 6,7% ВВП, расходы - 14% месячного ВВП). Начиная с октября 1998 года, Госкомстат России перестал публиковать данные о месячных значениях ВВП, а представленные нами данные являются оценкой. В связи с этим возможная довольно существенная корректировка Госкомстатом помесячных значений ВВП может отразиться на выводах, полученных именно в результате анализа динамики показателей в долях месячного ВВП, в большей степени, чем при анализе накопленных показателей.

Помесячный анализ доходной части федерального бюджета позволяет отметить, что свои пиковые значения уровень как налоговых поступлений в целом, так и отдельных налогов, если не учитывать искусственное повышение в декабре, достигал в середине года. Так, максимальное значение поступлений налога на прибыль равное 1,4% ВВП (в 1997 году максимальное значение поступлений налога на прибыль, равное 2,9% ВВП, было в августе и в мае) было зафиксировано в апреле-мае, НДС - 4,2% ВВП (4,7 в апреле 1997 года) - в апреле, и, наконец, таможенных платежей и сборов - 1,4% ВВП (1,7% ВВП в апреле и мае 1997 года) - в мае-июне. Некоторое исключение составляет поступление акцизов, довольно равномерно распределенное в течение года. Значительный рост уровня неналоговых доходов в декабре объясняется продажей пакета акций РАО «Газпром» на сумму 13,8 млрд. рублей.

Анализ структуры доходной части федерального бюджета показывает, что наибольшим по величине источником доходов федерального бюджета в 1998 году были поступления от НДС (3,9% ВВП). Значительное место в налоговых доходах занимали поступления от акцизов (1,8% ВВП), таможенных платежей и сборов (1,4% ВВП) и налога на прибыль (1,3% ВВП). По совокупности данные четыре источника доходов составили в 1998 году около 90% всех налоговых поступлений федерального бюджета. В 1997 году ситуация была несколько иной - данные источники обеспечивали 80% всех налоговых поступлений.

В число налогов, составивших оставшиеся 10% налоговых поступлений, входят доходы целевых бюджетных фондов и налоги на пользование природными ресурсами. Неналоговые доходы (1,6% ВВП) состояли из доходов от продажи государственного имущества (0,6% ВВП) и доходов от внешнеэкономической деятельности (0,6% ВВП). Общая сумма доходов федерального бюджета, таким образом, достигла в 1998 году 11,3% ВВП, что заметно ниже прошлогоднего значения - 12,4% ВВП.

Необходимо отметить, что, по данным Минфина РФ, доля наличных поступлений в федеральный бюджет в 1998 году составляла 10,2% ВВП, в том числе налоговых - 7,7% ВВП. Для сравнения, в 1997 году уровень наличных поступлений составлял около 7,0% ВВП. Подобное увеличение доли наличных поступлений в ВВП в большой степени, по нашему мнению, обусловлено жесткой позицией правительства С. Кириенко, боровшегося с неденежным исполнением бюджета. Доля денежного финансирования расходов федерального бюджета (без учета целевого финансирования) составила около 90% (9,4% ВВП).

Расходная часть характеризовалась большей ригидностью и практически по всем статьям в течение года не было зафиксировано существенных колебаний. Расходы на национальную оборону удерживались на уровне 1,8%-1,9% ВВП, лишь в январе-феврале и декабре превысив это значение (2,0% ВВП), а в августе упав до 1,7% ВВП. Социальные расходы удерживались в коридоре значений между 1,8-2,0% ВВП. Ниже их уровень был лишь в январе - 1,6% ВВП, и в сентябре - 1,7% ВВП, выше уровень социальных расходов поднимался лишь в декабре - 2,2% ВВП. Аналогичная ситуация наблюдалась с расходами на правоохранительную деятельность (уровень расходов был равен в течение года 1,0-1,2% ВВП), расходами на науку (0,2%-0,3% ВВП) и на государственное управление (0,3%-0,4% ВВП).

Иная ситуация сложилась с исполнением в 1998 году расходов на обслуживание государственного долга и на финансовую помощь региональным властям.

В первом случае, значения достигали своего годового минимума в январе - 2,7% ВВП, а максимума в июле - 5,4% ВВП, что, как видно, вдвое больше минимального значения уровня этих расходов. С марта по сентябрь уровень процентных расходов федерального бюджета вообще не опускался ниже 5% ВВП, тогда как в сентябре-декабре равнялся примерно 4% ВВП. В долях месячного ВВП расходы на обслуживание государственного долга имели наибольший объем в марте (8,3% месячного ВВП), наименьший в сентябре-октябре - 1% месячного ВВП. Во втором случае, колебания были заметно меньшими, но все же оставались весьма существенными - между 1,2 и 1,6% ВВП.

В целом, наиболее значительным направлением расходования средств федерального бюджета за 1998 год было обслуживание государственного долга (4% ВВП), национальная оборона (2,1% ВВП) и социальные расходы (2,1% ВВП). В числе социальных расходов расходы на образование (0,5% ВВП) и социальную политику (1,5% ВВП) занимали наибольшую долю. Среди прочих статей расходов федерального бюджета необходимо отметить расходы на различные отрасли народного хозяйства (0,9% ВВП), в их числе расходы на промышленность (0,4% ВВП). Общая величина расходов федерального бюджета в 1998 году равнялась 14,5% ВВП (в 1997 - 18,4% ВВП), дефицит - 3,3% ВВП (3,9% ВВП - в 1997 году).

Дефицит федерального бюджета не снижался в 1998 году (за исключением февраля) ниже 3,0% ВВП, причем максимальные значения дефицита зафиксированы в июне-июле (3,9% ВВП). Структура финансирования дефицита изменилась в середине 1998 года, после фактического отказа в мае 1998 года от государственных внутренних заимствований, кроме как для целей рефинансирования государственного внутреннего долга, и полным отсутствием внутренних заимствований, начиная с середины августа, в пользу внешних источников, которые с июня занимали основное место.

Задолженность федерального бюджета по заработной плате была погашена в конце 1998 года - начале 1999. По оценкам экспертной группы Министерства финансов, она достигала 13,3 млрд. рублей к началу декабря, что составило 5% ноябрьского ВВП. Задолженность федерального бюджета перед Пенсионным фондом составила к началу 1999 года 1,6% ВВП, причем прирост задолженности за 1998 год составил лишь 30% от этой суммы.

Таблица 1.5

Исполнение консолидированного бюджета 1998 года (в % ВВП)

МЕСЯЦ

I

II

III

IV

V

VI

VII

VIII

IX

X

XI

XII

ДОХОДЫ

1.Налог на прибыль

2,3

2,5

3,0

3,6

3,7

3,7

3,5

3,5

3,4

3,3

3,3

3,6

2.Подоходный налог с физических лиц

2,3

2,5

2,5

2,5

2,5

2,5

2,6

2,5

2,4

2,4

2,4

2,7

3.Налог на добавленную стоимость

5,9

5,9

5,9

6,0

5,9

5,8

5,8

5,5

5,3

5,3

5,3

5,9

4.Акцизы

2,4

2,4

2,5

2,3

2,3

2,4

2,4

2,4

2,4

2,3

2,4

2,6

5.Налоги на имущество

0,5

0,6

0,8

1,3

1,6

1,6

1,6

1,7

1,7

1,6

1,6

1,8

6.Налоги на внешнюю торговлю и внешнеэкономические операции

1,0

1,1

1,2

1,2

1,4

1,4

1,3

1,3

1,2

1,2

1,2

1,4

7.Прочие налоги

2,3

3,0

3,0

3,7

3,9

4,0

4,2

4,2

4,1

4,0

4,0

4,2

ИТОГО НАЛОГОВ И ПЛАТЕЖЕЙ

16,2

17,4

18,1

19,3

19,7

19,8

19,8

19,4

18,8

18,5

18,6

20,5

ИТОГО НЕНАЛОГОВЫХ ДОХОДОВ

2,6

2,7

3,2

3,1

3,2

3,4

3,4

3,4

3,5

3,5

3,4

4,3

ВСЕГО ДОХОДОВ

18,8

20,1

21,2

22,4

23,0

23,2

23,2

22,9

22,3

22,0

22,0

24,8

1.Государственное управление

0,9

1,0

1,0

1,1

1,1

1,1

1,1

1,1

1,0

1,0

1,0

1,1

2.Национальная оборона

2,0

2,0

1,9

1,9

1,8

1,9

1,8

1,7

1,8

1,8

1,9

2,1

3.Международная деятельность

0,1

-0,2

0,0

0,0

0,0

-0,1

-0,1

-0,1

-0,1

0,0

0,0

0,3

4. Судебная власть

0,0

0,1

0,1

0,1

0,1

0,1

0,1

0,1

0,1

0,1

0,1

0,1

5.Правоохранительная деятельность и обеспечение безопасности

1,4

1,5

1,6

1,6

1,6

1,5

1,5

1,5

1,4

1,4

1,4

1,6

6.Фундаментальные исследования и содействие научно-техническому прогрессу

0,2

0,2

0,3

0,3

0,3

0,3

0,2

0,2

0,2

0,2

0,2

0,2

7. Государственные услуги народному хозяйству.

3,4

4,5

4,6

5,0

5,2

5,5

5,5

5,4

5,3

5,2

5,3

6,2

8. Социальные услуги, в т. ч.:

6,7

7,2

7,7

8,4

8,4

8,8

8,7

8,4

8,0

8,0

8,1

9,0

8.1.Образование

2,6

2,8

3,0

3,4

3,4

3,7

3,7

3,6

3,4

3,3

3,3

3,7

8.2.Культура и искусство

0,2

0,3

0,3

0,3

0,3

0,4

0,4

0,4

0,3

0,3

0,3

0,4

8.3.Средства массовой информации

0,1

0,1

0,1

0,1

0,1

0,1

0,1

0,1

0,1

0,1

0,1

0,1

8.4.Здравоохранение и физическая культура

1,7

1,8

2,0

2,2

2,2

2,3

2,2

2,2

2,1

2,1

2,1

2,4

8.5.Социальная политика

2,2

2,2

2,3

2,3

2,3

2,3

2,3

2,2

2,1

2,2

2,2

2,4

9.Обслуживание государственного долга

2,7

3,3

5,0

4,9

5,3

5,2

5,4

5,1

4,5

4,1

4,0

4,0

10.Прочие расходы

2,0

2,3

2,8

2,8

2,7

2,9

3,0

2,9

2,9

2,8

2,8

3,0

ИТОГО РАСХОДОВ

19,4

21,9

25,0

26,1

26,5

27,2

27,2

26,3

25,1

24,6

24,8

27,9

ССУДЫ ЗА ВЫЧЕТОМ ПОГАШЕНИЯ

4,7

0,6

0,6

0,6

0,7

0,8

0,8

0,8

0,9

1,0

0,9

0,5

ИТОГО РАСХОДОВ И ССУД ЗА ВЫЧЕТОМ ПОГАШЕНИЯ

24,1

22,5

25,6

26,7

27,2

28,0

28,0

27,1

26,0

25,5

25,6

28,4

ПРЕВЫШЕНИЕ ДОХОДОВ НАД РАСХОДАМИ И ССУДАМИ ЗА ВЫЧЕТОМ ПОГАШЕНИЙ

-5,3

-2,4

-4,3

-4,3

-4,2

-4,8

-4,8

-4,3

-3,7

-3,6

-3,6

-3,6

ОБЩЕЕ ФИНАНСИРОВАНИЕ

5,3

2,4

4,3

4,3

4,2

4,8

4,8

4,3

3,7

3,6

3,6

3,6

ВНУТРЕННЕЕ ФИНАНСИРОВАНИЕ

1,8

0,7

3,3

3,3

3,3

2,0

0,3

0,0

-0,2

-0,1

0,1

0,2

1.1.Изменение остатков средств бюджета на счетах в банках в рублях

-0,2

-1,5

-0,6

-0,7

-0,6

-1,1

0,0

0,0

-0,5

-0,6

-0,7

-1,1

1.2.Государственные краткосрочные обязательства

1,5

1,9

2,9

0,8

0,6

-0,5

-3,4

-3,4

-3,0

-2,6

-2,3

-2,2

1.3.Облигации федерального займа - переменный купонный доход

0,0

0,0

0,0

-0,3

-0,2

-0,3

-0,3

-0,3

-0,3

-0,2

-0,2

-0,2

1.4.Облигации государственных нерыночных займов

-0,3

-0,4

-0,3

-0,2

0,0

0,2

0,2

0,2

0,1

0,1

0,0

0,0

1.5.Государственные (муниципальные) ценные бумаги

-0,1

0,0

0,1

0,1

0,1

0,1

0,1

0,1

0,0

0,0

0,0

0,0

1.6.Облигации федерального займа - постоянный купонный доход

0,0

0,0

0,9

3,3

2,9

3,0

3,2

3,1

3,0

2,8

2,9

3,4

1.7.Бюджетные ссуды, полученные от бюджетов других уровней

0,0

0,0

0,1

0,0

0,0

0,0

0,0

0,0

0,0

0,1

0,1

-0,1

1.8.Облигации государственного сберегательного займа

0,3

0,1

0,3

0,1

0,1

0,1

0,1

0,1

0,1

0,1

0,1

0,1

1.9.Прочие внутренние заимствования

0,4

0,6

0,0

0,1

0,3

0,4

0,4

0,3

0,3

0,2

0,2

0,3

ИТОГО ВНЕШНЕЕ ФИНАНСИРОВАНИЕ

3,5

1,7

1,0

1,0

1,0

2,9

4,5

4,3

3,9

3,6

3,5

3,4

2.1.Кредиты международных финансовых организаций

3,2

1,7

1,2

0,9

0,7

1,0

0,7

1,1

1,0

0,7

0,5

0,5

2.2.Кредиты правительств иностранных государств, предоставленные РФ

0,3

0,0

-0,2

-0,2

0,0

0,0

0,1

0,1

0,1

0,2

0,0

-0,2

2.3.Кредиты иностранных коммерческих банков и фирм, предоставленные РФ

0,0

0,0

0,0

0,3

0,3

1,9

3,6

3,1

2,7

2,8

2,9

3,2

Динамика исполнения консолидированного бюджета в 1998 году в целом была аналогична исполнению федерального бюджета, хотя четко выделить три периода в данном случае не представляется возможным. Уровень поступлений в бюджет постепенно увеличивался с начала года, когда он был равен 18,8% ВВП (налоговые поступления равнялись 16,2% ВВП), до 23,2% ВВП в июне и июле (уровень налоговых поступлений был равен 19,8% ВВП). К концу года уровень исполнения доходной части консолидированного бюджета вновь сократился до 22% ВВП в ноябре (налоговые поступления - 18,6% ВВП). Похожая ситуация наблюдалась и с исполнением расходной части - максимальные значения уровня расходов консолидированного бюджета зафиксированы в июне и июле 28,0% ВВП, тогда как в начале и в конце года данный показатель был заметно ниже - 24,1% ВВП в январе и 24,8% ВВП - в ноябре.

Анализ динамики реальных месячных приростов задолженности по налогам в федеральный бюджет (см. таблицу 1.6) показывает постоянный рост задолженности в течение 1998 года, за исключением февраля и декабря, причем последнее объясняется в большей степени проведением зачетов (целевое финансирование).

По сравнению с 1997 годом уровень задолженности в федеральный бюджет по налоговым поступлениям заметно вырос. Если в 1997 году он составлял 4% от годового ВВП, то к концу 1998 - уже 6% ВВП.

Таблица 1.6

Приросты задолженности в федеральный бюджет в 1998 году

Дефлированный прирост задолженности в федеральный бюджет (млн. руб.)

Дефлированные помесячные поступления налогов в федеральный бюджет (млн. руб.)

Январь

8298

15792

Февраль

-4381

15274

Март

2219

18467

Апрель

10092

18527

Май

8386

18617

Июнь

543

17011

Июль

7172

17908

Август

5051

14625

Сентябрь

3143

10500

Октябрь

4498

12565

Ноябрь

5589

14991

Декабрь

-1256

21415

Рассматривая динамику налоговых поступлений в начале 1999 года можно заметить, что в сопоставимых ценах их уровень упал по сравнению с январемфевралем 1998 года и превышает лишь уровень сентября 1998 года.

Анализ накопленной задолженности в федеральный бюджет по налогам малоинформативен, так как имеет дело не с потоками средств, а с запасами. Однако некоторая содержательная интерпретация все-таки может быть получена. Так, в середине года отношение накопленной задолженности к месячному ВВП достигало 64% (в июле), что несколько выше уровня начала года - 60% в январе и, тем более, конца года - 51% в декабре. Спад реальной величины задолженности в сентябре по сравнению с августом обусловлен не увеличением собираемости налогов, а резким скачком инфляции в этом месяце, что имеет весьма негативные последствия, в первую очередь, для федерального бюджета - в случае погашения сумм задолженности их реальная стоимость будет сильно отличаться от той, которую она имела в момент появления.

Накопленная задолженность по налогам в консолидированный бюджет составила на 1 января 1999 года 9,6% ВВП.

Таблица 1.7

Задолженность по налогам в федеральный бюджет в 1998 году

Дефлированная задолженность в федеральный бюджет (млн. руб.)

Темпы прироста дефлированной задолженности

Задолженность в % месячного ВВП

Январь

81566

60%

Февраль

77644

-4,8

59%

Март

78798

1,5

55%

Апрель

85844

8,9

59%

Май

91617

6,7

62%

Июнь

91922

0,3

62%

Июль

96969

5,5

64%

Август

97463

0,5

63%

Сентябрь

72714

-25,4

57%

Октябрь

72863

0,2

58%

Ноябрь

74136

1,7

58%

Декабрь

65515

-11,6

51%

Таблица 1.8

Исполнение бюджета расширенного правительства (включая внебюджетные фонды) в 1998 году (в % ВВП)

Федеральный бюджет

Местные бюджеты

Внебюджетные фонды*

Бюджет расширенного правительства

млрд.

руб.

%

ВВП

млрд.

руб.

%

ВВП

млрд.

руб.

%

ВВП

млрд.

руб.

%

ВВП

%

бюдж.

ДОХОДЫ

1.Подоходные налоги, налоги на прибыль

34974,4

1,3

132628,9

4,9

167603,3

6,2

17,8

1.1.Налог на прибыль

34883,9

1,3

61495,0

2,3

96378,9

3,6

10,2

1.2.Подоходный налог с физических лиц

90,5

0,0

71134,0

2,7

71224,4

2,7

7,6

2. Налоги на товары и услуги. Лицензионные и регистрационные сборы.

158455,4

5,9

72271,8

2,7

230727,3

8,6

24,5

2.1.Налог на добавленную стоимость

104749,0

3,9

51763,1

1,9

156512,1

5,8

16,6

2.2.Акцизы по подакцизным товарам и отдельным видам минерального сырья, производимым на территории РФ

48272,0

1,8

15317,9

0,6

63589,9

2,4

6,8

Акцизы на нефть, включая газовый конденсат

7373,4

0,3

7373,4

0,3

0,8

2.2.Акцизы по подакцизным товарам и отдельным видам минерального сырья, ввозимым на территории РФ

4181,5

0,2

4181,5

0,2

0,4

2.4.Лицензионные и регистрационные сборы

428,0

0,0

3859,9

0,1

4288,0

0,2

0,5

2.5. Налог на покупку иностранных денежных знаков и платежных документов, выраженных в иностранно валюты

824,9

0,0

575,7

0,0

1400,6

0,1

0,1

2.6. Налог с продаж

755,3

0,0

755,3

0,0

0,1

3. Налоги на совокупный доход

313,0

0,0

1024,9

1337,9

0,0

0,1

4. Налоги на имущество

364,8

0,0

46529,1

1,7

46893,9

1,7

5,0

5.Платежи за использование природных ресурсов

3230,5

0,1

19044,5

0,7

22275,1

0,8

2,4

5.1.Платежи за пользование недрами

1868,4

0,1

11231,6

0,4

13100,0

0,5

1,4

5.2.Платежи за пользование континентальным шельфом

0,1

0,0

36,7

0,0

36,8

0,0

0,0

5.3.Платежи за пользование лесным фондом

945,5

0,0

945,5

0,0

0,1

5.4.Плата за пользование водными объектами

5,3

0,0

382,7

0,0

388,0

0,0

0,0

5.5.Плата за нормативные и сверхнормативные выбросы и сбросы вредных веществ, размещение

260,7

0,0

260,7

0,0

0,0

5.6.Земельный налог

1070,9

0,0

6143,0

0,2

7214,0

0,3

0,8

5.7.Плата за право пользования объектами животного мира и водными биологическими ресурсами

0,9

0,0

3,1

0,0

3,9

0,0

0,0

5.8.Прочие платежи за пользование природными ресурсами

24,3

0,0

302,0

0,0

326,3

0,0

0,0

6.Налоги на внешнюю торговлю и внешнеэкономические операции

36544,4

1,4

0,1

0,0

36544,4

1,4

3,9

6.1.Таможенные пошлины

27404,8

1,0

27404,8

1,0

2,9

6.2.Таможенные сборы

0,0

0,0

0,0

6.3.Прочие налоги и пошлины, взимаемые в связи с осуществлением внешнеэкономических операций

9139,6

0,3

0,1

0,0

9139,7

0,3

1,0

7.Прочие налоги, сборы и пошлины

2101,5

0,1

36622,0

1,4

38723,5

1,4

4,1

7.1.Государственная пошлина

602,7

0,0

1067,9

0,0

1670,6

0,1

0,2

7.2.Прочие налоги

1498,8

0,1

35554,1

1,3

37052,9

1,4

3,9

8. Отчисления во внебюджетные фонды

258364,5

9,6

258364,5

9,6

27,5

8.1. Отчисления во внебюджетные фонды социального страхования

206543,2

7,7

206543,2

7,7

22,0

8.1.1. Работающие по найму (Пенсионный фонд)

5111,7

0,2

5111,7

0,2

0,5

8.2.1. Работодатели

201431,5

7,5

201431,5

7,5

21,4

Пенсионный фонд

143126,9

5,3

143126,9

5,3

15,2

Фонд социального страхования

31164,6

1,2

31164,6

1,2

3,3

Фонд занятости населения

7823,2

0,3

7823,2

0,3

0,8

ФОМС и территориальные ФОМС

19316,7

0,7

19316,7

0,7

2,1

8.2. Отчисления в территориальные ДФ

51821,3

1,9

51821,3

1,9

5,5

9. Прочие внебюджетные фонды

819,5

0,0

819,5

0,0

0,1

10.Доходы целевых бюджетных фондов

23734,9

0,9

17603,5

0,7

41338,5

1,5

4,4

ИТОГО НАЛОГОВ И ПЛАТЕЖЕЙ

259718,9

9,7

325724,9

12,1

259183,9

9,7

844627,7

31,5

89,8

НЕНАЛОГОВЫЕ ДОХОДЫ

1.Доходы от государственной собственности или от деятельности

4065,0

0,2

9209,7

0,3

13274,7

0,5

1,4

2.Доходы от продажи принадлежащего государству имущества

15239,5

0,6

2293,2

0,1

17532,7

0,7

1,9

3.Доходы от реализации государственных запасов

3537,8

0,1

3537,8

0,1

0,4

4.Доходы от продажи земли и нематериальных активов

12,5

0,0

265,6

0,0

278,1

0,0

0,0

5. Административные платежи

111,1

0,0

835,0

0,0

946,1

0,0

0,1

6.Штрафные санкции, возмещение убытков

251,6

0,0

1062,3

0,0

4543,9

0,2

5857,8

0,2

0,6

7.Доходы от внешнеэкономической деятельности

15435,2

0,6

45,3

0,0

15480,6

0,6

1,6

8.Прочие неналоговые доходы

1014,7

0,0

8522,0

0,3

9536,7

0,4

1,0

9.Безвозмездные перечисления от других уровней власти

43046,5

1,6

x

x

x

9.1.Дотации

2743,5

0,1

x

x

x

9.2. Субвенции

563,5

0,0

x

x

x

9.3.Средства, перечисляемые по взаимным расчетам

9680,9

0,4

x

x

x

9.4.Трансферты

26731,1

1,0

x

x

x

9.5. Трансферты за счет НДС

3327,5

0,1

x

x

x

10.Прочие безвозмездные поступления

261,8

0,0

261,8

0,0

0,0

11.От государственных внебюджетных фондов

5222,7

0,2

5222,7

0,2

0,6

12.Доходы от государственных организаций

3000,2

0,1

1254,2

0,0

4254,4

0,2

0,5

13. Прочие доходы государственных внебюджетных фондов

19548,7

0,7

19548,7

0,7

2,1

14. Средства, переданные внебюджетным фондам

13935,1

0,5

x

x

x

14.1. Средства федерального бюджета

8175,3

0,3

x

x

x

14.2. Средства местных бюджетов

5759,8

0,2

x

x

x

ИТОГО НЕНАЛОГОВЫХ ДОХОДОВ

42667,6

1,6

72018,5

2,7

38027,6

1,4

95732,1

3,6

10,2

ВСЕГО ДОХОДОВ

302386,5

11,3

397743,3

14,8

297211,6

11,1

940359,8

35,0

100,0

РАСХОДЫ

1.Государственное управление

9703,5

0,4

20291,4

0,8

29995,0

1,1

2,8

2.Национальная оборона

56704,1

2,1

56704,1

2,1

5,4

2.Международная деятельность

8533,8

0,3

8533,8

0,3

0,8

4.Судебная власть

3291,8

0,1

3291,8

0,1

0,3

5.Правоохранительная деятельность и обеспечение безопасности

30701,9

1,1

11885,8

0,4

42587,8

1,6

4,0

6.Фундаментальные исследования и содействие научно-техническому прогрессу

5172,4

0,2

507,3

0,0

14,2

0,0

5693,9

0,2

0,5

7. Государственные услуги народному хозяйству, в т.ч.:

23943,7

0,9

141464,7

5,3

33477,0

1,2

198885,5

7,4

18,9

7.1.Промышленность, энергетика и строительство

11328,2

0,4

10877,3

0,4

22205,5

0,8

2,1

7.2.Сельское хозяйство и рыболовство

3256,3

0,1

16192,7

0,6

19449,0

0,7

1,8

7.3.Охрана окружающей среды и природных ресурсов, гидрометеорология, картография и геодезия

2052,5

0,1

1211,8

0,0

3264,3

0,1

0,3

7.4.Транспорт, дорожное хозяйство, связь и информатика

1005,7

0,0

17452,4

0,7

18458,2

0,7

1,8

7.5.Развитие рыночной инфраструктуры

531,7

0,0

531,7

0,0

0,1

7.6.Жилищно-коммунальное хозяйство

94419,4

3,5

94419,4

3,5

9,0

7.7.Предупреждение и ликвидация чрезвычайных ситуаций и последствий стихийных бедствий

6301,0

0,2

779,4

0,0

7080,4

0,3

0,7

7.8. Расходы территориальных дорожных фондов

33477,0

1,2

33477,0

1,2

3,2

8. Социальные услуги

57161,1

2,1

181710,2

6,8

220569,3

8,2

445505,5

16,6

42,9

8.1.Образование

12928,1

0,5

84095,7

3,1

448,8

0,0

97472,5

3,6

9,3

8.2.Культура и искусство

1035,1

0,0

9099,9

0,3

10134,9

0,4

1,0

8.3.Средства массовой информации

1087,9

0,0

1749,4

0,1

2837,3

0,1

0,3

8.4.Здравоохранение и физическая культура

5660,1

0,2

58725,2

2,2

36894,1

1,4

101279,3

3,8

9,6

8.5.Социальная политика

36450,0

1,4

28040,0

1,0

183226,5

6,8

233781,4

8,7

22,5

в т.ч. средства, переданные внебюджетным фондам

8175,3

0,3

5759,8

0,2

x

x

x

9. Обслуживание государственного долга

106571,4

4,0

106571,4

4,0

10,1

10. Расходы целевых бюджетных фондов

23617,7

0,9

16021,9

0,6

39639,6

1,5

3,8

11.Прочие расходы

54034,5

2,0

31336,7

1,2

46310,8

1,7

88635,5

3,3

8,4

11.1.Финансовая помощь другим уровням власти

43046,5

1,6

x

x

x

- Дотации

2743,5

0,1

x

x

x

- Субвенции

563,5

0,0

x

x

x

- Трансферты

26731,1

1,0

x

x

x

- Трансферты за счет НДС

3327,5

0,1

x

x

x

- Средства, перечисляемые по взаимным расчетам

9680,9

0,4

x

x

x

11.2.Прочие расходы, не отнесенные к другим подразделам

10988,0

0,4

31336,7

1,2

46310,8

1,7

88635,5

3,3

8,4

ИТОГО РАСХОДОВ

379435,9

14,1

403218,1

15,0

300371,3

11,2

1026043,8

38,2

98,7

КРЕДИТОВАНИЕ МИНУС ПОГАШЕНИЕ

9490,7

0,4

3910,6

0,1

13276,7

0,5

1,3

1.Бюджетные ссуды

-1316,0

0,0

3910,6

0,1

2470,0

0,1

0,2

2.Государственные кредиты странам СНГ

-163,1

0,0

-163,1

0,0

0,0

3.Государственные кредиты правительствам иностранных государств

-8981,8

-0,3

-8981,8

-0,3

-0,9

4.Иностранные кредитные ресурсы, выданные предприятиям и организациям

20035,5

0,7

20035,5

0,7

1,9

5.Кредиты на конверсионные нужды

-40,9

0,0

-40,9

0,0

0,0

6.Кредиты на инвестиционные нужды

-43,0

0,0

-43,0

0,0

0,0

ИТОГО РАСХОДЫ И ССУДЫ ЗА ВЫЧЕТОМ ПОГАШЕНИЙ

388926,6

14,5

407128,7

15,2

300371,3

11,2

1039320,5

38,7

100,0

ПРЕВЫШЕНИЕ ДОХОДОВ НАД РАСХОДАМИ И ССУДАМИ ЗА ВЫЧЕТОМ ПОГАШЕНИЙ

-86540,1

-3,2

-9385,4

-0,3

-3159,8

-0,1

-98960,6

-3,7

ОБЩЕЕ ФИНАНСИРОВАНИЕ

86540,1

3,2

9385,4

0,3

3159,8

0,1

100246,2

3,7

ВНУТРЕННЕЕ ФИНАНСИРОВАНИЕ

-3647,0

-0,1

9385,4

0,3

3159,8

0,1

10059,0

0,4

1.1.Изменение остатков средств бюджета на счетах в банках в рублях

-30758,3

-1,1

413,4

0,0

3899,4

0,1

-26445,5

-1,0

1.2.Государственные краткосрочные обязательства

-57012,7

-2,1

0,0

-57012,7

-2,1

1.3.Облигации федерального займа - переменный купонный доход

-4762,6

-0,2

0,0

-4762,6

-0,2

1.4.Облигации государственных нерыночных займов

867,7

0,0

0,0

867,7

0,0

1.5.Государственные (муниципальные) ценные бумаги

-364,2

0,0

-364,2

0,0

1.6.Прочие государственные ценные бумаги

23,9

0,0

0,0

23,9

0,0

1.7.Облигации федерального займа - постоянный купонный доход

90614,6

3,4

0,0

90614,6

3,4

1.8.Бюджетные ссуды, полученные от бюджетов других уровней

-2434,7

-0,1

x

x

1.9.Облигации государственного сберегательного займа

1533,0

0,1

0,0

1533,0

0,1

1.10.Прочие внутренние заимствования

-4152,7

-0,2

11770,9

0,4

6344,3

0,2

1.11. Кредиты и ссуды внебюджетным фондам

-739,5

0,0

-739,5

0,0

2.1.Кредиты международных финансовых организаций

12164,5

0,5

12164,5

0,5

2.2.Кредиты правительств иностранных государств, предоставленные РФ

-5429,4

-0,2

-5429,4

-0,2

2.3.Кредиты иностранных коммерческих банков и фирм, предоставленные РФ

83452,1

3,1

83452,1

3,1

ВНЕШНЕЕ ФИНАНСИРОВАНИЕ

90187,2

3,4

0,0

0,0

0,0

0,0

90187,2

3,4

* Оценка

В таблице 1.8 представлены данные об исполнении бюджета расширенного правительства, включающего помимо федерального бюджета консолидированные бюджеты субъектов Федерации и внебюджетные фонды.

В структуре доходов совокупности консолидированных бюджетов субъектов Федерации в 1998 году можно выделить поступления от налога на прибыль (2,3% ВВП), НДС (1,9% ВВП), налогов на имущество (1,7% ВВП) и подоходного налога (2,7% ВВП). В целом налоговые поступления составили 12,1% ВВП. Большую часть неналоговых поступлений (2,7% ВВП) составили безвозмездные перечисления из федерального бюджета (1,6% ВВП). Сумма доходов консолидированных бюджетов субъектов Федерации в 1998 году равнялась 14,8% ВВП, что на 1,1 п.п. ВВП больше показателя 1997 года (15,9% ВВП). Расходная часть консолидированных бюджетов субъектов Федерации практически полностью состояла из социальных расходов (6,8% ВВП) и расходов на отрасли народного хозяйства (5,3% ВВП), в которых самое значительное место занимали расходы на ЖКХ (3,5% ВВП), по сути являющиеся квазисоциальными расходами. Общая сумма расходов в 1998 году была равна 15,2% ВВП (17,2% ВВП - в 1997 году).

Оценочный уровень доходов внебюджетных фондов в 1998 году составил 11,1% ВВП (11,0% ВВП в 1997 году), что лишь на 0,2 п.п. ВВП больше доходов федерального бюджета. Взносы в самый большой внебюджетный фонд - Пенсионный - составили 5,5% ВВП, поступления от налогов и отчислений, составляющих доходную базу Федеральной дорожной службы и территориальных дорожных фондов, достигли уровня 1,9% ВВП. Более 70% всех расходов (11,2% ВВП в 1998 году, 10,8% ВВП - в 1997) внебюджетных фондов составили социальные расходы (8,2% ВВП), в том числе различные выплаты населению - 6,8% ВВП, расходы на здравоохранение - 1,4% ВВП. Расходы дорожных фондов были равны в 1998 году - 1,2% ВВП.

Таким образом, доходы бюджета расширенного правительства составили в 1998 году 35% ВВП (в 1997 году - 36,4% ВВП), из которых на бюджеты всех уровней приходится чуть менее 70%, в том числе на федеральный бюджет - 32%. Налоговые поступления составили 31,5% ВВП, в консолидированные бюджеты субъектов Федерации поступило - 40% налогов, в федеральный - 30%.

Наибольшую долю в налоговых поступлениях бюджетов всех уровней составлял в 1998 году НДС - 5,8% ВВП (в 1997 году 6,6% ВВП), в том числе в федеральный бюджет поступило 67% от НДС, что существенно ниже закрепленной в законе доли. Налог на прибыль - 3,6% ВВП (в 1997 году 3,9% ВВП), в том числе в федеральный - 30%, подоходный налог - 2,7% ВВП (в 1997 году 2,9% ВВП) и акцизы - 2,6% ВВП (в 1997 году 2,4% ВВП).

Расходная часть бюджета расширенного правительства, которая равнялась 38,2% ВВП (43,1% ВВП - в 1997 году), из которых 37% - доля федерального бюджета и 39% - доля региональных и местных бюджетов, на 43% состояла в 1998 году из социальных расходов - 16,6% ВВП (в 1997 году - 17,9% ВВП). Большую часть социальных расходов (около половины) осуществили внебюджетные фонды, около 40% - бюджеты регионов и муниципальных образований. Если к величине социальных расходов по соответствующим статьям добавить так называемые квазисоциальные расходы - дотации на транспорт и ЖКХ, то более половины расходной части бюджета расширенного правительства (что примерно соответствует уровню предыдущего года) было направлено на разного рода социальные услуги населению.

Остальные расходы: на национальную оборону - 2,1% ВВП (в 1997 году - 3,1% ВВП), правоохранительную деятельность - 1,6% ВВП (в 1997 году - 2,2% ВВП) и на отрасли народного хозяйства - 7,4% ВВП (в 1997 году - 9,6% ВВП), по совокупности составили чуть менее 30% расходов консолидированного бюджета расширенного правительства. Весьма значительной статьей расходов в 1998 году было обслуживание государственного долга - 4,0% ВВП (в 1997 году - 4,5% ВВП), что составляет около 10% всех расходов.

Дефицит бюджета расширенного правительства был равен в 1998 году 3,7% ВВП, что на 3 п.п. ниже, нежели в 1997 году.

Государственный внутренний долг на 1 января 1999 года составил 751 млрд. рублей, что равно около 28% годового ВВП и почти на 8 п.п. превышает его значение на 1 января 1998 года. При этом структура государственного долга несколько изменилась. Если задолженность по обращаемым ценным бумагам составляла в 1997 году 90% от общего внутреннего долга, то в 1998 - 95%. Наибольшую долю составила задолженность по ГКО-ОФЗ (62% от задолженности по ценным бумагам или 17,5% ВВП) и ОВВЗ (32% от задолженности по ценным бумагам или 8,6% ВВП). Для сравнения, в 1997 году задолженность по ГКО-ОФЗ составляла 16,8% ВВП, а по ОВВЗ - 2,62% ВВП.

Таблица 1.9

Структура государственного внутреннего долга

1 января 1998

1 января 1999

млрд. руб.

% ВВП

млн. руб.

% ВВП

1. Задолженность по ценным бумагам в т.ч.

518799

20,06

480175

17,89

Государственный заем 1992 г.

105

0,00

125

0,00

Государственный внутренний заем 1991 г.

80

0,00

80

0,00

ГКО

272612

10,54

14640**

0,55

ОФЗ

163352

6,32

448057**

16,69

Государственный сберегательный заем

13082

0,51

14637

0,55

Облигации нерыночных займов

1768

0,07

2635

0,10

Задолженность по внутреннему валютному долгу (ОВВЗ)*

67800

2,62

229649

8,56

2. Задолженность коммерческим банкам (гарантии, выданные правительством)

4917

0,19

882

0,03

3. Задолженность бывшего СССР по товарным долгам в т.ч.

4237

0,16

4875

0,18

Целевой заем 1990 г.

2037

0,08

1910

0,07

Целевые вклады, чеки на автомобили, задолженность работникам АПК

2200

0,09

2965

0,11

4. Задолженность по АПК, переоформленная в казначейский вексель

3920

0,15

3360

0,13

5. Задолженность по централизованным кредитам и начисленным процентам организаций АПК, осуществляющих северный завоз

25000

0,97

22002

0,82

6. Задолженность предприятий текстильной промышленности Ивановской области по неуплаченным процентам

560

0,02

490

0,02

7. Задолженность по финансированию затрат на формирование мобилизационного резерва

1994

0,08

1755

0,07

8. Прочее в т.ч.

8233

0,32

7368

0,27

Внутренний долг ЦБ РФ, принятый от бывшего СССР

191

0,01

191

0,01

Задолженность по техническим кредитам, предоставленным ЦБ странам СНГ

2408

0,09

2408

0,09

Задолженность предприятиям ТЭК и других отраслей

5000

0,19

4181

0,16

Задолженность по централизованным кредитам и процентам по ним организаций АПК Челябинской области

94

0,00

94

0,00

Авалированные векселя «Агропромбанка»

540

0,02

494

0,02

Всего государственный внутренний долг

500959

21,99

750556

27,96

Справочно: ВВП (трлн. руб.)

2586000

2684000

* В статистике Министерства финансов внутренний валютный долг относится к внутреннему долгу с 1998 года. Данные на 1 января 1998 года представлены из расчета общей суммы ОВВЗ в обращении $11,3 млрд.

** С заключительными оборотами. Без заключительных оборотов задолженность по ГКО составляет 215 млрд. рублей, а по ОФЗ - 258 млрд. рублей.

Среди прочих статей внутреннего долга можно отметить задолженность по централизованным кредитам и начисленным процентам организаций АПК, осуществляющих северный завоз, составившую на 1 января 1999 года 0,8% ВВП или 3% внутреннего долга (на 1 января 1998 года - 1% ВВП или 4,4% внутреннего долга). Все остальные статьи внутреннего долга, кроме задолженности по ценным бумагам и северному завозу, по совокупности составили менее 3% общего объема внутреннего долга или менее 1% ВВП.

Прирост внутреннего долга за 1998 год составил 7% годового ВВП.

Проект закона о федеральном бюджете на 1999 год был внесен правительством в Парламент 11 декабря 1998 года (см. таблицу 1.10). После принятия его в первом чтении 24 декабря 1998 года без изменений в объемах расходов, доходов и дефицита бюджета, Государственная Дума приступила к рассмотрению поправок к некоторым статьям расходной и доходной частей федерального бюджета, основная часть которых была отвергнута.

Таблица 1.10

Проект закона и закон о федеральном бюджете на 1999 год

Проект закона о федеральном бюджете

% ВВП

Закон о федеральном бюджете

% ВВП

Подоходный налог

25230,8

0,63

25230,8

0,63

Налог на прибыль

34585,8

0,86

36033,4

0,90

НДС

145170,0

3,63

143722,8

3,59

Акцизы

87141,1

2,18

87141,1

2,18

Налоги на внешнюю торговлю

91251,2

2,28

91251,3

2,28

Прочие налоги

15628,5

0,39

16120,3

0,40

Итого налогов

399007,4

9,98

399499,7

9,99

Неналоговые поступления

74668,7

1,87

74176,4

1,85

Итого доходов

473676,1

11,84

473676,1

11,84

Государственное управление

15556,9

0,39

13747,3

0,34

Правоохранительная деятельность и судебная власть

55549,5

1,39

56172,1

1,40

Оборона

92202,5

2,31

93702,5

2,34

Наука

11434,5

0,29

11634,5

0,29

Услуги народному хозяйству

33997,6

0,85

35017,6

0,88

Социальные расходы

76734,5

1,92

78124,2

1,95

Обслуживание государственного долга

166844,4

4,17

166844,4

4,17

Внутренний долг

66918,5

1,67

66918,5

1,67

Внешний долг

99925,9

2,50

99925,9

2,50

Прочие расходы, в т.ч.:

122726,7

3,07

119804,0

3,00

Финансовая помощь регионам

39944,4

1,00

43444,4

1,09

Итого расходов

575046,6

14,38

575046,6

14,38

Дефицит

-101370,5

-2,53

-101370,5

-2,53

Внутреннее финансирование

55470,5

1,39

55470,5

1,39

Внешнее финансирование

45900,0

1,15

45900,0

1,15

ВВП

4000000

Принятые поправки внесли изменения в структуру доходов бюджета. Так, были увеличены поступления от налога на прибыль с одновременным аналогичным снижением поступлений от НДС на 1450 млн. рублей. Снижение запланированных поступлений от НДС в федеральный бюджет связано с изменением распределения общих поступлений НДС в пользу бюджетов субъектов Федерации - в соответствие с принятой поправкой в консолидированные бюджеты регионов отходит 15% от поступлений НДС (в проекте закона о бюджете, поступления от НДС полностью зачислялись в федеральный бюджет). Увеличение запланированного объема поступлений от налогов на 500 млн. рублей предполагалось осуществлять за счет прочих налогов. Параллельно было зафиксировано снижение плана по неналоговым поступлениям на 640 млн. рублей.

Что касается расходной части бюджета, то основная часть изменений, увеличивающих объем расходов, была внесена в такие статьи, как: социальные расходы (на 1400 млн. рублей), расходы на отрасли народного хозяйства (1100 млн. рублей), расходов на правоохранительную деятельность (800 млн. рублей) и расходы на финансовую помощь регионам (3500 млн. рублей). В качестве резерва для перераспределения были использованы статьи бюджета, касающиеся расходов на государственное управление (сокращение на 1800 млн. рублей) и прочих расходов (на 6600 млн. рублей).

Проект закона был принят Государственной Думой в четвертом чтении 9 февраля 1999 года, одобрен Советом Федерации 17 февраля 1999 года и подписан президентом 22 февраля 1999 года.

Исполнение федерального бюджета в январе 1999 года показывает, что в реальном выражении произошло падение налоговых поступлений по сравнению с январем 1998 года на 20%, причем в наибольшей степени сократились поступления от подоходного налога (на 80%), в наименьшей - НДС и других косвенных налогов (16%). Последнее объясняется тем фактом, что поступления косвенных налогов в наименьшей степени снижаются в результате инфляции, так как автоматически корректируются вместе с ростом цен.

Общие расходы федерального бюджета в реальном выражении сократились почти вдвое по сравнению с январем 1998 года и на 60% по сравнению с максимальными значениями, зафиксированными в марте 1998 года. Что касается отдельных статей расходов федерального бюджета, то лишь расходы на обслуживание государственного долга в реальном выражении остались на уровне 1998 года, тогда как социальные расходы сократились на 45%, расходы на отрасли промышленности - на 92%, расходы на оборону - на 70%. В отличие от января предыдущего года, в нынешнем году был зафиксирован небольшой профицит, равный 1,5% объема расходов федерального бюджета.

Денежно-кредитная политика

Развитие ситуации в области денежно-кредитной политики в период после августа 1998 года можно разделить на три периода. Благодаря резкому росту цен и падению курса рубля в сентябре, у денежных властей создались возможности увеличения денежного предложения без инфляционных последствий и заметного снижения валютного курса. Это позволило на протяжении сентября - октября проводить наращивание валютных резервов ЦБ РФ без серьезного обесценения рубля и немедленного разгона инфляции. Так продолжалось до конца октября. В период между 30 октября и 10 ноября произошел перелом: валютные резервы стабилизируются, а затем начинают падать. С интервалом в три недели за этим следует ускорение инфляции и увеличение темпов падения номинального курса рубля. Однако сдержанная денежно-кредитная политика, проводимая ЦБ РФ, и интервенции на валютном рынке позволили в январе - феврале 1999 года снизить темпы инфляции, в то же время, продолжалось истощение золотовалютных резервов. Рассмотрим эти периоды несколько подробнее.

В сентябре 1998 года произошло дальнейшее обострение экономического и финансового кризиса, связанного с девальвацией рубля и снижением доверия к российской национальной валюте. Трехкратная девальвация рубля, резкое увеличение скорости обращения денежной массы определили быстрый рост потребительских цен. Только за первую неделю сентября индекс потребительских цен вырос на 35,7% (см. рис. 1.7). Однако в дальнейшем, одновременно со снижением курса доллара США, темпы инфляции замедлились.

Рис. 1.7

Источник: Госкомстат России.

Снижение темпов инфляции в середине сентября 1998 года, как уже отмечалось, объясняется в значительной степени отсутствием роста денежного предложения в августе 1998 г. (см. рис. 1.8, табл. 1.11).

Рис. 1.8

Источник: ЦБ РФ.

Таблица 1.11

Денежная база (млрд. руб.)

Темп изменения денежной базы (%)

Золотовалютные резервы (млрд. $)

Темп изменения золотовалютных резервов (%)

10-16.8.98

160,7

15,1

17-23.8.98

161,8

0,68%

13,4

-11,26%

24-30.8.98

158,7

-1,92%

12,7

-5,22%

31.8-6.9.98

162,8

2,58%

12,3

-3,15%

7-13.9.98

167,3

2,76%

12,3

0,00%

14-20.9.98

170,3

1,79%

12,0

-2,44%

21-27.9.98

171,2

0,53%

12,4

3,33%

28.9-4.10.98

174,8

2,10%

12,8

3,23%

5-11.10.98

183,9

5,21%

13,3

3,91%

12-18.9.98

185,9

1,09%

13,1

-1,50%

19-25.10.98

184,8

-0,59%

13,3

1,53%

26.10-1.11.98

185,3

0,27%

13,6

2,26%

2-8.11.98

191,5

3,35%

13,4

-1,47%

9-15.11.98

192,3

0,42%

13,1

-2,24%

16-22.11.98

192,9

0,31%

13,0

-0,76%

23-29.11.98

191,9

-0,52%

12,8

-1,54%

30.11-6.12.98

193,3

0,73%

12,1

-5,47%

7-13.12.98

194,0

0,36%

12,0

-0,83%

14-20.12.98

192,5

-0,77%

11,9

-0,83%

21-27.12.98

199,0

3,38%

12,3

3,36%

28.12.98-3.1.99

207,3

4,17%

12,2

-0,08%

4-10.1.99

203,0

-2,07%

12,0

-1,64%

11-17.1.99

205,4

1,18%

11,9

-0,83%

18-24.1.99

202,2

-1,56%

11,6

-2,52%

25-31.1.99

201,1

-0,54%

11,6

0,00%

1-7.2.99

204,7

1,79%

11,6

0,00%

8-14.2.99

207,1

1,17%

11,3

-2,59%

15-21.2.99

205,8

-0,63%

11,4

0,88%

22-28.2.99

205,2

-0,29%

11,5

0,88%

Источник: ЦБ РФ.

В сентябре стала заметна эмиссионная активность Центробанка, направленная на поддержание ликвидности банковской системы и обеспечение платежей клиентов. В сентябре-октябре эмиссия составила 26,1 млрд. руб., что соответствует приросту денежной базы на 16,45% по отношению к концу августа 1998 года. Однако начало денежной экспансии не привело к ускорению роста цен. В октябре 1998 г. прирост индекса потребительских цен составил 4,5%, а в ноябре - 5,7%, что составляет, соответственно, 69,6% и 94,5% в пересчете на год. Это объясняется рядом причин, среди которых следует выделить снижение инфляционных ожиданий, технические лаги между началом денежной эмиссии и ее влиянием на уровень инфляции, уменьшение денежного мультипликатора в ходе развития банковского кризиса.

К концу 1998 года инфляционные процессы в российской экономике стали постепенно ускоряться (см. рис. 1.7). После масштабного скачка цен в сентябре, обеспечившего их некоторую стабильность в течение последующих одного-двух месяцев, в декабре 1998 потребительские цены выросли на 11,6%. Таким образом, в 1998 году инфляция в России составила 84,3%, что составляет 5,2% в среднемесячном исчислении. Однако на протяжении года рост цен был неравномерен: если за первые семь месяцев индекс потребительских цен вырос всего на 4% (0,56% в среднем за месяц), то в период с августа по декабрь цены увеличились на 77,2%, что соответствует 12,1% в месяц.

Следует отметить, что ситуация начала меняться еще в ноябре 1998 года. Динамика золотовалютных резервов ЦБ РФ изменила направление движения (см. рис. 1.9 и табл. 1.11). В течение ноября резервы Центробанка РФ снизились с 13,6 до 12,8 млрд. долларов, т.е. на 800 млн. долларов США. В ноябре 1998 г. министерство финансов РФ выплачивало обязательства по внешним долгам за счет средств ЦБ РФ. В частности, 27 ноября Министерство финансов РФ осуществило выплаты по первому траншу пятилетних еврооблигаций в размере 46,3 млн. долларов, а 2 декабря - выплаты по облигациям IAN в размере 216 млн. долларов. В течение предыдущих одного-двух месяцев ЦБ РФ стремился сглаживать колебания курса доллара, однако, к концу ноября - началу декабря 1998 г. курс рубля упал с уровня 18 руб./доллар до 20 - 21 руб./доллар. В декабре снижение золотовалютных резервов ЦБ России продолжалось. Только за первые три недели они снизились на 900 млн. долларов. В конце декабря правительство РФ осуществило купонные платежи по еврооблигациям в размере около 330 млн. долларов США.

В целом за 1998 год золотовалютные резервы ЦБ РФ снизились примерно на 5,5 млрд. долларов США (с 17,784 до 12,223 млн. долларов, т. е. на 31,3%). Доля золота в резервах за год выросла с 27,5% до 36,2%.

Данные о динамике денежных агрегатов в 1998 году (см. табл. 1.12) свидетельствуют о том, что в целом за год денежная база выросла на 26% (с 1 августа на 28,5%). Прирост денежной массы М2 в 1998 году составил 21,0% (25,7% с 1 августа), широких денег (с учетом долларовых депозитов) - 36,3% (43,9%). Объем наличных денег в обращении вырос в 1998 году на 44,0% (45,2% после 1 августа). Таким образом, доля наличных денег в М2 выросла с 34,86% до 41,50%. Изъятие банковских вкладов, а также усиление рационирования кредитов вследствие общего кризиса банковской системы привели к падению денежного мультипликатора с 2,4 (в январе) до 2,02 (в октябре). В ноябре - декабре мультипликатор увеличился до 2,18. В целом за год реальная денежная масса М2 сократилась на 34,4%. В то же время, отставание дефлятора ВВП от темпов роста потребительских цен и падение реального ВВП привели к росту монетизации экономики с 14,4% (в 1997 году) до 16,85%.

Рис. 1.9

Источник: ЦБ РФ.

В январе - феврале 1999 года темпы роста потребительских цен постепенно замедлялись (см. рис. 1.7). В январе инфляция составила 8,5% (166% в годовом исчислении), а феврале - 4,1% (62% в пересчете на год). Таким образом, темп прироста индекса потребительских цен упал до самой низкой отметки с августа 1998 года.

В феврале 1999 года продолжилось сокращение золотовалютных резервов ЦБ РФ (см. рис. 1.9 и табл. 1.11). Поскольку за этот период не осуществлялись плановые выплаты по внешнему долгу РФ, Центробанк, по-видимому, осуществлял интервенции на валютном рынке с целью стабилизации курса рубля. К 12 февраля объем золотовалютных резервов опустился до 11,3 млрд. долларов США, однако, к концу месяца резервы выросли на 200 млн. долларов.

Денежно-кредитная политика, проводимая ЦБ РФ в январе - феврале 1999 года, была достаточно сдержанной (см. рис. 1.8 и табл. 1.11). В целом за январь денежная база снизилась на 6,2 млрд. рублей (3,0%) по сравнению с концом декабря 1998 года. В первой половине февраля 1999 года наметилась тенденция к росту денежного предложения. К 15 февраля объем денежной базы практически достиг предыдущего максимального значения. Однако к концу месяца денежная база снизилась до 205,2 млрд. рублей, тем не менее прирост за месяц составил 2,04%. С учетом продаж Центробанком валюты брутто-эмиссия в январе составила около 7 млрд. рублей, в феврале - около 6,4 млрд. рублей.

Ажиотажный спрос на валюту с конца августа по октябрь 1998 года привел к резким колебаниям курса доллара США (см. рис. 1.10).

Рис. 1.10

Основные показатели денежно-кредитной

ИПЦ,

% в месяц

М2,

млрд. рублей

Темп роста М2, % в месяц

М0,

млрд. рублей

Темп роста М0, % в месяц

Денежная база,

млрд. рублей

Темп роста денежной базы,

% в месяц

янв 97

2,3%

289900

0,75%

96300

-7,23%

123900

-5,35%

фев 97

1,5%

299500

3,43%

102000

5,92%

130200

5,08%

мар 97

1,4%

305800

2,41%

105200

3,14%

136300

4,69%

апр 97

1,0%

317800

4,25%

115200

9,51%

145700

6,90%

май 97

0,9%

328400

3,35%

120400

4,51%

148200

1,72%

июн 97

1,1%

352000

7,19%

136900

13,70%

167000

12,69%

июл 97

0,9%

363000

3,22%

140400

2,56%

171400

2,63%

авг 97

-0,1%

364600

0,59%

141600

0,85%

174700

1,93%

сен 97

-0,3%

363000

-0,40%

134900

-4,73%

169800

-2,80%

окт 97

0,2%

368800

1,62%

135800

0,67%

170600

0,47%

ноя 97

0,6%

357400

-2,93%

128800

-5,15%

163800

-3,99%

дек 97

1,0%

374100

4,67%

130400

1,24%

164500

0,43%

янв 98

1,4%

361200

-3,45%

116700

-10,51%

150500

-8,51%

фев 98

0,9%

362900

0,47%

120400

3,17%

152400

1,26%

мар 98

0,6%

360400

-0,69%

119100

-1,08%

152900

0,33%

апр 98

0,4%

368000

2,11%

128600

7,98%

161200

5,43%

май 98

0,5%

370000

0,54%

129900

1,01%

163200

1,24%

июн 98

0,1%

368600

-0,38%

129800

-0,08%

163200

0,00%

июл 98

0,2%

360000

-2,33%

129300

-0,39%

161300

-1,16%

авг 98

3,7%

343600

-4,56%

133400

3,17%

161700

0,25%

сен 98

38,4%

365800

6,46%

154200

15,59%

175200

8,35%

окт 98

4,5%

377600

3,23%

166400

7,91%

187200

6,85%

ноя 98

5,7%

396900

5,11%

167300

0,54%

191300

2,19%

дек 98

11,6%

-

-

-

-

207300

8,36%

Примечание: ИПЦ - индекс потребительских цен, ЧВА - чистые внутренние активы, ЧМР - чистые международные резервы, ЗВР - золотовалютные резервы.

Источник: Госкомстат РФ, ЦБ РФ

Таблица 1.12

политики в России в 1997 - 1998 годах

ЧВА, млрд. руб.

ЧМР, млрд. руб.

ЗВР,

млрд. долл.

Валютные резервы, млрд. долл.

Золото, млрд. долл.

ВВП, млрд. рублей

120700

3100

13993

9929,5

4063,5

172000

янв 97

123600

6600

15207,7

11126,9

4080,8

175000

фев 97

125000

11300

16508,7

12428,8

4079,9

194000

мар 97

122200

23500

18184,3

14067,8

4116,6

202000

апр 97

116900

31300

20016,1

15884,1

4132

205000

май 97

106100

60900

24548,9

20395,7

4153,2

213000

июн 97

109300

62100

24456

20186,1

4269,9

222000

июл 97

113800

60900

23920,2

19603,9

4316,2

241000

авг 97

117100

52700

23105

18737

4368

252000

сен 97

119200

51200

22915,5

18447,7

4467,8

242000

окт 97

146000

17800

16809,9

12201,4

4608,5

226000

ноя 97

141200

23300

17784

12895

4889

258000

дек 97

141100

9400

15375

10480

4895

187000

янв 98

149200

3200

15034

10212

4822

184000

фев 98

138800

14100

16859

11910

4948

198000

мар 98

152800

8400

15953

10957

4996

205000

апр 98

163400

-200

14627

9625

5002

206000

май 98

154500

8700

16169

11161

5008

207000

июн 98

166000

-4700

18409

13805

4604

214000

июл 98

202300

-40600

12459

8198

4262

226000

авг 98

215300

-40100

12709

8840

3869

257000

сен 98

221000

-33800

13572

9656

3916

-

окт 98

229500

-38200

12480

8175

4306

-

ноя 98

-

-

12223

7801

4422

-

дек 98

Недельная динамика показателей финансового

Недели года

Инфляция,

% в неделю

Курс рубля на ММВБ, руб./$

Темп роста курса $, % в неделю

Индекс

РТС-1, на конец недели

Темп изменения индекса

РТС-1, % в неделю

4-10.8.97

0,00%

5813

0,14%

569,23

11,57%

11-17.8.97

-0,10%

5813

0,00%

563,14

-1,07%

18-24.8.97

0,00%

5825

0,21%

525,25

-6,73%

25-31.8.97

0,00%

5839,5

0,25%

474,80

-9,60%

1-7.9.97

-0,10%

5839,2

-0,01%

488,46

2,88%

8-14.9.97

0,00%

5850

0,18%

483,75

-0,97%

15-21.9.97

0,00%

5862

0,21%

497,94

2,93%

22-28.9.97

-0,20%

5861

-0,02%

491,42

-1,31%

29.9-5.10.97

0,00%

5877

0,27%

552,14

12,36%

6-12.10.97

0,00%

5869,9

-0,12%

527,78

-4,41%

13-19.10.97

0,10%

5868

-0,03%

532,90

0,97%

20-26.10.97

0,10%

5873

0,09%

518,29

-2,74%

27.10-2.11.97

0,10%

5900

0,46%

422,26

-18,53%

3-9.11.97

0,20%

5902

0,03%

438,34

3,81%

10-16.11.97

0,20%

5909

0,12%

342,07

-21,96%

17-23.11.97

0,20%

5917

0,14%

382,59

11,84%

24-30.11.97

0,00%

5928

0,19%

328,49

-14,14%

1-7.12.97

0,40%

5943

0,25%

382,42

16,42%

8-14.12.97

0,20%

5922

-0,35%

339,25

-11,29%

15-21.12.97

0,30%

5923

0,02%

354,41

4,47%

22-28.12.97

0,20%

5955

0,54%

380,11

7,25%

29.12-4.1.98

0,40%

5998

0,72%

396,86

4,41%

5-11.1.98

0,30%

5,999

0,02%

372,46

-6,15%

12-18.1.98

0,40%

6,0255

0,44%

334,54

-10,18%

19-25.1.98

0,40%

6,048

0,37%

294,71

-11,90%

26.1-1.2.98

0,20%

6,04

-0,13%

284,35

-3,52%

2-8.2.98

0,20%

6,0475

0,12%

304,04

6,93%

9-15.2.98

0,30%

6,0525

0,08%

302,24

-0,59%

Таблица 1.13

рынка России в августе 1997 - декабре 1998 годов

Средне- взвешенная доходность ГКО-ОФЗ,

% годовых

Оборот вторичного рынка ГКО/ОФЗ, млрд. руб.

Объем ГКО/ОФЗ в обращении

на конец недели, млрд. руб.

Аукционная ставка по ГКО-ОФЗ,

% годовых

Дюрация рыночного портфеля на ГКО-ОФЗ, на конец недели, дней

Недели года

20,12%

11885,204

312050,128

20,54%

214,93

4-10.8.97

21,47%

15453,983

313550,869

19,06%

216,39

11-17.8.97

19,23%

10617,683

315627,115

18,71%

217,77

18-24.8.97

19,50%

11257,131

317008,224

18,67%

222,10

25-31.8.97

19,58%

13120,967

318825,768

18,60%

226,24

1-7.9.97

18,81%

17435,253

320200,645

18,10%

233,44

8-14.9.97

20,54%

17966,633

322433,781

19,01%

235,12

15-21.9.97

19,18%

13594,635

323131,221

18,44%

236,81

22-28.9.97

22,75%

15488,706

327095,416

18,36%

245,50

29.9-5.10.97

20,34%

16119,549

334440,996

17,88%

242,99

6-12.10.97

21,65%

14862,621

329211,683

18,28%

248,77

13-19.10.97

21,94%

13021,797

330361,880

17,59%

251,85

20-26.10.97

28,30%

28180,178

332547,925

19,55%

256,38

27.10-2.11.97

24,69%

23179,448

333707,460

19,74%

257,90

3-9.11.97

29,24%

28938,773

334658,444

26,61%

255,79

10-16.11.97

30,44%

18069,85

335483,064

26,27%

251,75

17-23.11.97

40,48%

21694,138

337586,469

28,00%

248,17

24-30.11.97

40,77%

15573,864

338125,669

41,34%

244,74

1-7.12.97

36,64%

10805,339

339148,335

34,52%

241,17

8-14.12.97

33,82%

11719,2782

341291,113

32,57%

236,40

15-21.12.97

33,37%

9977,415

343077,919

33,66%

235,21

22-28.12.97

27,36%

4411,860

343077,919

0,00%

231,21

29.12-4.1.98

41,70%

5676,557

344398,774

32,83%

223,81

5-11.1.98

37,02%

9793,106

346574,460

34,71%

221,98

12-18.1.98

33,29%

12471,412

348418,880

32,14%

221,36

19-25.1.98

39,37%

14792,133

349193,781

41,38%

219,64

26.1-1.2.98

36,41%

21309,455

351434,161

44,47%

220,49

2-8.2.98

30,24%

16361,676

355411,408

34,68%

222,85

9-15.2.98

Недели года

Инфляция,

% в неделю

Курс рубля на ММВБ, руб./$

Темп роста курса $, % в неделю

Индекс

РТС-1, на конец недели

Темп изменения индекса

РТС-1, % в неделю

16-22.2.98

0,20%

6,046

-0,11%

305,81

1,18%

23.2-1.3.98

0,20%

6,045

-0,02%

309,56

1,23%

2-8.3.98

0,10%

6,065

0,33%

339,66

9,73%

9-15.3.98

0,20%

6,066

0,02%

350,20

3,10%

16-22.3.98

0,10%

6,0815

0,26%

335,78

-4,12%

23-29.3.98

0,10%

6,092

0,17%

341,48

1,70%

30.3-5.4.98

0,10%

6,092

0,00%

313,48

-8,20%

6-12.4.98

0,10%

6,134

0,69%

308,96

-1,44%

13-19.4.98

0,10%

6,1415

0,12%

312,69

1,20%

20-26.4.98

0,10%

6,139

-0,04%

326,16

4,31%

27.4-3.5.98

0,00%

6,1095

-0,48%

312,37

-4,23%

4-10.5.98

0,10%

6,128

0,30%

302,82

-3,06%

11-17.5.98

0,10%

6,1525

0,40%

258,10

-14,77%

18-24.5.98

0,10%

6,154

0,02%

225,41

-12,67%

25-31.5.98

0,10%

6,13

-0,39%

191,29

-15,14%

1-7.6.98

0,00%

6,178

0,78%

207,65

8,55%

8-14.6.98

0,10%

6,21

0,52%

178,13

-14,22%

15-21.6.98

0,00%

6,216

0,10%

174,65

-1,95%

22-28.6.98

0,00%

6,225

0,14%

163,99

-6,11%

29.6-5.7.98

0,00%

6,215

-0,16%

151,33

-7,72%

6-12.7.98

0,10%

6,231

0,26%

144,02

-4,83%

13-19.7.98

0,10%

6,209

-0,35%

193,35

34,26%

20-26.7.98

0,00%

6,27

0,98%

157,74

-18,42%

27.7-2.8.98

0,10%

6,272

0,03%

149,65

-5,13%

3-9.8.98

0,20%

6,285

0,21%

132,86

-11,22%

10-16.8.98

0,20%

6,31

0,40%

115,00

-13,44%

17-23.8.98

2,90%

7,005

11,01%

81,76

-28,90%

24-30.8.98

10,90%

7,86

12,21%

66,77

-18,33%

31.8-6.9.98

35,70%

16,99

116,16%

63,13

-5,45%

7-13.9.98

5,60%

12,87

-24,22%

62,31

-1,30%

Продолжение таблицы 1.13

Средне- взвешенная доходность ГКО-ОФЗ,

% годовых

Оборот вторичного рынка ГКО/ОФЗ, млрд. руб.

Объем ГКО/ОФЗ в обращении

на конец недели, млрд. руб.

Аукционная ставка по ГКО-ОФЗ,

% годовых

Дюрация рыночного портфеля на ГКО-ОФЗ, на конец недели, дней

Недели года

29,65%

14511,897

358865,780

35,32%

226,70

16-22.2.98

28,84%

13239,447

362202,605

32,31%

226,96

23.2-1.3.98

26,83%

17329,613

367470,807

28,53%

232,97

2-8.3.98

26,45%

14168,811

371091,590

29,05%

239,18

9-15.3.98

26,79%

16826,720

373767,032

27,86%

242,85

16-22.3.98

27,82%

22150,965

378813,702

25,98%

247,21

23-29.3.98

28,42%

15934,378

380320,665

28,57%

248,11

30.3-5.4.98

28,71%

15249,230

382804,428

34,23%

252,89

6-12.4.98

28,86%

13326,875

387165,160

33,81%

260,43

13-19.4.98

30,54%

15544,843

389134,692

34,93%

264,39

20-26.4.98

29,40%

11727,225

393345,432

31,84%

268,96

27.4-3.5.98

27,94%

11566,586

397651,534

34,16%

271,69

4-10.5.98

33,11%

10767,486

398084,164

34,16%

272,95

11-17.5.98

45,77%

19094,463

398577,325

45,16%

270,28

18-24.5.98

64,96%

24610,293

399281,413

61,07%

266,63

25-31.5.98

51,45%

20938,528

399016,673

53,15%

265,60

1-7.6.98

46,55%

13799,083

400853,454

48,04%

269,68

8-14.6.98

54,29%

19576,525

395901,065

49,31%

284,61

15-21.6.98

52,72%

12827,391

394435,777

51,19%

287,41

22-28.6.98

72,44%

15457,959

391975,482

63,11%

291,62

29.6-5.7.98

125,77%

15045,254

387523,792

107,23%

288,08

6-12.7.98

52,94%

34163,636

383185,563

0,00%

302,44

13-19.7.98

45,11%

18323,277

382555,058

48,96%

315,77

20-26.7.98

56,41%

19155,219

347498,481

0,00%

337,39

27.7-2.8.98

54,66%

14305,244

343554,332

0,00%

334,38

3-9.8.98

95,58%

12488,508

340326,857

0,00%

330,59

10-16.8.98

-

-

-

-

-

17-23.8.98

-

-

-

-

-

24-30.8.98

-

-

-

-

-

31.8-6.9.98

-

-

-

-

-

7-13.9.98

Недели года

Инфляция,

% в неделю

Курс рубля на ММВБ, руб./$

Темп роста курса $, % в неделю

Индекс

РТС-1, на конец недели

Темп изменения индекса

РТС-1, % в неделю

14-20.9.98

1,50%

14,60

13,40%

50,12

-19,56%

21-27.9.98

-4,80%

15,61

6,92%

47,08

-6,07%

28.9-4.10.98

0,60%

15,99

2,43%

38,81

-17,57%

5-11.10.98

0,40%

15,82

-1,06%

42,55

9,64%

12-18.10.98

0,30%

13,56

-14,29%

55,32

30,01%

19-25.10.98

2,10%

16,76

23,60%

60,42

9,22%

26.10-1.11.98

1,20%

16,01

-4,47%

57,54

-4,77%

2-8.11.98

0,80%

15,01

-6,25%

61,13

6,24%

9-15.11.98

1,00%

16,41

9,33%

59,32

-2,96%

16-22.11.98

1,70%

16,96

3,35%

63,36

6,81%

23-29.11.98

2,00%

17,88

5,42%

71,57

12,96%

30.11-6.12.98

2,60%

19,57

9,45%

64,00

-10,58%

7-13.12.98

2,20%

20,10

2,71%

58,67

-8,33%

14-20.12.98

1,80%

20,75

3,23%

59,24

0,97%

21-27.12.98

3,50%

19,48

-6,12%

59,94

1,19%

28.12.98-3.01.99

2,00%

20,65

6,01%

58,93

-1,69%

Источник: ЦБ РФ, Госкомстат РФ, ИА «Финмаркет», РТС, ИЭППП

Для защиты национальной валюты от спекулятивных атак в условиях режима плавающего валютного курса Центральный банк РФ в сентябре 1998 - январе 1999 гг. предпринял ряд административных мер, направленных на ограничение спроса на валюту. К их числу следует отнести:

1) Решение об обязательной продаже экспортерами 50% (с сентября) и 75% (с 1 января 1999 г.) валютной выручки на межбанковских валютных биржах, имеющих лицензию ЦБ РФ;

Продолжение таблицы 1.13

Средне- взвешенная доходность ГКО-ОФЗ,

% годовых

Оборот вторичного рынка ГКО/ОФЗ, млрд. руб.

Объем ГКО/ОФЗ в обращении

на конец недели, млрд. руб.

Аукционная ставка по ГКО-ОФЗ,

% годовых

Дюрация рыночного портфеля на ГКО-ОФЗ, на конец недели, дней

Недели года

-

-

-

-

-

14-20.9.98

-

-

-

-

-

21-27.9.98

-

-

-

-

-

28.9-4.10.98

-

-

-

-

-

5-11.10.98

-

-

-

-

-

12-18.10.98

-

-

-

-

-

19-25.10.98

-

-

-

-

-

26.10-1.11.98

-

-

-

-

-

2-8.11.98

-

-

-

-

-

9-15.11.98

-

-

-

-

-

16-22.11.98

-

-

-

-

-

23-29.11.98

-

-

-

-

-

30.11-6.12.98

-

-

-

-

-

7-13.12.98

-

-

-

-

-

14-20.12.98

-

-

-

-

-

21-27.12.98

-

-

-

-

-

28.12.98-3.01.99

2) Введение в действие нового порядка торгов, предусматривающего разделение торговых сессий. На утренней спецсессии, производится обязательная продажа валюты экспортерами и покупка валюты под импортные контракты, при этом сделки осуществляются с немедленной поставкой. По итогам спецсессии ЦБ РФ объявляет официальный курс на следующий день. На дневной торговой сессии осуществляются валютнообменные операции коммерческих банков в собственных целях и по клиентским заявкам. Сделки осуществляются с поставкой на следующий день;

3) Коммерческие банки обязаны предоставлять ЦБ РФ ежедневную отчетность об операциях с валютой; в случае невыполнения предписания ЦБ РФ банк может быть отстранен от участия в торгах;

4) С 1 ноября было введено ограничение на срок нахождения на банковских счетах валюты, купленной под импортные контракты, до 7 дней. По истечении данного срока иностранная валюта, не использованная на эти цели, должна автоматически поступать на продажу;

5) Была запрещена покупка иностранной валюты на спецсессии для оплаты импорта услуг, работ и результатов интеллектуальной деятельности;

6) Обратная продажа юридическими лицами-резидентами иностранной валюты, купленной на внутреннем рынке и зачисленной на специальные транзитные валютные счета, должна осуществляться только на утренней спецсессии.

Кроме того, были изменены правила работы со счетами «С» для нерезидентов. Постановление правительства о новации по государственным ценным бумагам, направленное на ограничение вывоза капитала, предусматривало специальный порядок использования нерезидентами наличных денежных средств, получаемых ими по условиям новации.

На наш взгляд, эти меры, хотя и не относятся к рыночным, являются оправданными в нынешней экономической ситуации. Показательно, что спрэд между официальным курсом, курсами доллара в СЭЛТ и курсами «покупки / продажи» валюты в обменных пунктах практически отсутствует. Это позволяет отвергнуть гипотезу о том, что официальный курс рубля является нерыночным.

В феврале 1999 г. произошла стабилизация обменного курса рубля к доллару США. После осуществленных в январе 1999 г. выплат по внешним долгам интервенции ЦБ РФ практически зафиксировали курс на уровне чуть ниже 23 руб./доллара (см. рис. 1.10).

Динамика производства и социальная стабильность

По данным Центра экономической конъюнктуры, прекращение паники на потребительском рынке в совокупности с девальвацией рубля активизировали процесс импортозамещения, в результате чего спад промышленного производства в октябре и ноябре оказался ниже, чем это прогнозировалось на основе инерционной оценки динамики производства.

На протяжении ноября-января в ряде отраслей рост происходил не только по отношению к предшествующему месяцу, но и в сравнении с соответствующими периодами 1997-1998 годов. В январе 1999 года по сравнению с январем 1998 увеличился выпуск машиностроительной продукции на 2,3%, лесной и деревообрабатывающей - на 5,8%, промстройматериалов на 2%, стекольной и фарфорофаянсовой на 2,6%, микробиологической на 0,4%. Конечно, это немного, но не будем забывать, что год назад российская экономика уже начинала расти и соответствующее сопоставление связано отнюдь не с самым низким уровнем посткоммунистического кризиса.

Возникает вопрос о причинах этих позитивных сдвигов. В конце 1998 года правительству удалось в основном обеспечить стабильность макроэкономического курса (прежде всего не допустить раскрутки инфляции), относительно нормализовать систему платежей и расчетов.

В целом можно говорить о двух главных группах факторов, оказавших воздействие на тенденцию производства к росту.

С одной стороны, девальвация рубля, вызвавшая резкое снижение конкурентоспособности многих видов импортной продукции, соответственно, обусловила резкий рост эффективности ряда отечественных производителей. Этот фактор будет продолжать действовать при сохранении уровня реального курса рубля, то есть при совпадении темпа инфляции и темпа падения обменного курса. Сохранение высокой инфляции само по себе будет сводить на нет потенциал роста. Остановка же инфляции (при использовании фиксированного или квазификсированного курса) будет связана с повышением реальной стоимости рубля и исчерпанием «девальвационного» источника конкурентоспособности отечественного производства.

С другой стороны, рост последних месяцев связан с вхождением экономики в режим высокой инфляции. Из опыта многих стран мира хорошо известно, что расширение эмиссионного финансирования экономики на первых порах (на протяжении нескольких месяцев) стимулирует экономический рост, благодаря возникновение «денежной иллюзии». То есть впрыскиваемые в народное хозяйство деньги создают иллюзию расширения спроса. Население получает деньги и приобретает товары. Фирмы воспринимают сигналы рынка как увеличение спроса и начинают расширять производство. Растет спрос на товары промежуточного (производственного) назначения. Снижается реальный уровень неплатежей в экономике. Этот фактор является сугубо краткосрочным и вскоре оборачивается возобновлением спада.

Таким образом, к началу 1999 года в российской экономике действовали два различных механизма стимулирования роста, в краткосрочном периоде вполне совмещаемых, но имеющих совершенно разную направленность в плане среднесрочном (выходящем за рамки полугода). Устойчивость позитивных тенденций декабря-января будет, в первую очередь, связана с характером экономического курса, который будет проводить правительство. Без адекватных макроэкономических и институциональных решений правительства невозможно сохранять благоприятные тенденции, возникшие на рубеже 1998-1999 годов.

В краткосрочном же отношении действие этих факторов было преимущественно благоприятным. В связи с расширением спроса в несколько раз возросла доля предприятий, увеличивших объемы производства. Осенью начало расти производство в таких отраслях промышленности, как машиностроение, химия и нефтехимия, черная и цветная металлургия, нефтедобыча и нефтепереработка (при том с сентября 1997 по август 1998 года, то есть в период макроэкономической стабильности, этот показатель снижался).

Таблица 1.14

Динамика промышленного производства в 1998 году, в % к предыдущему месяцу

01.98

02.98

03.98

04.98

05.98

06.98

07.98

08.98

09.98

10.98

11.98

12.98

Промышленность в целом

93,2

101,2

100,4

95,8

93,2

100,9

94,5

99,3

96,9

110,1

100

110,1

Электро-энергетика

96,8

91,4

92,7

84,4

76

86

98

98,2

110,5

131,3

126,4

110,3

Топливная

99,4

93

106,1

98,9

97

103

98,9

96,8

107,4

97

104,9

Черная металлургия

104,5

95,1

107,3

98,3

102

89,5

100,1

97,8

96,8

104,2

94,6

117,1

Цветная металлургия

116,9

97,2

106,5

92,1

106,5

113,2

111,5

99,2

92,8

95,1

92,1

103,2

Химическая и нефтехимическая промышленность

99,5

98,5

113,1

102,5

93

88,2

98,1

96,2

100

114,1

99,4

104,5

Машиностроение и металлообработка

103,5

108,4

112,1

98,5

78,5

115,4

87,2

95,7

93,4

118,2

93,3

111,4

Лесная, дерево-обрабатывающая и целлюлозно-бумажная промышленность

96,1

111,3

113,1

88,1

74,8

120,6

100,3

95

92,9

100,5

92,6

140,1

Промышленность строительных материалов

87,9

100,1

115,9

112,6

99,5

110,2

98,8

98,7

98,1

100,2

86,7

101,3

Легкая

109,5

109,5

102,3

98,3

71,8

102

81,1

105

107,9

7

95,7

107,1

Пищевая

93,2

113

117,2

98,2

98,8

97,7

98,6

95,2

98,1

112,1

91,6

102

Источник: Госкомстат России.

Важным моментом стало также и то, что, благодаря поддержке Думой правительства, удалось принять закон о разделе продукции, который блокировался на протяжении нескольких лет. Это дало некоторые позитивные сигналы инвесторам, особенно иностранным.

Были предприняты шаги по ужесточению контроля за ценообразованием в отраслях естественных монополий. Многие тарифы были заморожены, а некоторые даже снижены (например, на перевозку по железным дорогам отдельных видов товаров первой необходимости, включая продовольствие).

Статистические и социологические данные свидетельствуют также о стабилизации и улучшении ситуации на предприятиях. После резкого спада производства в сентябре происходила стабилизация выпуска, рос спрос на продукцию предприятий, увеличивалась загруженность мощностей - прежде всего в ТЭК, легкой и пищевой промышленности.

Благоприятные изменения происходили и в социальной сфере. Правительству из эмиссионных источников удалось погасить некоторую часть накопленной задолженности по зарплатам и пенсиям. Несмотря на то, что эти долги обесценились в несколько раз, настроение населения складывалось скорее в пользу существующей власти. Двойственность экономической ситуации нашла отражение и в динамике забастовок. В сентябре более чем в 50 раз возросло количество бастовавших предприятий, в 40 раз увеличилось число участников забастовок, а в октябре оба показателя еще удвоились. Хотя в ноябре забастовочное движение пошло на спад, достигнув сентябрьских показателей (причем подавляющее большинство забастовок - 97% - приходится на учреждения образования), в декабре его рост возобновился.

Таблица 1.15

Динамика забастовочного движения в 1998 году

Месяцы

Число предприятий и организаций, на которых происходили забастовки

Число участников забастовок, тыс. человек.

Январь

246

19,6

Февраль

78

8,1

Март

70

9,7

Апрель

946

52,3

Май

362

25,4

Июнь

92

13,9

Июль

31

5,4

Август

47

2,1

Сентябрь

2394

78,5

Октябрь

4229

196,1

Ноябрь

2135

65,5

Декабрь

5305

134,3

Источник: Госкомстат России.

Тем не менее, по данным социологических опросов, в ноябре 1998 г. 53,2% опрошенных не поддержали бы выступления протеста с требованием отставки правительства. Происходил также рост личной популярности Е. Примакова, который в опросах общественного мнения вошел в пятерку наиболее вероятных кандидатов на президентский пост (см. рис. 1.11).

Таким образом, реальное развитие событий оказывается весьма близким к описанной выше логике экономической политики популизма. Эмиссионное финансирование даже в относительно ограниченных масштабах оказывает краткосрочный положительный эффект на производство и популярность правительства. Но именно денежные индикаторы (в совокупности с платежным балансом) несут первую тревожную информацию в то время, когда показатели реального производства еще продолжают демонстрировать благоприятную динамику.

Рис. 1.11

Премьер как политик, вызывающий наибольшее доверие (доля указавших премьер-министра в числе политиков, вызывающих наибольшее доверие, в % к числу опрошенных)

Источник: мониторинг ВЦИОМ.

Налоговые новации правительства

Глубокая налоговая реформа - один из важнейших приоритетов правительства Е. Примакова. Пакет решительных налоговых мер, разработанный новым руководством Госналогслужбы во главе с Г. Боосом буквально за считанные недели, был не только одобрен правительством, но и передан в Государственную Думу.

Проведение радикальной налоговой реформы являлось одной из приоритетных задач всех правительств России на протяжении по крайней мере последних трех лет. Проект Налогового кодекса неоднократно обсуждался и пересматривался как политиками, так и экономистами, однако до необходимого согласования дело так и не дошло. И вот теперь были приняты решения, имеющие серьезные расхождения с предшествующими проектами налоговой реформы.

Среди основных изменений, предполагаемых первоначальными вариантами законопроектов, входящих в налоговый пакет, помимо снижения ставки НДС (до 15%) необходимо отметить отмену некоторых налоговых льгот (по строительству жилых домов, по научно-исследовательским и опытно-конструкторским работам, выполняемым на основании хоздоговоров). Также предлагалось ввести норму о возмещении налога по материальным ресурсам (работам, услугам) только в пределах фактически отнесенных на издержки производства и обращения реализованных товаров (работ, услуг). Ставка налога на прибыль, зачисляемого в федеральный бюджет, устанавливалась в размере 11%, в региональный бюджет - 19%, а на прибыль от посреднической деятельности, банков, страховщиков, бирж, брокеров - не свыше 27%. Вводилась льгота по налогу на прибыль от вновь созданных производств (кроме торговой, снабженческо-сбытовой и посреднической деятельности) на период окупаемости, но не свыше 3-х лет. Эти изменения должны были быть введены одновременно с законом о бюджете на 1999 год.

В основе этих предположений лежит тезис о том, что с сокращением налоговых ставок резко возрастет как экономическая активность, увеличивающая массу налоговых поступлений, так и собираемость налогов, поскольку уклоняться от их уплаты станет менее целесообразным. Положительных результатов, в т.ч. улучшения собираемости налогов, предполагается добиться за несколько месяцев, а до этого, по-видимому, придется некоторое время прибегать к услугам печатного станка. Компенсировать снижение налоговых поступлений (кроме роста собираемости) должно, по мнению правительства, введение налога с продаж (по ставке 5%, 10% - для подакцизных товаров) и экспортных пошлин на энергоносители. Наиболее странной выглядит готовность к снижению налогов, которые отличаются высокой степенью собираемости и которые в настоящее время являются ведущими в налоговых системах развитых стран.

Наряду с тем, что существование отрицательной связи между величиной налоговых ставок и масштабами уклонения от налогов (по крайней мере, в рамках практически применяемых для них диапазонов) не подтверждается эмпирическими исследованиями, нельзя не обратить внимание на наличие некоторых политические ориентиров предлагавшейся реформы. Фактически в ней шла речь о перераспределении налоговых потоков в сторону федерального уровня. В настоящее время регионам поступает 25% НДС, тогда как по новой схеме весь, хотя и существенно сниженный НДС, должен был поступать в федеральный бюджет. Подоходный налог должен был в значительной части зачисляться в федеральный бюджет (по ставке 3%). При сокращении ставки налога на прибыль на 5 процентных пунктов, три из них ложатся на региональные бюджеты. Значительные потери в результате готовящихся новаций понесут внебюджетные фонды.

Многие другие идеи, формально ориентированные на стимулирование производства и инвестиций, на практике способны привести лишь к дальнейшей криминализации предпринимательской деятельности, поскольку создают новые, дополнительные возможности для ухода от налогов. Наиболее ярким примером в этом отношении является предложение об освобождении от налога всей реинвестируемой прибыли (без верхних ограничений).

Расчеты последствий предлагаемых налоговых новаций (если не учитывать совершенно нереалистичные предположения о росте налоговых поступлений вследствие снижения ставок), показывают резкое снижение объема собираемых налогов. Снижение ставки налога на добавленную стоимость с 20% до 15% приводит к тому, что эффективная ставка снижается с 18,9% до 14,2% (в предположении сохранения соотношения товаров, облагаемых по разным ставкам). В 1997 году это привело бы к сокращению поступлений НДС с 5,47% ВВП до 4,10%, т.е. на 1,37% ВВП (по расчетам ГНС на 1999 год сокращение составляет лишь 0,39% ВВП). При этом перераспределение собранного налога между федеральным бюджетом и бюджетами субъектов Федерации привело бы к увеличению доходов федерального бюджета на 0,7% ВВП, а совокупные доходы бюджетов субъектов Федерации сократились бы на 2,07% ВВП.

Изменение ставки налога на прибыль с 35% до 30% привело бы к сокращению доходов консолидированного бюджета на 0,56% ВВП. Если предположить, что при снижении ставки НДС цены остаются неизменными, т.е. весь выигрыш от снижения налога достается предприятиям, то увеличение базы обложения налогом на прибыль за счет снижения ставки НДС почти полностью компенсирует снижение ставки налога на прибыль (0,55% ВВП). Общие потери консолидированного бюджета составляют 0,1%. С учетом изменений в распределении налога между федеральным бюджетом и бюджетами субъектов Федерации доходы федерального бюджета в 1997 году увеличились бы на 0,13% ВВП, а региональных - уменьшились бы на 0,22% ВВП.

В условиях, предлагаемых федеральным бюджетом 1999 год, поступления по подоходному налогу уменьшаются на 14,6%. В 1997 году это привело бы к снижению поступлений по данному налогу с 2,9% до 2,5%, т.е. на 0,4% ВВП (по расчетам ГНС - 0,21%). Введение 3%-го уровня отчислений с подоходного налога в федеральный бюджет привело бы к увеличению доходной части федерального бюджета на 0,55% ВВП и, соответственно, к снижению налоговых доходов бюджетов субъектов Федерации на 1,0% ВВП.

Двукратное снижение необлагаемого минимума для уплаты налога на имущество физических лиц увеличивает базу налогообложения почти в 3 раза. Одновременное увеличение ставки с 0,1% до 0,5% привело бы в 1997 к увеличению поступлений по этому налогу на 0,2% ВВП. Практически весь этот налог поступает в бюджеты субъектов Федерации.

Таким образом, суммарные потери консолидированного бюджета РФ в результате реализации предлагаемой налоговой реформы в условиях 1997 года составили бы около 0,4% ВВП. Данная оценка включает дополнительные поступления от введения экспортных пошлин в размере 1% ВВП. Без их введения потери могли бы достигнуть 1,4% ВВП. Если бы правительству удалось утвердить в Государственной Думе новое закрепление налогов за уровнями бюджетной системы, то выигрыш федерального бюджета составил бы 1,8% ВВП, а потери региональных бюджетов - 2,2% ВВП. Однако Закон о федеральном бюджете на 1999 год был принят с поправкой, согласно которой вместо первоначального распределения налоговых поступлений, дающего 54% налогов федеральному бюджету, вводится новое распределение, обеспечивающее поступление 49,5% налогов в федеральный бюджет и 50,5% налогов в региональные бюджеты. Это обеспечивается за счет направления в региональные бюджеты с первого апреля 15% поступлений НДС. В этом случае выигрыш федерального бюджета от проведения налоговой реформы сокращается до 1,2% ВВП, а потери регионов - до 1,6% ВВП.

Общие потери бюджета расширенного правительства не ограничиваются названными цифрами. Согласно предложениям правительства, предполагаемые ставки отчислений с работодателей во все внебюджетные фонды снижены. Совокупная величина ставок отчислений во внебюджетные фонды с работодателей составит 25% вместо 38,5% в настоящее время. Одновременно предлагается увеличить ставку взноса в Пенсионный фонд, уплачиваемого физическими лицами, до 5%. Если предположить отсутствие роста собираемости платежей во внебюджетные фонды, а также с учетом того, что доля заработной платы в ВВП останется постоянной, потери бюджета расширенного правительства в 1999 году от изменения ставок взносов по сравнению с 1997 годом можно оценить в 1,9% ВВП (без учета роста заработной платы) в результате снижения совокупной ставки обложения фонда оплаты труда.

Таким образом, совокупный эффект предлагаемых мер при собираемости налогов на уровне 1997 года заключается в снижении доходов расширенного правительства примерно на 2,0 - 2,2% ВВП (при условии получении дополнительных доходов от экспортных пошлин в размере 1% ВВП).

К моменту подготовки данного обзора основная часть законопроектов, входящих в налоговый пакет, оставалась на разных стадиях рассмотрения в Государственной Думе. К числу принятых в третьем чтении, в частности, относятся законопроекты, вносящие изменения в налог на прибыль, НДС и подоходный налог. В первоначальные варианты данных законопроектов были внесены некоторые изменения. Так, отклонено предложение о расширении льготы по капвложениям с одновременным предложением не включать в себестоимость амортизацию, начисленную по фондам, приобретенным за счет льготы по капвложениям. Введена льгота по прибыли, направляемой государственными научными организациями, аккредитованными для ведения фундаментальных исследований. По подоходному налогу предложено изменить шкалу подоходного налога, в соответствие с которой в бюджеты субъектов Российской Федерации налог уплачивается по ставкам с доходов: до 30 тыс. руб. - 9%, с 30 до 60 тыс. руб. - 12%, с 60 до 90 тыс. руб. - 17%, с 90 до 150 тыс. руб. - 22%, со 150 тыс. руб. до 300 тыс. руб. - 32%, свыше 300 тыс. руб. - 45%, то есть введение верхнего шедуля, отсутствовавшего в первоначальном варианте.

1.3.4. Перспективы социально-экономического развития России

Реальные перспективы развития экономики в 1999 году будут определяться воздействием прежде всего двух следующих факторов. Во-первых, влиянием тех решений (прежде всего в налоговой и структурной сферах), которые уже были приняты правительством на протяжении первых 100 дней своего существования. Во-вторых, способностью власти практически реализовать принятый бюджет, обеспечивая стабильность и ответственность бюджетно-денежной политики. Разумеется, будут и другие факторы, однако в настоящий момент они являются трудно прогнозируемыми.

Можно выделить три основных проблемы, стоящие перед кабинетом Е. Примакова и являющиеся принципиальными для обеспечения макроэкономической стабильности в стране. Во-первых, решение задач внешнего финансирования, и, прежде всего, заключение соглашений с международными финансовыми институтами. Во-вторых, недопущение раскрутки инфляционных процессов. В-третьих, расчистка политического поля для собственной политической деятельности.

Переговоры с МВФ и другими кредиторами шли очень тяжело. В принципе можно говорить о наличии политического желания Запада оказать помощь в реструктуризации долгов и в перспективе даже о списание какой-то его части. Очевидна готовность Всемирного банка выделить ряд кредитов, особенно на инвестиционные проекты. Однако существует ряд проблем, которые непросто будет преодолеть.

Прежде всего, это опасение МВФ вновь совершить ошибку и предоставить помощь незадолго перед очередным кризисом. Поэтому там стремятся растянуть процесс наблюдения за развитием событий и дать деньги в последний момент, когда подойдет срок платежа, если к этому времени не случится очередного обвала. При прочих равных условиях заключение сделки может произойти к маю. Правительству к этому времени надо будет максимально продемонстрировать устойчивость принятого бюджета.

Между тем сохранить обозначившиеся в начале 1999 года тенденции к стабилизации будет совсем не просто. Весной правительство всегда сталкивается с резким ростом лоббистской активности, нацеленной на получение дополнительных бюджетных ресурсов. Основными здесь являются требования о выделении средств (льготных кредитов) на посевную и на северный завоз. Аграрный лоббизм является одной из самых сильных не только в нашей стране, но и во всем мире. За северным завозом стоят не только (иногда кажется не столько) северяне, сколько интересы банковских структур, желающих этот завоз осуществлять (под дешевые государственные кредиты, разумеется). Мало какое правительство в прошлом было способно противостоять этому давлению. К тому же предстоят выборы, являющиеся дополнительным фактором политического давления в направлении финансовой дестабилизации.

Для укрепления своих политических позиций Е. Примаков предпринял ряд нетривиальных шагов. Прежде всего, он выступил с инициативой о подписании договора об общественном согласии, главным (если не единственным) содержательным пунктом которого было положение об отказе сторон от попыток отправить кабинет в отставку. (Понятно, что это создавало гарантии лишь премьеру, поскольку отставка других членов правительства происходит в рабочем порядке). Несмотря на резко негативную реакцию при появлении письма, содержащего эту инициативу, в конце февраля Б. Ельцин заявил о намерении доработать свой президентский срок с Е. Примаковым в качестве премьера. (Правда, аналогичные заявления относительно членов правительства в прошлом также неоднократно раздавались и практически никогда не выполнялись).

Непросто обеспечивать популярность главы правительства в условиях резкого, фактически двукратного, снижения реальных расходов (и, соответственно, обязательств) государства, включая отказ от индексации бюджетных зарплат и пенсий при двукратном увеличении цен. Развертывание борьбы с коррупцией оказывается в этой ситуации эффективным методом отвлечь внимание общественного мнения, хотя бы на несколько месяцев. В этих целях со стороны премьера раздаются обещания о предстоящих масштабных арестах по обвинению в коррупции, а также явно популистские заявления относительно частной собственности.

Е. Примаков поддержал также стремление губернаторов к контролю за федеральной собственностью, предложив компромиссное решение в виде выделения части федеральной собственности в траст региональному руководству. Уже имеющийся опыт трастовых соглашений государства в промышленности показывает, что фактически это означает превращение трастодержателя в полновластного (хотя и временного) хозяина соответствующего объекта.

Наконец, Е. Примаков открыто выступил с идеей перехода от выборности глав субъектов Федерации и местных самоуправлений к их назначению соответствующими вышестоящими органами исполнительной власти. Таким образом, губернаторам было предложено получить возможность назначать руководителей муниципалитетов в обмен на отказ от всенародного избрания их самих. Эта сделка может оказаться весьма привлекательной для большинства губернаторов. Они давно добиваются полного контроля за муниципалитетами (особенно за городами), что резко расширило бы возможности их контроля за региональными финансовыми потоками. Отстаивание же своих позиций в коридорах власти для многих из них гораздо комфортнее, нежели участие в выборной борьбе.

Важные шаги по укреплению своих политических позиций делает правительство и в топливно-энергетическом секторе. Вслед за созданием корпорации угольных предприятий в Кузбассе правительство выразило готовность объединить принадлежащие государству нефтяные компании («Роснефть», «Славнефть», ОНАКО). И хотя коммерческая эффективность подобных проектов вызывает сильные сомнения, в определенный момент они могут быть использованы как источник ресурсов для проведения предвыборных кампаний.

Наконец, премьеру удается нейтрализовывать потенциальных политических конкурентов и даже делать их своими вынужденными союзниками. В феврале стало известно о вероятном назначении В. Черномырдина председателем Совета директоров «Газпрома». Помощь федерального центра пришла и А. Лебедю в борьбе за влияние на финансовые потоки в Красноярском крае. Одновременно происходит консолидация финансовых ресурсов, которые при необходимости могут быть использованы в политических целях. Словом, серьезным конкурентом Е. Примакова остается только Ю. Лужков.

Особое воздействие на экономическую и политическую ситуацию будет оказывать практическая реализация федерального бюджета, триумфально проведенного правительством через Государственную Думу.

Макроэкономические перспективы и бюджетная политика

Основные параметры федерального бюджета на 1999 год, а также для сравнения бюджеты за 1997 и 1998 годы приведены в таблице 1.16.

Таблица 1.16

Основные параметры федеральных бюджетов за 1997-1999 годы

1997 (% ВВП)

1998 (% ВВП)

1999 (% ВВП)

Подоходный налог

0,1

0,0

0,6

Налог на прибыль

1,4

1,2

0,9

НДС

4,5

3,6

3,6

Акцизы

1,9

1,6

2,2

Налоги на внешнюю торговлю

1,1

1,2

2,3

Прочие налоги

0,4

0,5

0,4

Итого налогов

9,4

8,1

10,0

Неналоговые поступления

3,1

1,9

1,9

Итого доходов

12,5

10,1

11,8

Государственное управление

0,4

0,3

0,3

Правоохранительная деятельность и судебная власть

1,7

1,1

1,4

Оборона

3,1

1,8

2,3

Наука

0,4

0,2

0,3

Услуги народному хозяйству

2,0

0,8

0,9

Социальные расходы

1,9

1,9

2,0

Обслуживание государственного долга

1,6

4,1

4,2

Прочие расходы

4,8

3,1

3,0

Итого расходов

15,8

13,1

14,4

Дефицит

-3,3

-3,1

-2,5

Внутреннее финансирование

1,3

-0,6

1,4

Внешнее финансирование

2,1

3,6

1,1

Источник: Министерство финансов РФ, расчеты авторов.

Принятый Закон о бюджете, по нашему мнению, построен на нереальных предпосылках. Во-первых, бюджетные расчеты приведены исходя из крайне низкого прогнозного уровня инфляции. При заложенных в него размерах внутреннего финансирования за счет кредитов Центрального банка, осуществлении заявленных мер по реструктуризации банковской системы и наблюдаемых темпах роста цен в ноябре - феврале 1998 - 1999 годов, очевидно, темпы инфляции в 1999 году превысят 30%, предполагаемые в бюджете.

Во-вторых, уровень налоговых доходов в долях ВВП (около 10% ВВП), заложенный в федеральный бюджет, представляется нам сильно завышенным. Причиной значительного падения налоговых доходов государства в 1999 году станет, как было отмечено выше, снижение ставок налога на прибыль и НДС, расширение инвестиционных льгот по налогу на прибыль (изменения, которые будут введены, по всей видимости, со второго полугодия 1999 года), а также дальнейшее снижение налоговой дисциплины, вызванное, в первую очередь, многочисленными сигналами, поданными правительством, о налоговых послаблениях. Важную роль может сыграть ухудшение финансового состояния предприятий в результате общеэкономического и финансового кризиса. Следует также отметить негативное влияние на динамику налоговых поступлений увеличения темпов прироста неплатежей предприятия в результате продолжающегося банковского кризиса, роста инфляционных ожиданий, снижения уровня монетизации экономики. Перечисленные факторы, по нашим оценкам, могут вызвать падение уровня доходов федерального бюджета (который не испытывает влияние снижения налоговых ставок) в 1999 г. на 1,0 - 1,5% ВВП по сравнению с 1997 - первой половиной 1998 гг. (9,0% - 9,5% ВВП). В результате, после проведения налоговой реформы, налоговые доходы федерального бюджета вряд ли превысят 8 - 8,5% ВВП.

Такое положение приведет к тому, что в условиях более высокой инфляции, чем предполагается в проекте, правительству удастся собрать налоги в номинальных цифрах примерно соответствующие бюджетным проектировкам, однако в реальном исчислении налоговые поступления будут на 15 - 20% более низкими. В результате, в условиях отсутствия неэмиссионных источников финансирования дефицита бюджета, произойдет соответствующее сокращение реальных расходов бюджета. Таким образом, в основе Закона о бюджете лежит попытка, перераспределив фактические собираемые доходы от субъектов Федерации в пользу центрального правительства, его выполнения в номинальных цифрах за счет недооценки инфляции, что означает снижение реальных объемов финансирования по всем статьям бюджета.

В условиях усиления фискального кризиса такой бюджетный маневр мог бы считаться оправданным лишь при условии одновременного проведения структурных преобразований и реформ, направленных на снижение бюджетной нагрузки и повышение эффективности бюджетных расходов. Однако таких мер программа действий кабинета не предполагает. Кроме того, правительство надеется на возможность снижения реальных расходов внебюджетных фондов, не проводя реформы в области пенсионного и социального обеспечения и не компенсируя потери внебюджетных фондов из федерального бюджета. Итогом такой политики станет снижение уровня реальных доходов значительной части населения России, в первую очередь, работников бюджетной сферы и пенсионеров. Реализация бюджета приведет к многочисленным негативным социальным последствиям.

Для получения количественной оценки последствий реализации федерального бюджета на 1999 год, мы провели расчеты динамики основных макроэкономических показателей в 1999 году по двум сценариям. При этом мы исходили из того, что объем расходов и источники финансирования дефицита бюджета и средств на погашение государственного долга РФ рассчитаны, исходя из параметров закона о федеральном бюджете РФ на 1999 год.

В первом, базовом, сценарии объем денежной эмиссии в марте - декабре 1999 года оценен на уровне 110 млрд. рублей за счет следующих источников: 1) предусмотренное Законом о бюджете кредитование правительства Центробанком РФ в размере 32,6 млрд. рублей; 2) расходы на реструктуризацию и оздоровление банковской системы (до 35 - 40 млрд. рублей, согласно заявлениям руководителей ЦБ РФ за вычетом объема стабилизационных кредитов, предоставленных в январе - феврале 1999 года); 3) увеличение золотовалютных резервов ЦБ РФ на сумму около 2 млрд. долларов (40 - 50 млрд. рублей - оценка исходя из минимальных потребностей обслуживания и погашения внешнего долга, с учетом чистого внешнего финансирования).

Мы считаем, что в результате падения налоговой дисциплины, исходя из тренда четвертого квартала 1998 года, уровень налоговых доходов в первом полугодии 1999 года сократиться до 8% ВВП (в 1997 года - 9,4% ВВП). Однако в случае принятия Федеральным Собранием РФ пакета законопроектов по налоговой реформе, сопровождаемой перераспределением налогов между бюджетами разных уровней, и введения их в действия во втором полугодии, произойдет увеличение налоговых поступлений в федеральный бюджет до 9% ВВП. Уровень неналоговых поступлений на уровне 1,875% ВВП, указанный в Законе о бюджете, нам представляется реалистичным.

В проведенных расчетах мы предполагаем, что будет осуществлена новая реструктуризация обязательств Россия в части обслуживания и планового погашения задолженности бывшего СССР. В отношение собственно российского внутреннего и внешнего государственного долга РФ будут выполнены условия, заложенные в Законе о федерального бюджета на 1999 год. Таким образом, правительство РФ, во-первых, реализует объявленную 15 декабря 1998 г. схему реструктуризации ГКО-ОФЗ. Во-вторых, объем погашения внешнего долга составит 4,935 млрд. долларов США, в т.ч. 3,6 млрд. долларов - возврат основной суммы по кредитам МВФ, МБРР и ЕБРР. Одновременно предполагается, что задолженность международным финансовым организациям будет рефинансирована. В то же время, если кредиты МВФ и Всемирного банка в размере 4,5 млрд. долларов не будут предоставлены, то результаты наших расчетов не меняются, т.к. мы предполагаем в этом случае дефолт по долгу России международным финансовым организациям и иностранным несвязанным кредитам в 1999 году. Кроме того, обслуживание внешнего долга РФ будет осуществлено в размере около 4,3 млрд. долларов США (2,5% ВВП). Эта сумма включает в себя купонные платежи по еврооблигациям и ОВВЗ и др.

Неизменность расходов на обслуживание и погашение внешнего долга в процентах ВВП вытекает из предпосылки об относительной стабильности инфляционных ожиданий и курса доллара США, т.к. даже в случае относительно низкой инфляции доверие к проводимой денежно-кредитной политики вырастет не ранее чем, через год после начала ее реализации. Денежный мультипликатор будет оставаться на уровне декабря 1998 г., т. е. 2,15, в случае высокой инфляции. При сохранении темпов инфляции не выше 100% в годовом исчислении предполагается увеличение мультипликатора до 2,2 к концу 1999 года. Соответственно, в этом случае произойдет некоторый рост спроса на деньги. Кроме того, мы предполагаем неизменность реального курса рубля.

В настоящем обзоре мы не будем рассматривать влияние проводимой бюджетной и денежно-кредитной политики на состояние реального сектора и платежного баланса России. В расчетах заложено, что падение реального ВВП в 1999 г. составит 2% по отношению к 1998 г., при этом дефлятор ВВП будет расти в соответствии с индексом потребительских цен.

Проведенные расчеты ВВП, доходов бюджета и уровня инфляции показывают, что при отмеченных выше размерах эмиссии и фактических темпах роста цен в январе - феврале 1999 года темпы инфляции составят около 66% по сравнению с 30% в год, заложенными в бюджете. Соответственно, более высокий номинальный объем ВВП создает условия собрать номинальные доходы в размере, большем, чем 400 млрд. рублей, планируемые правительством. Таким образом, в законе о бюджете имеются возможности для снижения объемов эмиссии. Однако вследствие более низкого уровня налоговых поступлений, чем предусмотрено законом о бюджете, такая возможность останется нереализованной.

В результате реализации данного сценария реальные непроцентные расходы останутся на уровне 1998 года, т. е. 9,0 - 9,2% ВВП. Динамика основных макроэкономических показателей приведена в таблице 1.18.

Таблица 1.17

Основные параметры бюджетной политики в 1999 году

Закон о бюджете

Сценарий 1

Сценарий 2

1. Налоговые доходы (%ВВП)

10,0%

8,5%

8,5%

2. Неналоговые доходы (% ВВП)

1,8%

1,9%

1,9%

3. Всего доходов (% ВВП) (=1+2)

11,8%

10,4%

10,4%

4. Непроцентные расходы (% ВВП)

10,2%

9,3%

11,1%

5. Первичный дефицит (% ВВП) (=3-4)

-1,6%

-1,1%

0,7%

6. Обслуживание внутреннего долга (% ВВП)

1,7%

1,5%

1,5%

7. Обслуживание внешнего долга (% ВВП)

2,5%

2,5%

2,5%

8. Всего расходов (% ВВП) (=4+6+7)

14,4%

13,3%

15,1%

9. Общий дефицит бюджета (% ВВП) (=8-3)

2,6%

2,9%

4,7%

10. Дефицит бюджета без расходов, финансируемых за счет связанных кредитов (% ВВП)

1,5%

1,9%

3,7%

11. Погашение внешнего долга (% ВВП)

2,5%

2,5%

2,5%

12. Квази-бюджетные расходы на рекапитализацию банковской системы (% ВВП)

1,25%

1,1%

1,1%

13. Недостаток средств для финансирования бюджетного дефицита, погашения внешнего долга и квази-бюджетных расходов на рекапитализацию банковской системы (% ВВП) (=9+11+12)

6,35%

6,5%

8,3%

Источники финансирования:

14. Внешние несвязанные кредиты (% ВВП)

2,8%

2,8%

2,8%

15. Внешние связанные кредиты (% ВВП)

1,0%

1,0%

1,0%

16. Внутреннее неэмиссионное финансирование (% ВВП)

0,4%

0,4%

0,35%

14. Объем эмиссии (% ВВП) (=13-14-15-16+эмиссия для пополнения золотовалютных резервов)

3,1%

2,5%

4,6%

Таблица 1.18.

1998 г.

1999 г.

Сценарий 1

Инфляция (%)

84,4%

66%

ВВП (млрд. руб.)

2685

4337

Темп прироста денежной базы (%)

26,0%

53,4%

Темп прироста М2 (%)

20,96%

54,7%

Курс доллара США (руб./$)

20,65

33,0

Реальная денежная масса М2 (% ВВП, на конец периода)

13,8%

13,0%

Сценарий 2

Инфляция (%)

84,4%

81%

ВВП (млрд. руб.)

2685

4476

Темп прироста денежной базы (%)

26,0%

99,8%

Темп прироста М2 (%)

20,96%

96,8%

Курс доллара США (руб./$)

20,65

40,0

Реальная денежная масса М2 (% ВВП, на конец периода)

13,8%

12,9%

Однако необходимо отметить, что уровень расходов 1998 года относится к кризисному периоду и не может быть сохранен в течение длительного времени, не вызывая социальных и политических потрясений. В 1999 году произойдет сокращение реальных непроцентных расходов федерального бюджета на 33% по отношению к 1997 году. При условии проведения индексации, предполагаемой законом о бюджете, заработная плата работников бюджетной сферы и пенсии в реальном выражении сократятся к концу 1999 года на 20 - 25% по сравнению с декабрем 1998 года (на 55 - 60% по отношению к июлю 1998 года). По нашим оценкам, минимальный уровень непроцентных расходов федерального бюджета, не приводящий при существующем уровне бюджетных обязательств к увеличению задолженности перед получателями бюджетных средств, составляет не менее 10 - 11% ВВП (в 1997 году непроцентные расходы составляли 13,9% ВВП).

При оценке социальных последствий следует также учитывать падение доходов и, соответственно, расходов региональных бюджетов. Несмотря на принятие в законе о бюджете поправки о распределении доходов между центром и регионам в пропорции 49,5 к 50,5, бюджеты регионов в результате проводимой налоговой реформы теряют по сравнению с 1997 годом около 1,6% ВВП. Поэтому нам представляется, что уже во втором квартале 1999 года может произойти увеличение расходов федерального бюджета на финансовую помощь регионам, направленную на решение неотложных социальных проблем. Кроме того, необходимо будет увеличить расходы федерального бюджета на компенсацию выпадающих доходов Пенсионного фонда.

Таким образом, во втором сценарии мы предполагаем, что с мая 1999 года произойдет увеличение расходов на финансовую помощь регионам в размере около 1,0% от годового ВВП, заложенного в законе о федеральном бюджете, т. е. около 40 млрд. рублей.. Компенсацию потерь Пенсионного фонда мы предполагаем в объеме 1,4% от годового ВВП, заложенного в законе о федеральном бюджете, т. е. около 56 млрд. рублей. Соответствующие расходы могут быть профинансированы за счет эмиссии. Общий объем эмиссии за год в этом случае составит около 205 млрд. руб. (рост денежной базы в 2,0 раза). Остальные предпосылки данного сценария совпадают с предыдущим сценарием.

Из результатов, представленных в таблице 18, видно, что произошло снижение реальных непроцентных расходов бюджета без учета увеличения расходов на финансовую помощь регионам и трансферта Пенсионному фонду (попытка увеличения расходов на 2,4% ВВП в 1999 году привела к их реальному росту на 1,8% ВВП). Цены возрастают в 1,8 раз. Реальные доходы работников бюджетной сферы упадут за год на 25 - 30% (на 60% по сравнению с июлем 1998 года).

Объемы финансирования по основным статьям федерального бюджета согласно закону и первым двум сценариям на 1999 год, а также фактическое исполнение бюджета в 1997 году, первом полугодии 1998 года и в 1998 году представлены в таблице 19. В таблице 20 дано изменение уровня расходов федерального бюджета в 1999 году по закону о бюджете, первому и второму сценариям по сравнению с 1997 годом, первым полугодием 1998 года и 1998 годом. Необходимость разных баз сравнения продиктована различием в экономической и политической ситуации в данные периоды. Исполнение бюджета 1997 года проходило в ситуации относительной политической и экономической стабильности, а 1998 год можно разделить на докризисный и послекризисный периоды.

Как видно из таблиц 1.19 и 1.20, наибольшее сокращение расходов федерального бюджета в реальном исчислении происходит при реализации бюджета по сравнению с 1997 годом, наименьшее - по сравнению с исполнением федерального бюджета за 1998 год. Исполнение федерального бюджета по второму сценарию приводит к большему сокращению расходов по сравнению с первым сценарием по всем статьям, за исключением социальных расходов. Значительный рост последних по второму сценарию по сравнению со всеми базисными периодами обусловлен включением в их состав субсидий Пенсионному Фонду в размере 56 млрд. рублей (1,3% ВВП). В целом, именно за счет роста социальных расходов, второй сценарий предполагает меньшее снижение расходов, нежели первый.

Таблица 1.19

Расходы по основным статьям федерального бюджета (в % ВВП)

1997

Полугодие 1998

1998

Закон о бюджете 1999

Сценарий 1

Сценарий 2

Государственное управление

0,4

0,3

0,4

0,3

0,3

0,3

Правоохранительная деятельность и судебная власть

1,7

1,2

1,3

1,4

1,3

1,3

Оборона

3,1

1,8

2,1

2,3

2,2

2,1

Наука

0,4

0,2

0,2

0,3

0,3

0,3

Услуги народному хозяйству

2,0

0,8

0,9

0,9

0,8

0,8

Социальные расходы

1,9

2,0

2,1

2,0

1,8

3,0

Обслуживание госдолга

4,5

5,4

4,0

4,2

4,0

4,0

Внутренний долг

11,7

1,7

1,5

1,5

Внешний долг

2,5

2,5

2,5

Прочие расходы, в т.ч.:

4,6

2,9

3,6

3,0

2,6

3,4

Финансовая помощь регионам, в т.ч.:

1,9

1,6

1,6

1,1

1,0

1,8

ФФПР

1,3

1,4

1,1

0,8

0,8

1,6

Итого расходов

18,4

14,7

14,5

14,4

13,3

15,1

Источник: Министерство финансов РФ, расчеты авторов.

Следует отметить, что расходы федерального бюджета на финансовую помощь регионам, в состав которой входит Фонд финансовой поддержки регионов, как видно из представленных данных, сокращаются практически при всех сценариях и в сравнении со всеми периодами. Наибольшее сокращение ожидает расходы на финансовую помощь регионам в случае развития ситуации по первому сценарию, при котором даже в сравнении с 1997 годом происходит падение этих расходов в долях ВВП почти в полтора раза.

Таблица 1.20

Изменение уровня расходов по основным статьям федерального бюджета

Закон о бюджете

Сценарий 1

Сценарий 2

1997

Полугодие 1998

1998

1997

Полугодие 1998

1998

1997

Полугодие 1998

1998

Государственное управление

-8%

5%

-5%

-15%

-4%

-12%

-18%

-7%

-15%

Правоохранительная деятельность и судебная власть

-17%

15%

11%

-23%

6%

2%

-26%

3%

-1%

Оборона

-24%

33%

11%

-30%

22%

2%

-32%

19%

-1%

Наука

-21%

26%

51%

-27%

16%

39%

-30%

12%

35%

Услуги народному хозяйству

-57%

6%

-2%

-60%

-2%

-9%

-61%

-5%

-12%

Социальные расходы

4%

-1%

-8%

-4%

-8%

-15%

60%

52%

41%

Обслуживание госдолга

-8%

-23%

5%

-11%

-25%

2%

-12%

-26%

1%

Финансовая помощь регионам

-34%

2%

-16%

-44%

-13%

-28%

-26%

15%

-5%

Прочие расходы

-44%

-31%

-32%

-48%

-37%

-38%

-7%

13%

11%

Итого расходов

-22%

-2%

-1%

-28%

-10%

-8%

-18%

3%

4%

Источник: Министерство финансов РФ, расчеты авторов.

Таким образом, в 1999 году с высокой степенью вероятности можно ожидать усугубления социального кризиса и недовольства населения. В такой ситуации правительство может не удержаться от резких шагов эмиссионного характера особенно в год выборов в Государственную Думу. В дальнейшем неизбежными становятся индексации бюджетных расходов, ускорение эмиссии, дальнейшее сокращение доходов бюджета и реальных выплат и новая эмиссионная накачка.

Для того, чтобы показать к чему может привести попытка решить проблему сокращения реальных расходов за счет эмиссии, мы приводим результаты расчетов для одного из вариантов такой политики. Необходимо отметить, что представленные ниже результаты не являются еще одним сценарным прогнозом, а служат лишь иллюстрацией, подтверждающей очевидный факт, что эмиссия не может служить решением реальных экономических проблем.

Предположим, как и в сценарии 2, будут осуществляться дополнительная поддержка регионов и трансферт Пенсионному фонду (всего 2,4% ВВП). Кроме того, начиная с мая 1999 года, расходная часть бюджета будет ежеквартально индексироваться. В наших расчетах индексация осуществляется исходя из показателей инфляции последних двух месяцев предыдущего квартала до уровня 1997 года (13,9% ВВП). Финансирование возросшего дефицита бюджета осуществляется за счет прямых кредитов Центрального банка (общая эмиссия достигнет 430 млрд. руб.)

При этом мы полагаем, что повышение темпов инфляции и высокие объемы эмиссии приведут к росту инфляционных ожиданий и резкому увеличению скорости денежного обращения, что, в свою очередь, ускоряет рост цен и падение номинального и реального курса рубля (последнее предполагает рост расходов на обслуживание внешнего долга РФ в долях ВВП). Высокие темпы инфляции приводят также к падению налоговых доходов бюджета в реальном выражении за счет их инфляционного обесценения в течение времени между начислением налогов и их перечислением в бюджет.

В этом случае к концу 1999 года произойдет переход к режиму экстремально высокой инфляции. В ноябре - декабре рост цен превысит 25% в месяц. В целом за год индекс потребительских цен составит 3,52 раза при росте денежной массы в 2,7 раза. Уровень монетизации экономики к декабрю 1999 года снизится до 11,0% ВВП.

Несмотря на попытки увеличения реальных расходов федерального бюджета до 16,3% ВВП, фактические реальные расходы бюджета составят 11,3% ВВП в целом за год. Некоторое увеличение реальных расходов бюджета, финансируемое за счет сеньоража, будет наблюдаться лишь в первое время после увеличения темпов эмиссии Расчет уровня реальных расходов федерального бюджета на более длительном периоде (1999 - 2000 годы) показывает, что уже в декабре 1999 года он будет ниже, чем в соответствии с первыми двумя сценариями (см. рис. 1.12). К декабрю 2000 года реальные расходы бюджета упадут ниже 4,0% ВВП.

Рис. 1.12

Необходимо также отметить, что если в 1999 году второй сценарий показывает более высокий уровень реальных расходов (включая дополнительные расходы на финансовую помощь регионам и трансферт Пенсионному фонду), чем по первому сценарию, то к концу 2000 года они фактически сравниваются. Очевидно, что при проведении аналогичной политики и в дальнейшем, уже в 2001 году при развитии ситуации по первому сценарию будет наблюдаться более высокий уровень реальных расходов. Таким образом, увеличение реальных расходов бюджета, не обеспеченных регулярными доходами, за счет дополнительной эмиссии возможно только в краткосрочном периоде. Со временем неизбежный рост инфляции сведет на нет все попытки такого рода.

Прогнозируемый уровень инфляции на 1999 - 2000 гг. задан диапазоном значений, близких к траекториям первого и второго сценариев (см. рис. 1.13), и в реальности будет зависеть от масштабов осуществляемых попыток индексации. При этом, чем в большей степени правительство будет пытаться решить социально-экономические проблемы за счет денежной экспансии, а не за счет реформ в бюджетной сфере, направленных на повышение эффективности государственных расходов, и разумных налоговых преобразований, тем в большей степени будет происходить падение реальных бюджетных расходов и углубления социальных проблем, а уровень инфляции будет стремится к цифрам, соответствующим эмиссионному варианту бюджетной политики.

Рис. 1.13

1.4. Некоторые итоги деятельности правительства Е. Примакова

В начале 1999 года, по прошествии шести месяцев своей деятельности, правительство продолжает находиться в состоянии выбора своего экономико-политического курса. Стремление к жесткому бюджету противоречит выбранному направлению налоговой реформы и не подкрепляется мерами по повышению эффективности государственных расходов, декларации об ограничении инфляции 30% в 1999 году совмещаются с проведением мягкой денежной политики.

В экономической области главными последствиями проводимого курса будут следующие:

- снижение реальных денежных поступлений бюджета расширенного правительства в результате непродуманной налоговой реформы. Существенное уменьшение реальных расходов расширенного правительства и, как следствие, выход на новый уровень бюджетного равновесия, характеризуемого налоговыми изъятиями около 27% - 28% ВВП (32,6% ВВП - в 1997 году) и расходами государства на уровне 32% - 33% ВВП (против примерно 43% в 1997 году);

- ускорение инфляционных процессов в 1999 году при опасности входа в режим экстремально высокой инфляции;

- дальнейшее снижение уровня жизни работников бюджетной сферы и пенсионеров, увеличение доли населения, имеющего доходы ниже прожиточного минимума, усиление дифференциации доходов;

- демонетизация ВВП, усиливающая спад производства.

Серьезные проблемы возникают в политической сфере. Здесь речь может идти о реальном ослаблении государственной власти, несмотря на многочисленные заявления премьера о своей приверженности государственнической идеологии и об укреплении государства как приоритете своей деятельности во главе кабинета. Основными факторами ослабления государства, действие которых будет нарастать, являются следующие:

- сокращение возможностей власти влиять на положение дел в стране, на решение не только экономических, но и политических, и военных задач из-за сокращения доходов федерального бюджета;

- потеря контроля за государственными расходами - как на федеральном, так и на региональном уровне. Резкое усиление лоббистских сил внутри кабинета, невозможность его функционирования, как достаточно целостной политической команды, делает нереалистичным проведение сколько-нибудь последовательной политической линии;

- ослабление центральной власти будет означать укрепление позиций губернаторов. Раскручивание инфляционной спирали неизбежно приведет к ослаблению зависимости региональных властей от центра. Регионы начнут изобретать собственные способы борьбы с инфляцией, которые скорее всего будут плохо сочетаться с нормами федерального законодательства. Особенно опасными стали бы попытки регулирования цен, поскольку возникающий в результате товарный дефицит становится для регионов важнейшим побудительным мотивом ограничивать движение товаропотоков, ведя к разрыву единого экономического пространства страны.

Общий вывод, который следует из анализа первых итогов работы правительства Е. Примакова, свидетельствует о том, что страна настойчиво и неуклонно приближается к новому витку социально-экономического кризиса. Новый этап кризиса будет гораздо более острым и болезненным, чем в середине 1998 года. Это будет кризис, характеризующийся высокой инфляцией, неуклонным падением рубля и общей макроэкономической и социальной неразберихой. Более того, в силу ряда социально-психологических и политических факторов, этот кризис может оказаться гораздо более болезненным, чем это было в начале рыночных реформ.

Правительство и лично премьер, похоже, осознают эти опасности. После периода колебаний и откровенного стремления избегать резких шагов, Е. Примаков продемонстрировал понимание того, что существо кризиса находится в денежно-бюджетной, то есть макроэкономической сфере. Проект бюджета свидетельствует о стремлении обеспечить единство денежной и бюджетной политики не в логике «экономики популизма», то есть не путем ослабления первой (денежной), но посредством ужесточения последней (бюджетной).

Однако здесь возникает по крайней мере три проблемы. Во-первых, уже сделан ряд серьезных ошибок, прежде всего в налоговой сфере, которые будут в дальнейшем негативно влиять на бюджетную ситуацию. Во-вторых, предложенные параметры бюджета, не предусматривающие соответствующих структурных реформ, политически плохо реализуемы. В-третьих, негативную роль может сыграть стремление премьера к политическим компромиссам, которые весьма желательны, однако не всегда практически реализуемы без принципиальных потерь для экономической политики. Е. Примаков, естественно, стремится сберечь имеющийся у них политический капитал - относительную популярность в обществе и поддержку в Государственной Думе. Однако проблема состоит в том, что отсутствие решительных действий может привести к постепенному ухудшению экономического, а затем и социального фона, в результате чего последствия могут оказаться гораздо более тяжелыми.

Дипломатические способности премьера известны и могут быть полезны. Однако экономическая политика требует умения сделать выбор. В отличие от современной внешней политики, основанной на компромиссах и балансе интересов, в экономической политике нельзя найти компромисс между снижением бюджетных доходов и расширением расходов, между печатным станком и здоровой валютой. Предстоит четко определиться с курсом экономической политики.

Обстоятельства будут все настойчивее подталкивать правительство к необходимости выбора между жестким стабилизационным вариантом и экономической политикой популизма. Уклониться от этого выбора будет невозможно. Нежелание сделать этот выбор приведет лишь к тому, что он будет навязан логикой экономических обстоятельств. Это будет и выбор курса, и выбор социальных сил, которые должны будут платить за тот или иной курс.

1.5. Субфедеральные и муниципальные заимствования

Структура заимствований местных органов власти

Динамика рынка региональных заимствований на протяжении 1997-1998 годов в значительной степени определялась конъюнктурой финансового рынка, нестабильностью ожиданий инвесторов относительно величины российских страновых кредитных рисков. Невозможность привлечения долгосрочных финансовых ресурсов придала системе субфедеральных заимствований характер, сходный с рынком ГКО. Реальным обеспечением банковских кредитов и облигационных займов выступали не столько бюджетные доходы регионов, и тем более не собственность областных администраций - а возможность привлекать новые кредиты, рефинансируя накопившуюся задолженность.

Оптимистические ожидания инвесторов позволяли регионам наращивать объем заимствований, финансируя растущие размеры первичного бюджетного дефицита, достигшего в 1997 г. 1,25% ВВП. И лишь в результате резкого ужесточения политики Минфина РФ по выдаче регионам возвратных ссуд, в начале 1998 г. дефициты консолидированных бюджетов субъектов Федерации были сокращены до 0,81% ВВП (по состоянию на конец августа).

Если в 1997 г. за счет ссуд из центра покрывалось более 53% бюджетного дефицита местных бюджетов, то на момент финансового кризиса августа 1998 г. за счет ссуд Минфина финансировалось лишь 6% дефицита. В то же время, несмотря на неуклонный рост процентных ставок на финансовых рынках в первом полугодии 1998 г., финансирование дефицита местных бюджетов из частных источников поддерживалось на уровне близком к уровню 1997 г., составив к августу 1998 г. 0,67% ВВП (табл. 1.21).

Таблица 1.21

Финансирование дефицита консолидированного бюджета субъектов Федерации, в % ВВП

Год

1995

1996

1997

август 1998*

1998

Финансирование дефицита

0,38

0,90

1,25

0,81

0,34

Возвратные ссуды из федерального бюджета

0,07

0,23

0,66

0,05

-0,09

Субфедеральные (муниципальные) облигации

н.д.

0,16

0,22

0,08

-0,01

Прочие заимствования

0,31

0,48

0,55

0,58

0,43

Уменьшение остатков бюджетных счетов

...

0,03

-0,18

0,09**

0,02

Финансирование дефицита, за вычетом возвратных ссуд из вышестоящего бюджета

0,31

0,67

0,57

0,76

0,43

Финансирование дефицита, за вычетом возвратных ссуд из вышестоящего бюджета и изменения объема остатков бюджетных средств на банковских депозитах

0,31

0,64

0,75

0,67

0,41

*Расчеты ИЭППП на основе данных Минфина РФ

**январь-август 1998 г.

В течение первых 8 месяцев 1998 г. в общем объеме заимствований, идущих на финансирование дефицита местных бюджетов, в шесть с половиной раз (с 46,2% до 7,0%) сократилась доля ссуд, полученных от вышестоящих бюджетов, на четверть (с 15,2 до 11,8%) уменьшилась доля чистых поступлений от выпуска региональных и муниципальных облигаций. В то же время доля «прочих заимствований» - (в основном банковских кредитов) в финансировании дефицита увеличилась почти вдвое, с 38,6 до 81,3%. Коммерческие банки стали основными кредиторами региональных и местных администраций (табл. 1.22).

Таблица 1.22

Структура заимствований консолидированных бюджетов субъектов Федерации

1995 г.

1996 г.

1997 г.

1998 г.

1998 г.

январь-декабрь

январь-декабрь

январь-декабрь

январь-август

январь-декабрь

млрд. руб.

% к итогу

млрд. руб.

% к итогу

млрд. руб.

% к итогу

млн. руб.

% к итогу

млн. руб.

% к итогу

1.Субфедеральные и муниципальные ценные бумаги

н.д.

н.д.

3564,4

18,5

5602,3

15,2

1 371,6

11,8

-364,2

-4,1

2.Бюджетные ссуды, полученные от вышестоящего бюджета

1058,5

17,8

5154,9

26,8

17 016,8

46,2

808,7

7,0

-2434,7

-27,1

3.Прочие внутренние заимствования

4894,2

82,2

10544,2

54,7

14 208,6

38,6

9 449,8

81,3

11770,9

131,2

4.Итого

5952,7

100,0

19263,5

100,0

36 827,7

100,0

11 630,1

100,0

8971,9

100,0

Источник: Расчеты ИЭППП на основе данных Минфина РФ

Задолженность субъектов Федерации и органов местного самоуправления перед коммерческими банками в реальном исчислении с января 1997 г. по август 1998 г. возросла более чем в 6,6 раза, (с 2,8 до 24,5 млрд. руб. в текущих ценах).

Если в течение января-ноября 1997 г. соотношение между депозитами, размещенными муниципальными и региональными органами власти в коммерческих банках, и объемом заимствований у банковской системы было устойчиво положительным, то уже с декабря 1997 г. коммерческие банки стали нетто-кредиторами местных органов власти. К началу сентября 1998 г. требования коммерческих банков к региональным и муниципальным администрациям превысили объем имеющихся депозитов на 16,0 млрд. рублей (табл. 1.23).

Таблица 1.23

Финансирование коммерческими банками региональных и местных органов власти (млн.руб.)

Дата

Требования коммерческих банков к органам местной власти*

Депозиты органов местной власти в коммерческих банках

Сальдо требований

и депозитов

01.01.97

2 790,4

4 210,6

-1 420,2

01.04.97

3 232,6

6 602,9

-3 370,3

01.07.97

4 876,0

10 790,4

-5 914,4

01.09.97

9 594,9

12 491,8

-2 896,9

01.12.97

12 073,8

12 765,2

-691,4

01.01.98

12 514,5

8 467,1

4 047,4

01.02.98

20 086,4

11 010,0

9 076,4

01.04.98

23 039,6

10 015,8

13 023,8

01.07.98

24 002,0

9 401,8

14 600,2

01.09.98

24 506,0

8 459,7

16 046,3

01.10.98

25 225,2

8 987,9

16 237,3

01.11.98.

23 799,5

10 641,7

13 151,8

01.12.98.

24 603,4

11 647,7

12 955,7

01.01.99.

24 172,4

10 145,9

14 026,5

*органы государственной власти субъектов Федерации и местного самоуправления

Источник: Расчеты ИЭППП на основе данных ЦБ РФ

Ужесточение бюджетных ограничений, вызванное крахом доверия инвесторов к платежеспособности подавляющего большинства местных органов власти, инфляционный рост доходов, после августовского кризиса, привели к тому, что местные бюджеты выполнялись, впервые с середины 1995 г., с первичным профицитом, составившим в сентябре-декабре 3,699 млрд. руб.

Основную сумму долга по муниципальным облигациям удалось сократить на 1,7 млрд. руб., а задолженность по ссудам перед вышестоящим бюджетом - на 3,2 млрд. руб. Остатки средств местных бюджетов в коммерческих банках увеличились на 1,04 млрд. руб. Вместе с тем, на 2,3 млрд. руб. возросла основная сумма долга по кредитам коммерческих банков, что в значительной степени связано с переоформлением просроченных выплат по процентам в основную сумму долга, привлечением банковских кредитов для погашения облигационных займов. Таким образом, коммерческие банки, даже в условиях общего профицита местных бюджетов, оказались вынуждены увеличивать его кредитование (табл. 1.24).

Таблица 1.24

Финансирование дефицита консолидированных бюджетов субъектов Федерации в 1998 г. (млн. руб.)

Январь-август

Январь-декабрь

Ст.2-Ст.1

Ст.1

Ст.2

Дефицит (профицит)

13 084,4

9 385,4

-3 699

1.Изменение остатков средств бюджета на счетах в банках (к январю)

1 454,4

413,4

-1 041

2.Субфедеральные и муниципальные ценные бумаги

1 371,6

-364,2

-17 35,8

- привлечение средств

8 970,6

12 581,6

3611

- погашение основной суммы задолженности

7 599,1

12 945,8

5 346,7

3.Бюджетные ссуды, полученные от вышестоящего бюджета

808,7

-2 434,7

-3 243,4

- получение ссуд

1 097,8

2 484,5

1 386,7

- возврат ссуд

289,1

4 919,2

4 630,1

4.Прочие внутренние заимствования

9 449,8

11 770,9

2 321,1

- кредиты

24 197,5

35 930,0

11 732,5

- погашение основной суммы задолженности

14 747,6

24 159,1

9 411,5

Итого общее финансирование

13 084,4

9 385,4

-3 699

Источник: расчеты ИЭППП на основе данных Минфина России

Следует отметить, что привлечение заемных средств, используемых для финансирования внебюджетных фондов, обычно не учитывается в бюджетной статистике. Поэтому рост банковского кредитования территориальных бюджетов при оставшимся практически неизменным общем объеме требований коммерческих банков к местным органам власти свидетельствует о реальном сокращении заемного финансирования внебюджетных программ регионов.

Выпуск облигационных займов

В 1998 г. были зарегистрированы проспекты эмиссии внутренних облигационных займов 23 субъектов Федерации на сумму 12,60 млрд. рублей и 9 муниципальных образований на сумму 417,24 млн. рублей, а также 4 внешних облигационных займа 2 субъектов Федерации на сумму $800 млн, DM 500 млн., ITL 750 млрд.

Обвальное падение спроса на российские ценные бумаги в результате финансового кризиса привело к резкому снижению эмиссионной активности: в сентябре новые эмиссии не производились, в октябре был зарегистрирован займ Хабаровского края на сумму 277,84 млн.руб., в ноябре - г. Ярославля на 18,285 млн. руб., а в декабре - Ростовской области на сумму 190 млн. руб. По сравнению с предкризисным уровнем суммарный объем новых эмиссий в IV квартале 1998 г. квартале сократился почти в 9 раз - и это без учета инфляции.

Можно выделить четыре основных типа субфедеральных займов, выпускавшихся в течении 1997-1998 гг.: внешние еврооблигационные займы, «сельские» и «энергетические» облигации, облигации, обращающиеся на биржевом рынке, и ценные бумаги, не прошедшие листинг на фондовых биржах.

Внешние региональные займы. В 1997 г., на гребне благоприятной коньюнктуры, более двадцати российских регионов готовились выйти на рынок еврооблигаций. Ряд из них получило международный кредитный рейтинг агентств Mood's, Standart&Poor's, IBCA Fitch на уровне Российской Федерации. Министерством финансов были зарегистрированы проспекты эмиссии 4 субъектов Федерации: Москвы, Санкт-Петербурга, Нижегородской и Московской областей (табл. 1.25).

Таблица 1.25

Внешние субфедеральные облигационные займы, зарегистрированные Минфином России

Эмитент

Объем эмиссии

обращения

Срок

дата

лид-менеджер

Москва

$500 млн.

3 года

31.05.97

CS First Boston, Nomura Int.

Санкт-Петербург

$300 млн.

5 лет

18.06.97

Salomon Brothers

Нижегородская обл.

$100 млн.

5 лет

03.10.97

ING Barings

Москва

DM 500 млн

3 года

02.04.98

CS First Boston

Москва1

ITL750 млрд

3 года

03.05.98

Chase Manhattan International

Московская обл.

$300 млн

5 лет

07.05.98

Swiss Bank, Goldman Sachs

Москва2

$500 млн

20 лет

23.06.98

CS First Boston, ING Barings

1Размещен частично в объеме ITL 400 млрд.

2 Неразмещены

Источник: данные Минфина России.

К июню 1998 г. разрешения на выпуск внешних облигационных займов, оформленные указами Президента РФ, получили 12 субъектов Федерации, в том числе: Республика Коми, Татарстан, Красноярский край, Ленинградская, Орловская, Самарская, Свердловская и Челябинская области.

О подготовке выпуска еврооблигаций заявили еще по крайней мере 10 субъектов Федерации, не получивших к тому времени разрешение на их выпуск, в том числе республики Саха-Якутия и Башкортостан, Ханты-Мансийский и Ямало-Ненецкий округа, Астраханская и Пермская области. Суммарный объем планируемых региональных еврооблигационных займов на 1998 г. составлял не менее 4 млрд. долл.

Однако к маю 1998 г., из-за падения доверия иноcтранных инвесторов, размещение региональных еврооблигаций оказалось фактически замороженным. Так, номинированный в долларах США 500 миллионный займ Москвы разместить уже не удалось.

При невозможности размещения 3-5-летних внешних займов и крайне высоком уровне номинальных процентных ставок по внутренним заимствованиям ряд российских регионов, в том числе Республика Саха (Якутия), Татарстан, Ямало-Ненецкий округ, Ленинградская область пошли на привлечение внешних краткосрочных банковских кредитов. Следует отметить, что привлечение регионами внешних банковских кредитов, в отличие от выпуска еврооблигационных займов, не требует санкции федеральных органов власти.

Кредитный рейтинг российских регионов снижался одновременно с рейтингом страны, к 16 сентября составляя не выше уровня «ССС-» по шкале Standart&Poor's, что практически отсекает их от рынка частных несвязанных заимствований. Несмотря на своевременное обслуживание российскими регионами внешних облигационных займов, доходность субфедеральных еврооблигаций (погашаемых в 2000-2002 гг.) на вторичном рынке превысила в октябре 1998 г. 100% годовых в долларах США, на несколько десятков процентных пунктов превышая доходность федеральных ценных бумаг с аналогичным сроком обращения.

Финансовый кризис привел к дефолту по внешним банковским кредитам ряда регионов, в том числе республик Татарстан и Саха (Якутия). Однако задержек платежей по еврооблигационным займам российских регионов допущено не было.

«Сельские» и «энергетические» облигации. Сельские» и «энергетические» облигации были выпущены субъектами Федерации в целях переоформления их задолженности федеральному бюджету по товарным кредитам 1996 г. предприятиям АПК и кредитам 1993-1995 гг. предприятиям энергетики и электрификации. По данным кредитам органы власти субъектов Федерации выступали гарантами возврата денежных средств предприятиями федеральному бюджету, выступавшему в роли кредитора. Особенностями «сельских» облигаций является унифицированность их выпуска: эмиссия осуществлялась равными сериями на срок в 1, 2 и 3 года; бездокументарная форма выпуска; купонный доход в размере 10% годовых. Размещение «сельских» и «энергетических» облигаций осуществлялось, (а по некоторым сериям и продолжает осуществляться) с дисконтом на аукционной основе.

Размещение и обращение этих облигаций на вторичном рынке проходит в торговой системе ММВБ. Следует отметить крайне низкую ликвидность вторичного рынка данного вида облигаций, что связано со сравнительно небольшим объемом каждой отдельной серии облигаций.

В 1997 г. было зарегистрировано 193 проспекта «сельских» облигаций на общую сумму в 6,6372 трлн. руб. и 8 проспектов эмиссии «энергетических» облигаций на сумму 795,18 млрд. руб. В первом полугодии 1998 г. суммарный объем 18 зарегистрированных выпусков сельских и энергетических облигаций составил 722,61 млн. деноминированных рублей.

Длительный срок обращения «сельских» облигаций, позволяющий нерезидентам в соответствии с российским законодательством рассчитывать на репатриацию ожидаемого дохода, способствовал в условиях благоприятной коньюнктуры 1997 г., их размещению среди иностранных инвесторов. По оценкам экспертов ФКЦБ, нерезидентами было приобретено более 70-75% отдельных эмиссий «сельских» облигаций со сроками обращения в 2 и 3 года, выпускаемых российскими регионами в целях реструктуризации задолженности перед федеральным правительством.

Поскольку «сельские» облигации были выпущены не по инициативе администрации регионов, а под давлением Минфина РФ, размещались среди сторонних инвесторов (зарегистрированных вне территории региона), а некоторые эмиссии не были размещены и остались в распоряжении Минфина, то многие эмитенты не рассматривают выплаты по этим ценным бумагам как первоочередные. Регионам приходится расплачиваться по гарантированным ими кредитам АПК, которые ранее традиционно списывались, и следовательно чаще всего использовались неэффективно.

После объявления федеральным правительством дефолта по внутренним облигациям подавляющее большинство регионов отказалось от своевременных выплат по сельским облигациям.

К концу 1998 г. лишь 10 (из более чем 60) регионов-эмитентов сельских и энергетических облигаций сумели своевременно выполнить свои обязательства по данным ценным бумагам. В их числе: Карелия, Красноярский край, Ленинградская обл., Омская обл., Оренбургская обл., Саха (Якутия), Томская обл., Ростовская обл., Хакасия, Чувашия.

Инвесторы выиграли ряд судебных разбирательств о невыполнении регионами обязательств по обслуживанию «сельских» облигаций. Однако исполнение судебных часто невозможно из-за кризиса исполнения региональных бюджетов. Поскольку в большинстве регионов налоговые поступления в неденежной форме (взаимозачеты) формируют свыше 50% собственных доходов бюджета, администрации субъектов Федерации ведут переговоры об исполнении своих обязательств по «сельским» облигациям через товарные поставки продукции предприятий-налогоплательщиков.

Биржевой рынок субфедеральных ценных бумаг. По состоянию на начало июля 1998 г. на российском биржевом рынке, помимо сравнительно мало ликвидных «сельских» и «энергетических» облигаций, обращались ценные бумаги 17 субъектов Федерации (табл. 1.26).

Крупнейшими эмитентами облигаций, размещающихся на биржевом рынке, стали Москва, Санкт-Петербург, республика Саха (Якутия), Омская и Свердловская области, Татарстан. Торговля субфедеральными ценными бумагами сосредоточилась главным образом на трех биржах: СПВБ (Санкт-Петербургской межбанковской валютной бирже, ММВБ (Московской межбанковской валютной бирже) и МФБ (Московской фондовой бирже).

Лидерство по оборотам субфедеральных облигаций удалось удержать СПВБ. Благодаря эффективной инфраструктуре, сложившейся на базе обслуживания облигаций Санкт-Петербурга, на СПВБ удалось построить сравнительно ликвидный рынок субфедеральных ценных бумаг. Ликвидность ценных бумаг поддерживалась маркет-мейкерами, выступающими в роли генеральных менеджеров субфедеральных займов - инвестиционными компаниями «АВК» и «Сбербанк-капитал». В результате к концу первого полугодия 1998 г. на СПВБ обращались облигации 7 крупнейших эмитентов субфедеральных ценных бумаг, при этом бирже удавалось опередить московские торговые площадки даже по оборотам торгов облигациями Правительства Москвы. Ликвидность большинства облигаций, обращающихся на ММВБ и МФБ не высока, в их торговых системах по каждой серии облигаций проводятся лишь разовые сделки.

До второй половины августа продолжали функционировать региональные биржевые системы, обслуживающие торговлю исключительно субфедеральными ценными бумагами администрации региона базирования. Например, СМВБ (Сибирская межбанковская валютная биржа), ЮУФБ (Южно-Уральская фондовая биржа), ЕФБ (Екатеринбургская фондовая биржа), фондовая биржа «Казанский совет по фондовой торговле».

Если до конца октября 1997 г. доходность большинства субфедеральных облигаций находилась в пределах 21-28% годовых, то уже к февралю-марту она выросла до уровня в 24-39% годовых.

Таблица 1.26

Эмиссия внутренних субфедеральных ценных бумаг в 1997 - 1998 гг.1

Эмитент

Объем эмиссии

биржа

1997 млрд. руб.

1998 млн. руб.

Субъекты Федерации

Москва

4 600

2 800

СПВБ, ММВБ, МФБ, МЦФБ

Санкт-Петербург

1 250

2 840

СПВБ, ФБ«Санкт-Петербург»

Саха (Якутия)2

1 270

1 300

СПВБ

Оренбургская обл.

2 000

--

СПВБ, ФБ«Санкт-Петербург

Омская обл.

350

1 000

СПВБ, ФБ «Санкт-Петербург»

Ленинградская обл.

500

--

СПВБ

Свердловская обл.

300

1 000

ЕФБ, СПВБ

Иркутская обл.

855

600

МФБ

Ростовская обл.

290

190

МФБ

Новосибирская обл.

200

200

СМВБ

Челябинская обл.

150

200

ЮУФБ

Татарстан3

800

560

КСФТ

700

--

ММВБ

Московская обл.

1 000

--

ММВБ

Курская обл.

400

--

ММВБ

Липецкая обл.

100

75

ММВБ

Новгородская обл.

--

30

ММВБ

Алтайский край

--

300

--

Белгородская

--

100

--

Ивановская обл.

25

20

--

Приморский край

--

200

--

Томская обл.

--

100

--

Республик Чувашия

--

140

--

Ярославская обл.

--

300

--

Амурская обл.

5,4

--

--

Бурятия

50

--

--

Волгоградская обл.

540

--

--

Кабардино-Балкария

0,15

--

--

Коми

150

--

--

Пермская обл.

120

--

--

Самарская обл.

300

--

--

Ямало-Ненецкий АО

280

--

--

Муниципалитеты

Г.Челябинск

150

150

ЮУФБ

Г.Новосибирск

--

140

СМВБ

Г.Нижневартовск

20

40

--

Г.Волгоград

10

25

--

Г.Ярославль

30,2

18,28

--

Г.Чапаевск

2

4

--

Г. Нижнекамск

--

20

--

Г.Волжский

--

15

--

Г.Жуковский

--

4,95

--

Г.Брянск

10

--

--

Г.Дубна

10

--

--

Г.Калининград

20

--

--

Г.Лангепас

20

--

--

Г.Лобня

3

--

--

Г.Новокуйбышевск

7,784

--

--

Г.Новочебоксарск

20

--

--

Г.Петрозаводск

16

--

--

Г.Саратов

2,586

--

--

Г.Чебоксары

100

--

--

Ленский район (Саха-Якутия)

10

--

--

1. Кроме «сельских и «энергетических» облигаций.

2. Отдельные эмиссии облигаций, зарегистрированные в 1997 г., обращаются только на внебиржевом рынке. Торговля облигациями эмитентов на биржевом рынке началась в 1998 г.

3. Облигации республики Татарстан различных эмиссий раздельно обращаются на ММВБ и фондовой бирже «Казанский совет по фондовой торговли» (КСФТ). До перевода на КСФТ торги по РКО Татарстана проводились на Волжско-Камской бирже.

Источник: По данным Минфина РФ и агентства «Прайм-ТАСС»

В мае-июне доверие инвесторов к платежеспособности отечественных заемщиков резко снизилось, что немедленно привело к дальнейшему повышению процентных ставок до 80-100% годовых. Однако потребность в рефинансировании своих обязательств не позволяла большинству эмитентов пойти на приостановку выпуска новых облигаций.

Для большинства кредиторов становилась очевидной невозможность регионов обслуживать столь быстро растущий внутренний долг, что еще больше усиливало панику. Обороты вторичных торгов начали ощутимо снижаться - находить покупателей стремительно обесценивающихся облигаций становилось все сложнее. Не желая фиксировать значительные убытки, часть инвесторов продолжало рассчитывать на успешное погашение имеющихся облигаций до ожидаемого крушения долговой «пирамиды» (табл. 1.27).

Таблица 1.27

Биржевой оборот субфедеральных ценных бумаг на вторичном рынке в первом полугодии 1997 и 1998 г. (млн. руб.)

Эмитент

1997 г

1998 г.

1-2 кв.

Янв.

Фев.

Мар.

Апр.

май

июнь

Санкт-Петербург

12 810

3 708,3

578,7

898,5

706,5

765,2

421,1

338,3

Оренбургская обл.

1 716

1 449,1

191,4

323,6

275,3

331,0

167,8

170,0

Москва

1 017

572,5

46,5

60,0

224,5

159,8

80,7

99,1

Омская обл.1

---

---

239,0

7,8

80,0

73,3

28,6

49,3

1 Торги начались в феврале 1998 г.

Источник: по данным агентства «Прайм-ТАСС».

С апреля по июнь обороты торгов по субфедеральным облигациям снизились в 1,5-2 раза. В первой половине августа, процентные ставки уже значительно превысили 100% годовых, все внимание инвесторов переключилось на валютный рынок, и подавляющее большинство субфедеральных эмитентов приостановили аукционы по размещению облигаций.

Объявление дефолта по ГКО вынудило Татарстан с 19 августа и Новосибирскую область с 25 августа принять решение о принудительной реструктуризации своих облигаций, принадлежащих юридическим лицам. Затем, в течение сентября-октября был объявлен дефолт по облигациям республики Саха (Якутия), Свердловской, Оренбургской, Липецкой, Иркутской, Новгородской, и Омской областей, а также по облигациям г. Челябинска - единственного муниципального образования, сформировавшего относительно ликвидный биржевой рынок собственных ценных бумаг.

В середине октября Ленинградская область, не погасив своевременно собственные облигации, затем в течение двух недель выкупила их у владельцев со значительным дисконтом на добровольной основе.

В ноябре Москве удалось добиться погашения ценных бумаг, однако по добровольному согласию инвесторов до 40% очередного выпуска было погашено в неденежной форме - путем обмена на налоговые освобождения, жилищные сертификаты и городские облигации нового выпуска.

Непосредственной причиной дефолтов стало исчерпание возможности для эмитентов рефинансировать свои обязательства за счет новых заимствований в связи с кризисом на финансовом рынке. Глубинная же причина лежит в снижении общего уровня бюджетных поступлений: падении собираемости налогов и задержки в получении федеральных трансфертов сделали погашение облигаций за счет собственных средств невозможным. В ряде случаев, значительная доля средств, привлекаемых при размещении региональных ценных бумаг, использовалось для проведения уполномоченными инвестиционными структурами операций с ГКО, что после федерального дефолта не могло не подорвать устойчивость финансовых схем облигационных займов.

К началу февраля 1999 г. из 11 эмитентов, создавших крупные и сравнительно ликвидные рынки своих облигаций, лишь Москва, Санкт-Петербург и Челябинская область избежали дефолта. Сумела преодолеть трудности и расплатиться с инвесторами Иркутская область. Остальные крупнейшие субфедеральные заемщики с трудом реализуют программы реструктуризации задолженности.

Облигации, не обращающиеся на биржевом рынке. До настоящего времени в России не существует развитой инфраструктуры внебиржевой торговли долговыми ценными бумагами, при этом и в листинг РТС долговые ценные бумаги не входят.

Основными причинами, по которыми эмитент субфедеральных или муниципальных ценных бумаг не проводит их листинг на биржевом рынке, как правило являются:

а) сравнительно небольшой объем эмиссии, делающий формирование биржевого рынка данных ценных бумаг нецелесообразным;

б) целевой характер выпускаемых облигаций, предусматривающих возможность погашения в неденежной форме (жилищные займы), либо ориентированных преимущественно на население - сберегательные займы;

в) протекционистский характер займов ориентированных на поддержание высокой доходности для сравнительного узкого круга привилегированных инвесторов;

г) отсутствие в регионах развитых биржевых площадок.

Законодательное регулирование рынка заимствований

В соответствии с Законом «Об особенностях эмиссии и обращения государственных и муниципальных ценных бумаг», подписанным Президентом РФ 27 июля 1998 г., субъектам Федерации было предоставлено право осуществлять эмиссию государственных ценных бумаг, приводящую к образованию внешнего долга, при условии:

- представления при государственной регистрации проспекта эмиссии государственных ценных бумаг сведений о доходах, расходах, размере дефицита бюджета и источниках его финансирования за три последних года, предшествующих указанной эмиссии;

- обеспечения исполнения своих бюджетов в соответствии с бюджетным и налоговым законодательством Российской Федерации.

- получения разрешения на валютные операции, связанные с движением капитала;

- получения в соответствии с международными стандартами кредитного рейтинга, определяемого не менее чем двумя ведущими международными рейтинговыми агентствами;

- соблюдения требований к объему заимствований и объему расходов на погашение и обслуживание всех видов долговых обязательств.

В соответствии с законом «выпуск внешних облигационных займов субъектов Российской Федерации осуществляется с учетом приоритета государственных внешних заимствований Российской Федерации».

31 июля 1998 г. Президентом был утвержден Бюджетный Кодекс Российской Федерации. В соответствии с ним предельный объем государственного долга субъекта Российской Федерации, и долга муниципального образования не должен превышать объем доходов соответствующего бюджета без учета финансовой помощи из вышестоящих бюджетов. Устанавливаются ограничения на максимальный срок заимствования субъектов Федерации в 30 лет и для муниципальных образований - в 10 лет.

В случае, если субъект Федерации не в состоянии обеспечить обслуживание и погашение своих долговых обязательств и при этом расходы на обслуживание долга превышают 15% расходов его бюджета, либо превышается предельный объем заимствований, установленный законом, «уполномоченный на то федеральный орган государственной власти» может назначить ревизию бюджета субъекта Федерации и передать исполнение его бюджета под контроль Министерства финансов РФ.

Аналогичные меры предусмотрены и для муниципальных образований, только контроль передан на уровень субъекта Федерации.

В соответствии с Бюджетным Кодексом предусматривается создание Государственной Долговой книги, в которую будут вноситься сведения об объеме долговых обязательств Российской Федерации, субъектов федерации и муниципальных образований по эмитированным ценным бумагам, о дате эмиссии указанных ценных бумаг, об использовании указанных обязательств полностью или частично, а также другая информация, состав которой устанавливается лицом, осуществляющим ведение Государственной Долговой книги Российской Федерации.

Перспективы развития рынка субфедеральных и муниципальных заимствований

После резкого понижения кредитного рейтинга всех отечественных субфедеральных и муниципальных эмитентов следует ожидать перехода от традиционных для России выпусков «general bonds» к облигациям, подкрепляемым помимо бюджетных гарантий, доходами от финансируемого проекта, т.е. ценным бумагам с «двойным обеспечением».

Наиболее перспективным представляется финансирование за счет заемных средств реконструкции инфраструктурных объектов в сфере жилищно-коммунального хозяйства, спрос на услуги которых низкоэластичен благодаря статусу локальной монополии. Помимо достаточно высокой рентабельности, реализация подобных проектов позволит обеспечить определенное сокращение бюджетной нагрузки по дотированию ЖКХ, составившей в 1998 г. 3,44% ВВП или 23,7% доходов местных бюджетов. Финансирование инфраструктурных проектов является обычно приоритетным для международных финансовых организаций, предоставляющих при определенных условиях долгосрочные кредиты даже на фоне достаточно высоких общестрановых рисков.

Случаи массовых дефолтов на рынке муниципальных и региональных заимствований выявили основные проблемы, стоящие перед развитием этого рынка. Основным препятствием в привлечении финансовых ресурсов, помимо политических и общестрановых рисков, является отсутствие институциональных механизмов защиты прав кредиторов, финансирующих субъекты Федерации и органы местного самоуправления. Не созданы и механизмы секьюритизации муниципальных заимствований.

Во-первых, в случае отказа регионами погашать свои займы исполнение судебных решений, принимаемых в пользу кредиторов, оказывается невозможным. Как показала судебная практика по «сельским» облигациям, существующая законодательная база не в состоянии обеспечить соблюдение прав инвесторов при неисполнении долговых обязательств органами власти субъектов Федерации. Аресты, практикующиеся по решению судов, отдельных банковских счетов администраций оказываются неэффективными, тогда как арест всех бюджетных счетов региона невозможен. Процедура реализации прав кредиторов при дефолте отсутствует.

Решение проблемы защиты прав кредиторов требует развития законодательства в области процедуры реструктуризации задолженности субъектами Федерации и муниципальными образованиями. Для этого, в соответствии с опытом ряда зарубежных государств, может быть целесообразно принятие особого закона о банкротстве муниципалитетов.

Во-вторых, отсутствуют механизмы защиты прав кредиторов по контролю за целевым использованием заемных средств, управлению средствами резервных фондов займов, что ведет к их неэффективному и/или неправомерному использованию. Отсутствует сколько-нибудь развитая система мониторинга реализации инвестиционных проектов и оценки величины кредитных рисков по ним (банки-трасти, рейтинговые агентства).

Система контроля за целевым использованием заемных средств муниципалитетами и регионами, необходимость представления интересов множества мелких владельцев облигаций, которым по отдельности трудно отстаивать свои права, требует введения института банков-трасти, функции которых по действующему российском законодательству потенциально могут взять на себя депозитарии.

Основными функциями банка-трасти являются обеспечение прозрачности эмиссии, контроль за ее проведением, защита конечных инвесторов при невыполнении эмитентом своих обязательств. Банк-трасти осуществляет контроль (мониторинг) за текущим финансовым состоянием эмитента, управлением средствами резервного фонда и залоговым обеспечением займа. При невыполнении эмитентом своих обязательств по облигациям, банк-трасти предъявляет эмитенту требования об использовании средств резервного фонда для расчетов с инвесторами, представляет интересы облигационеров как коллективного кредитора в суде при возбуждении дела о банкротстве.

В-третьих, отсутствуют механизмы секьюритизации заимствований, т.е. объединения небольших по масштабу кредитов в единый пул, могущий служить обеспечением для выпуска потенциально ликвидных облигаций, доступных для инвестиций небанковских инвесторов. В результате остается практически невозможным формирование вторичного рынка задолженности муниципальных образований.

Развитие системы секьюритизации муниципальных заимствований требует формирования рынка долговых ценных бумаг, обеспеченных пулом банковских кредитов, либо пулом низкообъемных облигационных эмиссий, т.е. формирования рынка Asset-Backed Securities - ABS. При этом встает вопрос о необходимости гарантирования, либо страхования выпусков таких облигаций, поддержания их ликвидности на вторичном рынке. Если в ситуации конца 1997 г. на реализацию подобных функций еще могли претендовать крупнейшие российские банки, то теперь среди потенциальных кандидатов из частных финансовых институтов остались лишь нерезиденты.

Альтернативный вариант секьюритизации муниципальных заимствований может быть построен по модели организации вторичного рынка ипотечных кредитов, предусматривающей создание специального федерального агентства по кредитованию муниципальных образований (своего рода аналога российского Федерального агентства по ипотечному жилищному кредитованию, американских Fanny Mae. Ginnie Mae и Freddie Mac).

Такое агентство смогло бы самостоятельно выпускать крупные эмиссии потенциально ликвидных облигаций (возможно гарантированные третьей стороной), обеспеченные пулом выкупленных на вторичном рынке обязательств муниципалитетов по инфраструктурным проектам.

Вместе с тем, состояние финансового рынка, сложившееся к весне 1999 г., не позволяет говорить о вероятности реализации сколько-нибудь масштабных проектов в данной области даже в среднесрочной перспективе.

Приложение 1  Межбюджетные отношения в России в 1998 году

Серьезные изменения в сфере экономической, финансовой и бюджетной политики, имевшие место в 1998 году, не оставили в стороне отношения между бюджетами различных уровней. Начало реформам в области межбюджетных отношений было положено еще в 1997 году, с принятием Закона «О финансовых основах местного самоуправления в Российской Федерации» и созданием в рамках Комиссии по экономической реформе при Правительстве РФ рабочей группы по реформе межбюджетных отношений. Актуальность проблемы изменения системы предоставления финансовой помощи бюджетам нижестоящего уровня, распределения доходных источников и расходных обязательств показала массовая кампания по выдаче региональным бюджетам федеральных бюджетных ссуд на выплату заработной платы работникам бюджетной сферы в декабре 1997 года. Ситуация, когда федеральные органы власти вынуждены прибегать к экстренному финансированию региональных расходных потребностей (из-за списания и многочисленных отсрочек погашения бюджетные ссуды сегодня фактически представляют собой безвозмездную финансовую помощь нуждающимся регионам, выделяемую по максимально непрозрачным, нерегулярным и неформализованным каналам), привела к необходимости создания нового, формализованного и прозрачного, порядка распределения федеральных трансфертов, являющихся единственным каналом предоставления финансовой помощи. В 1998 году выделением федеральной финансовой помощи регионам происходило следующим образом. В первой половине года приоритет отдавался выделению средств по каналам Фонда финансовой поддержки регионов: в период с января по июнь доля трансфертов из ФФПР в общем объеме федеральной финансовой помощи колебалась вокруг 80% (см. рис. 1.14). С июля 1998 года все больше федеральных средств предоставлялось по иным каналам - в рамках взаимных расчетов, выделения дотаций, предоставления бюджетных ссуд. В итоге, во второй половине года доля трансфертов снизилась в среднем до 50% всей финансовой помощи, а в целом за год указанный показатель составил 69,8%, доля дотаций - 6,4%, субвенций - 1,3%, а средств, предоставляемых по взаимным расчетам, - 22,5%. Тем не менее, доля формализованной финансовой поддержки в общем объеме федеральной помощи в 1998 году была выше, чем в 1997 году, когда указанный показатель в течение года снижался с 90% в январе до 16% - в декабре, а в целом за год составил 49%.

Несмотря на увеличение доли трансфертов из Фонда финансовой поддержки регионов, общий объем федеральной финансовой помощи в 1998 году значительно уменьшился по сравнению с предшествующим периодом. Так суммы, переданные региональным бюджетам по различным каналам, снизились с 2,6% ВВП в 1997 году до 1,57% ВВП в 1998 г, фактический объем ФФПР по итогам года уменьшился с 1,26% ВВП до 1,1% ВВП, а выделение регионам бюджетных ссуд оказалось ниже их погашения на 0,03% ВВП. В первом полугодии общий объем выделяемых трансфертов находился на достаточно высоком уровне (особенно по сравнению с аналогичным периодом предшествующего года) - в среднем около 1,3% ВВП, однако с июля по ноябрь он резко снизился до 0,2% - 0,8% ВВП при почти полном прекращении данного вида финансовой помощи в счет зачета трансферта на федеральную часть НДС.

Рис. 1.14

Структура федеральной финансовой помощи региональным бюджетам в 1997-98 гг.

Источник: Министерство финансов РФ, расчеты авторов.

Таблица 1.28

Финансовая помощь из федерального бюджета бюджетам нижестоящего уровня в 1997-98 гг. (помесячно, % ВВП)

I

II

III

IV

V

VI

VII

VIII

IX

X

XI

XII

Всего за год

1997 год

Дотации

0,00

0,03

0,11

0,13

0,09

0,17

0,05

0,11

0,06

0,11

0,05

0,53

0,13

Субвенции

0,04

0,02

0,06

0,03

0,09

0,05

0,03

0,04

0,03

0,04

0,03

0,56

0,09

Трансферты из ФФПР

0,70

0,75

1,69

1,19

1,20

2,02

1,43

1,46

0,82

1,50

0,95

1,30

1,26

в том числе:

трансферты

0,38

0,39

1,40

0,74

0,87

1,73

0,99

1,04

0,53

1,02

0,60

0,92

0,89

трансферты за счет НДС

0,31

0,37

0,29

0,45

0,33

0,29

0,44

0,42

0,30

0,48

0,35

0,38

0,37

Средства, перечисляемые по взаимным расчетам

0,03

0,13

0,24

0,18

0,20

0,21

0,14

0,22

0,11

0,13

0,24

2,92

0,44

Ссуды бюджетам нижестоящего уровня за вычетом погашений

0,00

0,00

0,09

0,01

0,14

1,32

0,36

0,18

0,32

0,83

0,80

3,07

0,66

Итого: финансовая помощь из федерального бюджета*

0,78

0,94

2,20

1,55

1,72

3,77

2,02

2,01

1,35

2,60

2,06

8,38

2,59

1998 год

Дотации

0,11

0,11

0,11

0,07

0,10

0,13

0,01

0,08

0,06

0,12

0,12

0,18

0,10

Субвенции

0,04

0,02

0,01

0,00

0,21

0,00

0,00

0,00

0,00

0,00

0,00

0,00

0,02

Трансферты из ФФПР

1,27

1,19

1,21

1,84

0,75

2,02

0,22

0,63

0,37

0,74

0,87

2,39

1,10

в том числе:

трансферты

0,88

0,74

0,82

1,40

0,74

2,02

0,22

0,62

0,37

0,73

0,87

2,39

0,97

трансферты за счет НДС

0,38

0,45

0,40

0,44

0,02

0,00

0,00

0,01

0,00

0,01

0,00

0,00

0,12

Средства, перечисляемые по взаимным расчетам

0,04

0,08

0,03

0,04

0,02

0,01

0,07

0,05

0,01

0,20

0,68

2,41

0,35

Ссуды бюджетам нижестоящего уровня за вычетом погашений

-0,09

-0,15

0,34

0,18

0,17

-0,03

0,11

0,45

0,07

0,20

0,29

-1,62

-0,03

Итого: финансовая помощь из федерального бюджета*

1,37

1,25

1,70

2,14

1,25

2,13

0,41

1,20

0,52

1,26

1,96

3,35

1,57

*за исключением отрицательного сальдо по ссудам за вычетом погашений

Источник: Министерство финансов РФ, расчеты авторов

Отдельно следует рассмотреть выделение федеральных средств регионам в декабре 1998 года, когда наблюдался резкий рост финансирования трансфертов из ФФПР (до 2,4% ВВП) и средств, выделяемых по взаимных расчетам (до 2,9% ВВП), а также увеличение регионами погашений задолженности по федеральным бюджетным ссудам.

Кроме изменения структуры федеральной финансовой помощи регионам в сторону увеличения доли средств, предоставляемых по каналам ФФПР, Минфином России предпринимались попытки изменить систему расчета трансфертов из Федерального фонда финансовой поддержки регионов. Первые шаги в этом направлении были сделаны еще при подготовки проекта федерального бюджета на 1998 год. В проекте методики распределения ФФПР, представленном в Государственную Думу в составе законопроекта, предлагалось сократить размер Фонда с 15% до 13% налоговых доходов, отказаться от существовавшего ранее деления субъектов Федерации на регионы, нуждающиеся в финансовой поддержке, и регионы, особо нуждающиеся в финансовой поддержке, выделить часть средств фонда (в размере 3% налоговых доходов) на финансовую помощь территориальным фондам обязательного медицинского страхования. Также следует отметить резервирование 10% средств Фонда для распределения между регионами с наибольшим дисбалансом доходов и расходов, а также увязывание предоставления средств на финансирование услуг ЖКХ с выполнением условий реформирования системы ЖКХ.

Представленный проект методики распределения ФФПР был фактически отвергнут. Согласно существующей практике, Государственная Дума имеет право изменять значения долей, полученных в результате расчетов Министерства финансов по представленной методике. В итоге сложилась ситуация, когда конечные доли регионов в ФФПР, зафиксированные в Законе «О федеральном бюджете на 1998 год», сильно отличались от значений, представленных Минфином в проекте закона (см. рис. 1.15).

Рис. 1.15

Фактические доли регионов в ФФПР в 1997 году, а также расчетные и утвержденные значения долей в ФФПР на 1998 год (%)

Источник: Министерство финансов РФ, расчеты авторов

Анализ представленных на рисунке данных показывает, что утвержденные Федеральным Собранием доли регионов в ФФПР гораздо ближе по своим значениям к фактической структуре распределения ФФПР в 1997 году, нежели к ряду долей, полученному с помощью расчетов по методике Министерства финансов. Сумма квадратов отклонений ряда утвержденных долей от ряда фактических долей в 1997 году (0,0019) в 1,8 раза меньше, чем сумма квадратов отклонений ряда долей в ФФПР, рассчитанных Минфином, от фактических долей в 1997 году (0,0034).

После вступления в силу закона о федеральном бюджете в Министерстве финансов активизировалась работа по подготовке полномасштабной реформы межбюджетных отношений, которая стала одним из важных направлений деятельности правительства С. Кириенко. Результатом стало, во-первых, создание трехсторонней рабочей группы по реформе межбюджетных отношений с участием представителей правительства, Государственной Думы и Совета Федерации, а во-вторых, подписание президентского указа по вопросам взаимоотношений федерального бюджета с бюджетами субъектов Федерации.

Содержащиеся в указе президента положения были направлены главным образом на нормализацию отношений между федеральным и региональными бюджетами, прекращению практики нецелевого использования федеральной финансовой помощи, финансирования из федерального бюджета необоснованных расходных обязательств на региональном уровне. Так, согласно указу правительство предоставляет отсрочки по возврату выданных ранее бюджетных ссуд и выделяет финансовую помощь только при заключении между правительством и органами исполнительной власти субъектов РФ соглашений об оздоровлении государственных финансов и об условиях выделения финансовой помощи.

Указанные соглашения обязательно должны содержать следующие положения:

- прекращение органами исполнительной власти субъектов Российской Федерации любых форм зачетов по уплате регулирующих федеральных налогов в региональные бюджеты;

- проведение органами исполнительной власти субъектов Российской Федерации в 1998 году реструктуризации задолженности юридических лиц перед региональными бюджетами при условии своевременной и в полном объеме уплаты текущих платежей в течение всего срока отсрочки;

- осуществление реструктуризации бюджетных обязательств с учетом их сокращения, в том числе путем уменьшения количества юридических лиц, содержание которых финансируется из региональных бюджетов, и численности работников бюджетной сферы, с направлением высвобождающихся средств на выполнение обязательств региональных бюджетов;

- приведение условий оплаты труда работников организаций бюджетной сферы, содержание которых финансируется из бюджетов субъектов Российской Федерации, в соответствие с Единой тарифной сеткой по оплате труда работников бюджетной сферы, а государственных служащих субъектов Федерации - в соответствие с нормативными правовыми актами, регулирующими денежное содержание федеральных государственных служащих;

- приведение уровня тарифов на услуги жилищно-коммунального хозяйства и оплаты этих услуг населением в соответствие с федеральными стандартами;

- установление лимитов потребления электро- и теплоэнергии (в натуральном и стоимостном выражении) для юридических лиц, содержание которых финансируется из бюджетов субъектов Российской Федерации;

- сокращение перекрестного субсидирования различных категорий потребителей, использующих продукцию топливно-энергетического комплекса, а также пользующихся услугами транспорта и связи.

Как видно, путем давления на региональные органы власти (через определенные условия отсрочки погашения федеральных ссуд и предоставления иной финансовой помощи) федеральное правительство предприняло попытку радикальных преобразований в бюджетной сфере. По-видимому, Министерство финансов продолжало следовать положениям президентского указа на протяжении всего 1998 года - объем выдаваемых из федерального бюджета ссуд удерживался на низком уровне (0,1% ВВП - до августа и 0,2% ВВП - после августа), а объем погашений, напротив, превышал значения предыдущих лет, составив по итогам года 0,2%, что на 866 млн. руб. больше суммы выданных бюджетных ссуд. Таким образом, в 1998 году впервые за годы реформ сложилось отрицательное сальдо федеральных бюджетных ссуд в размере -0,03% ВВП.

Вторым направлением деятельности правительства в области фискального федерализма была разработка основных направлений реформирования межбюджетных отношений. Трехсторонней рабочей группой была подготовлена Концепции реформирования межбюджетных отношений в Российской Федерации в 1999 - 2001 годах, которая и была одобрена в конце июля.

Этот документ устанавливает следующие основные направления реформы межбюджетных отношений: разграничение расходных полномочий и ответственности между органами власти и управления разных уровней, разграничение доходных источников между уровнями бюджетной системы РФ, совершенствование методики формирования и распределения Федерального фонда финансовой поддержки субъектов РФ, а также инвестиционная поддержка развития территорий. По каждому из направлений в Концепции предложены основные положения, на которых будет основываться реформа, а также список мероприятий, необходимых для решения поставленных задач.

Так, в части определения расходных полномочий бюджетов разных уровней, в Концепции перечислены основные виды расходов, подлежащих в соответствии с Конституцией РФ финансированию из бюджетов разных уровней, а также расходы, подлежащие совместному финансированию. Предполагалось, что в 1998 году будет проведена инвентаризация расходных полномочий федерального, региональных и местных бюджетов, утверждены нормативы расходов на ЖКХ, образование, здравоохранение, государственное управление, выплату пособий на детей, в 1999 году - утверждены нормативы по остальным расходным статьям региональных бюджетов, а с 2000 года оценка расходов консолидированных бюджетов субъектов РФ будет полностью проводиться на нормативной основе. Кроме того, региональным органам власти рекомендовано не позднее 2001 года перейти к оценке бюджетных потребностей муниципальных образований на нормативной основе.

В области распределения доходных источников в Концепции приводится закрытый перечень федеральных, региональных и местных налогов, который должен быть закреплен в соответствующих нормативных актах, а также перечень федеральных налогов, которые подлежат распределению между бюджетами различных уровней. При этом говорится, что распределение доходов от регулирующих налогов между федеральным и региональными бюджетами должно производится на основе нормативов, утвержденных на срок не менее 3 лет, а между региональными и муниципальными бюджетами - на основе минимальных нормативов, закрепленных не менее чем на тот же срок. Важным положением Концепции является утверждение о необходимости внесения Правительством поправок в действующее законодательство, обеспечивающих уплату налогов по месту осуществления фактической деятельности предприятий, их филиалов и обособленных подразделений. Кроме того, в документе говорится, что, начиная с 1999 года, налоги, уплачиваемые по месту регистрации юридических лиц - крупнейших налогоплательщиков (определяемых по специальному перечню) будут полностью зачисляться в федеральный бюджет.

Одним из наиболее важных разделов Концепции реформирования межбюджетных отношений является та ее часть, которая посвящена методике формирования и распределения Федерального фонда финансовой поддержки регионов. В документе утверждается, что в перспективе финансовая помощь из ФФПР должна будет определяться на основе нормативов финансовых затрат на предоставление государственных услуг, общий объем средств ФФПР будет определяться по утвержденному федеральным законодательством на срок не менее 3 лет нормативу отчислений от налоговых поступлений в федеральный бюджет, а часть средств ФФПР может выделяться для дополнительной поддержки высокодотационных регионов на основе единой методики.

Определяется, что расчет трансфертов на 1999 год будет производиться на основе сопоставления среднедушевых налоговых доходов субъектов РФ, скорректированных с учетом объективно сложившегося уровня удорожания бюджетных расходов. Расчетные трансферты из ФФПР должны обеспечить для всех дотационных регионов одинаковое значение скорректированных душевых налоговых доходов. Для приведения среднедушевых региональных налоговых доходов в сопоставимый вид (элиминирования межрегиональных различий в ценах предоставления государственных услуг) предлагается рассчитывать индекс бюджетных расходов (ИБР), показывающий насколько больше (меньше) необходимо затратить бюджетных средств в данном регионе (в расчете на душу населения) по сравнению со средними или минимальными по Российской Федерации затратами.

После распределения прогнозируемой величины ФФПР таким образом, что приведенные с помощью ИБР среднедушевые доходы регионов, получивших право на трансферт, с учетом расчетной финансовой помощи находятся на одном уровне, рассчитываются относительные доли регионов в ФФПР, которые закрепляются в законе о федеральном бюджете.

Для инвестиционной поддержки регионов предлагается создать Федеральный фонд регионального развития, в котором были бы аккумулированы средства государственных капитальных вложений, в настоящее время осуществляемых в рамках федеральных и региональных программ, программ и проектов отраслевого финансирования и т.д. Выделение ресурсов из этого фонда предполагается производить на безвозвратной основе (в противоположность средствам бюджета развития, которые выделяются на возвратной основе) при представлении инвестиционной программы, разработанной региональными властями совместно с Министерством экономики РФ.

В целях стимулирования экономических реформ в регионах и финансового оздоровления региональных бюджетов в Концепции предлагается создать Федеральный фонд развития региональных финансов, средства которого выделяются на возвратной основе бездотационным и низкодотационным регионам, а также регионам, создающим благоприятные условия для экономического развития (имеется в виду скорейшее достижение ими финансовой самостоятельности и повышение кредитоспособности).

На основе утвержденной Концепции, в августе 1998 года был разработан проект методики распределения ФФПР на 1999 год. Первоначальный проект предусматривал, что Фонд финансовой поддержки регионов формируется за счет 11% общего размера налоговых доходов федерального бюджета за исключением налогов на внешнюю торговлю. В составе ФФПР (его прогнозируемая величина на тот момент составляла 24,5 млрд. руб.) предлагалось выделить целевую часть (1,5 млрд. руб.), расходуемую на поддержку северного завоза.

В соответствии с Концепцией, расчетные величины трансфертов в проекте методики определялись таким образом, чтобы довести приведенные доходы региональных бюджетов до уровня, определяемого объемом Фонда. Для приведения среднедушевых региональных доходов в сопоставимый вид использовался индекс бюджетных расходов, который рассчитывался не по отдельным регионам, а по их группам, причем использовалась группировка субъектов РФ (кроме гг. Москвы и Санкт-Петербурга) по экономическим районам с выделением районов Крайнего Севера и горных районов Северного Кавказа.

Сам индекс бюджетных расходов рассчитывался как произведение отношения средневзвешенного прожиточного минимума по группе регионов (в среднем за 1995-97 гг.) к наименьшей среди всех групп величине прожиточного минимума и отношения среднедушевых бюджетных расходов региона к средневзвешенному значению душевых бюджетных расходов по группе регионов.

Представленная Министерством финансов в составе документов к законопроекту о федеральном бюджете на 1999 год и утвержденная Федеральным Собранием методика распределения ФФПР несколько отличается от первоначального проекта. Так, средства Фонда предлагается формировать за счет 14% налоговых доходов федерального бюджета за исключением доходов, контроль за поступлением которых осуществляет ГТК РФ, а планируемый объем ФФПР на 1999 год (параметр, от которого в соответствии с формулой расчета сильно зависят итоговые доли регионов) увеличился до 33,7 млрд. руб.

Индекс бюджетных расходов был рассчитан для каждой группы регионов как простое соотношение средневзвешенных по численности населения бюджетных расходов по группе субъектов РФ к минимальному среди всех групп указанному показателю. Определенные изменения претерпела и группировка регионов. Если в летнем проекте методики предлагалось группировать субъекты РФ в соответствии с принятым в настоящее время районированием по экономическим районам с выделением регионов Крайнего Севера и горных районов Северного Кавказа: всего 10 групп, 5 подгрупп, гг. Москва и С. - Петербург - то в представленном на утверждение документе количество групп было сокращено до семи, в отдельные подгруппы в составе групп (с отдельно рассчитываемым ИБР) были выделены регионы, входящие при расчете трансферта на 1998 год в 1 и 2 группы регионов, а также горные районы Северного Кавказа, по г. Москве ИБР рассчитывался отдельно.

Из итогового варианта методики было также исключено положение о выделении в составе ФФПР средств, расходуемых на поддержку северного завоза.

После расчета долей регионов в ФФПР, Министерство финансов скорректировало расчетные значения долей таким образом, чтобы изменение доли каждого региона в 1999 году по сравнению с утвержденным показателем 1998 года не превышало 35% последнего. Величины долей регионов в Фонде, рассчитанных согласно первоначальному проекту методики, по методике, представленной на утверждение Федерального Собрания, доли, закрепленные в законе о федеральном бюджете на 1999 год, а также утвержденные доли регионов в ФФПР в 1998 году представлены на рисунке 1.16.

Из рисунка видно, что процесс корректировки методики распределения ФФПР имел цель сократить разрыв между долями регионов в ФФПР, утвержденными в законе о федеральном бюджете на 1998 год и расчетными долями на 1999 год: если сумма квадратов отклонений региональных долей в Фонде по первоначальному проекту методики от утвержденных долей в 1998 году составляла 0,0095, то по окончательному варианту методики до коррекции долей этот показатель уменьшился до 0,0044, а для долей, утвержденных в законе о федеральном бюджете - до 0,0013.

Рис. 1.16

Расчетные и утвержденные доли субъектов Федерации в Фонде финансовой поддержки регионов в 1998 и 1999 гг. (%)

Источник: Минфин РФ, расчеты авторов.

В итоге, утвержденное на 1999 год распределение ФФПР по своей структуре практически повторяет положение 1998 года: по-прежнему 13 субъектов РФ не являются получателями трансферта, основными получателями по абсолютной величине трансферта остаются Республика Дагестан и Якутия, Алтайский и Приморский края, Кемеровская область, а большая часть Фонда оказывается распыленной среди многочисленных получателей. Тем не менее, правительству поручено разработать методику распределения компенсационных выплат в связи с введением новой методики распределения ФФПР, а также методику финансовой поддержки высокодотационных регионов (подробнее о поддержке депрессивных субъектов РФ см. ниже).

Среди положений Закона «О федеральном бюджет на 1999 год» о распределении финансовой помощи следует отметить отказ от выделения в составе ФФПР целевой части на финансирование северного завоза, а также указание Министерству финансов осуществлять выделение трансфертов с учетом взаимных расчетов между региональными и федеральным бюджетом.

Вместе с тем, закон предусматривает возможность уточнения плановых показателей региональных долей в Фонде в процессе исполнения федерального бюджета, что придает утвержденной структуре распределения ФФПР характер ориентира для Министерства финансов при распределении финансовой помощи. С другой стороны, в законе закреплено право Минфина выделять трансферты из ФФПР только тем регионам, которые в полной мере выполняют требования бюджетного и налогового законодательства РФ без каких-либо исключений, дополнений или особых условий, создавая таким образом законодательную базу для влияния федерального правительства на ход экономических процессов в регионах.

Закон о федеральном бюджете на 1999 год предусматривает создание в составе бюджета Фонда целевых субвенций в размере 7,1 млрд. руб. (1,2% расходов бюджета), средства которого предназначены для: государственного финансирования северного завоза (3 млрд. руб.), дополнительной финансовой помощи высокодотационным субъектам Федерации (1,6 млрд. руб.), финансирования программ по развитию регионов (1,5 млрд. руб.) и компенсации тарифов на электроэнергию регионам Дальнего Востока и иным регионам (1 млрд. руб.).

Среди указанных статей расходов следует отдельно остановиться на оказании финансовой помощи депрессивным регионам. Как уже отмечалось выше, одним из положений Концепции реформирования межбюджетных отношений предусматривалось выделение средств из Фонда федеральной поддержки регионов для распределения между высокодотационными регионами на основе единой методики. Но при разработке методики распределения ФФПР на 1999 год этого сделано не было. Однако уже в составе расходов федерального бюджета на 1998 год было выделено 1,5 млрд. руб. на оказание поддержки депрессивным регионам. При этом указывалось, что порядок распределения этих средств определяется правительством РФ.

В 1998 году была подготовлена методика распределения средств дополнительной финансовой поддержки по субъектам РФ Указанная методика представляет собой набор принципов расчета региональных долей в общем объеме средств на дополнительную финансовую поддержку. В частности, согласно методике включение региона в состав депрессивных производится на основании показателя бюджетной обеспеченности, который определяется как отношение разницы между ожидаемыми расходами и доходами бюджета региона к ожидаемым расходам. При этом в качестве расходов учитываются только социально значимые расходы региональных бюджетов (заработная плата с начислениями, «детские» пособия, стипендии и т.д.), увеличенные на сумму субсидий ЖКХ и кредиторскую задолженность по социально значимым расходным статьям. Использующийся в расчетах показатель собственных доходов бюджетов субъектов Федерации увеличивается на сумму ожидаемой федеральной финансовой помощи и на 20% накопленной недоимки в региональный бюджет.

В сентябре 1998 года с внесением некоторых изменений методика была одобрена правительством. Так, согласно указанному постановлению, субъект Федерации включается в категорию депрессивных в случае, если у него наблюдается превышение указанных показателей расходов над доходами. Финансовые средства распределяются между высокодотационными регионами пропорционально абсолютной величине этого превышения. В 1998 году право на средства дополнительной финансовой поддержки получили 28 субъектов Федерации, а абсолютная величина запланированных к перечислению средств находилась в диапазоне от 6,8 млн. руб. (Таймырский АО) до 173,9 млн. руб. (Республика Бурятия). На момент подготовки настоящего обзора мы не располагаем статистическими данными об исполнении региональных бюджетов за 1998 год и по этой причине не можем оценить значение названного постановления для исполнения бюджетов депрессивных регионов.

Весьма значительным пунктом расходов федерального бюджета на финансовую помощь другим уровням власти являются субвенции Москве на выполнение столичных функций. В 1997 году эта сумма составила 2,4 млрд. руб. (4,8% расходов на финансовую помощь регионам и 0,6% всех расходов федерального бюджета), в 1998 году Москве было перечислено 563,8 млн. руб. (1,3% расходов на финансовую поддержку регионов и 0,15% расходов федерального бюджета). Согласно закону о федеральном бюджете на 1999 год, решено отказаться от прямого финансирования субвенций на выполнение столичных функций: вместо этого в собственность Москвы в текущем году будут переданы на безвозмездной основе акции акционерных обществ, находящиеся в федеральной собственности, на сумму 3 млрд. руб. по их рыночной стоимости, что по отношению к запланированным средствам на оказание финансовой помощи бюджетам других уровней составит 6,9%.

Общий объем средств на оказание финансовой помощи бюджетам других уровней в законе о федеральном бюджете на 1999 год приведен в таблице 1.29. Из таблицы видно, что объем федеральных ресурсов, передаваемых другим уровням власти, уменьшился по сравнению с предшествующим годом как в абсолютном, так и в относительном выражении.

Кроме финансовой помощи бюджетам других уровней в утвержденном федеральном бюджете на 1999 год предусматривается погашение выданных ранее бюджетных ссуд на сумму 14,8 млрд. руб. При этом, по нашим оценкам, общая величина выданных с 1992 года бюджетных ссуд за вычетом погашенных составляет на 1.01.1999 года около 60 млрд. руб., из которых 20 млрд. руб. - ссуды бюджетам, а 40 млрд. руб. - непогашенные ссуды предприятиям и организациям. В качестве стимулирующих мер для взыскания задолженности по бюджетным ссудам, закон о бюджете устанавливает возможность сокращения или полного прекращения финансирования всех видов финансовой помощи, а также обращение взыскания на взаимные расчеты между федеральным бюджетом и бюджетом региона в случае несоблюдения сроков возврата или использования не по целевому назначению всех средств федерального бюджета, предоставленных на возвратной основе.

Таблица 1.29

Финансовая помощь бюджетам других уровней в законе о федеральном бюджете на 1999 год

млрд. руб.

Финансовая помощь бюджетам других уровней, всего

43,444

в том числе:

Финансовая помощь бюджетам других уровней

43,436

в том числе:

Федеральный фонд финансовой поддержки регионов

33,726

Дотации и субвенции

2,599

в том числе:

- дотации бюджетам ЗАТО

2,008

- дотация на содержание г.Байконура

0,353

- дотация городу-курорту Сочи

0,238

Фонд целевых субвенций

7,111

в том числе:

- финансовая поддержка жизнеобеспечения районов Крайнего Севера и приравненных к ним местностей с ограниченными сроками завоза грузов

3,000

- оказание дополнительной финансовой помощи высокодотационным субъектам РФ и компенсация потерь в связи с введением новой методики распределения ФФПР

1,611

- финансирование программ развития регионов

1,500

- компенсация тарифов на электроэнергию регионам Дальнего Востока, а также иным регионам

1,000

Прочие мероприятия в области регионального развития

0,008

в том числе:

Финансирование программ развития регионов (программы местного самоуправления)

0,008

Источник: закон о федеральном бюджете на 1999 год, приложение №20

Важным условием предоставления федеральной финансовой помощи бюджетам субъектов Федерации и закрытых административно-территориальных образований, введенным законом о бюджете на 1999 год, является положение, согласно которому сумма запланированных к перечислению федеральных средств уменьшается на величину предоставляемых из бюджетов-получателей финансовой помощи льгот, дотаций, субвенций, не предусмотренных законодательством Российской Федерации. Также при перечислении финансовой помощи должны учитываться такие параметры, как соблюдение адресности при предоставлении социальных пособий, переход на заявительный порядок для получения «детских» пособий, а также своевременность и полнота расчетов по заработной плате работникам бюджетной сферы.

Отдельно закон о федеральном бюджете регламентирует вопросы предоставления дотаций закрытым административно-территориальным образованиям (ЗАТО). Напомним, что до недавнего времени ЗАТО пользовались правом предоставлять зарегистрированным на их территории предприятиям льготы в том числе и по федеральным налогам, в результате чего в некоторых ЗАТО образовались зоны пониженного налогообложения - своего рода внутрироссийские «оффшоры». Уже в законе о федеральном бюджете на 1998 год было установлено, что все суммы налогов и сборов на территории ЗАТО зачисляются на счета органов федерального казначейства, а предоставление не предусмотренных законодательством налоговых льгот разрешается только в соответствии с утвержденным правительством порядком предоставления таких льгот, который был утвержден в мае 1998 года.

Закон о федеральном бюджете на 1999 год вводит санкции, которые могут быть приняты правительством при нарушении органами власти субъектов Федерации, а также ЗАТО, установленного порядка зачисления налогов и сборов в бюджетную систему. В частности, правительство вправе приостанавливать финансирование программ и иных мероприятий на их территории, а также выделение финансовой помощи, прекращать выдачу лицензий на экспорт и приостанавливать централизованную поставку продукции из государственных ресурсов. Также 19 февраля 1999 года Государственной Думой во втором чтении был одобрен законопроект, устанавливающий, что право на получение налоговых льгот имеют предприятия, имеющие 90% основных средств и осуществляющие 70% своей деятельности на территории ЗАТО.

Таким образом, в 1999 году порядок предоставления федеральной финансовой помощи региональным бюджетам предполагается значительно ужесточить по сравнению с предыдущим годом.

Распределение доходов между уровнями бюджетной системы

Вопрос распределения налоговых доходов между федеральным и региональными бюджетами с определенной периодичностью поднимается представителями как высокодотационных регионов, так и регионов-доноров или регионов, доля федеральной финансовой помощи в доходах которых невысока. Основные требования региональных лидеров сводятся к повышению нормативов отчислений от федеральных налогов в региональные бюджеты как альтернатива прямой финансовой помощи. Особенно остро проблема распределения налоговых доходов обозначилась после августа 1998 года, когда ряд регионов заявил о возможной приостановке их перечисления в федеральный бюджет. Особенно острые дискуссии по поводу перераспределения налоговых доходов развернулись при обсуждении законопроекта о федеральном бюджете на 1999 год, когда в качестве одного из условий успешного прохождения закона через Федеральной Собрание было выдвинуто требование распределения доходов между регионами и центром в пропорции 50 на 50.

В принятом законе о федеральном бюджете на 1999 год, в отличие от предыдущих лет, не содержится нормативов распределения подоходного налога с физических лиц и налога на прибыль между федеральным и региональными бюджетами - вместо этого указано, что зачисление поступлений от указанных налогов в федеральный бюджет производится в соответствии с законодательством Российской Федерации. Согласно закону о федеральном бюджете, начиная с 1 апреля 1999 года, должен быть повышен норматив отчисления налога на добавленную стоимость в федеральный бюджет - с 75% в первом квартале до 85%.

Проведенные нами расчеты показывают, что даже при полном закреплении всех налоговых доходов за бюджетами субъектов Федерации, в 1997 году у 40 регионов расходы превышают доходы без учета федеральной финансовой помощи, а у 30 регионов разрыв между доходами региональных бюджетов без учета федеральной финансовой помощи и фактическими расходами превышает 10% расходов (см. рис. 1.17). Таким образом, любое изменение ставок закрепления налоговых доходов не приведет к отказу от федеральной поддержки дотационных регионов в значительных объемах, а их дифференциация повлечет за собой рост субъективизма в отношениях между федеральным центром и регионами, придав им индивидуализированный характер.

Рис. 1.17

Разрыв между доходами бюджетов субъектов РФ без федеральной финансовой помощи и расходами при полном закреплении налоговых доходов за региональными бюджетами в 1997 год (% расходов)

Источник: Минфин РФ, расчеты авторов

Следует также отметить, что распределение налоговых доходов между уровнями бюджетной системы в 1999 году, установленное в законе о федеральном бюджете, не полностью согласуется с остальными параметрами российского законодательства. Так, в бюджете предусмотрены доходы от подоходного налога в размере 25,2 млрд. руб., кроме этого, устанавливается, что часть средств подоходного налога с физических лиц, поступающих в 1999 году в федеральный бюджет сверх установленных сумм, а также средства в размере 1 процента ставки налога с территории регионов, направляются целевым назначением на расходы, связанные с обеспечением национальной обороны. Вместе с тем, действующее законодательство не предусматривает зачисление поступлений подоходного налога в федеральный бюджет.

Таким образом, в течение всего 1998 года политика в отношении финансовых взаимоотношений регионов и федерального центра состояла в постепенном перераспределении средств в сторону последнего, что нашло отражение как в нормативных актах президента и правительства, так и в законе о федеральном бюджете на 1999 год. Вместе с тем, нельзя не отметить, что ряд важнейших целей не был достигнут. Так, доли регионов определяются не в полном соответствии с принятой методикой, а подвергаются дополнительной корректировки (хотя тот факт, что корректировку осуществляет Министерство финансов, а не Государственная Дума, снижает возможность лоббирования), не созданы объективные методики расчета индекса бюджетных расходов и распределения помощи высокодотационным регионам. В текущем законодательстве не нашли своего отражения положения Концепции о создании фондов регионального развития и фонда развития региональных финансов, сроков закрепления объемов и структуры распределения ФФПР.

Раздел 2

Реальный сектор экономики.

2.1. Основные тенденции в реальном секторе экономики

Производство ВВП: факторы и тенденции

В первой половине 1998 года позитивное влияние на положение в реальном секторе продолжали оказывать тенденции, сформировавшиеся в 1997 году. В течение I квартала 1998 года сохранялась положительная динамика производства ВВП и продукции промышленности. Вместе с тем уже в этот период отмечается постепенное усиление отрицательного воздействия конъюнктуры мирового товарного рынка. В 1997 году, впервые после интенсивного трехлетнего увеличения объемов экспорта, динамики его роста замедляется и постепенно переходит в спад. Сокращение экспорта в 1997 году достигло 2,7% по сравнению с предшествующим годом. Это объясняется как изменением цен мирового рынка на основные экспортные товары (в том числе резким падением в ноябре 1997 года мировых цен на топливно-энергетические ресурсы), так и снижением спроса на сырьевые ресурсы в связи с ухудшением мировой экономической конъюнктуры.

С начала 1998 года экспорт сокращается не только в стоимостном, но и физическом выражении (за 1998 год экспорт сократился более чем на 17,0). Уменьшение доходов от внешнеторговой деятельности негативно воздействовало на финансовое состояние экспортно-ориентированных отраслей добывающего сектора, а также на макроэкономическую ситуацию.

В этих условиях возобновились тенденции к снижению реального объема ВВП, ухудшилась динамика промышленного и сельскохозяйственного производства, сократился объем подрядных работ в строительстве, снизились объемы грузооборота предприятий транспорта.

Таблица 2.1

Динамика основных макроэкономических показателей, в % к соответствующему периоду предыдущего года

1997

1998

По кварталам

1

2

3

4

Валовой внутренний продукт

100,4

95,4

100,9

99,9

96,8

89,9

Промышленность

101,9

94,8

101,3

98,7

96,1

91,8

добывающая

103,0

97,0

101,6

99,3

98,7

94,7

обрабатывающая

101,8

92,8

101,0

97,7

94,5

90,2

потребительские товары

102,1

91,0

101,4

99,1

96,3

91,4

Сельское хозяйство

100,1

87,7

99,2

100,7

78,0

85,6

Инвестиции

94,5

93,3

94,4

93,6

94,1

91,6

Грузооборот предприятий транспорта

96,4

96,5

96,0

96,4

96,6

96,9

Объем услуг связи

123,6

101,5

Розничный товарооборот

101,4

95,5

99,6

98,4

99,8

85,6

Платные услуги

103,7

97,6

99,7

101,0

97,6

93,6

Внешнеторговый оборот

101,5

82,4

99,0

96,3

78,8

60,8

Экспорт

97,3

83,6

87,6

91,1

82,8

75,0

Импорт

107,4

80,9

115,6

102,4

74,1

44,4

Сальдо

Реальные располагаемые денежные доходы

103,5

81,8

90,6

87,2

81,3

72,2

Безработные, официально зарегистрированные

79,4

82,1

77,6

74,4

82,1

94,4

Индексы цен:*

потребительских

111,0

184,4

103,1

101,0

143,8

123,3

продовольственные товары

109,1

196,0

104,1

100,9

142,7

130,9

непродовольственные товары

108,1

199,5

101,0

100,2

165,4

119,1

платные услуги населению

122,5

118,3

104,0

102,6

105,9

104,7

промышленности

на готовую продукцию:

107,4

123,2

101,3

99,2

105,3

116,5

на приобретенные ресурсы

106,8

115,1

100,9

100,0

100,6

113,8

в капитальном строительстве

105,0

112,1

102,6

99,8

103,6

105,6

на грузовые перевозки

100,9

116,7

101,3

88,8

125,0

103,8

на услуги связи

104,2

106,2

103,9

99,5

101,9

100,9

Официальный курс доллара*

107,6

341,9

*- конец периода к концу предыдущего периода

Источник: Госкомстат России

Валовой внутренний продукт за 1998 год составил 2684,5 млрд. руб. и сократился относительно уровня предыдущего года на 4,6%. Если в первом квартале ситуация в реальном секторе была еще довольно стабильной, то с апреля происходит углубление спада производства ВВП. До третьего квартала 1998 года сохранялись низкие темпы инфляции. Ограниченный платежеспособный спрос требовал от производителей сдержанной ценовой политики, и это ослабляло темпы спада производства в отраслях реального сектора. Потребительские цены за январь-июль 1998 года увеличились на 8,1%, а цены производителей за этот же период снизились на 1,5%, при росте курса доллара за январь-июль на 4,7%.

В результате новой волны мирового финансового кризиса ситуация в российской экономике резко обострилась. Существенное изменение конъюнктуры на денежно-кредитном и фондовом рынках России в конечном счете привели к коллапсу банковского сектора. Рубль был девальвирован, и с августа 1998 года российская экономика функционирует в условиях перманентного роста цен. За август-декабрь 1998 года потребительские цены увеличились в 1,7 раза, цены производителей - в 1,25 раза, а курс доллара вырос 2,6 раза.

В структуре произведенного ВВП сократился удельный вес практически всех отраслей экономики, производящих товары. Повышение доли производства услуг при сокращении спроса на продукцию этой сферы деятельности явилось, прежде всего, отражением спада деловой активности в остальных отраслях. С другой стороны, рост доли услуг обусловлен также позитивными структурными изменения в этом секторе экономики. Растет, в частности, доля связи, торговли, операций с недвижимостью, финансово-кредитных и страховых услуг и других их видов, имеющих прежде всего рыночный характер.

Таблица 2.2

Структура производства валового внутреннего продукта (в % к итогу)

1995

1996

1997

1998

Валовой внутренний продукт

100,0

100,0

100,0

100,0

в том числе:

Производство товаров

48,0

46,3

44,1

42,7

из них:

промышленность

30,7

29,9

28,6

28,1

сельское хозяйство

7,6

7,3

7,1

6,5

строительство

8,8

8,2

7,8

7,1

Производство услуг

52,0

53,7

55,9

57,3

Из них рыночных

39,5

40,3

41,7

45,3

В т. ч.

Транспорт и связь

11,1

13,3

12,2

11,9

Торговля

18,5

15,9

16,6

19,3

Нерыночные услуги

12,5

13,4

14,2

12,0

Источник: Госкомстат России

Коммерческий грузооборот предприятий транспорта по сравнению с 1997 годом снизился на 3,5%, в том числе железнодорожного транспорта (последний обеспечивает более трети объемов перевозки грузов и грузооборота страны) - на 7,3%. В 1998 году отмечалось резкое нарушение ритмичности работы железнодорожного транспорта. Рост социальной напряженности привел к увеличению числа забастовок и к периодическим блокадам железных дорог, парализовавшим работу целых регионов и отраслей. Объемы перевозок и погрузки сократились практически по всем видам промышленной продукции и материально-технических ресурсов. Так, на железнодорожном транспорте за 1998 год объемы погрузки сократились на 5,8%. Следует заметить, что экспортоориентированные производства стремились стабилизировать свое положение за счет увеличения отгрузки продукции на экспорт.

Во втором полугодии резко сократились объемы перевозок импортных грузов, наблюдалось обвальное падение грузооборота на автомобильном и морском транспорте. За 1998 года коммерческий грузооборот автомобильного транспорта сократился на 26%, а морского флота - на 30%.

На морском транспортном флоте ситуация отягощается техническим состоянием судов. В 1998 году количество единиц транспортного флота уменьшилось на 22%, как за счет вывода их из эксплуатации по физическому износу, так и в связи с переводом другой части для получения кредитов на ремонт в дочерние компании, зарегистрированные за пределами России. Кроме того, снижение рентабельности использования судов на российском рынке и рост эксплуатационных затрат на их содержание привел к продаже части судов.

К концу 1998 года остатки экспортных грузов, находящиеся в основных морских портах России и предназначенные для транспортировки морским путем, увеличились по сравнению с декабрем 1997 года на 2,6%. Валютная выручка судоходных российских компаний от деятельности на внешнем рынке, а также перевозок экспортно-импортных грузов сократилась в 1998 году на 16,6% по сравнению с 1997 годом.

Наиболее динамично развивающимся сектором российской экономики остается связь. Если в 1995 году среднесписочная численность занятых в отрасли составляла 0,6% от общего числа занятых в экономике, то в 1998 году доля связистов превысила уже 1,5%.

Устойчивое повышение доли связи в ВВП наблюдается на протяжении последних пяти лет. Объем услуг связи в 1998 г. вырос по сравнению с предшествующим годом на 1,6% и в текущих ценах составил 64,4 млрд. руб. Внедрение прогрессивных технических средств изменяет структуру предоставляемых услуг: увеличивается доля телефонной связи, радиосвязи, теле- радиовещания и спутниковой связи при уменьшении доли почтовой связи и проводного вещания.

Товарооборот розничной торговли в 1998 году по сравнению с 1997 годом снизился на 4,5%. После всплеска ажиотажного потребительского спроса в августе 1998 года, последующего роста цен и снижения доходов населения, условия функционирования отрасли существенно ухудшились. В январе-ноябре 1998 года несла убытки почти половина предприятий торговли, наблюдалось сокращение числа магазинов, в структуре розничного товарооборота повысилась роль неорганизованных форм торговли. В четвертом квартале 1998 года розничный товарооборот составил 85,6% от уровня аналогичного периода 1997 года. В четвертом квартале 1998 года доля импорта в объеме товарных ресурсов снизилась до 37% против 48% в первой половине года. Насыщенность розничного рынка обеспечивалась продуктами внутреннего производства и запасами торговли, которые на 1 января 1999 года были меньше на 34,7% по сравнению с 1 января 1998 года.

Подчеркнем, что повышение доли услуг в структуре ВВП связано в первую очередь с изменением объема и структуры платных услуг населению. Если для 1997 года характерным явился - впервые за годы реформ - прирост объема оказанных населению услуг (на 3,3%), то в 1998 году произошел спад, который составил 2,4%. В течение первой половины 1998 года динамика платных услуг формировалась под воздействием таких факторов, как нерегулярность выплаты населению заработной платы и пенсий. После августовского финансового кризиса к этому добавился фактор снижения платежеспособного спроса населения на услуги. В такой ситуации динамика цен и тарифов на платные услуги сохранилась в пределах среднемесячных темпов инфляции периода января-июля, что сдерживало сокращение спроса. Главное же, динамика объемов предоставления платных услуг населению определялась и особенностями их видовой структуры.

За последние два-три года структура платных услуг населению приобрела достаточно устойчивый характер. Она более чем наполовину формируется из обязательных платежей за жилищно-коммунальные услуги, услуги пассажирского транспорта и связи. Почти 20% в объеме платных услуг населению приходится на ремонт квартир и жилищ, бытовой техники, услуг автосервиса, медицинские и образовательные услуги. Именно такая неразвитая структура спроса населения на платные услуги сдерживала падение их объема в четвертом квартале.

Динамика производства товаров определялась процессами постепенного углубления кризисных явлений во всех отраслях. После некоторого оживления хозяйственной деятельности в промышленности в 1997 году, в российской экономике как в добывающих, так и в обрабатывающих отраслях вновь набирают силу депрессивные тенденции. В целом за 1998 год спад промышленного производства составил 5,2% и наблюдался практически во всех отраслях.

Таблица 2.3

Динамика физического объема промышленного производства в 1991-1998 гг., в % к предыдущему году

1991

1992

1993

1994

1995

1996

1997

1998

Промышленность, всего

92

82

85,9

79,1

96,7

96,0

102,0

94,8

Электроэнергетика

100,3

95,3

95,3

91,2

96,8

98,4

98

97,5

Топливная промышленность

94

93

88,4

89,8

99,2

98,5

100,3

97,5

Черная металлургия

93

83,6

83,4

82,7

109,6

97,5

101

91,9

Цветная металлургия

91

74,6

85,9

91,1

102,8

96,4

105

95,0

Химическая и нефтехимическая промышленность

94

78,3

78,5

75,5

107,6

92,9

102

92,5

Машиностроение и металлообработка

90

85,1

84,4

69,2

90,9

95,4

104

92,5

Лесная, деревообрабатывающая и целлюлозно-бумажная промышленность

91

85,4

81,3

69,5

99,3

82,5

101

99,6

Промышленность строительных материалов

98

79,6

84

72,7

92

82,7

96

94,2

Легкая промышленность

91

70

77

54

69,8

77,5

98

88,5

Пищевая промышленность

91

83,6

91

82,5

91,8

95,8

99

98,1

Источник: Госкомстат России.

Рис. 2.1

Российская экономика до рыночных реформ отличала деформированная система взаимодействия финансовой сферы и реального сектора экономики. К сожалению, при крайне медленных темпах реструктурирования экономики и отсутствии эффективной государственной инвестиционной и промышленной политики эта проблема сбалансированного развития финансового и реального секторов экономики не разрешена до сих пор. При жесткой ограничительной денежной политике широкое распространение на практике получила система неденежных форм расчетов между предприятиями. В силу этих обстоятельств финансовый кризис на первых этапах своего развития явно не оказал влияния на динамику промышленного производства. В январе- июле 1998 года в каждом втором регионе Российской Федерации наблюдался рост промышленного производства по сравнению с аналогичным периодом предшествующего года. Однако эта тенденция носила неустойчивый характер и в промышленности в I полугодии обнаруживались признаки постепенного замедления темпов роста. С начала года предприятия стали испытывать нарастающее воздействие спросовых ограничений. Ситуация в промышленности осложнялась и в связи с изменением конъюнктуры мировых рынков энергоносителей и металлов.

В 1997 году впервые за годы реформ в промышленности отмечалась положительная динамика в секторе инвестиционных и потребительских товаров. В 1998 году возобновился спад в инвестиционном комплексе, что усилило свертывание производства в промышленности строительных материалов и машиностроении.

Рис. 2.2

Доля строительства в ВВП снизилась по сравнению с предшествующим годом на 0,7 процентных пункта. Объем строительных работ составил 92,5% от уровня предыдущего года, причем основная волна свертывания деятельности приходится на четвертый квартал 1998 года. Снижение масштабов работ сопровождалось сокращением спроса на продукцию промышленности строительных материалов. Интересно заметить, что спад в отрасли протекает на фоне реструктуризации производства. Сужение спроса на сборные железобетонные конструкции и изделия для производственного строительства, компенсируется повышением спроса на стеновые материалы и цемент, что связано с внедрением новых строительных технологий. Как и в 1997 году продолжал расти спрос на керамические изделия, кровельные материалы, изделия из полимерного сырья. Современные высококачественные стройматериалы выпускают более 30 новых производств и цехов. Определенное положительное влияние на оздоровление отдельных предприятий оказало их вхождение в различные структуры корпоративного типа с участием банковского и зарубежного капитала.

Динамика и структура производства в машиностроении аккумулирует влияние факторов, определяющих конъюнктуру финансового, реального и потребительского секторов экономики. На финансовый кризис машиностроение отреагировало резким свертыванием производства по всем подотраслям. Объем последнего снизился в 1998 году на 7,5%, в 1997 году прирост составил 3,5%.

Положительная динамика в машиностроительном комплексе сохранялась только в течение первых четырех месяцев, а с мая начался спад, который инициировали как сужение спроса на внутреннем рынке, так и сокращение масштабов экспорта. Объем экспортных поставок машиностроительной продукции из-за продолжающегося финансового кризиса в странах, закупающих российскую машиностроительную продукцию, снизился на 11,2% по сравнению с 1997 годом. Экспорт в дальнее зарубежье кузнечно-прессового оборудования сократился в 2,7 раза, машин для дорожного строительства - на 30%, металлорежущих станков - на 3%, а машиностроительной продукции в государства-участники СНГ - на 36,3%.

Если в 1997 году оживление промышленного производства связывали с восстановлением положительной динамики в автомобилестроении, то в 1998 году наблюдалась иная картина: по сравнению с 1997 года продукция автомобилестроения сократилась на 11,5%. Отрасль столкнулась с проблемой сбыта и развитием кризиса перепроизводства. Продукция автомобилестроения составляет почти 1/3 валового выпуска машиностроительного комплекса и, безусловно, сложившаяся ситуация оказывает дестабилизирующее влияние на тенденции развития машиностроительного комплекса и промышленности в целом.

В 1998 году, со снижением рентабельности производства до 5,7% (против 6,96% в 1997 году), повысилась доля убыточных предприятий машиностроения. Их доля достигла 47,9% (44,6% в 1997 году). По состоянию на 1 декабря 1998 года кредиторская задолженность превысила дебиторскую почти в два раза, возросла просроченная задолженность по платежам в бюджет и в государственные внебюджетные фонды.

Производственные мощности отрасли использовались в пределах 18- 21%, за исключением автомобилестроения, где уровень загрузки мощностей по выпуску автобусов составил 60%, а легковых автомобилей - 85%. Продолжалось выбытие мощностей, в основном в крупносерийном производстве (металлорежущие станки, электродвигатели, краны) в связи со списанием оборудования по ветхости и износу. Из-за недостатка финансовых средств не происходит обновления основного капитала, не проводятся мероприятия по внедрению энерго - и ресурсосберегающих технологий.

Продукция оборонной промышленности в I полугодия 1998 года увеличилась на 3,9% по сравнению с аналогичным периодом предшествующего года. Однако в III квартале началось снижение, и в целом за 1998 год в оборонном комплексе выпуск продукции гражданского назначения составил 92,4% от уровня предыдущего года, а ее удельный вес в общем объеме выпуска продукции комплекса снизился до 56,3% против 59,4% в 1997 году.

В связи с низким платежеспособным спросом заказчиков, отсутствием необходимых объемов собственных оборотных средств, ограниченными возможностями привлечения кредитных ресурсов, неразвитостью лизинговых отношений и недостаточностью бюджетного финансирования конверсионных программ финансово-экономическое положение предприятий оборонного комплекса остается весьма сложным. Кредиторская задолженность превышает дебиторскую более чем в 2 раза. Такое положение привело к неплатежеспособности около 400 предприятий (по состоянию на 1 января 1999 года) и расширению использования бартера, что еще более усугубляет ситуацию с невыплатой заработной платы и усиливает социальную напряженность.

В оборонном комплексе в 1998 году сохранилась, сложившаяся в конце 1997 года, тенденция роста объемов производства, гражданская продукция которых конкурентоспособна и пользуется спросом. Так, рост объемов производства медицинского оборудования в 1998 году составил 20%. Увеличение выпуска медицинской техники обусловлено высоким качеством техники и существенно более низкими ценами по сравнению с аналогичными импортными товарами.

В авиационной промышленности за счет освоения рядом предприятий современной авиационной техники (самолетов типа ТУ-204, ИЛ-96) и увеличения ее поставок на экспорт, а также из-за растущего объема работ по ремонту ранее выпущенных самолетов, выпуск продукции увеличился за год на 1,3%. Всего за 1998 год произведено 14 больших гражданских самолетов и 42 вертолета, в том числе 7 самолетов и 12 вертолетов на экспорт.

Проблемы с наращиванием выпуска гражданской авиационной техники связаны, в основном, с отсутствием в России системы лизинговых поставок, развертывание которой требует существенных начальных инвестиций. Некоторые предприятия авиастроительной отрасли при поставке самолетов на экспорт решали вопросы финансирования через механизм международного финансового лизинга. Так, «Сирокко аэроспейс» (Египет) стала первой лизинговой зарубежной компанией, сделавшей заказ на поставку 5 самолетов ТУ-204-120 (Ульяновскому авиапромышленному комплексу «Авиастар») и оформившей опцион еще на 25 машин этого типа.

В целом по оборонному комплексу объем экспорта гражданской продукции за 1998 год составил 810 млн. долларов (132,6% к уровню 1997 года). Поставки на экспорт осуществляли 331 предприятие оборонной промышленности в 80 стран мира.

В 1998 году сохранялся роста производства в электротехнической промышленности, приборостроении, в промышленности средств связи. Несмотря на невысокий удельный вес названных отраслей в структуре машиностроительного комплекса, они активно влияют на изменение конкурентной среды на рынке машин и оборудования. Продукция этих отраслей вполне конкурентоспособна на внутреннем рынке и пользуется спросом отраслей инфраструктуры рынка.

Производство технологического оборудования для предприятий легкой промышленности и перерабатывающих отраслей агропромышленного комплекса в 1998 году снизилось соответственно на 17,5% и 5,0% по сравнению с предыдущим годом. Использование мощностей по производству технологического оборудования для ТЭК составило примерно 40%, и выпуск его в целом за год увеличился только на 2,7% от уровня 1997 года. Производство непродовольственных потребительских товаров снизилось на 21,4% к уровню 1997 года.

В 1998 году произошло снижение производства продукции гражданского судостроения на 17,1% к уровню 1997 года. Падение и без того низкой платежеспособности заказчиков определила задержку сроков строительства судов. В настоящее время из-за неплатежей заказчиков «заморожено» строительство 30 судов.

Динамика производства потребительских товаров в 1998 году предопределялась ростом цен и сокращением спроса на внутреннем рынке. Наиболее существенно кризис сказался на производстве товаров длительного пользования и сложной бытовой техники. По предварительным данным, общий объем производства потребительских товаров снизился в 1998 году к уровню 1997 года на 9%. Существенно снизили объемы производства, а в ряде случаев остановили его полностью предприятия, выпускающие продукцию по лицензиям зарубежных фирм с применением импортных комплектующих изделий и материалов.

В легкой промышленности общий объем производства продукции в 1998 году снизился на 11,5% по сравнению с предыдущим годом. При этом в течение года его динамика претерпевала существенные изменения. В I полугодии производство продукции сохранялось на уровне аналогичного периода 1997 года. С начала II полугодия спад общего объема производства по сравнению с соответствующим месяцем предыдущего года постоянно нарастал от 14,5% в июле до 30% в октябре и декабре.

Резкий рост цен на импортируемые хлопок, шерсть, хлопчатобумажную пряжу явился одним из факторов углубления спада производства в текстильной промышленности. Повышение в 3,3 - 3,5 раза цен на импортное хлопковое волокно повлекло за собой удорожание хлопчатобумажной продукции в 2,5 раза и создало проблемы с реализацией готовых изделий. В результате ряд предприятий, ориентированных на внутренний рынок. Остановились. В несколько лучшем положении оказались предприятия, поставляющие ткани на экспорт, но число их не превышает 20% от общего количества предприятий хлопчатобумажной отрасли, и состояние отрасли в целом они не определяют. Удорожание импортной шерсти и сокращение отечественного шерстяного сырья негативно отразились на состоянии шерстяной промышленности. Из-за неблагоприятных погодных условий заготовка льноволокна в 1998 году сократились по сравнению с 1997 годом в 2 раза, в результате чего выпуск льняных и пенькоджутовых тканей снизился почти на 34%.

Рост цен на натуральное сырье привел к увеличению спроса на химические волокна и нити, что позволило сохранить производство в этой отрасли химической промышленности практически на уровне 1997 года.

В целом же более 64% предприятий легкой промышленности по состоянию на 1 декабря 1998 года были убыточны. На многих предприятиях содержалось излишнее оборудование и численность работающих бала избыточной, что увеличило затраты производства.

Частные предприятия и предприятия с участием иностранного капитала способствовали реструктуризации отраслей легкой промышленности, их постепенной адаптации к конъюнктуре рынка. С середины 1998 года в швейной отрасли наблюдалось оживление производства, которое сохраняется и в настоящее время. Занимая определенную нишу на потребительском рынке, продукция швейной промышленности довольно успешно начинает конкурировать с аналогичными импортными образцами. Это обеспечивает рабочими местами занятых в швейном производстве и сопряженных отраслях легкой и химической промышленности.

В 1998 году не удалось закрепить положительные тенденции, появившиеся в 1997 году в работе химической и нефтехимической промышленности. С марта 1998 года началось снижение ежемесячных объемов производства, которое в наибольшей степени проявилось в июле-сентябре. Сократился выпуск большинства важнейших видов химической продукции. Производство минеральных удобрений уменьшилось по сравнению с 1997 годом на 2,5%. Объем их экспорта составил более 80% общего выпуска и почти на 3% превысил уровень 1997 года. Производство синтетического каучука по сравнению с 1997 годом снизилось на 11,8%, что обусловлено сокращением поставок на внешний рынок отдельных видов каучуков в связи с неконкурентоспособностью последних. Кроме того, осложнилась ситуация с обеспечением сырьем, поскольку продолжительная пауза в воспроизводстве основного капитала в смежных и технологически взаимосвязанных производствах приводит к нарушению внутри- и межотраслевых пропорций.

В условиях сокращения спроса на внутреннем рынке на большинство видов отечественной химической продукции экспорт сдерживает падение производства в отрасли и позволяет получать валютную выручку, необходимую для закупки сырья и материалов. Почти треть выпуска химической продукции идет на экспорт. В то же время из-за продолжающегося падения мировых цен на сырьевые товары, применения западными странами антидемпинговых санкций, а также наращивания экспортного потенциала Китаем и странами Ближнего Востока, вытесняющими российских экспортеров химической продукции с традиционных рынков, сократились экспортные поставки азотных удобрений, метанола, аммиака и синтетического каучука. В результате объем валютной выручки составил по оценке около 91% от уровня 1997 года.

В связи с ростом курса доллара уменьшился импорт товаров бытовой химии, изделий из пластмасс, лакокрасочных и других материалов, что способствовало увеличению спроса внутреннего рынка на отечественную продукцию и привело к некоторому оживлению этих производств. Но это привело в то же время и к ухудшению положения предприятий, производственная технология которых требует импортного сырья.

Финансовое положение предприятий химической промышленности оставалось очень сложным. По состоянию на 1 декабря 1998 года 49,7% от общего их числа были убыточными. Кредиторская задолженность почти в 2 раза превысила дебиторскую, коэффициент покрытия, характеризующий платежеспособность предприятий, снизился в течение 1998 года с 92,3% до 83,3%.

Уровень рентабельности производства на предприятиях химической промышленности оставался низким и составил в первом квартале минус 0,6%, во втором квартале - 1%, в третьем квартале - 4,1%. В итоге годовая рентабельность оценивается в 2-2,5% против 4,6% в 1997 году.

В лесопромышленном комплексе общий объем выпуска продукции в целом за 1998 год был близким к уровню 1997 года. В условиях снижения платежеспособного спроса внутреннего рынка производство продукции стало заметно зависеть от конъюнктуры внешнего рынка. Объемы экспортных поставок лесобумажной продукции (круглых лесоматериалов, фанеры, бумаги, товарной целлюлозы и тарного картона) несколько возросли. В структуре экспорта по-прежнему преобладают древесина в необработанном виде - 31% и пиломатериалы - 18%. В общем объеме экспорта лесобумажной продукции удельный вес продуктов глубокой переработки составляет 38% (по бумаге и картону - 26%, товарной целлюлозе - 12%). В 1998 году были случаи приостановки экспортных поставок из-за прекращения платежных расчетов, увеличения затрат на закупку сырья и доставку груза, снижения цен на экспортную продукцию. В результате этого общий объем валютной выручки по сравнению с прошлым годом, по оценке, сократился почти на 5%.

Усиление спада в добывающем секторе экономики вызвано сокращением спроса на внутреннем рынке. В 1998 году по сравнению с предыдущим годом на внутреннем рынке продано для производственно-эксплуатационных нужд нефти меньше на 7,5%, газа - на 2,5%, угля - на 0,7%. С сокращением спроса со стороны отраслей тяжелого машиностроения на внутреннем рынке снизились продажи продукции металлургии.

Спад производства в черной металлургии на 8,1% и в цветной на 5% по сравнению с предыдущим годом связан, в основном, с уменьшением объема поставок отдельных видов продукции на экспорт. Кроме того, уменьшился платежеспособный спрос со стороны машиностроения, топливно-энергетического и инвестиционного комплексов. Объемы продаж на внутреннем рынке за год по готовому прокату черных металлов сократились на 4%, а стальным трубам - на 20%. Спрос внутреннего рынка на основные цветные металлы в 1998 году сохранился практически на уровне предшествующего года.

В 1998 году основным направлением реализации важнейших видов цветных металлов по-прежнему оставался экспорт, на долю которого пришлось более 80% общего объема производства продукции отрасли.

Падение курса рубля привело к временному улучшению финансового состояния экспортоориентированных предприятий металлургического комплекса, повышению рентабельности выпускаемой продукции и пополнению оборотных средств, но в целом положение остается неудовлетворительным.

Убытки предприятий черной металлургии достигли по состоянию на 1 декабря 1998 года 3,5 млрд. руб., а кредиторская задолженность превысила дебиторскую в 1,9 раза. В цветной металлургии убытки составили 3,1 млрд. руб., и убыточными были более 60% предприятий отрасли.

На производственных и финансовых результатах работы предприятий отрасли отрицательно сказались такие внутренние факторы, как рост процентных ставок и увеличение затрат на железнодорожные перевозки экспортных грузов. В результате финансово-экономического кризиса замедлились расчеты между предприятиями, снизилась оборачиваемость капитала, усилился бартерный обмен, на долю которого приходится до 70% от объема реализуемой продукции, что также отрицательно влияет на производство.

Предприятия металлургии не имеют средств на модернизацию, реконструкцию и внедрение прогрессивных технологий. На большинстве предприятий износ основных фондов составил 50-70%, что снижает конкурентоспособность продукции и наносит непоправимый ущерб окружающей среде.

При оценке перспектив развития металлургического комплекса первостепенное значение приобретают проблемы сырьевой базы. Низкие темпы прироста разведанных запасов и отставание вводов мощностей по добыче руд цветных металлов от их выбытия могут в ближайшие годы привести к резкому спаду производства в отрасли. Алюминиевые заводы загружены российским сырьем на 35-40% и недостающие объемы сырья, в основном глинозема, закупаются за рубежом.

В структуре промышленного производства продолжается рост доли топливно-сырьевых отраслей.

Рис. 2.3

Источник: рассчитано по данным Госкомстата России.

По предварительным расчетам, добыча и производство первичных топливно-энергетических ресурсов в 1998 году увеличились по сравнению с предыдущим годом на 0,7% за счет роста добычи газа и выработки электроэнергии на ГЭС.

Спрос внутреннего рынка на топливно-энергетические ресурсы полностью удовлетворялся, при этом на экспорт поставлено более 45% добытой нефти, 33% газа и 28% нефтепродуктов.

Впервые за годы реформ в 1998 году прекратился рост и началось существенное снижение цен на важнейшие виды энергоресурсов и произошло. Так, в декабре 1998 года по отношению к соответствующему месяцу 1997 года, цены предприятий-производителей энергоресурсов снизились: по нефти - на 9,8%, электроэнергии - на 5,9%, углю для коксования - на 8,1%. Средняя цена на газ, включая стоимость его транспортировки, осталась без изменения, а энергетический уголь подорожал на 2,2%.

До августа 1998 года существенное снижение цен происходило и по основным видам продуктов нефтепереработки. Однако инфляционные процессы, обострившиеся в связи с финансовым кризисом, привели по итогам года к росту цен на автомобильный бензин на 29,5%, дизельное топливо - 7,8%, топочный мазут - 3,4%.

Выработка электроэнергии в 1998 году составила 826 млрд. квт.ч. и была по своему объему близкой к уровню 1997 года, а индекс физического объема производства в отрасли, включая объем производства теплоэнергии, снизился на 2,5%.

(Основные тенденции развития нефтегазового комплекса и пищевой промышленности будут рассмотрены ниже).

Формирование ВВП по доходам

С падением деловой активности в национальной экономике наблюдается уменьшение реальной массы прибыли, полученной крупными и средними предприятиями, усиливается дифференциация отраслей по финансово-экономическим показателям. В 1998 году продолжалось снижение уровня рентабельности производства в промышленности и отраслях производственной инфраструктуры. В I полугодии 1998 года сальдированный финансовый результат крупных и средних предприятий и организаций составил 55,1 млрд. руб., или 70,9% к соответствующему периоду предшествующего года.

Во второй половине 1998 года во всех отраслях реального сектора показатели финансовой деятельности ухудшилась. По итогам одиннадцати месяцев 1998 года крупные и средние предприятия получили прибыль в размере 209 млрд. руб. По сравнению с 1997 годом доля убыточных предприятий среди функционирующих увеличилась до 48,3%, а в промышленности до 50%, и величина их убытков достигла 187,5 млрд. руб. В январе-ноябре 1998 года величина сальдированной прибыли по крупным и средним предприятиям сократилась по сравнению с соответствующим периодом 1997 года на 84,6%, в том числе в промышленности - на 84,9%, в строительстве - на 46,3% и на транспорте - на 9,9%. Все отрасли промышленности, кроме топливно-энергетического комплекса, медицинской и полиграфической промышленности, были убыточны. В лесопромышленном комплексе, в легкой промышленности, цветной металлургии, микробиологической, промышленности строительных материалов, топливной, промышленности удельный вес убыточных предприятий превышает среднеотраслевой.

Некоторое оживление производства, отмеченное в октябре-ноябре 1998 года, связанно с частичным восстановлением платежеспособности банков, уменьшением размаха колебаний обменного курса рубля, снижением реального валютного курса рубля. В ноябре 1998 года, впервые после августовского кризиса, крупными и средними предприятиями и организациями всех отраслей экономики (без учета сельскохозяйственных предприятий, кредитных и страховых организаций) получена сальдированная прибыль (прибыль минус убытки) в сумме 14,6 млрд. руб., в том числе в промышленности - 6,3 млрд. руб. Положительный финансовый результат, полученный промышленными предприятиями, частично объясняется замедлением темпов спада и переориентацией потребительского спроса на отечественные товары в связи со значительным сокращением поставок и удорожанием импортных товаров.

Финансовое положение отдельных отраслей промышленности складывалось в 1998 году неоднозначно. Во втором полугодии по сравнению с соответствующим периодом 1997 года наблюдалось увеличение прибыли в пищевой промышленности и в отраслях-экспортерах - нефтедобывающей, газовой, металлургической и химической. В результате девальвации национальной валюты несколько повысилась рентабельность экспорта, поскольку падение курса рубля было более глубоким, чем изменение мировых цен на сырьевые продукты. Вместе с тем, девальвация рубля повлекла за собой рост затрат на импортное сырье и материалы, удорожание транспортной составляющей.

В отрасли «связь» в первой половине года наблюдался рост прибыли по сравнению с аналогичным периодом 1997 года почти на 2,6%, однако после кризиса рентабельность резко упала и по итогам одиннадцати месяцев сальдированный результат составил 55,9% от уровня прошлого года.

Обвальное падение розничного товарооборота в четвертом квартале 1998 года и рост числа убыточных предприятий резко ухудшили финансовые показатели, и в результате год в торговле закончился с убытками, превышающими 14,4 млрд. руб.

Сальдированная прибыль по крупным и средним предприятиям и организациям всех отраслей экономики (без учета сельскохозяйственных предприятий, кредитных и страховых организаций) в целом за 1998 год оценивается в размере 60 млрд. руб., или 73% к уровню предыдущего года.

Финансовое состояние большинства предприятий на протяжении 1998 года ухудшилось, росли диспропорции в структуре их финансовых ресурсов. Со снижением рентабельности производства и прибыли собственные средства предприятий сокращались, а в объемах привлеченных ресурсов все большую долю занимали неплатежи, вексельное кредитование.

Оборотные активы в январе-ноябре 1998 года формировались на 46,4% за счет задолженности за отгруженную продукцию и выполненные работы и услуги и лишь 3,2% приходилось на долю остатков денежных средств на счетах предприятий и организаций. В условиях острого недостатка ликвидных средств усилились нарушения дисциплины платежно-расчетных отношений.

Ограниченность оборотных средств провоцировала рост бартерных расчетов, применение которых искажает действительную картину финансового состояния предприятий и позволяет выводить из-под налогообложения значительные средства. Кроме того, реальный сектор экономики особенно болезненно отреагировал на повышение стоимости кредитных ресурсов и это, прежде всего, выразилось в усилении тенденции к росту неплатежей.

На начало 1998 года суммарная задолженность по обязательствам (кредиторская, задолженность по кредитам банков и займам) промышленности, строительства, сельского хозяйства и транспорта составила 1453,0 млрд. руб., в том числе просроченная - 782,2 млрд. рублей.

В среднем за январь-ноябрь 1998 года просроченная кредиторская задолженность увеличивалась на 3,3% в месяц. В четвертом квартале, в результате принятых Правительством РФ мер по регулированию расчетов между предприятиями и организациями, темпы роста просроченной кредиторской задолженности несколько замедлились и составили в октябре -2,1%, а в ноябре - 1,1%.

За 1998 года просроченная кредиторская задолженность увеличилась более чем в 1,5 раза. На 1 декабря 1998 года суммарная задолженность по обязательствам промышленности, строительства, сельского хозяйства и транспорта достигла 2751,9 млрд. руб., из нее просроченная - 1307,1 млрд. руб. Основные долги (56,6% совокупной и 65,2% бюджетной просроченной кредиторской задолженности) приходятся на промышленные предприятия.

На протяжении года структура просроченной кредиторской задолженности изменялась незначительно: задолженность поставщикам находилась в пределах 46-47%, бюджетам всех уровней - 19-20%.

По итогу 1998 года просроченная кредиторская задолженность составила примерно 46% ВВП, а дебиторская задолженность около 29% произведенного ВВП, т.е. в целом предприятия являются чистыми должниками, и при этом размер чистого долга систематически увеличивается.

Дебиторская задолженность в целом по России на начало декабря 1998 года составила 1547,9 млрд. руб., из нее просроченная 776,2 млрд. руб. В структуре просроченной дебиторской задолженности 84,2% приходится на задолженность покупателей, в том числе 5,4% на оплату выполненных работ и услуг по государственным заказам.

Вновь усилилась тенденция к росту задолженности по заработной плате. На 1 января 1999 г. суммарная задолженность по выплате заработной платы составила 77 млрд. руб. и увеличилась по сравнению с началом 1998 года в 1,4 раза, в том числе в производственных отраслях соответственно - 55,7 млрд. руб. и 1,2 раза, и отраслях социальной сферы - 21,3 млрд. руб. и 2,6 раза. Объем суммарной задолженности в 3,7 раза превышает месячный фонд заработной платы работников предприятий, имеющих задолженность по оплате труда. Почти 75% суммарной задолженности связано с отсутствием у предприятий и организаций собственных финансовых средств для выплаты заработной платы. Задолженность из-за отсутствия прямого финансирования из бюджетов всех уровней, главным образом из региональных, составила на 1 января 1999 г. 19,7 млрд. руб.

Ухудшение финансового состояния предприятий, рост неплатежей в экономике и задолженности по выплате заработной платы определили особенности формирования ВВП по доходам.

Таблица 2.4

Структура образования ВВП по доходам (в % к итогу)

1995

1996

1997

1998

Валовой внутренний продукт, всего

100

100

100

100

в том числе:

Оплата труда наемных работников, включая скрытую

43,9

46,9

46,9

48,2

Чистые налоги на производство и импорт

11,8

12,6

13,8

13,4

Валовая прибыль, включая чистый предпринимательский доход

44,3

40,5

39,3

38,4

Источник: Госкомстат России.

С 1996 года отмечается увеличение расхождений показателей оплаты труда, определенных на начисленной основе, от оценок реальных денежных потоков в экономике. Разрыв между начисленной и реально выплаченной оплатой труда увеличился с 2% в ВВП в 1997 году до 3,1% в 1998 году. Увеличилась в 1998 года и составила 48,2% против 46,9% в 1997 года доля оплаты труда наемных работников с учетом ее скрытых форм. Оценка же оплаты труда без учета скрытых форм вознаграждения дает цифру 37,5% ВВП.

В структуре формирования ВВП по доходам произошло снижение доли валовой прибыли и валового смешанного дохода: по сравнению с 1997 годом оно составило 0,9 процентных пункта.

Использование валового внутреннего продукта

Основными факторами, влияющими на динамику и структуру использования валового внутреннего продукта 1998 году, стали как снижение конечного потребления, так и высокие темпы сокращения инвестиционного спроса.

Таблица 2.5

Динамика использования ВВП в 1997-1998 гг., в % к предыдущему году

1997 год

1998 год*)

Валовой внутренний продукт

100,9

96,0

Расходы на конечное потребление:

101,8

97,5

домашних хозяйств

102,4

97,3

государственных учреждений

100,5

98,0

Валовое накопление

100,6

89,4

Чистый экспорт товаров и услуг

87,5

108,8

*) Оценка Минэкономики России

Источник: Госкомстат России.

Тенденция к снижению конечного потребления наблюдается с начала 1998 года и обусловлена процессом снижения реальных доходов населения. До этого почти пятилетняя тенденция к снижению реальных доходов населения была преодолена в 1997 году, когда их прирост составил 1,9%. Замедление темпов инфляции привело в 1997 году к росту реальной заработной платы, а к концу года и реального размера назначенных пенсий.

С изменением внешнеэкономической конъюнктуры и снижением доходов и государства и предприятий возможности стабилизации социальных параметров резко ограничились. Возобновилась тенденция к снижению реальных располагаемых денежных доходов населения. За I полугодие они уменьшились по сравнению с соответствующим периодом 1997 года на 11,2%. При сохранении тенденции к росту реальной начисленной заработной платы и пенсий снижение реального потребления населения инициировалось увеличением задолженности государства и предприятий по социальным гарантиям и оплате труда. Сохранение низкой инфляционной среды выступало фактором ослабления всплесков социальной напряженности.

Кризис финансово-кредитной системы усилил влияние негативных факторов, определяющих социально-экономические индикаторы уровня жизни. В результате девальвации рубля и беспрецедентного по масштабам кризиса банковской системы потребительский сектор экономики оказался в критическом состоянии.

В условиях стремительного роста цен реальные располагаемые доходы стали быстро падать, и во втором полугодии конечное потребление домашних хозяйств уменьшилось на 2,7%. Снизилась покупательная активность населения, и объем розничного товарооборота сократился на 4,5% за год при заметном ухудшении его макроструктуры.

В 1997 году расходы на текущее потребление домашних хозяйств снижались и составили 67,9% от всех доходов населения. При возобновлении в 1998 году инфляционных процессов доля расходов на конечное потребление домашних хозяйств повысилась на 0,5 процентных пункта. С начала 1998 года в структуре расходов населения наблюдается устойчивый рост доли расходов на покупку товаров и оплату услуг, в том числе за услуги жилищно-коммунального хозяйства, что в прошедшем году было связано как с уменьшением дотаций населению из бюджетов, так и с ростом цен и тарифов в этом секторе экономики. Удельный вес расходов на покупку товаров достиг пикового значения в сентябре (92,4%) в результате роста цен почти в 1,5 раза за месяц, а в целом за год составил 78,5%.

Возросшие во втором полугодии инфляционные ожидания вызвали существенные сдвиги в структуре использования доходов населения: Если в июле 1998 года организованные сбережения населения достигли 166,1 млрд. руб., то к декабрю они снизились на 25 млрд. руб. Отток вкладов безусловно был бы существенно выше, если бы процесс не регламентировался решениями государственных и банковских структур. По итогам первого полугодия доля сбережений населения достигала 18% денежных доходов населения, то в четвертом квартале она снизилась до 12,3%.

Сложившаяся ситуация ведет к неэффективному для национальной экономики использованию сбережений населением - хранению значительной части сбережений в валюте. В сочетании с начавшимся снижением реальных доходов населения возможность участия домашних хозяйств в инвестировании экономики сильно сокращается - валовые сбережения по сектору домашних хозяйств в 1998 году упали более чем вдвое - с 15,7% ВВП в 1997 году до 9,7% ВВП в 1998 году.

Таблица 2.6

Структура конечного использования валового внутреннего продукта (в % к итогу)

1995

1996

1997

1998

Валовой внутренний продукт, всего

100,0

100,0

100,0

100,0

Расходы на конечное потребление

72,8

72,9

76,0

76,5

в том числе домашних хозяйств

50,5

50,1

51,6

56,2

Валовое накопление

23,7

23,1

21,1

18,2

Чистый экспорт товаров и услуг

3,5

4,0

2,9

6,2

Источник: Госкомстат России.

Снижение валового накопления в целом и инвестиций в основной капитал в 1998 году протекало интенсивнее, чем по остальным составляющим совокупного спроса. Повышение учетной ставки и норм резервирования в первом полугодии ограничили инвестиционный спрос, а кризис банковской ликвидности - во втором, еще более снизил возможности привлечения финансовых ресурсов в реальный сектор. Доля валового накопления в ВВП упала на 2,9 процентных пункта по сравнению с 1997 годом.

В первом полугодии 1998 года происходило увеличение доли накопления материальных оборотных средств в ВВП за счет роста остатков нереализованной продукции, во втором полугодии при усилении тенденции к спаду производства наблюдалось сокращение запасов и готовой продукции, и материально- технических ресурсов. При ограниченности денежных средств, предприятия отказались от практики формирования запасов, упреждающих темпы инфляции.

Негативное влияние на конъюнктуру внутреннего рынка оказывало сокращение спроса на капитальные товары. Доля новых инвестиций в основной капитал в 1998 года составила 15% ВВП против 15,9% в предыдущем году. Объем новых инвестиций в основной капитал за 1998 года сократился на 6,7%. При снижении масштабов новых инвестиций в структуре валового накопления растет доля капитального ремонта за счет уменьшения доли чистого накопления. Замедление темпов обновления основного капитала и ухудшение характеристик возрастной и технологической структуры фондов приводит к необратимым процессам в воспроизводстве капитала. В этой ситуации актуальнейшей государственной задачей является определение эффективных, быстроокупаемых сегментов экономики и формирование условий для привлечения инвестиций именно в эти сектора.

Приложение 2  Конъюнктура промышленности

В 1998 г. ИЭППП продолжал проведение конъюнктурных опросов руководителей промышленных предприятий. Опросы проводятся в ежемесячном цикле с сентября 1992 года и охватывают всю территорию Российской Федерации. Размер панели составляет 1400 предприятий, на которых работает около 20% занятых в промышленности. Панель смещена в сторону крупных предприятий по каждой из 50 выделяемых подотраслей. Возврат анкет - около 70%.

Спрос. По оценкам промышленных предприятий, интенсивность сокращения платежеспособного спроса на производимую продукцию в 1998г. имела существенные колебания (см. рис.2.4). В первые месяцы года баланс изменений демонстрировал умеренное сокращение спроса, вполне сопоставимое с динамикой 1997 г. При этом 2/3 предприятий сообщали о неизменности своих объемов продаж. Резкий (на 23 пункта) рост интенсивности свертывания спроса опросы зарегистрировали в апреле-июне. Абсолютный минимум года был отмечен в сентябре, когда о сокращении платежеспособного спроса на свою продукцию сообщили 55% предприятий. Перелом негативной тенденции опросы зарегистрировали в ноябре. Баланс ответов (рост - снижение) вернулся на докризисный уровень. А в феврале 1999 г. платежеспособный спрос на промышленную продукцию перестал сокращаться.

Рис. 2.4

Колебания баланса ответов в 1998 г. происходили в отрицательной части шкалы - в промышленности в целом всегда преобладали ответы о снижении платежеспособного спроса на выпускаемую продукцию. Абсолютный рост спроса (положительный баланс) регистрировался опросами в 1998 г. только на отраслевом уровне. Такое соотношение ответов «растет» и «снижается» имело место хотя бы один месяц во всех отраслях, кроме машиностроения и легкой промышленности.

Совсем иное положение складывается в промышленности с «бартерным» спросом на производимую продукцию. Вопрос о фактических и ожидаемых изменениях бартерного спроса был введен в регулярную анкету с августа 1998 г. и существенно дополнил картину положения дел в российской промышленности. По оценкам предприятий, бартерный спрос на продукцию постоянно растет. За пять последних месяцев 1998 г. баланс ответов всегда был положительным и достигал максимальных значений в сентябре - октябре. Однако отраслевые балансы иногда опускались ниже нуля: предприятиям удавалось переломить рост прямого товарообмена и добиваться от потребителей оплаты деньгами. В феврале 1999 года баланс ответов об изменении бартерного спроса стал нулевым. Рост товарообменных операций в целом по промышленности прекратился.

Оценки предприятиями спроса по шкале «выше нормы» - «нормальный» - «ниже нормы» продемонстрировали, с одной стороны, традиционную неудовлетворенность объемами продаж своей продукции (платежеспособный спрос). Доля ответов «ниже нормы» в июле - октябре превышала 90% и снизилась к декабрю до 81%. Отраслевые оценки находились на таком же уровне.

Иная картина складывалась при оценках бартерного спроса. В целом по промышленности баланс ответов получался положительным, т.е. предприятия считают объемы прямого товарообмена избыточными. При этом около трети респондентов оценили бартерный спрос на свою продукцию как нормальный. На отраслевом уровне были получены и отрицательные балансы оценок. Последнее позволяет сделать вывод о «привыкании» предприятий к таким операциям. Больше всего отрицательных балансов было получено в легкой и пищевой отраслях.

Прогнозы изменения платежеспособного спроса также имели существенные колебания в течение 1998 г. До мая балансы прогнозов сохраняли положительные значения и оставались на уровне 1997 г. Затем началось их резкое ухудшение, достигшее в сентябре 39%. Таких пессимистичных прогнозов не регистрировалось ни разу с момента включения вопроса в анкету в январе 1995 г. К концу года ситуация стала выравниваться, однако, положительные значения в 1998 году так и не были достигнуты. В феврале 1999 года балансы прогнозов впервые после кризиса стали положительными.

Прогнозы изменения бартерного спроса начали регистрироваться в августе 1998 г. Их балансы всегда были положительными (предприятия вынуждены увеличивать подобные операции), но несильно отличаются от нуля. Балансы фактических изменений бартерного спроса всегда больше балансов прогнозов. Такое соотношение свидетельствует о вынужденном росте товарообменных операций в целом по промышленности.

Выпуск. Рост промышленного производства, впервые зарегистрированный опросами в 1997 г., сохранялся и в первые месяцы 1998 г. (см. рис. 2.5). Резкое падение производства вслед за свертыванием платежеспособного спроса началось с мая. Баланс фактических изменений выпуска упал за месяц на 22 пункта. К сентябрю баланс снизился еще на 10 пунктов и составил -27%. Это значение стало худшим с октября 1996 г.

Падение выпуска 1998 г. регистрировалось во всех отраслях. Доля сообщений о сокращении производства увеличилась в два раза и достигала 50-60%. Но уже в октябре ситуация стала меняться. Интенсивность сокращения выпуска (баланс) стала снижаться, и в декабре опросы вновь зарегистрировали абсолютный рост промышленного производства. В первые месяцы 1999 г. положительная тенденция сохранилась. В феврале опросы зарегистрировали самый существенный за последние два года рост производства.

Нижнюю точку кризиса 1998 г., судя по загрузке мощностей, промышленность прошла летом. Уже в октябре начался рост этого показателя, сохранившийся и в начале 1999 г. (см.рис.2.6).

Подтверждает этот вывод и оценки руководителями предприятий имеющихся производственных мощностей. Формулировка вопроса в анкете привязывает оценку мощностей к спросу: «Как Вы оцениваете в связи с ожидаемым спросом имеющиеся производственные мощности предприятия». Оценку предлагается дать по шкале: более чем достаточно, недостаточно, менее чем достаточно. Рост доли предприятий с избыточными мощностями опросы зарегистрировали еще в апреле. До конца 1998 года этот показатель практически не менялся, оставаясь на уровне 55%. В январе 1999 года он упал сразу на 8 пунктов и стал лучшим с начала 1996 года (см. рис.2.7).

Рис. 2.5

Рис. 2.6 

Оценки избыточности количества занятых стали улучшаться с октября и составили в январе 1999 г. только 31% (см. рис. 2.7). Это лучшее значение показателя с начала его регистрации в апреле 1996 г. Лучшие прогнозы изменения занятости также зарегистрированы в январе 1999 г. За четвертый квартал 1998 г. баланс возрос на 29 пунктов, но все еще остается отрицательным - в промышленности по-прежнему преобладают ожидания сокращения персонала.

Прогнозы изменения выпуска в 1998 г. изменялись от +31% (абсолютный максимум) до -17% (худшее значение с августа 1994 года). В сентябре падение составило 31 пункт (с +14% до -17%). Однако отрицательные балансы регистрировались только два месяца (сентябрь и октябрь). Уже в ноябре оптимизм возрос до +13%. В первые месяцы 1999 г. прогнозы достигли абсолютного максимума. Только 7% предприятий ожидают падения выпуска.

Рис. 2.7

Запасы. Динамика объемов и оценок запасов готовой продукции в 1998 г. была вполне благоприятной для предприятий (см. рис.2.8).

Рис. 2.8

В течение всего года опросы ни разу не регистрировали роста объемов запасов. В промышленности в целом всегда преобладали ответы о снижении объема запасов. Правда, в июле баланс ответов составлял всего лишь -1%, т.е. снижение запасов происходило с минимальной интенсивностью. Но уже в октябре (вопрос об изменении объема запасов задается раз в квартал) баланс упал до -20%, а в январе 1999 г. составил уже -22%. Таким образом. предприятия достаточно жестко контролировали этот показатель.

Абсолютное увеличение объемов запасов (положительные балансы) регистрировались только на отраслевом уровне. Больше всего отраслевых положительных балансов было получено в июле, когда ответы о росте запасов преобладали в черной металлургии, нефтехимии, стройиндустрии и пищевой промышленности. К октябрю рост запасов сохранился только в металлургии и промышленности строительных материалов. В начале 1999 г. объемы запасов стали снижаться во всех отраслях промышленности.

Оценки запасов готовой продукции по шкале выше нормы принимали положительные значения (избыток запасов) в течение 5 месяцев. Впервые в 1998 г. в промышленности возобладали ответы «выше нормы» в апреле. Баланс ухудшился за месяц на 9 пунктов. Следующее существенное положительное значение было получено в июле. Но уже в сентябре баланс стал отрицательным. В последние месяцы года недостаток запасов нарастал. В январе 1999 г. баланс снизился еще на 5 пунктов и достиг абсолютного минимума за все опросы. Избытка запасов не зарегистрировано ни в одной из отраслей.

Цены. В 1998 году опросы впервые зарегистрировали длительное и существенное снижение отпускных цен предприятий (см. рис. 2.9). С февраля по август баланс ответов о фактическом изменении цен оставался отрицательным - в промышленности преобладали ответы о снижении цен. В июле баланс достиг -14%, что является абсолютным минимумом всех опросов. Только 2% предприятий сообщили тогда об увеличении своих цен. Абсолютное снижение цен регистрировалось во всех отраслях.

Рис. 2.9

В сентябре ситуация кардинальным образом изменилась. Во всех отраслях стало регистрироваться абсолютное увеличение цен. Лидирующие позиции заняла пищевая промышленность, успевшая отреагировать еще в августе. В октябре отраслевой баланс ответов достиг +73% после -20% в июле. Столь же интенсивный рост был зарегистрирован в октябре и в легкой промышленности. В других отраслях балансы находились в интервале +51...+20%.

2.2. Нефтегазовый сектор

Нефтяная промышленность в прошлом году находилась под воздействием резкого падения мировых цен на нефть. Если в 1997 г. средняя цена российской нефти на мировом рынке составила 133,3 долл./т (18,3 долл./барр.), то в 1998 г. она упала до 86,9 долл./т (11,9 долл./барр.), т.е. на 35% по сравнению с предыдущим годом (рис. 2.10). Как показывают расчеты динамики мировых цен на нефть в реальном выражении, это самый низкий уровень за последние 25 лет. Главным фактором падения мировых цен явилось значительное увеличение производства и поставок нефти странами - членами ОПЕК, на которые приходится основная часть мирового нефтяного экспорта. Быстрый рост добычи нефти странами ОПЕК, наблюдавшийся в 1997 г., был подкреплен решением о десятипроцентном увеличении экспортных квот и фактически продолжался весь первый квартал прошлого года. В то же время спрос на нефть и нефтепродукты находился под негативным влиянием кризиса в Юго-Восточной Азии, замедления темпов экономического роста в США и Западной Европе, а также относительно теплой зимы в северном полушарии. Результатом явилось перепроизводство нефти, разбалансировка мирового нефтяного рынка и обвал цен.

Усилия стран ОПЕК по ограничению объемов добычи нефти, предпринятые с целью восстановления предкризисного уровня цен, не дали видимого положительного результата. Это было связано с продолжающимся ростом производства нефти за пределами ОПЕК, накоплением в промышленно развитых странах избыточных запасов нефти и нефтепродуктов, а также с существенным увеличением производства нефти Ираком, экспортная квота которого на июнь-ноябрь прошлого года по решению Совета Безопасности ООН была увеличена с 2 до 5,25 млрд. долл.

Снижение мировых цен привело к резкому сокращению валютных поступлений (рис. 2.11), падению рентабельности российского нефтяного экспорта и потере нефтяными компаниями большей части получаемой ими прибыли (по нашим оценкам, до кризиса мировых цен продажа нефти на внешнем рынке обеспечивала почти три четверти всей прибыли от ее реализации).

Рис. 2.10

Источник: U.S. Department of Energy.

Рис. 2.11

Источник: рассчитано по данным Госкомстата России.

Таблица 2.7

Производство и экспорт энергоресурсов из России в 1991-1998 гг. (нефть и нефтепродукты - млн. т, газ - млрд. куб.м)

1991

1992

1993

1994

1995

1996

1997

1998

Производство нефти

462,3

399,3

353,9

317,8

306,8

301,3

305,6

303,0

Экспорт нефти, всего

173,9

137,7

122,6

129,8

122,3

126,0

126,9

137,1

Экспорт нефти в страны-не члены СНГ

56,5

66,2

79,9

91,7

96,2

105,4

109,8

117,9

Экспорт нефти в страны СНГ

117,4

71,5

42,7

38,1

26,1

20,6

17,1

19,2

Экспорт нефтепродуктов, всего

46,1

43,0

47,4

47,3

47,0

57,0

60,6

53,8

Чистый экспорт нефти и нефтепродуктов

196,1

167,9

157,4

166,4

156,4

171,6

175,6

181,4

Чистый экспорт нефти и нефтепродуктов в % к производству нефти

42,4

42,0

44,5

52,4

51,0

56,9

57,5

59,9

Производство газа

643,4

641,0

618,4

607,2

595,4

601,1

571,1

591,0

Экспорт газа, всего

246,8

194,4

174,4

184,3

192,2

198,5

200,9

200,6

Экспорт газа в страны-не члены СНГ

91,0

87,9

95,9

109,3

121,9

128,0

120,9

125,0

Экспорт газа в страны СНГ

155,8

106,5

78,5

75,0

70,3

70,5

80,0

75,6

Чистый экспорт газа в % к производству

27,6

29,2

27,2

29,7

31,6

32,3

34,4

33,9

Примечание. Данные по географическому распределению экспорта за 1991 г. отражают экспорт за пределы бывшего СССР и экспорт в бывшие союзные республики.

Источник: Госкомстат России, Государственный таможенный комитет РФ, Международное энергетическое агентство ОЭСР, расчеты автора.

Реакцией на ухудшение внешних условий развития отрасли стало заметное сокращение производства и возобновление спада в нефтяной промышленности (табл. 2.7). Добыча нефти, включая газовый конденсат, в 1998 г. составила 303 млн. т, т.е. снизилась на 0.9% по сравнению с предыдущим годом, переработка нефти сократилась до 164 млн. т, или на 7,5% (в 1997 г. имел место рост производства нефти на 1,4% и увеличение ее переработки на 1%). Ускорилось свертывание производственного аппарата: эксплуатационный фонд нефтяных скважин сократился со 138,8 тыс. шт. в конце 1997 г. до 133 тыс. шт. к концу прошлого года, в том числе работающих - со 102,1 до 98 тыс. единиц. Резко сократились производственные инвестиции: объем эксплуатационного бурения на нефть в 1998 г. снизился на 38,4%, ввод новых нефтяных скважин - на 20,6% по сравнению с предыдущим годом. Суммарные инвестиции в нефтяную промышленность в сопоставимых ценах, по данным Минэкономики России, сократились на 26,1%.

Экстремально низкие мировые цены поставили нефтепроизводителей перед необходимостью существенного снижения всех видов затрат. Для поддержания положительной рентабельности экспорта нефтяные компании были вынуждены пойти на резкое сокращение амортизационных отчислений (на основе применения понижающих коэффициентов при переоценке основных фондов), снижение оплаты труда и сокращение персонала. Сопоставление показателей динамики эксплуатационного фонда скважин и объемов добычи нефти свидетельствует также о формировании тенденции концентрации производства нефти на наиболее продуктивных месторождениях. Снижению общего уровня затрат способствовали также меры правительства по сокращению стоимости транспортировки нефти по системе находящихся в государственной собственности магистральных нефтепроводов, а именно снижение валютной составляющей транспортного тарифа на экспорт нефти и отмена акциза на ее транспортировку. Валютная составляющая транспортного тарифа была снижена с 3 долл./т в первом квартале до 1,5 долл./т - во втором и 0,5 долл./т - в третьем. В четвертом квартале в связи со снижением валютного курса рубля она была повышена до 1,5 долл./т.

Результатом сокращения производственных затрат явилось значительное снижение внутренних цен на нефть. Средняя цена производителей в долларовом выражении упала с 63,1 долл./т в декабре 1997 г. до 43,7 долл./т в июле прошлого года, или на 31%. Снизились также цены на нефтепродукты (табл. 2.8). Следует, однако, заметить, что данный эффект был достигнут не только за счет реального сокращения затрат, но и вынужденного снижения нормы прибыли предприятий-производителей в результате обострения проблемы реализации продукции как на внешнем, так и на внутреннем рынке.

Таблица 2.8

Внутренние цены на нефть и нефтепродукты в долларовом выражении (средние оптовые цены предприятий, долл./т)

1996 г.

декабрь

1997 г.

декабрь

1998 г.

июнь

1998 г.

сентябрь

1998 г.

декабрь

Нефть

63,9

63,1

46,1

17,0

17,0

Автомобильный бензин

164,0

169,6

162,6

69,7

63,4

Дизельное топливо

153,8

170,0

147,3

58,1

52,9

Топочный мазут

71,2

73,8

68,3

25,7

22,0

Внутренняя цена на нефть в % к экспортной цене

49,0

57,5

68,6

22,9

28,3

Источник: рассчитано по данным Госкомстата России.

Поддержание достаточно высокого уровня добычи в условиях значительного сокращения внутреннего спроса и ограниченности экспортных мощностей привело к определенному перепроизводству нефти внутри страны. Стремление к поддержанию достигнутых объемов нефтедобычи прежде всего связано с тем, что доступ компаний к экспортным мощностям фактически увязывается с объемом добываемой ими нефти. Кроме того, свертывание добычи, как правило, ведет к снижению уровня конечного извлечения нефти на разрабатываемом месторождении и потере максимально возможного объема ее добычи. В пользу поддержания нефтедобычи, даже на крайне низкоэффективных месторождениях, действуют и социальные факторы: свертывание добычи нефти в районах, полностью зависящих от нефтяной промышленности, неизбежно связано с негативными социальными последствиями. Определенное влияние оказывает и сохраняющаяся управленческая психология (традиционная ориентация на максимизацию объемов производства).

С другой стороны, возобновление экономического спада и значительное сокращение экспорта нефтепродуктов в результате его неэффективности обусловили существенное снижение спроса на нефть на внутреннем рынке. Продажи нефтепродуктов внутри страны, по нашим оценкам, сократились на 1,6% по сравнению с предыдущим годом, их экспорт - на 12,3%. Сложившееся в результате избыточное предложение нефти оказало серьезное понижающее давление на внутренние цены, что привело к их снижению не только в долларовом, но и в рублевом выражении (средняя цена нефти снизилась с 376 руб./т в декабре 1997 г. до 249 руб./т в августе прошлого года, или на 33.8%).

Вывод о внутреннем перепроизводстве нефти подтверждается анализом динамики ее запасов, сосредоточенных в хранилищах. Если общие размеры таких запасов увеличились незначительно (с 31,5 млн. т в 1997 г. до 31,6 млн. т в 1998 г., или на 0,3%), то их приведение к сопоставимому виду, учитывающему снижение внутреннего потребления нефти, то есть пересчет в дни потребления, показывает их резкое увеличение: с 64,5 до 70,4 суток, или на 9,1%.

В условиях падения мировых цен нефтяные компании стремились компенсировать свои финансовые потери за счет увеличения физических объемов экспорта. Суммарный экспорт нефти и нефтепродуктов возрос со 187,5 млн. т в 1997 г. до 190,9 млн. т в прошлом году, или на 1,8%. При этом заметно (на 8,1%) увеличился экспорт сырой нефти и резко (на 12,3%) упал экспорт нефтепродуктов, рентабельность которого вплоть до сентября оставалась отрицательной. В результате удельный вес сырой нефти в экспорте жидких углеводородов повысился с 67,7 до 71,8%. Отношение чистого (за вычетом импорта) экспорта нефти и нефтепродуктов к объему производства нефти, по нашим расчетам, достигло 59,9%. В то же время абсолютные объемы нефтяного экспорта до сих пор остаются существенно ниже предреформенного уровня.

Следует отметить заметное увеличение в прошлом году экспорта нефти и нефтепродуктов в страны СНГ, причем рост поставок нефти в страны ближнего зарубежья наблюдался впервые за последние десять лет. Рынки стран СНГ остаются, однако, по-прежнему достаточно узкими с точки зрения сбыта российской нефти. В 1998 г. на них пришлось лишь 14,0% экспорта нефти и 4,8% экспорта нефтепродуктов.

Изменение основных показателей, характеризующих развитие нефтегазового сектора экономики, отражено на рисунках 2.12 и 2.13.

Рис. 2.12

Источник: Госкомстат России, расчеты автора

Рис. 2.13

Источник: Госкомстат России, расчеты автора

Как показывает проведенный анализ, в отличие от периода 1990-1996 гг., когда кризис нефтяной промышленности был обусловлен главным образом падением спроса на нефть на внутреннем и внешнем рынках, сокращение производства в 1998 г. связано прежде всего с ухудшением экономических условий деятельности отрасли в результате резкого снижения мировых цен, повлекшего за собой падение производства и экспорта нефтепродуктов. Изменение конъюнктуры мирового рынка в условиях высокого уровня затрат на производство привело к сокращению выпуска, прибыли и инвестиций в российской нефтяной промышленности. Последнее фактически означает накопление потенциала дополнительного спада в отрасли. К положительным эффектам кризиса следует отнести резкую активизацию деятельности российских нефтяных компаний по снижению затрат и реструктуризации производства.

Девальвация рубля позволила существенно улучшить финансовое положение нефтяных компаний за счет резкого увеличения разрыва между затратами на производство и выручкой от реализации продукции на внешнем рынке. По нашим оценкам, в сентябре 1998 г. прибыль от экспорта российской нефти за пределы СНГ достигла 45,8 долл./т. К концу года под влиянием падения мировых цен данный показатель снизился до 31,1 долл./т (табл. 2.9, рис. 2.14). Таким образом, чистая прибыль от экспорта нефти в сентябре прошлого года составила 29,8 долл./т, а к декабрю снизилась до 20,2 долл./т. В то же время значительные обязательства большинства нефтяных компаний по обслуживанию долга в иностранной валюте (по данным Минтопэнерго России объем иностранных кредитов нефтяным компаниям России на сентябрь прошлого года составлял 4,5 млрд. долл.) фактически нейтрализовали эффект девальвации. По оценкам Всемирного банка, текущие обязательства нефтяных компаний по обслуживанию внешнего долга в расчете на тонну добываемой нефти даже после девальвации значительно превышали размер их чистой прибыли.

Таблица 2.9

Оценка влияния девальвации рубля на эффективность экспорта нефти, долл./т

1998 июль

1998 август

1998 сентяб.

1998 октяб.

1998 нояб.

1998

декаб.

Цена экспорта нефти в страны вне СНГ

66.7

72.3

75.3

72.0

69.7

59.9

Затраты: себестоимость, акциз,расходы на экспорт (включаятранспортировку)

64.3

52.6

29.5

30.8

30.7

28.8

Прибыль от экспорта

2.4

19.7

45.8

41.2

39.0

31.1

Чистая прибыль

1.6

12.8

29.8

26.8

25.4

20.2

Справочно: Курс доллара (среднемесячный), руб./долл.

6.22

6.75

14.61

15.93

16.42

19.99

Источник: расчеты автора по данным Госкомстата России и Минтопэнерго России.

Рис. 2.14

Источник: расчеты автора.

В этих условиях при прогнозируемом сохранении низкого уровня цен на мировом нефтяном рынке финансовое положение российских нефтепроизводителей в ближайшей перспективе будет зависеть от погашения их внешнего долга и динамики реального курса рубля. Снижение последнего будет вести к росту чистой прибыли нефтяных компаний. В противном случае следует ожидать постепенной утраты эффекта девальвации и приближения ситуации в нефтяном секторе к преддевальвационной.

2.3. Агропродовольственный сектор

На развитие агропродовольственного сектора в 1998 года влияли весьма противоречивые и разнонаправленные факторы. Во-первых, аграрное производство сильно пострадало от погодных условий: даже по самым оптимистичным оценкам урожай зерна в стране оказался весьма низким. По другим культурам воздействие погодного фактора было не столь значительным.

Во-вторых, бюджетный кризис, нараставший в течение всего года, привел к резкому сокращению расходов на сельское хозяйство из федерального бюджета. И хотя эффективность программ поддержки АПК очень низка, тем не менее, в условиях неурожая и кризиса такая поддержка могла оказать определенное стабилизирующее воздействие.

Перманентный политический кризис и отсутствие в силу этого единой агропродовольственной политики стал еще одним негативным фактором развития АПК.

Как и в прежние годы отрицательно влияла регионализация агропродовольственной политики в стране, особенно обострившаяся в послекризисный период. Межрегиональные торговые барьеры приводят лишь к увеличению продовольственных цен для регионов-импортеров и занижают цены реализации для сельскохозяйственных производителей в регионах-экспортерах. В то же время растет коррупция в органах власти.

С другой стороны, в секторе стали проявляться адаптационные процессы, он стал более адекватно реагировать на рыночную конъюнктуру, приспосабливаться к экономической реальности. В частности проявились тенденции к увеличению производства в птицеводстве и свиноводстве - в подотраслях, способных к наиболее быстрому росту. Наметились положительные сдвиги в пищевой промышленности, причем на основе роста инвестиций в этот сектор экономики.

Как это не парадоксально, но экономическо-финансовый кризис оказал позитивное воздействие на агропродовольственную экономику. Девальвация рубля стала естественной преградой для импорта, освободив тем самым рыночные ниши для отечественных производителей. Последние же уже в определенной мере подготовлены к эффективному использованию этой возможности прошедшими годами реформ, всем накопленным опытом и сформировавшейся инфраструктурой. Финансовые же проблемы, связанные с кризисом, почти не коснулись сектора, уже давно работающего в режиме натурального обмена.

Кризис привел к возрождению тенденции роста производства в хозяйствах населения и, видимо, в 1999 году будет заметный рост в этом секторе аграрного производства. Это связано, прежде всего, с падением реальных доходов населения, повышением нестабильности в обществе.

Агропродовольственная политика года претерпела значительные изменения, не в последнюю очередь из-за разразившегося экономического и политического кризиса. И хотя аграрная политика Кабинета Примакова пока так и остается неясной, тем не менее, вырисовывается тенденция к усилению распределительных методов регулирования сектора. При этом нужно признать, что правительство осознает создавшийся для отечественного агропродовольственного сектора шанс роста и пытается содействовать его реализации.

Валовая продукция сектора сократилась на 12,3% (в 1997 году - рост в 1,3%), но главным образом за счет растениеводства. Животноводство в прошедшем году характеризовалось крайне низким для последних лет спадом - менее 1% (в 1997 году - 5,3%).

Сельскохозяйственное производство

Растениеводство

Общая посевная площадь сельскохозяйственных культур под урожай 1998 года в хозяйствах всех категорий сократилась примерно на 6% по сравнению с предыдущим годом, или почти на 20% с 1992 года (табл. 2.10). Продолжают сокращаться посевы под кормовыми культурами, льном и сахарной свеклой. После двухлетнего спада вновь значительно (16%) выросли посевы подсолнечника. Площадь зерновых посевов также согласно официальной статистике уменьшилась. Однако эксперты зернового рынка считают, что происходило значительное значительные сокрытия посевных площадей в основных зерновых регионах.

Таблица 2.10

Посевные площади под важнейшими сельскохозяйственными культурами в России, в тыс. га

1992

1995

1996

1997

1998

1998 в % к 1997

1998 в % к 1992

Вся посевная площадь

114,6

102,5

99,6

96,6

91,6

94,8

79,9

Зерновые культуры

61,9

54,7

53,4

53,6

50,7

94,6

81,9

в том числе пшеница

24,3

23,9

25,7

26,1

26,0

99,6

107,0

Подсолнечник

2,9

4,1

3,9

3,6

4,2

116,7

144,8

Сахарная свекла

1,4

1,1

1,1

0,9

0,8

88,9

57,1

Лен-долгунец

0,3

0,2

0,2

0,1

0,1

100,0

33,3

Картофель

3,4

3,4

3,4

3,4

3,3

97,1

97,1

Овощи

0,7

0,8

0,7

0,7

0,7

100,0

100,0

Кормовые культуры

42,5

37,1

35,6

33,3

30,1

90,4

70,8

Источник: Госкомстат России.

В результате произошли определенные сдвиги в структуре посевных площадей (рис. 2.15). Заметно возросла доля посевных площадей под подсолнечником и пшеницей. Одновременно сократился удельный вес площадей под кормовыми культурами и сахарной свеклой.

По данным Госкомстата РФ, валовой сбор зерна в 1998 г. составил 47,8 млн. тонн в весе после доработки. Однако независимые эксперты говорят о неучтенных в официальной статистике 10-50 млн. тонн зерна. Спад урожая зерновых обусловлен, в основном, летней гибелью зерновых культур на значительных площадях и снижением урожайности на 43,0%. В прошедшем году валовой сбор семян подсолнечника увеличился на 5,9%, это происходило исключительно за счет роста посевных площадей, так как урожайность этой культуры снизилась.

Рис. 2.15

Структура посевных площадей в России, в %

Источник: Посевные площади в Российской федерации в 1998 г., Госкомстат России.

Таблица 2.11

Валовой сбор важнейших сельскохозяйственных культур в России, млн. тонн

1992

1995

1996

1997

1998

Зерно (в весе после доработки)

106,9

63,4

69,3

88,6

47,8

Сахарная свекла (фабричная)

25,5

19,1

16,2

13,9

10,8

Подсолнечник

3,1

4,2

2,8

2,8

3,0

Картофель

38,3

39,9

38,7

37

31,3

Овощи

10,0

11,3

10,7

11,1

10,5

Источник: Госкомстат России.

В 1998 году производство картофеля сократилось 15% по сравнению с 1997 годом и оказалось на уровне чуть выше 1990 года. Так как эта культура производится почти исключительно в хозяйствах населения, то здесь возможна значительная недооценка. Кроме того, частный сектор обеспечивает более высокий уровень сохранности картофеля, чем бывшие государственные структуры, а значит, что уровень 1990 года вполне обеспечивает потребности страны в этом продукте.

Животноводство

В истекшем году продолжилось сокращение поголовья всех видов скота (табл. 2.12). Причины остаются прежними: отсутствие у сельхозтоваропроизводителей оборотных средств, большие затраты на содержание скота, низкие закупочные цены. По отношению к предыдущему году поголовье КРС уменьшилось на 9,8%, свиней на 2,9%, овец и коз - 17,1%.

Таблица 2.12

Численность крупного рогатого скота во всех категориях хозяйств млн. голов

1995

1996

1997

1998

1998 в % к 1997

Крупный рогатый скот

39,7

35,1

31,7

28,6

90,2

в т.ч. коровы

17,4

15,9

14,6

13,5

92,5

Свиньи

22,6

19,1

17,2

16,7

97,1

Овцы и козы

28,0

22,8

19,3

16,0

82,9

Источник: Госкомстат России.

Однако следует отметить заметное снижение темпов сокращения стада, особенно по свиньям (рис. 2.16).

Сокращение поголовья во всех категориях хозяйств привело к дальнейшему снижению производства мяса и молока (табл. 2.13). Вместе с тем, темпы снижения объемов производства мяса немного замедлились и составили 5% против 9,3% в прошлом году. Однако, если производство мяса на протяжении последних лет имеет устойчивую тенденцию к снижению, то производство молока в начале года начало расти за счет повышения надоев. Это было связано с улучшением обеспеченности животных кормами в зимовку 1997-1998 г. Но уже к концу года ситуация с кормовой базой ухудшилась, что вызвало снижение надоев и, как следствие, сокращение объемов производства молока.

Рис. 2.16

Темпы сокращения поголовья скота

Источник: Госкомстат России.

Таблица 2.13

Производство основных видов продукции животноводства, млн. тонн

1996

1997

1998

Мясо (скот и птица на убой в убойной массе)

5.3

4,9

4,6

Молоко

35,7

34,1

33,2

Яйца

31,9

32,2

32,6

Источник: Минсельхозпрод РФ.

В 1998 г. в сельхозпредприятиях продолжалась тенденция роста производительности: на 8% выросли надои на корову, на 1% - яйценоскость кур, на 3% - выход телят и на 10% - поросят, сохраняется тенденция к уменьшению падежа скота.

Обращает на себя рост в птицеводстве, обеспеченный в основном ростом производства в крупных предприятиях.

Структура сельскохозяйственного производства

Как и в предыдущие годы, основными производителями зерна и технических культур остаются сельхозпредприятия. Ими производиться основная доля зерна, сахарной свеклы (фабричной) и подсолнечника (рис. 2.17).

Рис. 2.17

Структура производства основных продуктов растениеводства по категориям хозяйств

Источник: Госкомстат России.

Однако в производстве зерна немного увеличилась доля фермерских хозяйств и, в меньшей степени, хозяйств населения. Такое же, не очень значительное, перераспределение произошло и в производстве подсолнечника и сахарной свеклы.

В производстве картофеля личные подсобные хозяйства населения продолжают занимать более 90% продукции, хотя в этом году немного увеличилась доля сельхозпредприятий.

Рассматривая структуру поголовья скота можно отметить, что более медленное сокращение поголовья скота в хозяйствах населения по сравнению с сельскохозяйственными предприятиями в течение ряда лет привело к росту доли поголовья в хозяйствах населения в общем поголовье всех видов скота.

Рис. 2.18

Распределение поголовья скота по категориям хозяйств, в %

Источник: Госкомстат России.

Финансовое положение сельскохозяйственных производителей

По официальным данным, доля убыточных хозяйств в 1998 выросла до 89% (82% на конец 1997 году). Из основных продуктов сельского хозяйства рентабельным остается реализация только подсолнечника, картофеля, овощей и яиц. Впервые нерентабельным стало производство зерновых культур. Последнее обстоятельство вызывает подозрение: при столь значительном неурожае зерна и на фоне заметного роста цен на другие культуры зерновые цены остаются довольно стабильными. Все это подтверждает уже высказанные выше подозрения в существенном сокрытии реального производства зерна, а также отсутствие адекватного мониторинга реальных зерновых цен.

В предыдущем обзоре ИЭППП мы высказывали предположение об улучшении соотношения цен для сельского хозяйства под воздействием кризиса. Годовые данные полностью подтвердили это предположение - цены на ресурсы для сельского хозяйства после августа начали сильно отставать в своем росте от закупочных цен на сельхозпродукцию (рис. 2.19). Улучшение условий обмена для сельского хозяйства означает и улучшение финансовых условий производства. В этих условиях накопленная кредиторская задолженность будет стимулировать рост теневых и бартерных сделок в сельском хозяйстве, распространение расчетных схем в обход банковских счетов. Уже в 1998 году через банковские счета сельхозпредприятий прошло только 10-20% платежей.

Рис. 2.19

Паритет цен на сельскохозяйственную продукцию и ресурсы для сельского хозяйства (индексы цен, декабрь 1997=100%)

Источник: Данные Минсельхозпрода РФ.

Производство средств производства

Продолжается сокращение в отраслях, производящих ресурсы для сельскохозяйственного производства.

В первом и третьем кварталах, по сравнению с 1997 годом, наблюдалось увеличение производства минеральных удобрений. Однако в целом за год произошло незначительное снижение производства (табл. 2.14).

В тракторном и сельскохозяйственном машиностроении продолжилось снижение выпуска большинства видов продукции. В то же время на 28% по сравнению с 1997 годом увеличился выпуск машин для внесения в почву минеральных удобрений, что, возможно, объясняется слабой тенденцией к росту применения минеральных удобрений. Растет также выпуск мелкой техники, например, культиваторов, что свидетельствует об определенном росте покупательной способности сельхозпроизводителей.

Таблица 2.14

Динамика объема выпуска средств производства для сельского хозяйства

1998г. в % к 1997г.

Минеральные удобрения, тыс. тонн

97,5

Тракторное и сельскохозяйственное машиностроение

70,7

тракторы, тыс. штук

79,0

зерноуборочные комбайны

44,9

машины для внесения минудобрений

128,0

культиваторы тракторные

109,4

Источник: Госкомстат России.

Пищевая промышленность

В истекшем году продолжился процесс притока инвестиций в пищевую промышленность: за первое полугодие инвестиции в этом секторе выросли на 45%, превышая этот показатель по всем другими секторам экономики. Скорее всего большая часть инвестиций была направлена во вторичную переработку, которая менее зависима от сельскохозяйственного сырья.

Финансово-экономический кризис повлек за собой сокращение объемов импортных поставок и резкое удорожание в рублевом эквиваленте цен на импортную продукцию. Данная ситуация способствовала импортозамещающей тенденции в пищевой отрасли. В таблице 2.15 показаны помесячные темпы изменения объемов производства основных видов продовольствия. Нетрудно видеть, что в целом рассмотренные продукты распадаются на две группы - те, производство которых выросло после августовских событий, и те, производство которых стало еще быстрее сокращаться. Вторая группа продуктов представлена сахаром, мясом и колбасными изделиями. Это те продукты, в производстве которых использовалось импортное сырье. С девальвацией рубля импорт сырья стал проблематичен, а покупательная способность населения именно по этим группам сократилась (особенно по мясопродуктам).

Таблица 2.15

Темпы роста производства основных видов продовольственной продукции в 1998 году (помесячные и годовой индексы - в % к соответствующему периоду 1997 г.)

июль

август

сентябрь

октябрь

ноябрь

декабрь

год

сахар

107

69,4

86,1

114,3

44,7

13,3

125,1

мясо

95,3

91,4

90,3

89,6

81,9

71,1

86,5

колбасные изделия

85,2

83,3

73,7

75,9

83,5

80,8

86,7

хлеб и хлебобулочные изделия

92

92,2

95,7

98,7

97,1

98

94,8

макаронные изделия

99,6

92,5

178,6

159,2

156,5

158,4

121,4

маргариновая продукция

116,8

72

86,7

139,7

171,4

185,1

106,8

цельномолочная продукция

100,7

100,9

104,8

103,5

101

90,7

102,9

масло животное

92,4

90,6

93,5

82,8

82,3

85,6

93,7

сыры и брынза

96,6

101,4

105,4

113,5

102,3

85,2

103

мука

94,9

85,4

102,1

100,1

100,4

103,2

95,9

крупа

97,7

78,5

105,7

114

104

112,9

103,2

масло растительное

110,1

133,6

178,4

144

106,6

109

112,1

Источник: Данные Госкомстата за соответствующий период

Спад в производстве хлебобулочных изделий не приостановлен, но замедлился. Это может быть косвенным показателем, характеризующим динамику доходов населения: при прочих равных условиях падение реальных доходов населения сопровождается ростом потребления хлеба. С августа спад по всей товарной группе заметно замедлился, при этом вероятнее всего, происходит рост производства хлеба на фоне сокращения производства хлебобулочных продуктов.

По таким товарным группам, как макаронные изделия, маргариновая цельномолочная продукция, сыры, мука, крупа в явном виде демонстрируют импортозамещающую тенденцию с началом кризиса. Доля импортных продуктов в этом ассортименте была достаточно высокой, и девальвация рубля повысила внутреннюю конкурентоспособность отечественных производителей.

Динамика производства растительного масла имеет более сложную природу, возможно, резкий рост объемов выпуска в августе и сентябре был связан с ажиотажным спросом. Дальнейшее развитие отрасли будет зависеть от эффективности политики ограничения экспорта семян подсолнечника, введенной в начале текущего года.

Общая характеристика ситуации на сельскохозяйственных рынках России в 1998 г.

Развитие агропродовольственного рынка в 1998 г. происходило как под влиянием сохраняющейся макроэкономической нестабильности в стране, так и отсутствия четкой концепции государственного регулирования агропродовольственного комплекса.

Динамичный в начале 90-х гг. процесс формирования нетрадиционных для плановой экономики рыночных структур и каналов сбыта резко затормозился в последние два года. Значение неденежных форм расчетов, прямых поставок, теневого оборота резко возросли под влиянием макроэкономической нестабильности. Этому, в значительной степени, способствовала федеральная и региональная политика товарного кредитования, сохраняющаяся практика формирования региональных продовольственных фондов.

Неразвитость инфраструктуры продовольственных рынков стимулировала процесс формирования вертикально интегрированных связей в продуктовых цепочках, в первую очередь, между производителями сырья и переработчиками. В частности, сложившийся дефицит сырья в мясном и молочном подкомплексах обусловил стремление ряда предприятий перерабатывающих отраслей к организации собственной производственной сырьевой базы, долгосрочной контрактации сельскохозяйственных производителей. Примером может быть «Черкизовский АПК», инвестировавший капитал в два подмосковных совхоза и птицефабрику. В то же время есть много примеров искусственного объединения предприятия различного уровня продуктовых цепочек, получивших в последние годы названия финансово-промышленных групп. Зачастую подобные объединения создаются под эгидой региональной администрации и представляют собой попытку возродить на региональном или микро уровне централизованную систему управления и контроля.

В 1998 г. сокращение доли поставок продукции традиционным заготовителям стало еще заметнее. Особенно резкое падение объемов продаж заготовителям отмечается на рынках национального значения (зерно) или продуктов, ориентированных на экспорт (подсолнечник) (табл. 2.16).

Таблица 2.16

Удельный вес поставок заготовителям в общем объеме реализации сельскохозяйственными производителями, %

1992

1993

1994

1995

1996

1997

1998*

Зерно

64

63

33

28

26

25

6

Подсолнечник

76

42

8

19

8

8

6

Картофель

50

45

34

35

31

28

9

Скот и птица (живой вес)

80

80

71

64

55

47

44

Молоко

96

96

93

90

84

81

72

* - 11 месяцев

Источник: Реализация сельскохозяйственной продукции сельхозпредприятиями. Госкомстат, 1992-1997, и на 1 декабря 1998 г.

Неденежные формы расчетов (бартер, давальчество, взаимозачет, товарный кредит) стали важной характеристикой современных структурных изменений на продовольственных рынках. Трудности с реализацией и отсутствие наличных денег, груз налоговых неплатежей породили самые разнообразные, многоступенчатые формы бартера и взаимозачета, давальческих операций. Например, региональная продовольственная корпорация в Орловской области - «Орловская Нива» выплачивает сельскохозяйственным производителям «мясные дотации» зерном; налоги с сельхозпроизводителей иногда также уплачиваются натурой. Во многих регионах получила распространение многоступенчатая схема расчетов «масло»-масло». Согласно ей сельхозпроизводителям поставляются ГСМ, оплата за поставки которых производится сливочным маслом (в частности), которое поставщики ГСМ самостоятельно отгружают с молокозаводов - получателей молока от сельхозпроизводителей.

Характерной особенностью сельскохозяйственных рынков является резко возросший объем теневого оборота. В отдельных регионах весь объем продукции, кроме той, что поставляется в региональные фонды или поставляется на условиях товарного кредита, практически полностью реализуется за наличный расчет. Это всегда чревато сокрытием реально получаемых доходов.

Продолжает сохраняться изолированность региональных продовольственных рынков. Рост межрегиональных барьеров объясняется как неразвитостью рыночной инфраструктуры, которая зачастую существенно повышает транзакционные издержки, так и высокими административными барьерами. Региональные власти во многих регионах с избытком предложения все чаще в качестве инструмента регулирования локального рынка используют прямые запреты на вывоз продукции. Количественным индикатором межрегиональных дезинтеграционных процессов может быть сохраняющаяся (а в некоторых случаях усиливающаяся) вариация цен по регионам (рис.2.20).

Рис. 2.20

Региональная вариация цен реализации на сельскохозяйственных рынках (коэффициент вариации цен)*

* - январь-ноябрь 1998 г.

Существенная региональная вариация цен на молоко свидетельствует о том, что оно является продуктом преимущественно локального рынка (региональной специализации на рынке молока нет). Основные объемы молока производятся и реализуются внутри областей, межрегиональные потоки незначительны, поэтому цены на молоко не выравниваются по регионам со временем. На зерновом рынке сокращение ценовой дисперсии во времени как раз отражает принадлежность этого продукта к национальному рынку; региональные барьеры постепенно преодолевались. Однако с 1997 г. усиление практики запретов на вывоз, увеличение межрегиональных барьеров вновь привели к росту ценового разброса по регионам. На рынке говядины сокращение регионального разброса цен скорее всего является свидетельством того, что основной объем реализации этого товара сместился в индивидуальный частный сектор, ситуация в котором является определяющей при формировании цен.

Влияние финансового кризиса на продовольственный рынок

Потребительский рынок в первую очередь отреагировал на кризис. Резкий рост розничных цен был обусловлен девальвацией рубля, высокой долей импортного продовольствия в розничном товарообороте и спровоцированным кризисом ажиотажным спросом.

Рис. 2.21

Динамика розничных цен на отдельные виды продовольствия (до кризиса и после), руб. за кг

Источник: Минсельхозпрод

Со спадом ажиотажного спроса цены, рост которых был обусловлен инфляционными ожиданиями населения, запасавшего продукты длительного хранения, к ноябрю начали снижаться. С середины декабря произошел новый скачкообразный рост цен на продовольствие, вызванный продолжающимся ростом курса доллара, а также увеличением спроса как сезонного характера, так и обусловленного истощением запасов продовольствия, накопленных в ходе ажиотажных закупок.

На августовский кризис отреагировали цены всех уровней продовольственной вертикали, хотя и в разной степени и с разной скоростью. Здесь интересна реакция цен мясного сегмента продовольственного рынка, который сильно зависит от импорта сырья. Например, на рынке говядины реакция цен первичного спроса (розничных цен на продовольствие) оказалась высокой в краткосрочном плане, в то время как цены производного спроса (закупочные цены) увеличились незначительно, и их рост происходил с определенным лагом - только к октябрю он стал ощутимым (рис. 2.22). В то же время на рынке свинины не только розничные, но и закупочные цены отреагировали на изменение рыночной ситуации в краткосрочном плане.

Рис. 2.22

Динамика закупочных и розничных цен на говядину и свинину, руб. за кг

Источник: Минсельхозпрод

Летний кризис резко изменил соотношение розничных цен на импортную и отечественную продукцию, создав для последней явные конкурентные преимущества. Произошел сдвиг потребительского спроса в сторону аналогичной продукции национального производства.

Москва, как субъект Федерации с наибольшим финансовым потенциалом и концентрацией наличных средств, в условиях кризиса резко расширила закупки продовольствия внутри страны, даже в регионах, нетрадиционных для таких закупок в последние годы, например, в Западной Сибири. Московские заготовители, контрактующие продовольственные закупки на условиях предоплаты и зачастую наличными, оказались вне конкуренции с местными заготовителями. С одной стороны, разворачивание московского потребителя на внутренний рынок характеризует собой рост спроса для отечественного агропродовольственного сектора. Однако, с другой стороны, массовый отток продуктов питания из регионов стал фактором, подтолкнувшим в условиях кризиса многие региональные власти ввести запреты на вывоз местного продовольствия с тем, чтобы не разрушить местную систему продовольственного снабжения. Тем не менее, практика уже убедительно показала невозможность эффективного осуществления такого рода запретов в сложившихся условиях в стране, и регион за регионом отменяют такие меры.

Внешняя торговля продовольствием в 1998 г.

В первой половине 1998 г., как и в прошлые годы, различные ограничительные методы регулирования внешней торговли сельскохозяйственной продукцией и продовольствием не привели к существенным изменениям в динамике и структуре агропродовольственной торговли России. Поэтому в январе-июне 1998 г. тенденция прошлого года, выраженная в увеличении импортных закупок и сокращении российского экспорта сельхозпродукции и продовольствия, сохранилась

В первом полугодии 1998 г. продовольственный импорт в стоимостном выражении вырос по сравнению с соответствующим периодом 1997 г. на 17%, а экспорт сократился на 9%. Для России всегда было характерно отрицательное сальдо торгового баланса в агропродовольственном секторе: в январе-июне этот показатель вырос еще больше.

Развитие внешнеторговых отношений России во втором полугодии осуществлялось под влиянием финансово-экономического кризиса. Уже в 3 квартале 1998 г. наблюдалось резкое сокращение объемов импорта по многим товарам. По сравнению с 3 кварталом 1997 г. закупки импортного продовольствия в стоимостном выражении сократились на 36% (табл. 2.18). Особенно резко упал импорт в августе-сентябре, сразу после финансового и банковского кризиса (табл. 2.17). Многие российские компании оказались лишенными возможности получить банковский кредит для закупки сельхозпродуктов и продовольствия, а средств для осуществления импортных операций на условиях предоплаты у компаний не было. Неопределенность с обменным курсом заморозила на таможенных складах продовольствие, уже ввезенное в страну. Кроме того, между товарами импортного и отечественного производства образовался существенный ценовой разрыв, который будет действовать относительно долго. Это было связано с удорожанием импортных товаров в рублевом выражении.

Под влиянием финансового кризиса произошло снижение импортных поставок по всем группам товаров. Поэтому, несмотря на кардинальные изменения в динамике внешнеторговых потоков, в январе-сентябре 1998 г. доля агропродовольственного импорта в общем объеме закупок импортных товаров не изменилась по сравнению с соответствующим периодом прошлого года и составила 27%. Доля экспорта сельскохозяйственной продукции и продовольствия в общем объеме российского экспорта также сохранилась на прежнем уровне - 1,6%.

Таблица 2.17

Изменение импорта некоторых видов сельхозпродукции и продовольствия

январь-июль 1998 в % к январю-июлю 1997

Январь-октябрь 1998 в % к январю-октябрю 1997

Мясо, свежее

101.7

80.6

Мясо птицы

112.5

81.6

Масло животное

51.5

51.2

Цитрусовые

126.6

110.0

Чай

146

120.7

Зерно

52.8

44.6

Масло растительное

162.8

119.9

Мясные консервы

84,9

56,9

Сахар

187,9

122,5

Источник: Госкомстат РФ и Таможенный комитет РФ.

Финансово-экономический кризис привел также к изменению географической структуры торговых потоков. Если в предыдущие годы наблюдался постоянный рост продовольственного импорта из стран дальнего зарубежья, то в 3 квартале 1998 г. под влиянием кризиса произошло сокращение объемов импортных поставок, как из этих стран, так и из стран СНГ. Объем импортных операций с партнерами из дальнего зарубежья сократился, прежде всего, из-за повышения цен на импортную продукцию в национальной валюте. Импорт продовольствия из стран СНГ упал в меньшей степени (в 3-ем квартале на 23% по сравнению со 2-ым кварталом), чем из стран дальнего зарубежья (на 38%). В результате этого доля стран дальнего зарубежья в общем объеме продовольственной торговли сократилась с 86,6% в начале года до 82,5% к июлю-сентябрю 1998 г., а доля стран ближнего зарубежья, напротив, выросла с 13,4% до 17,5%.

Таблица 2.18

Итоги внешней торговли России сельхозпродукцией и продовольствием в 1-3 кварталах 1998 г. (без неорганизованной торговли)*

1 кв.

2 кв.

3 кв.

в % к 1 кв. 1997г.

в % к 2 кв. 1997г.

в % к 3 кв. 1997г.

Экспорт, млн. долл.

266,8

93,8

232,5

83,1

263,5

78,3

в т.ч. в СНГ, млн. долл.

93,4

124,7

77,2

68,1

64,9

79,3

%

35,0

33,2

24,6

дальнее зарубежье, млн. долл.

173,4

82,7

155,3

93,3

198,6

78,0

%

65,0

66,8

75,4

Импорт, млн. долл.

3189,8

125,8

3412,9

106,3

2235,9

64,0

в т.ч. из СНГ, млн. долл.

427,1

81,2

510,8

74,4

391,8

54,5

%

13,4

15,0

17,5

дальнего зарубежья, млн. долл.

2762,7

137,5

2902,0

114,9

1844,0

66,4

%

86,6

85,0

82,5

Сальдо, млн. долл.

-2923,0

-3180,4

-1972,4

в т.ч. СНГ, млн. долл.

-333,7

-433,6

-326,9

дальнее зарубежье, млн. долл.

-2589,3

-2746,7

-1645,4

*- Без учета данных о торговле России с Белоруссией.

Источник: Таможенная статистика внешней торговли РФ.

До сентября 1998 г. рост импортных закупок сопровождался снижением средних контрактных импортных цен. После финансового кризиса произошло резкое снижение импортных потоков сельскохозяйственной продукции и продовольственных товаров (табл. 2.19).

Таблица 2.19.

Динамика импорта важнейших видов сельхозпродукции и продовольствия в 1-3 кварталах 1998 г.*

1 кв.

2 кв.

3 кв.

млн.т.

в % к 1 кв. 1997г.

млн.т.

в % к 2 кв. 1997г.

Млн.т.

в % к 3 кв. 1997г.

Говядина

127,3

67,0

135,4

88,9

92,2

56,6

Свинина

77,2

108,1

98,2

128,8

63,5

83,5

Мясо птицы

290,8

196,0

252,4

74,1

181,2

55,1

Масло подсолнечное

60,9

192,9

75,1

130,0

59,1

46,8

Масло сливочное

38,7

55,8

15,0

37,5

12,9

68,0

Пшеница и меслин

355,5

108,5

377,6

58,8

305,9

49,7

Мука пшеничная

85,7

105,2

70,8

76,5

41,6

42,2

Сахар-сырец

1005,428

652,6

1711,8

197,1

686,5

58,8

Сахар белый

156,4

66,3

115,9

31,5

67,9

28,7

Цитрусовые

223,3

126,8

167,0

130,5

41,7

71,7

Кофе

1,9

40,4

1,2

16,2

0,8

10,3

Чай

41,7

112,1

41,3

95,0

32,2

91,6

*-. Без учета данных о торговле России с Белоруссией.

Источник: Таможенная статистика внешней торговли РФ.

В то же время фирмы-поставщики импортного продовольствия на российский рынок подняли средние контрактные цены в долларовом выражении, несмотря на то, что даже без этого повышения цен, в результате девальвации национальной валюты для российских потребителей цены на импортные товары в рублевом выражении были достаточно высокими (рис. 2.23).

Такая стратегия компаний объясняется стремлением в некоторой степени компенсировать потери от блокирования импорта в августе-сентябре повышением контрактных цен. Иначе говоря, для многих фирм-поставщиков зарубежной продукции основной целью торговли на российском рынке является получение прибыли в краткосрочном периоде, а не сохранение определенной ниши на этом рынке. Однако нужно отметить, что в долгосрочной перспективе крупные торговые компании скорее всего начнут продавать продукцию по демпинговым ценам, чтобы удержать объем продаж. Так, уже в конце 1998 г. - начале 1999 г. наблюдалось снижение цен на американские куриные окорочка. США занимают около 70% в общем объеме импортных поставок этой продукции на российский рынок.

Рис. 2.23

Изменение средних контрактных импортных цен на некоторые виды сельхозпродукции и продовольствия в сентябре 1998 г. по сравнению с августом 1998 г.

Источник: Социально-экономическое положение России. Январь-октябрь 1998 года. М.: Госкомстат. 1998. Стр. 144.

В первом полугодии 1998 г. происходило падение стоимостных объемов продовольственного экспорта, хотя экспорт товаров за рубеж в физическом выражении вырос. Это было связано, прежде всего, со снижением цен мирового рынка. В 3 квартале по сравнению со 2 кварталом экспорт сельскохозяйственной продукции и продовольствия вырос на 13%. Причем это повышение произошло за счет увеличения экспортных поставок в страны дальнего зарубежья (на 28%) при сокращении экспорта в страны СНГ (на 16%). Такое явление можно объяснить повышением рентабельности экспорта в страны дальнего зарубежья в силу курсовой разницы. Однако в 3 квартале 1998 г. продовольственный экспорт России так и не достиг объемов 1997 г. Значительного повышения объемов экспорта в результате девальвации рубля не произошло, так как круг российских агропродовольственных товаров, традиционно экспортируемых в другие страны, очень узок, а внутреннее производство этих продуктов ограничено (табл. 2.20).

Таблица 2.20.

Динамика экспорта важнейших видов сельхозпродукции и продовольствия в 1-3 кварталах 1998 г. (без неорганизованной торговли)*

1 кв.

2 кв.

3 кв.

тыс.т.

в % к 1 кв. 1997г.

тыс.т.

в % к 2 кв. 1997г.

тыс.т.

в % к 3 кв. 1997г.

Рыба мороженая

40,1

354,9

74,0

211,4

106,2

132,9

Пшеница и меслин

362,3

396,4

280,8

146,4

357,4

338,1

Семена подсолнечника

219,0

327,5

90,0

87,4

34,7

93,8

Водка

46,5

13,3

89,7

23,0

126,1

43,9

*- Без учета данных о торговле России с Белоруссией.

Источник: Таможенная статистика внешней торговли РФ.

Падение импорта в результате финансового кризиса и повышение цен на импортные продукты питания привело к сокращению его доли в потреблении продовольствия. Так, по экспертной оценке Госкомстата, в 4 квартале 1998 г. доля продовольственного импорта в розничной торговле сократилась до 19%, в то время как до кризиса она составляла 36%.

Стабилизация обменного курса в октябре-ноябре этого года привела к росту импорта по многим видам продовольствия (рис. 2.24).

Рис. 2.24

Изменение импорта некоторых видов сельхозпродукции и продовольствия в октябре и ноябре по сравнению с сентябрем 1998 г.

Источник: Госкомстат РФ.

Уже в октябре 1998 г. возросли поставки масла животного, мяса птицы, сахара и сахара-сырца. В ноябре этого года был отмечен рост импорта мяса и масла растительного. Наибольший прирост поставок продовольствия наблюдался из стран СНГ. В октябре 1998 г. страны Содружества были основными поставщиками сахара и животного масла.

Агропродовольственная политика в 1998 году

Агропродовольственная политика России в 1998 году формировалась в значительной мере под воздействием внешних для сектора факторов. Прежде всего, таким фактором были смены кабинетов министров, повлекшие за собой и смену руководства АПК. При смене кабинета Черномырдина был замещен Министр сельского хозяйства и продовольствия, что повлекло за собой также и смену значительной части руководства Минсельхозпрода. В этот же период была отменена двухступенчатая система руководства АПК: «вице-премьер - министр». В августе новый Министр сельского хозяйства и продовольствия только объявил о стратегических целях своей программы, как разразившийся финансовый и экономический кризис сделал значительную часть этой программы неактуальной. Последовавший за финансовым кризисом политический кризис привел к смене кабинета министров и восстановлению двухступенчатой схемы руководства АПК.

Вторым определяющим политику условием было значительное, гораздо более резкое, чем во все предыдущие годы, сокращение бюджетных ассигнований на агропродовольственный сектор.

Отсутствие финансирования на федеральном уровне привело к тому, что впервые за годы реформ доля региональных бюджетов в бюджетном финансировании АПК так резко возросла - до 80% в общем объеме расходов на АПК в консолидированном бюджете страны.

В силу названных условий основная часть года ушла на формирование какой-либо стратегии в области АПК, а с другой стороны, бюджетные ограничения делали возможный выбор мер агропродовольственной политики крайне скудным.

Третьим немаловажным фактором, обусловливающим государственную политику в области АПК, стала политическая инерция, которая предопределила сохранение многих программ, принятых в прошлые годы. Так, продолжал функционировать Фонд льготного кредитования АПК, делались попытки котировать так называемые сельскохозяйственные облигации субъектов Федерации, номинально (так как реального финансового наполнения практически не существовало) продолжались основные программы дотирования сельского хозяйства. Иными словами, ни отсутствие реального бюджетного финансирования на федеральном уровне, ни надвигающийся экономический кризис не привели к оперативному пересмотру агропродовольственной политики, к концентрации усилий на наиболее важных направлениях развития сектора.

Наконец, с конца августа текущего года агропродовольственная политика определяется прежде всего условиями разразившегося финансового и экономического кризиса, поставившего вопросы тактического характера впереди стратегических планов развития сектора. Практически все 89 субъектов Федерации. не дожидаясь разрешения политического кризиса на федеральном уровне в конце августа - начале сентября текущего года предприняли экстренные попытки защиты своих региональных продовольственных рынков от разразившегося кризиса. Попытки эти в основним сводились к регулированию тем или иным способом розничных цен и установлению торговых барьеров между регионами. Федеральная власть оказалась заложником этих решений, так как к моменту, когда она уже могла предпринимать какие-либо политические шаги, все было сделано на региональном уровне. Федеральному правительству оставалось только сфера внешнеторгового и налогового регулирования, чем оно и воспользовалось.

В результате всех названных факторов агропродовольственная политика 1998 года представляет собой весьма фрагментарную картину и не отражает какой-либо целостной стратегической линии федерального правительства или региональных властей. Тем не менее, ярко выражено сокращение роли федеральной власти в формировании этой политики, дальнейшее, но значительно более резкое выраженное перемещение центра тяжести в агропродовольственной политике страны в субъекты федерации.

Регулирование агропродовольственных рынков

Основные программы поддержки АПК страны традиционно закладываются в ежегодном комплексном постановлении правительства, распределяющем по направлениям выделенные в федеральном бюджете средства на этот сектор экономики. В текущем году в середине апреля правительством было подписано постановление №392 «Об экономических условиях функционирования АПК в 1998 г.».

С точки зрения регулирования аграрных рынков данное постановление практически не содержало новых мер. По-прежнему предполагалось устанавливать «минимальные гарантированные закупочные цены» на продукцию, закупаемую в федеральные фонды. Как и прежде, данные цены никакого отношения к механизмам интервенций, с какими обычно связывают такие цены, не имели, а предполагались как расчетные параметры для выделения кредитов для государственных подрядчиков на закупку в государственные фонды.

На практике Министерство экономики РФ категорически воспротивилось установлению гарантированных цен, как противоречащих принципам функционирования рынка, и, несмотря на отрицательную реакцию агарной группы Думы, такие цены на 1998 год не устанавливались.

Принятый Федеральным собранием России в 1997 году Закон «О государственном регулировании АПК» предусматривает проведение правительством закупочных и товарных интервенций на аграрных рынках. В целях реализации положений данного закона в Постановлении Правительства №392 появилась новая по сравнению с предыдущими годами мера - закупочные интервенции. Однако механизм таких интервенций остался так и не прописанным. Так как в постановлении говорится о квотах закупки при закупочных интервенциях, то предполагались не полномасштабные интервенции поддержки сельскохозяйственных цен на гарантированном уровне, а предоставление производителям права продавать государству в пределах определенных квот свою продукцию по фиксированным («гарантированным») ценам. Наибольшее сомнение вызвало решение Правительства проводить подобные закупки по зерну и масличным, т.е. культурам, отличающимся наивысшей и относительно устойчивой рентабельностью. Однако отсутствие реального механизма проведения интервенций, а самое главное - уже в начале года ощущавшийся бюджетный кризис в стране не позволял рассматривать данное положение программы Правительства всерьез. В результате никаких интервенционных операций на рынке агропродовольственной продукции не проводилось.

Еще одним шагом правительства в области регулирования аграрных рынков, вытекающим из закона о государственном регулировании АПК, стала подготовка документа о повышении паритета цен на сельскохозяйственную продукцию.

Главная мысль документа заключается во введение неких целевых цен, рассчитываемых на основе базовых цен 1990 года и используемых для обоснования уровня дотаций на сельскохозяйственные продукты.

Возврат к паритетной цене 1990 года означает возврат к ценовым пропорциям советского времени. Известно, что политика поддержки сельского хозяйства за счет дотаций самому сельскому хозяйству и населению за продукты питания привела к пропорциям между ценами на средства производства и на сельскохозяйственную продукцию в значительной мере более преференционную для аграрного сектора, чем во всем мире. Также была искусственно завышена доля сельского хозяйства в конечной цене на продукты питания (в силу механизма дотаций эта доля по некоторым продуктам превышала 100%). С либерализацией цен произошло резкое изменение относительных цен в АПК. Как только эти относительные цены выровнялась с мировыми пропорциями, динамика цен в трех сферах АПК стала параллельной (рис. 2.25).

Рис. 2.25

Годовые индексы цен на сельскохозяйственную продукцию, средства производства для сельского хозяйства и розничные цены на продовольственные товары

Источник: Госкомстат РФ

Политика дешевых ресурсов для сельского хозяйства вела к крайне расточительному их использованию. Известно, что до 40% приобретаемых селом минеральных удобрений терялось. Ежегодный объем производства тракторов в России почти полностью (а иногда и более 100% выпуска - за счет запасов) шло на пополнение выбытия их в хозяйствах. Расход топлива был колоссальным. Переход в режим реальных ценовых пропорций (а расчеты показывают, что относительные цены в сельском хозяйстве России более или менее соответствуют мировым уровням) привел к более экономному использованию ресурсов: закупленные удобрения вносятся стопроцентно, техника используется только по назначению и существенно более рационально (в сельской местности трудно встретить брошенную технику на полях уже несколько лет, что было обычным явлением в советское время), спад аграрного производства существенно меньше, чем спад применения основных ресурсов сельскохозяйственного производства (рис. 2.26 и 2.27). Все этого свидетельствует о рационализации использования ресурсов. Минсельхозпрод же предлагает вернуться к ситуации 1990 года.

Рис. 2.26

Внесение минеральных удобрений в % от поставки сельскому хозяйству

* -1980-1987 гг. - СССР в целом

Источник: Госкомстат РФ и Минсельхозпрод РФ

Рис. 2.27

Динамика изменения валовой продукции сельского хозяйства (нарастающим итогом к 1991 г.) и расхода автобензина и дизтоплива в расчете на гектар посевной площади

Источник: Госкомстат РФ и Минсельхозпрод РФ

Регулированием рынков продовольственной продукции федеральное правительство не занимается с осени 1993 года, когда были отменены федеральные дотации на хлеб. В программе правительства на 1998 год введения подобного регулирования не предполагалось.

Главный аргумент Минсельхозпрода в выборе 1990 года как базового для расчета паритетных цен заключается в том, что это был год наивысшей рентабельности в сельском хозяйстве и минимального числа убыточных хозяйств. Однако упускается из виду, что в условиях государством устанавливаемых цен рентабельность является сугубо счетной категорией. Если бы в 1990 году в системе двойных цен на сельскохозяйственную технику и двойного тарифа на электроэнергию пропорции были бы еще более преференционны для сельского хозяйства, а закупочные цены были бы подняты еще выше (они именно накануне и были подняты), то рентабельность могла бы достигнуть не 37%, а, скажем, 50%. В условиях централизованно планируемой экономики рентабельность сельского хозяйства определялась, в основном, возможностями бюджета и силой аграрного лоббирования.

Рис. 2.28

Соотношение индексов цен на продовольственные продукты и общего индекса потребительских цен в июле и августе

Источник: Госкомстат РФ

Правительство С. Кириенко, руководствуясь преимущественно фискальными целями, в июле текущего года отменило существовавшую до этого льготную 10-процентную ставку НДС на большинство продуктов питания. При этом увеличение ставки НДС не отразилось на ценах на продовольственные продукты. На рис. 2.28 показаны соотношения индексов цен на продовольственные продукты и общего индекса потребительских цен в июле и августе в 1996-1998 годах. Из рисунка видно, что после отмены льготного НДС для значительной группы продовольственных товаров цены на продовольствие в целом росли медленнее потребительских цен в среднем (сопоставление с двумя предыдущими годами позволяет элиминировать фактор сезонного снижения цен).

После кризиса список товаров, к которым применяется льготная 10-процентная ставка НДС, опять был расширен. Кроме уже существующих продуктов, определенных в августе 1998 г., в этот список вошли также мясо и мясопродукты, яйца, масло растительное, маргарин, сахар, крупа, мука, макаронные изделия, рыба и рыбопродукты, овощи и картофель. Данная мера носит временный характер и будет действовать до 1 июня 1999 г.

Таким образом, в силу жестких бюджетных ограничений государственная политика в области регулирования агропродовольственных рынков на федеральном рынке была вынужденно либеральной. С началом финансово-экономического кризиса положение резко изменилось: сначала региональные, а затем и федеральное правительства предприняли попытки административного регулирования агропродовольственных рынков. Более подробно эти меры будут рассмотрены ниже.

Политика субсидий

Федеральное правительство фактически полностью отстранилось от субсидирования агропродовольственного комплекса: если все предыдущие годы реформ в общем объеме бюджетного финансирования АПК доля федерального бюджета составляла около одной трети, то в первом полугодии 1998 г. эта доля упала до 19%.

Кроме того, приоритеты агропродовольственного сектора в бюджетной политики государства всегда выражались тем, что процент выполнения проектных расходов на этот сектор экономики был выше, чем на другие сектора. За 1998 год исполнение статьи расходов федерального бюджета на сельское хозяйство и рыболовство составило только 26% от запланированных на 1998 год 12 млрд. рублей. Доля аграрной статьи в расходной части консолидированного бюджета сократилась с 3,6% в 1997 году до 2,3% в 1998 году. Дотации и субсидии сельскому хозяйству профинансированы только на 20%. Характерно, что в наибольшей пропорции профинансированы наименее эффективные дотации - на овцеводство, на компенсацию затрат на энергию и топливо тепличному хозяйству, на элитное семеноводство. Дотации, рост затрат на которые предусматривался на 1998 года в наибольшей степени - на минеральные удобрения, льнопроизводство, страхование посевов - профинансированы в наименьшем объеме. Все это говорит об отсутствии сколько-нибудь эффективных рычагов воздействия на аграрный сектор в руках федеральной власти: субсидирование сектора идет инерционно, по наименее эффективным каналам.

Как уже отмечалось выше, правительственное сезонное постановление об экономических условиях функционирования АПК в 1998 году было принято только в апреле. Так поздно его еще не принимали, когда не только уже производственные программы в АПК приняты, кредиты получены (или не получены), но и посевная началась там, где это позволила поздняя весна. Такому опозданию есть объективные причины - позднее принятие бюджета страны. Однако суть не только в этом. В принятом документе не содержалось ничего принципиально нового в государственной аграрной политике. Система мер, даже форма постановления повторяется из года в год, меняются только цифры и подписи под ним. Поэтому срок принятия постановления не играет роли для реального функционирования АПК.

Финансово-кредитная политика

В 1998 году Фонд льготного кредитования АПК распределяли 12 банков, победивших в открытом тендере в конце 1997 года. При этом пять банков из 12 распределили 86% всех выданных из Фонда кредитов (табл. 2.21).

Таблица 2.21

Распределение средств Специального фонда льготного кредитования АПК по уполномоченным банкам, 1998 год

Тыс. руб.

%

Выдано всего

5857926,4

100,00

СБС-Агро

2 619 898,0

44,72

Альфабанк

1024525

17,49

Инкомбанк

584 600,0

9,98

Возрождение

448 735,0

7,66

Менатеп

345 580,0

5,90

Мостбанк

268 000,0

4,57

Собинбанк

255 298,4

4,36

Империал

163 980,0

2,80

Российский кредит

62 500,0

1,07

МИБ

50 810,0

0,87

Онэксимбанк

25 000,0

0,43

Мосбизнес

9 000,0

0,15

Источник: Данные СБС-Агро.

В результате какой-либо конкуренции банков в распределении Фонда не получилось. Почти треть территорий работало только с одним из банков, еще около трети - с двумя, и только в основных сельскохозяйственных регионах, таких как Алтайский, Краснодарский, Ставропольский края, Ростовская область, конкуренция банков достигалась присутствием на сельском финансовом рынке 4-6 банков. Так как далеко не все из отобранных банков располагают филиальной сетью, то очень часто они работают через корреспондентские отношения с местными банками, что, во-первых, добавляет маржу, следовательно, удорожает займы для сельскохозяйственных производителей. Так, процент выдачи так называемым экстерриториальным заемщикам (косвенный показатель того, что уполномоченный банк не работает с непосредственно производителями) в МИБ достиг 50%, в ОНЕЭКСИМбанке - 20%; это типичные примеры банков, не имеющих региональной сети в сельских регионах.

Во-вторых, местные банки, как правило, зависимы от региональной администрации. Это позволяет последним усиливать свое влияние при распределении кредитов и означает вновь не банковский, а бюрократический механизм кредитования. Так, в республике Алтай реестр составляется департаментом сельского хозяйства, а затем местные банки в соответствии с данным реестром заключают договора. Здесь, как и прежде, уравнительное распределение кредитных ресурсов и база для чиновничьей коррупции. В Липецкой области предыдущий губернатор использовал механизмы кредитования для национализации сельскохозяйственных предприятий (новый губернатор позднее отменил соответствующие постановления предшественника, но сама возможность подобного использования федерального механизма кредитования остается).

Так как доли уполномоченных банков жестко не установлены (видимо, в тщетной попытке устроить некую их состязательность на рынке займов), то возникает естественное стремление каждого из них удержать уже «владеемую» (т.е. распределенную на предыдущем этапе) сумму займов.

Из-за нерешенности проблемы долгов сельскохозяйственных предприятий банки вынуждены были предоставлять кредиты не непосредственно производителям, а переработчикам, поставщикам ресурсов (лучший вариант) или администрации региона (худший вариант). Так, по обследованию ряда региональных отделений СБС-Агро из выданных по территории кредитов непосредственно сельскохозяйственные производители получали 12-30% (исключение составили Омск - 44% и Тамбов - 63%). И теория, и уже накопленный российский опыт свидетельствуют о том, что в условиях натуральных обменных сделок сельское хозяйство всегда проигрывает, так как не располагает всем объемом рыночной информации и имеет меньший вес в сделках.

В ряде регионов Сибири и Дальнего Востока 50-80% всех кредитов было выдано областным администрациям, что фактически означало возврат к административному распределению финансовых ресурсов в сельском хозяйстве. Таким образом, новая система кредитования АПК не создала сколько-нибудь конкурентной среды на рынке сельскохозяйственного кредита, породила неизбежные конфликты между банками-участниками и руководством Фонда, усилила администрирование процесса кредитования на региональном уровне, в ряде случаев удорожила кредит для сельского хозяйства. Наконец, эта система полностью зависит от накопленных средств, выделяемых на пополнение ресурсов. Она не предусматривает никакого мультипликатора средств (10% годовых, которые платят заемщики, мультипликативного эффекта дать не могут).

Накопленная сельскохозяйственными производителями задолженность к началу финансового года в АПК (к весенней посевной) не позволяла осуществить сколько-нибудь нормальное кредитование сектора: в силу картотеки выделяемые средства тут же перечислялись бы в бюджет. Поэтому уже с конца 1997 года стояла задача реструктуризации долгов. В апреле вышло постановление правительства о реструктуризации задолженности юридических (в целом по экономике) лиц перед федеральным бюджетом. По количеству юридических лиц, имеющих задолженность перед бюджетом, сельское хозяйство, наверное, является первым сектором экономики. В конце 1997 года органы управления АПК выходили в правительство с предложениями о реструктуризации задолженности сельскохозяйственных предприятий, но предложение не было поддержано администрацией Президента. В результате кредит сельскому хозяйству в текущем сезоне принимал форму товарного кредита (в случае кредитования I и III сфер АПК) или наделению областной власти полномочиями распределения займов, что вело к администрированию, с одной стороны, и дальнейшей бартеризации связей в АПК, с другой.

Правительство Примакова вновь вернулось к вопросу реструктуризации долгов аграрному сектору, было принято соответствующее постановление. В условиях открывшегося шанса российскому агропродовольственному сектору весьма сомнительная мера огульного реструктурирования (читай - списания) долгов может оказать реальное стимулирующее воздействие, будь оно подкреплено и другими мерами.

Институциональные и земельные преобразования

Обсуждение проекта Земельного кодекса в Федеральном собрании пока остается безрезультатным. Попытка достижения компромисса по основным вопросам несогласия была сделана на Круглом столе, проведенном под эгидой Президента РФ в конце 1997 года. По итогам обсуждения правительством была подготовлена и принята Федеральная программа «Развитие земельной реформы в РФ на 1998-2001 годы». Программа имеет достаточно либеральную направленность и отстаивает концепцию постепенного формирования регулируемого земельного рынка в стране. Тем не менее, ее влияние на реальные процессы в законодательной сфере крайне ограничено. Государственная Дума по-прежнему нацелена на принятие своего варианта Земельного кодекса, который во многом противоречит Федеральной программе. В то же время экспертный опрос, проведенный в августе этого года ИЭППП, показал, что принятие данного варианта кодекса специалисты не ожидают в ближайшей перспективе.

В то же время перманентная реорганизация в правительстве и в частности в органах управления земельными отношениями привели к тому, что выполнение Указа Президента РФ от 7 марта 1997 г. «О реализации конституционных прав граждан на землю» фактически приостановлено: регистрация контрактов на использование земельных долей заморожена на уровне начала года. В настоящее время распоряжение только чуть более 40% всех выданных земельных паев зарегистрировано.

Внешнеторговая политика

В последние годы внешнеторговая политика России была нацелена на ограждение внутреннего рынка от импорта. С 1992 г., с одной стороны, происходило постепенное упразднение мер по регулированию экспорта сельскохозяйственной продукции и продовольствия, а, с другой стороны, развитие системы импортных тарифов и других ограничений продовольственного импорта.

В начале 1998 г. политика России во внешней торговле существенно не отличалась от прошлых лет. Эволюция внешнеторгового режима определялась, прежде всего, регулированием импорта, а мер по поддержке экспорта не предусматривалось.

Особое внимание в текущем году уделялось импорту алкогольной продукции. Жесткий контроль за оборотом алкогольных напитков связан с ростом в последние годы импорта в страну большого количества дешевых ликеро-водочных изделий (в том числе завоза нелегальным образом). Этот факт, а также рост объемов нелегального производства подрывают существование легализированных отечественных производителей алкогольной продукции. Для упорядочения ввоза в РФ алкогольной продукции с 15 февраля 1998 г. к водке и спирту этиловому, импорт которых осуществляется по лицензиям, добавили спиртные напитки крепостью более 28 градусов. Кроме того, с 31 декабря 1998 г. были повышены ставки акцизов на алкогольную продукцию и табачные изделия.

Государственный таможенный комитет РФ (ГТК РФ) ужесточил правила ввоза в Россию молочной продукции, произведенной в государствах СНГ. С 15 июня таможенное оформление ввозимой из стран СНГ отдельных видов молочной продукции производится при обязательном предъявлении сертификата о происхождении товаров.

В 1998 г. продолжалось активное регулирование торговли сахаром. В начале этого года для Украины была установлена квота беспошлинного ввоза сахара объемом 600 тыс. т. Импортную лицензию на беспошлинный ввоз сахара в рамках установленной квоты получили пять российских компаний. Согласно соглашению между Россией и Украиной из установленных 600 тыс. т в первом и четвертом квартала 1998 г. Украина должна была поставить на российский рынок 100 тыс. т, а во втором и третьем кварталах - 200 тыс. т. Однако в действительности объем закупок со стороны российских компаний, получивших лицензию на беспошлинный ввоз сахара, был значительно ниже. Основной причиной являются высокие по мировым меркам цены на украинский сахар.

Кроме того, с целью защиты российского свеклосахарного комплекса с 1 августа по 31 декабря 1998 г. были введены временные специальные пошлины на сахар и сахар-сырец, импортируемые из стран дальнего зарубежья. Новые пошлины взимались сверх действующих ставок таможенных пошлин (на сахар белый - 25% и на сахар-сырец - 1%) и составили 74% от таможенной стоимости, но не менее 0,16 ЭКЮ за 1 кг, на сахар-сырец и 20%, но не менее 0,055 ЭКЮ за 1 кг - на сахар. Однако, в связи с тем, что производство сахарной свеклы снизилось, а после введения временных специальных пошлин резко сократились поставки сахара-сырца, в начале 1999 г. временные специальные пошлины на сахар и сахар-сырец были отменены. Это дает основание предположить, что российские сахарные заводы опять станут переработчиками импортного сахара-сырца. Этот факт, а также продление поставок украинского сахара в рамках беспошлинной квоты до конца марта 1999 г. осложняют условия существования для отечественных производителей сахарной свеклы.

Другим импортным ограничением была отмена с 1 августа 1998 г. льготной 10-процентной ставки НДС, применяемой к продуктам питания (см. выше).

15 августа была введена 3-процентная дополнительная импортная пошлина, которая должна была действовать до 31 декабря 1999 г. Пошлина взималась сверх действующих ставок таможенных пошлин и со всех товаров, в том числе с сельхозпродукции и продовольствия, ввозимых в Россию из других государств, за исключением участников Таможенного союза. Очевидно, что низкий размер пошлины вряд ли мог ограничить импортные потоки в страну. Это дает возможность предположить о чисто фискальном характере данной меры.

Развитие внешнеторговых отношений России во втором полугодии осуществлялось под влиянием финансово-экономического кризиса. Снижение импорта в результате девальвации национальной валюты заставила российское правительство подходить к вопросам внешнеторгового регулирования с точки зрения стабилизации положения на продовольственном рынке и поддержки отечественной перерабатывающей промышленности, особенно молочной и мясной промышленности.

Для укрепления производственной базы мясо-молочной промышленности с 27 октября 1998 г. были снижены импортные пошлины на мясо, порошковые молоко и сливки, а также на наиболее социально-значимые продукты, такие как: сливочное и подсолнечное масло, детское питание, соевые бобы. Новые ставки таможенных пошлин введены сроком на шесть месяцев с условием возможного продления срока их действия.

Снижение ограничений для импортных поставок агропродовольственной продукции выражалось также в отмене на некоторые сельскохозяйственные и продовольственные товары введенной в августе 3-процентной дополнительной пошлины. В этом же ряду стоит и мера по восстановлению льготной ставки НДС на широкий круг продовольственных товаров.

В условиях экономического кризиса широкое распространение получили бартерные отношения между Россией и бывшими советскими республиками. Развитие этих отношений было связано, с одной стороны, с отсутствием у государств достаточных финансовых средств и, с другой стороны, с заботой российского правительства о пополнении продовольственных запасов. Так, например, Россия поставит Литве топливо в обмен на продукты питания. Поставками продовольствия в Россию будут погашать газовые долги Белоруссия и Молдавия.

Опасаясь расширения российского продовольственного экспорта после девальвации национальной валюты, в ноябре текущего года правительство ввело лицензирование экспорта семян подсолнечника, рапса и соевых бобов. Кроме того, в начале января 1999 г. впервые после 1996 г. вновь введены пошлины на экспорт продовольствия. Комбинированные экспортные пошлины были установлены на соевые бобы и семена рапса в размере 10% от таможенной стоимости, но не менее 20 ЭКЮ за 1000 кг и на семена подсолнечника в размере 10%, но не менее 15 ЭКЮ.

Масличные являются традиционным товаром российского экспорта, то есть единственной сельскохозяйственной культурой, по которой Россия все годы реформ была нетто-экспортером. Многие хозяйства юга страны выживают только благодаря высокой рентабельности этой культуры. Ограничения на вывоз приведут к их финансовой деградации с последующей необходимостью финансовой поддержки и этих производителей. При этом дефицита растительного масла на внутреннем рынке, который мог бы обосновать рациональность подобного шага, не наблюдается.

Приложение 3. Ситуация на отдельных продовольственных рынках

Зерновой рынок

Зерно является одной из немногих рентабельных культур все годы реформ в России. Поэтому практически все регионы страны стремятся к его производству. Способствует этому и вводимые время от времени основными зернопроизводящими регионами ограничения на вывоз зерна. Зерно стало своеобразным денежным субститутом в агропродовольственном секторе. Во второй половине 1998 г. ситуация на рынке зерна определялась двумя факторами. Во-первых, очень низким урожаем, (при относительно высоком удельном весе продовольственного зерна) и, следовательно, ожидаемым резким спадом предложения зерна на рынке; во-вторых, резким падением реальных доходов населения и ожидаемым ростом спроса на неэластичные по цене товары - хлеб и муку.

В результате ряд зернопроизводящих регионов отреагировал введением запретов на вывоз зерна. На федеральном уровне были инициированы переговоры о получении продовольственной помощи, включая поставки зерна. 23 декабря 1998 г. было подписано соглашение с США, а 20 января 1999 г. - с ЕС о предоставлении России продовольственной помощи. Общий объем поставок зерна по этим двум соглашениям составит 3,85 млн. т, или около 8% валового производства в 1998 г. Национальный рынок зерна остается мало прозрачным (большая доля бартерных операций, теневого оборота), поэтому очень трудно оценить реальный уровень производства, переходящих запасов и другие параметры зернового баланса. По мнению ряда экспертов, фактический уровень производства на протяжении последних лет как минимум на 5-10 млн. т превышает официально публикуемые данные; уровень же неучтенных запасов оценивается чуть ли не в 20 млн.т. Косвенно о наличии неучтенного зерна могут говорить данные динамики его импорта. В целом данные говорят об отсутствии корреляции между внутренним производством и импортом. В 1997 г. при очень высоком уровне валового сбора импорт пшеницы был существенно выше уровня 1998 г. и к концу года еще резко возрос. Во второй половине 1998 г. идет практически полное падение импорта пшеницы притом, что объем внутреннего производства резко упал (рис. 2.29).

Рис. 2.29

Динамика импорта пшеницы во второй половине 1997 и 1998 гг. тыс. т

Источник: Госкомстат РФ

Если прогнозные оценки о высоком уровне запасов хотя бы отчасти верны, то поставка иностранного зерна может дестабилизировать национальный рынок, спровоцировать избыточное предложение, сбить и без того низкие по сравнению с мировым рынком цены, негативно сказаться на положении сельхозпроизводителей. Кроме того, весь переговорный процесс, предшествовавший предоставлению помощи, отбор компаний, которые будут заниматься реализацией зерна на внутреннем рынке (с обязательным контрольным пакетом акций государства), представляется собой попытку возродить, хоть и в ограниченных размерах, централизованную систему распределения зерна.

Рынок птицы

Национальный рынок птицы оказался наиболее отзывчивым к изменениям рыночной ситуации. Начиная со 2 половины 1997 г. происходит постепенное замедление темпов роста закупок данной продукции за рубежом, а в 1998 г. - абсолютное сокращение объемов импорта. Хотя импорт птицы по-прежнему занимает большую долю в национальных располагаемых ресурсах, она существенно сократилась; в 1 кв. 98 г. составляла около 43%, в третьем квартале - около 35%.

Рис. 2.30

Динамика импорта птицы, 1997 и 1998 гг., тыс. т

Источник: Данные Госкомстата РФ

Основными поставщиками импортного мяса птицы в Россию являются страны дальнего зарубежья. Это можно объяснить, прежде всего, ценовыми параметрами, то есть тем, что партнеры из стран дальнего зарубежья предлагают на российский рынок продукцию по ценам значительно ниже средних контрактных цен стран СНГ. Очевидно, что в странах СНГ состояние птицеводства мало отличается от российского, что лишает их конкурентных преимуществ при поставках птицы в Россию. В первой половине 1998 г. 77,0% всего импортного мяса птицы было закуплено в США, 8,4% - во Франции, 3,6% - в Бельгии. Финансовый кризис, хотя и привел к сокращению импорта, не изменил структуры поставок; крупнейший поставщик птицы - США - сохранили свои позиции.

Перелом ситуации, обусловивший начавшийся рост внутреннего производства, относится к 1997 г., он произошел как вследствие образования излишком кормового зерна, так и начавшегося инвестирования в птицеводство зерновых компаний - держателей зерна в условиях низких внутренних цен на зерно и ограниченных экспортных возможностей. Сказалось и увеличение импортных тарифов на мясо птицы. Эти процессы вызвали быстрый рост внутреннего производства в регионах инвестирования.

Большинство птицефабрик продолжает оставаться убыточными. Из 151 птицефабрики 47 стоят, 87 загружены наполовину. На полную мощность работает только 18 птицефабрик, но именно они обеспечивают общенациональные показатели роста производства. Очевидно, происходит концентрация на рынке мяса птицы. Прослеживается четкая корреляция между ростом производства мяса птицы и ростом производства комбикормов в соответствующих регионах (табл. 2.22).

Таблица 2.22

Динамика производства кормов и мяса птицы в 1998 г.*

Производство комбикормов

Производство мяса птицы

тыс.т

в % к 1.1.98

тыс.т

в % к 1.1.98

Всего по России

4626,5

87

462,7

118

Архангельская обл.

5

400

2,9

181

Ярославская обл.

177

130

8

151

Ленинградская обл.

391,1

130

25,3

147

Рязанская обл.

59,1

180

3,8

380

Нижегородская обл.

132,4

115

12,5

140

* - 9 месяцев

Источник: данные Госкомстата РФ.

Финансовый кризис повысил импортные цены на мясо птицы, создав благоприятные конкурентные условия для продукции внутреннего производства. Кроме того, внутренние цены на мясо птицы ниже, по сравнению с другими видами мяса (свининой, говядиной). Спрос на мясо на фоне общего сокращения этого показателя, скорее всего, переключится на мясо птицы, создав дополнительный стимул для роста внутреннего производства.

Рис. 2.31

Динамика розничных цен на мясо в 1998 г., руб. за 1 кг

Источник: Минсельхозпрод РФ. Сборник информационных материалов для территорий Российской Федерации

Рынок сахара

Специфика рынка сахара определяется большой зависимостью от внешних поставок, как сахара-сырца, так и белого сахара, идущего на конечное потребление. Внутренние потребности в сахаре за счет собственного производства удовлетворяются примерно наполовину. Национальный рынок сахара очень чутко реагирует на внешнеторговое регулирование. Другим специфическим моментом рынка является низкая эластичность спроса по цене (при этом стоит отметить, что потребление сахара сократилось с 7 млн. т в 1992 г. до 5 млн. т в 1997 г.).

На динамику импорта сахара на протяжении последних лет существенным образом воздействовали протекционистские меры, которые меняли, как структуру, так и географию поставок.

Так, после введения пошлины на импорт сахара из СНГ в 1997 г. объемы поставок из этих стран, главным образом из Украины, сократились. Произошла переориентация закупок сахара по импорту со стран ближнего зарубежья на страны дальнего зарубежья (табл. 2.23). В первой половине 1998 г. Россия закупала белый сахар главным образом в Польше, во Франции и Великобритании.

Сокращение закупок белого сахара на Украине в 1998 г. объяснялось высокими экспортными ценами вследствие низкого уровня внутреннего предложения продукции в этой стране. Именно превышение цен на сахар из Украины над ценами стран дальнего зарубежья явилось причиной, по которой компании, получившие лицензию на импорт сахара из Украины в рамках квоты без уплаты таможенной пошлины, так и не осуществили поставки в полном объеме до конца 1998 г.

Таблица 2.23

Распределение импорта белого сахара по некоторым странам в 1998 г.

Импорт

Средняя контр. цена,

долл. за т.

1 кв.

2 кв.

3 кв.

1 кв.

2 кв.

3 кв.

тыс. т

Всего, в т.ч.

156,4

115,9

67,9

335

326

319

%

Украина

9,5

4,5

1,1

370

429

497

Польша

26

14,7

14,3

324

328

323

Франция

16,7

21,3

17,1

334

320

310

Великобритания

8,6

28,8

47,9

360

318

312

Источник: Таможенная статистика внешней торговли РФ.

Временные протекционистские меры в сахарном подкомплексе, а также ухудшение условий импорта в результате финансового кризиса значительно сократили к концу третьего квартала 1998 г. импорт как белого сахара, так и сахара сырца, и этот уровень сохранился практически до конца года.

Рис. 2.32

Динамика российского импорта сахара в 1998 г.

Источник: данные Госкомстата

Такая ситуация выглядела бы катастрофической, учитывая продолжающееся сокращение внутреннего производства сахарной свеклы в прошедшем году, а значит и большую вероятность истощение внутренних ресурсов уже к началу нового года. Однако именно рынок сахара дает пример того, что временный протекционистский режим может быть хорошим инструментом регулирования внутреннего рынка.

2.4. Инвестиции в реальный сектор экономики

Источники формирования инвестиционных ресурсов

Развитие позитивных процессов в инвестиционной сфере, наметившихся в 1997 году, было приостановлено кризисом на мировом и внутреннем финансовом рынках. Повышение ставки рефинансирования, процента по ломбардным кредитам и норм обязательного резервирования ухудшили основные параметры кредитно-финансового рынка. Понижение инвестиционного рейтинга России, рост рисков и резкое ухудшение инвестиционного климата инициировали усиление оттока средств нерезидентов с российского рынка ценных бумаг, что еще более дестабилизировало ситуацию и в финансовом, и в реальном секторах экономики. После девальвации рубля и объявления дефолта по внутреннему долгу усилился спад деловой и инвестиционной активности.

Валовое накопление, после относительной стабилизации в 1997 году, в 1998 году снизилось на 10,5%, а доля новых инвестиций в основной капитал в ВВП по итогам года составила 15,0%. Усиление темпов инвестиционного спада обусловлено возросшими ограничениями финансирования инвестиционных расходов как за счет собственных, так и привлеченных ресурсов.

В условиях, когда собственные средства субъектов хозяйственной деятельности формируют более 85% всех инвестиций в основной капитал, резкое сокращение внутренних сбережений во всех секторах экономики предопределило глубину инвестиционного кризиса. Снижение рентабельности производства усилило тенденцию к уменьшению роли прибыли, как источника финансирования воспроизводства основного капитала. Доля прибыли в инвестициях в основной капитал снизилась по сравнению с 1997 годом почти на 1,7 процентных пунктов и составила в 1998 году 11,2%. Хотя роль амортизационных отчислений в инвестициях повышается, однако рост цен на капитальные товары сужает ее функции до рамок простого воспроизводства основного капитала.

Таблица 2.24

Структура инвестиции в основной капитал по источникам финансирования, в ценах соответствующих лет

структура инвестиций в основной капитал, в % к итогу

доля инвестиций в основной капитал в ВВП, в %

1996

1997

1998

1996

1997

1998

Инвестиции в основной капитал

100,0

100,0

100,0

17,09

15,41

15,0

в том числе:

1. Собственные и привлеченные средства

79,9

79,3

85,1

13,65

12,22

12,76

из них:

собственные средства предприятий

52,3

60,8

52,3

8,94

9,37

7,84

кредиты коммерческих банков

2,7

2,6

3,0

0,45

0,40

0,48

средства внебюджетных фондов

12,2

4,6

11,7

2,09

0,70

0,58

прочие

12,7

11,3

14,2

2,17

1,75

2,86

2. Средства консолидированного бюджета

20,1

20,7

14,9

3,44

3,19

2,23

из них средства федерального бюджета

9,9

10,2

6,5

1,69

1,66

0,97

Источник: Госкомстат России, предварительные данные.

Недостаток собственных финансовых средств на инвестиционные программы не компенсируется привлечением средств со стороны. Доля кредитов банков в структуре инвестиций в реальный сектор не превышает 2,5-3%. В первой половине 1997 года снижение процентных ставок на кредиты, низкая инфляционная среда и оживление производства способствовали некоторому росту долгосрочных кредитов реальному сектору. Этому в значительной степени содействовало и снижение доходности операций с государственными ценными бумагами. Повышение доходности операций на финансовом рынке в период с октября 1997 г. по июнь 1998 г. возобновило процесс перелива ресурсов из реального сектора на фондовый и валютный рынки. Стоимость кредитных ресурсов повышалось, что ограничивало и без того скромные возможности по финансированию реального сектора.

Российский рынок корпоративных акций практически не выполняет функцию трансформации финансовых ресурсов в инвестиции. За счет эмиссии корпоративных ценных бумаг финансируется менее 1% всех внебюджетных инвестиций, тогда как в странах с развитой экономикой - от 10% до 40%. В 1998 году, особенно после кризиса, падение курса акций вынуждает многие крупные предприятий отказаться от планов проведения дополнительных эмиссий и размещения на рынке своих ценных бумаг.

В 1998 году еще более снизились инвестиции со стороны государства. По предварительным данным, доля средств консолидированного бюджета в источниках финансирования инвестиций уменьшилась в результате бюджетного кризиса до 14,9% (с 20,7% в 1997 году). Расходы федерального бюджета на инвестиционные цели сократились с 9,5% в 1997 году до 4,8% в 1998 году. Государственные инвестиции из федерального бюджета уменьшились в абсолютном выражении с 30,2 млрд. руб. в 1997 году до 14,7 млрд. руб. в 1998 году и профинансированы лишь на 1/4. В итоге их доля в общем объеме инвестиций в основной капитал снизилась с 7,3% в 1997 году до 3,7% в 1998 году.

Государственное финансирование базовых отраслей промышленности в 1998 году составило 0,9 млрд. рублей или 21,7% годовых бюджетных назначений по производственным комплексам. Инвестиционные проекты и федеральные целевые программы профинансированы: по топливно-энергетическому и машиностроительному комплексам на 10%, по химическому комплексу - на 11%, по комплексам транспорта и связи на 30% от соответствующих годовых бюджетных назначений. Недофинансирование федеральной целевой программы «Российский народный телефон», сокращение объема инвестиций в связь из всех источников финансирования (на 8% к уровню 1997 года), а также иностранных инвестиции (почти на 63%) существенно отразилось на масштабе строительства объектов связи и динамике ее развития.

Динамика финансирования по отдельным объектам адресной инвестиционной программы - негосударственных коммерческих организаций напрямую зависела от реализации механизма финансирования, определенного порядком выделения средств из федерального бюджета в соответствии с постановлением Правительства от 1 июня 1998 года № 548. В связи с длительным периодом оформления передачи акций государству, практически ни одно коммерческое предприятие не было профинансировано.

В соответствии с Федеральной инвестиционной программой на 1998 год предусматривался ввод в действие 267 важнейших объектов производственной и социальной сферы, однако, введено лишь 15 объектов, из них на полную мощность - только 10. На большинстве пусковых объектов техническая готовность составляла менее 50%. Из 350 проектов-победителей инвестиционных конкурсов, по которым осуществляется государственная поддержка, в 1998 году введено на полную проектную мощность только 6 объектов.

Анализ финансирования государственных инвестиций показывает, что рост кредиторской задолженности за выполненные работы негативно отразится при формировании программы 1999 года. Поскольку накопленная кредиторская задолженность к концу года значительно превысила объем государственных инвестиций на 1999 год. В этих условиях инвестиционная программа ограничивается поддержкой крайне узкого круга направлений. Учитывая острый кризис бюджетно-финансовой системы и жесткое секвестирование финансирования федеральных инвестиционных программ на протяжении последних лет, позитивных изменений в этой сфере в ближайшем будущем не предвидится.

Общий объем инвестиций в основной капитал за счет всех источников финансирования за 1998 год составил 402,4 млрд. руб., или 93,3% от уровня 1997 года. В I полугодии 1998 года объем инвестиций в основной капитал снизился на 6% по сравнению с соответствующим периодом предыдущего года. С сентября 1998 года инвестиционный спад усиливается. В четвертом квартале объем инвестиций в основной капитал уменьшился на 8,4%.

Рис. 2.33

Спад инвестиционной активности в 1998 году в наибольшей степени коснулся сокращения инвестиций в производственную сферу. В последние два года отмечалось некоторое повышение доли производственного строительства, а в конце 1997 года произошло даже восстановление положительной динамики. С изменением макроэкономической ситуации инвестиции производственного назначения за счет всех источников сократились на 10,5% по сравнению уровнем 1997 года. Объем инвестиций в строительство объектов производственного назначения уменьшился в абсолютном размере почти на 13 млрд. руб. и составил 250,1 млрд. руб., при росте цен на строительно- монтажные работы на 9,7%, а на машины и оборудование на 20,7%. В объекты непроизводственного назначения инвестировано 152,3 млрд. рублей и доля этих инвестиций повысилась за год до 37,8% против 35,5% в 1997 году.

Инвестиционный кризис обусловил процесс сокращение хозяйственной деятельности практически во всех секторах и отраслях экономики. С начала реформ структурные сдвиги в экономике протекают на фоне повышения доли инвестиций в сектор услуг. Так, если в 1990 году на основной капитал отраслей, производящих товары, приходилось 56,7% инвестиций в, то в 1998 году их удельный вес снизился до 46,7%. Однако в последние три года отмечается некоторое повышение доли инвестиций в отрасли, производящие товары.

Таблица 2.25

Структура инвестиций в основной капитал по сектором и отраслям экономики, в % к итогу

1995

1996

1997

1998

Инвестиции в основной капитал - всего

100,0

100,0

100,0

100,0

В том числе:

По отраслям, производящим товары

41,4

42,1

43,3

46,7

Из них

Промышленность

34,4

34,8

36,4

39,9

Сельское хозяйство

3,5

2,9

2,5

3,4

Строительство

2,5

4,0

4,2

3,3

По отраслям, оказывающим услуги

58,6

57,9

56,7

53,3

Из них:

Транспорт

13,2

13,5

15,2

14,4

Связь

1,4

1,8

2,8

3,7

Торговля

2,0

2,2

2,2

2,0

Жилищное строительство

22,8

20,3

16,7

16,2

Источник: Госкомстат России

Отметим, что в последние годы, на изменение отраслевой структуры инвестиций влияло, с одной стороны, интенсивное инвестирование в отрасли естественных монополий - топливную промышленности, электроэнергетику, транспорт и связь, а, с другой стороны, снижение деловой активности в отраслях обрабатывающей промышленности и сельском хозяйстве. Доля инвестиций в сельское хозяйство за последние восемь лет снизилась на 12,5 процентных пункта и составила в 1998 году 3,4%. Со снижением спроса на строительные услуги и недостатком собственных финансовых ресурсов сокращаются инвестиции в строительный комплекс.

Относительно устойчивая тенденция к повышению доли промышленности в общем объеме инвестиций поддерживается за счет перелива капитала в отрасли добывающей промышленности, экспортоориентированные и конкурентоспособные производства.

В промышленности доминирующая часть инвестиций приходится на отрасли топливно-энергетического комплекса, доля которых в 1998 году составляет 61,0% всех инвестиций в промышленность против 32,4% накануне реформ. Однако с ухудшением мировой конъюнктуры на рынке энергетических ресурсов и снижением доходов от экспортной деятельности на протяжении последних трех лет сокращаются объемы инвестиций и в топливную промышленность. В 1998 году общий объем инвестиций в основной капитал отраслей топливно-энергетического комплекса снизился по сравнению с предыдущим годом почти на 29%.

Инвестиции для поддержания нефтедобычи сократились по сравнению с 1997 годом более чем на 26%, объемы эксплуатационного и разведочного бурения соответственно почти на 39% и на 22%, ввод новых скважин - на 21%, новых месторождений - на 37,5%. Программа реконструкции и модернизации действующих и строительства новых производственных мощностей нефтеперерабатывающих заводов практически заморожена, поскольку здесь объем инвестиций снизился по сравнению с 1997 годом на 25%.

Рис. 2.34

Источник: Госкомстат России

В газовой промышленности объем инвестиций в основной капитал за счет всех источников финансирования составил около 60% от уровня 1997 года. Это не позволяет обеспечивать ввод объектов, необходимых для поддержания стабильного уровня добычи газа и надежного снабжения им потребителей. Сокращение масштабов инвестирования привело к удлинению сроков строительства и увеличению объемов незавершенного строительства. Негативное влияние на инвестиционную деятельность отрасли оказало снижение цен на газ на внешнем рынке, так как валютные поступления от экспорта являются практически основным источником финансирования инвестиционной деятельности.

В электроэнергетике тенденция старения производственных фондов сохраняется (в 1998 году введено новых мощностей менее 10% от технологически необходимого уровня обновления основного капитала). Одной из основных причин создавшегося положения является острый дефицит инвестиционных ресурсов, вызванный неплатежами потребителей за использованную электрическую и тепловую энергию.

Реализация программы реструктуризации угольной отрасли позволила высвободить более 92 тысяч работников и увеличить производительность труда рабочего по сравнению с 1997 годом на 3,5%. Объем инвестиций в основной капитал за счет всех источников финансирования в истекшем году снизился по отношению к уровню 1997 года более чем на 20%, а ввод в эксплуатацию основных фондов - на 17%.

Рис. 2.35

Технологическая структура инвестиций в основной капитал

Источник: Госкомстат России.

Состояние и перспективы развития добывающего сектора промышленности все в большей степени начинают определяться динамикой инвестиционных вложений в развитие минерально-сырьевой базы. Однако на протяжении последних лет доля расходов на геологоразведочные работы в структуре инвестиционных ресурсов систематически снижается.

По предварительным данным, объем геологоразведочных работ, выполненных в 1998 году за счет всех источников финансирования, оценивается в 15,6 млрд. руб., что в сопоставимых ценах на 12% ниже, чем в 1997 году. При этом в I полугодии 1998 года объем работ превышал уровень соответствующего периода предшествующего года на 13%, а начиная с III квартала - значительно сократился. Снижение объемов финансирования в IV квартале привело к полному прекращению работ по бурению глубоких разведочных скважин на нефть и газ.

Основная часть геологоразведочных работ (примерно70%), финансируется за счет отчислений на воспроизводство минерально-сырьевой базы из бюджета субъектов Федерации и средств, остающихся в распоряжении горнодобывающих предприятий. За счет средств федерального бюджета профинансировано выполнение геологоразведочных работ в объеме 1,3 млрд. руб., а бюджетная задолженность за выполненные для федеральных нужд работы составила 354 млн. руб. В результате снижения средств на нефть уменьшились отчисления на воспроизводство сырьевой базы, что привело к сокращению объема геологоразведочных работ. В условиях кризиса расширилась практика нецелевого использования средств бюджетного фонда воспроизводства минерально-сырьевой базы. Кроме того, ухудшение общей экономической ситуации в стране привело к резкому уменьшению иностранных инвестиции в геологическое изучение недр. В связи с этим объем глубокого разведочного бурения на нефть и газ в 1998 году на 23% был ниже уровня 1997 года.

Прирост разведанных запасов в истекшем году по-прежнему не обеспечивал компенсации годовой добычи важнейших топливно-сырьевых ресурсов. Сокращение глубокого разведочного бурения в последние годы не позволило выявить крупных и средних по запасам месторождений. В отработку вовлекались только мелкие месторождения, содержащие трудно извлекаемое сырье, что не восполняло даже снижающихся уровней добычи нефти. Недостаток сырьевой базы начинают испытывать и предприятия металлургии. В новых потенциально перспективных районах, в частности в Восточной Сибири и Республике Саха, геологоразведочные работы почти полностью прекращены.

Воспроизводственная и технологическая структура инвестиций

В воспроизводственной структуре инвестиций в основной капитал по объектам производственного назначения с 1995 года на техническое перевооружение, реконструкцию и расширение действующих предприятий приходиться достаточно стабильная величина: она составляет около 58%. При этом в технологической структуре инвестиций в основной капитал устойчиво снижается доля инвестиций в активную часть основных фондов. В 1998 году на вложения в машины и оборудование приходилось 23,5% общего объема инвестиций против 36% в 1990 году. Коэффициент обновления оборудования в промышленности снизился с 6,0% в 1990 году до 0,7% в 1997 году.

Ввод нового оборудования не компенсирует естественного старения парка оборудования. Почти две трети производственного оборудования имеет возраст более 15 лет, а износ основных фондов превышает 50%. Средний фактический срок службы на протяжении последних десяти лет постоянно увеличивался и почти в 2,5 раза превысил нормативный. Соотношение темпов обновления, ликвидации и среднего возраста оборудования показывают, что поддержание фактически сложившегося возраста парка оборудования и машин в промышленности возможно лишь при одновременном повышении коэффициента ввода и выбытия почти втрое.

Доля предприятий, осуществляющих разработку и внедрение технологических инноваций в промышленности, составляла не более 5%. Наибольшая доля инновационных затрат связана с приобретением новых машин, оборудования и установок, необходимых для технологического обновления производства. Основным источником финансирования инвестиции на инновационную деятельность являются собственные средства предприятий. Исключение составляют отдельные производства машиностроения, газовой и стекольной промышленности, инновационная деятельность которых поддерживается участием иностранного капитала.

Три четверти инновационно-активных предприятий приходится на отрасли машиностроения и металлообработки, пищевой промышленности и отраслей химической и нефтехимической промышленности. Хотя наиболее интенсивное внедрение новых технологий и разработок происходит в таких отраслях, как медицинская, микробиологическая, полиграфическая, мукомольно-крупяная и комбикормовая, швейная, но их доля в отраслевой структуре промышленности не высока. Поскольку затраты на инновации не превышают 3% общего объема инвестиций в объекты производственного назначения, то эти процессы не оказывают влияния на изменение технологической структуры и показатели обновления активной части основного капитала. Технологическая отсталость производства остается камнем преткновения российской экономики.

Инвестиции в социальную сферу

Строительные работы на объектах социальной сферы в 1998 года велись в незначительных объемах. В 1998 году за счет средств федерального бюджета на строительство объектов социальной сферы и науки направлено фактически 2,9 млрд. рублей, что составляет 24% от государственных инвестиций, утвержденных федеральным бюджетом на 1998 год, в том числе по отраслям: образование - 16%, здравоохранение - 15%, метростроение и культура - 31%; наука - 29%. В федеральной инвестиционной программе на 1998 год по отраслям социального комплекса и науки предусматривалось инвестирование средств федерального бюджета на выполнение мероприятий 51 федеральной целевой программы, в их числе и президентские программы. Финансирование 20 федеральных целевых программ не осуществлялось вообще, а остальных велось на крайне низком уровне.

Тенденция к снижению темпов жилищного строительства наблюдается с 1995 года. В 1998 году инвестиции в жилищное строительство составили примерно 60% от уровня 1995 года. При обшей тенденции к снижению доли государственного финансирования программ жилищного строительства наиболее существенно сокращается доля средств федерального бюджета при повышении участия бюджетов субъектов Федерации и местных бюджетов. В финансировании жилищного строительства доминирующие позиции занимает частный капитал.

В 1998 году государственное финансирование жилищного строительства составило 22% годовых бюджетных назначений. Важнейшая программа обеспечения жильем военнослужащих «Государственные жилищные сертификаты» выполнена в 1998 году на 30%. Из 42 тыс. жилищных сертификатов на приобретение жилья, предусмотренных программой, выдано фактически 13 тыс., и только 7 тыс. из них профинансировано. Федеральная целевая программа «Свой дом», на которую в бюджете в 1998 году предусматривалось выделение 300 млн. руб., практически не финансировалась. Субсидии гражданам, выезжающим из районов Крайнего Севера и приравненных к ним местностей, составили 557,4 млн. руб. или 46% от бюджетных назначений 1998 года.

16 июля 1998 года принят Федеральный Закон «Об ипотеке (залоге недвижимости)», который рассматривается как один из основополагающих факторов, способствующих увеличению инвестиций в жилищное строительство. В ряде городов и регионов страны были созданы агентства по ипотечному кредитованию. Однако из-за отсутствия средств для развития этого направления жилищного строительства, приступить в 1998 году к практическому внедрению ипотеки не удалось.

В ряде регионов жилищное строительство осуществлялось за счет внебюджетных источников. Так, например, в Белгородской области и Мордовии действовали внебюджетные фонды поддержки сельского жилищного строительства, ссуды на которое погашаются сельскохозяйственной продукцией. В Тамбове организована система приобретения жилья в рассрочку через жилищные накопительные счета. В республиках Чувашия, Саха (Якутия), Карачаево-Черкессия, Архангельской и Оренбургской областях выпущены жилищные облигационные займы. В Екатеринбурге несколько предприятий различных отраслей промышленности и банков заключили соглашение о совместном возведении жилья, важным элементом этого соглашения является возможность привлечения финансовых ресурсов местных банков через выпуск векселей под строящееся жилье.

Рис. 2.36

Источник: Госкомстат России

В 1998 году предприятиями и организациями всех форм собственности введено в эксплуатацию 30,3 млн. кв. м. жилой площади, что составляет 92,7% к 1997 году.

Благодаря тому, что сохраняется высокая доля строительства жилья за счет средств населения, темпы спада в этом секторе экономики удается сдерживать. При сокращении объемов ввода жилья государственными предприятиями на 18,3% прирост ввода жилой площади за счет средств населения с привлечением кредитов составил 5,2%. Частный капитал сохраняет свои позиции при устойчивом спросе на жилье, и в 1998 году ввод жилья частными инвесторами увеличился на 21,7%.

Если с начала реформы динамика предложения на рынке жилья формировалась под воздействием спроса со стороны граждан с высоким и средним уровнем доходов, то в настоящее время его развитие ограничивается сужением спроса со стороны населения с более низкими доходами. Однако именно это обстоятельство выступает фактором, сдерживающим рост цен на жилье. В 1997 году и первой половине 1998 года потенциальными покупателями являлась категория граждан с ежемесячными доходами, превышающими 2000 рублей, а это менее 7% населения. После августовского кризиса ситуация на рынке недвижимости существенно изменилась. Это пока еще не сказалось на темпах жилищного строительства, хотя большинство строительных организаций уже с июня 1998 года отмечают тенденцию к сокращению заказов.

Строительный комплекс

Развитие инвестиционных процессов тесно коррелирует с состоянием и работой строительного комплекса. Объем работ, выполненный в 1998 году по договорам строительного подряда, составил 234 млрд. рублей (92,4% по отношению к соответствующему показателю1997 года).

Финансовый кризис во второй половине 1998 года привел к частичному свертыванию строительных работ и росту количества законсервированных и временно приостановленных строек.

В течение1998 года проводилось формирование нормативно-правовых основ для улучшения инвестиционного режима. В основном уже создана необходимая нормативно-правовая база по подрядным торгам, учитывающая зарубежный и отечественный опыт. В 1998 году государственными заказчиками - держателями бюджетных средств проведено более 6,0 тыс. подрядных торгов. Стоимость заключённых контрактов составила более 37 млрд. рублей, или 91% от стоимости предложений государственных заказчиков. Вместе с тем, статистические данные показывают неоправданно завышенное количество закрытых подрядных торгов: так, по итогам 9 месяцев 1998 года, 50% торгов проводились как закрытые или по запросу котировок.

Приложение 4. Конъюнктура строительства

Анализ основан на данных 6-ти опросов, проведенных ИЭППП в 1998 г. Опросы проходят один раз в два месяца с 1993 года и охватывают всю территорию Российской Федерации. Размер панельной выборки - 350 респондентов. Возврат анкет составляет 50-55%.

Опросы респондентов отразили сложные процессы, происходящие в строительной отрасли. Рост влияния финансовых ограничений определил в целом негативную направленность зарегистрированных в ходе исследований изменений в динамике основных экономических показателей (или оценок строительного производства), как в послекризисный, так и в докризисный период.

Несмотря на некоторые существенные признаки улучшения ситуации в строительстве в 1997 г., надежды на устойчивый рост и смену тенденций в динамике основных оценок в 1998 г. не оправдались. Предполагаемого сезонного увеличения объемов строительно-монтажных работ (СМР), вопреки прогнозам руководителей организаций, в весенне-летний период 1998 г. достигнуто не было.

Данные апрельского и июньского опросов, по существу, стали индикаторами приближения финансово-экономического кризиса. Рост показателей обеспеченности заказами сопровождался явным снижением платежеспособности заказчиков, т.е. фактическим сокращением спроса на СМР. В этих условиях строительные организации в массе своей были вынуждены пойти на дальнейшее снижение цен на строительно-монтажные работы. После некоторого улучшения (в начале года) положения с занятостью в строительном секторе в дальнейшем вновь проявила себя и усилилась тенденция к сокращению численности работающих.

Первые последствия кризиса проявились в результатах августовского опроса. Наиболее явно это отразилось в увеличении задолженности за выполненные СМР и росте инфляционных ожиданий респондентов (по ценам на строительно-монтажные работы). В дальнейшем произошло резкое ухудшение показателей объемов строительного производства и оценок производственной программы. В целом, по всей совокупности опрошенных строительных организаций наблюдался рост цен на СМР, ухудшились их оценки финансово-экономического положения. Результаты последних опросов (начиная с августа 1998 г.) говорят о росте негативных ожиданий респондентов, снижении точности прогнозов. Только в данных декабрьского опроса 1998 г. были отмечены признаки некоторого улучшения ситуации.

Динамика основных показателей строительного производства

В I полугодии 1998 г. оценки фактических изменений объемов СМР (баланс ответов «рост»- «снижение») улучшились с -47% до -4%, а интервал изменения показателя достиг 43 пунктов. Спад строительного производства практически был приостановлен, однако обострение финансовых ограничений, по существу, воспрепятствовало сезонному росту СМР в апреле-июне. При этом прогнозы расширения фронта работ на весь этот период составляли, по балансу, +11%. Отставание фактических изменений от прогнозных достигло соответственно 27 и 15 пунктов. Рост несоответствия в динамике данных показателей наглядно отражен на рис.2.37.

Рис. 2.37

Значительное расхождение ожиданий респондентов и реальных изменений ситуации с объемами работ обусловило сохранение достаточно низких показателей уровня производственной программы (разность ответов «выше нормы»-»ниже нормы»). Диапазон изменения оценок производственной загрузки составил всего 12 п.п.: от -78% в феврале до -66% в июне. Доля строительных организаций с нормальным уровнем производственной программы в феврале сократилась с 20 до 16%, однако в апреле и июне достигла соответственно 25% и 26%.

Во II полугодии наблюдалось резкое ухудшение показателей изменения объемов СМР. Баланс оценок снизился с -16% до -48%. Причем в августе и октябре фактические оценки оказались ниже прогнозных на 11 и 6 п.п. соответственно.

В августе оценка уровня производственной программы улучшилась с -66 до -59% (ситуация с производственной загрузкой в летние месяцы в значительной степени определяется сезонным ростом заказов на СМР), но уже в октябре упала до -71%, а в декабре составила -72%. Доля организаций с нормальной производственной программой, соответственно, уменьшилась с 35% до 19%.

В феврале 1998 г. (по данным полугодового опроса) производственные мощности строительных организаций были реализованы в среднем на 42%. Это на 4 пункта выше, чем в I полугодии 1997 г. Во II полугодии 1998 г. (августовский опрос) показатель реализации строительных мощностей в среднем повысился на 8 п.п. и составил 50%, что несколько ниже аналогичного показателя 1997 г. В группе организаций с нормальной производственной программой строительные мощности были задействованы на 66% (67% - в феврале), среди организаций с оценками «ниже нормы» - в среднем на 41% (в феврале 38%). Как и в 1997 г., во II полугодии 1998 г. наблюдалось некоторое «сближение» оценок нормальной и неудовлетворительной производственной программы, сопоставленных с точки зрения конкретного процента реализации строительных мощностей.

В отраслевом разрезе (на фоне всей совокупности респондентов) в лучшую сторону в 1 полугодии по фактическим изменениям СМР выделялись показатели организаций, занятых в строительстве инфраструктуры и топливно-энергетических объектов, причем в сфере инфраструктуры в июне рост работ оценивался балансом +13%. Более высокие оценки производственной программы, помимо перечисленных, были зарегистрированы и в строительстве коммунальных объектов, однако лучшее значение показателя загрузки было отмечено в апреле в топливно-энергетическом строительстве. Во II полугодии наиболее благополучная ситуация по объемам работ и уровню производственной программы наблюдалась в строительстве промышленных объектов и инфраструктуры.

В зависимости от размера организаций относительно высокие оценки изменения объемов СМР и уровня производственной загрузки в 1 полугодии наблюдались в больших и крупнейших строительных организациях (с численностью занятых 201-500 и более 500 человек), причем в первой группе в апреле и июне были зарегистрированы лучшие оценки производственной программы (-52% и -44%), а во второй - лучшие показатели изменения объемов работ (+8% и +12%). В августе в крупных строительных организациях был зарегистрирован рост объемов работ (+7%). В целом во втором полугодии более высокие показатели по объемам производства были зарегистрированы в средних (с числом занятых 51-200 человек) и крупных фирмах, а по уровню загрузки только в больших (201-500 человек) организациях.

Среди предприятий с различным организационно-правовым статусом в целом по основным показателям строительного производства в лучшей ситуации находились АООТ и государственные организации. В наиболее сложном положении - товарищества с ограниченной ответственностью, за исключением октября 1998 г., когда в ТОО были отмечены лучшие оценки как по объему СМР (-31%), так и по уровню загрузки (-68%).

Фактическое сокращение численности занятых по результатам февральского опроса 1998 года оценивалось балансом -36% (разность оценок «рост»-»снижение»), при этом ожидаемое значение показателя составляло -45%. В августе фактическое изменение численности занятых составило -15% при прогнозном показателе -25%. Такое значительное расхождение в фактических и прогнозных оценках говорит о повышенных негативных ожиданиях руководителей строительных организаций.

Оценки финансово-экономического положения строительных организаций

Результаты опросов 1998 г. показывают, что еще за 4-5 месяцев до начала экономического кризиса, строительные организации ощутили серьезное ужесточение финансовых ограничений (начиная с апреля 1998 г.).

В феврале практически единственным индикатором углубления финансовых трудностей стройорганизаций был показатель изменения цен на СМР (разность ответов «рост»-»снижение»), который понизился с -6% до -12%, причем прогноз снижения цен составлял всего -4%. В промышленном строительстве значение показателя достигло -22%, а минимальное снижение (-8%) было зарегистрировано в строительстве жилых зданий и инфраструктуры.

С другой стороны, частота упоминания факторов «неплатежеспособность заказчиков», «задержки платежей» и «дефицит заказов на СМР» в качестве основных ограничений в работе уменьшилась на 1-3 пункта.

Сроки отставания оплаты от времени выполнения работ в среднем уменьшилось с 5,8 до 5,6 месяца, показатель частичной оплаты СМР улучшился на 3 п.п. и составил 46% от стоимости работ. Показатель средней обеспеченности заказами для всей совокупности респондентов увеличился с 3,3 до 4,0 месяца. Однако в феврале усилилась тенденция к увеличению задолженности по оплате СМР: баланс по данному показателю достиг +12% (в июле 1997 г. +7%). О некотором уменьшении задолженности сообщили только частные строительные фирмы (-2%).

По сравнению со II полугодием 1997 г. в феврале 1998 года оценки финансово-экономического положения организаций несколько ухудшились: об удовлетворительном положении сообщили только 22% организаций (в июле 1997 г. - 28%); оценку «крайне плохое или критическое» дали 29% (21% - в июле 1997 г.). Общая тенденция финансово-экономического положения оценивалась балансом -49%, что на 13 п.п. хуже соответствующего июльского уровня.

В апреле значимость фактора неплатежеспособности заказчиков возросла, по частоте упоминаний, с 70 до 74%. Влияние задержек платежей увеличилось с 44 до 47%. Время задержки оплаты за выполненные работы увеличилось на 0,7 месяца и достигло 6,3 месяца. Условия финансирования (оплаты) текущих СМР полностью выполнялись у 8% респондентов, частично - у 38%. О полном несоблюдении графика оплаты сообщили 46% организаций.

Влияние фактора дефицита заказов в апреле не изменилось: частота упоминания (в качестве основного ограничения) составила 39%. Однако показатель средней обеспеченности заказами на СМР улучшился до 4.2 месяца (в феврале 4.0 месяца). Доля организаций с отсутствием заказов на момент опроса или с обеспеченностью менее 1 месяца сократилась с 25% до 20%.

Фактическое снижение цен на СМР в апреле оценивалось балансом -14% (в феврале -12%). При этом прогноз изменения цен оставался на уровне -4%. Максимальное снижение цен на СМР (баланс -29%) было отмечено в ТОО. В сфере сельскохозяйственного строительства наблюдался небольшой рост цен (баланс +4%).

В июне время отставания оплаты от сроков выполненных работ составило в среднем 6.2 месяца. В строительных организациях, сообщивших о частичной оплате СМР (48% от числа опрошенных) оценка задолженности в среднем выросла с 46 до 49% от стоимости СМР.

Значимость фактора «задержки платежей» возросла с 47 до 49%. Воздействие дефицита заказов в июне, по оценкам респондентов, понизилось с 39 до 33%. Однако показатель средней обеспеченности заказами на СМР ухудшился с 4.2 до 3.9 месяца. Доля организаций с отсутствием заказов на момент опроса или с обеспеченностью менее 1 месяца составила 26%.

На рис.2.38 представлены оценки значимости основных факторов (по частоте упоминаний), негативно влияющих на деятельность строительных организаций.

Рис. 2.38

В ряду остальных факторов-ограничений заметно снизилось влияние высоких цен на стройматериалы (с 15% до 9% упоминаний), а также нехватки квалифицированных кадров (с 6 до 4%).

Фактическое изменение цен на СМР составило -12% при ожидаемом значении -5%. 80% респондентов сообщили о сохранении расценок на СМР. В крупных фирмах баланс изменения цен достиг -20%.

В августе резкое ухудшение финансово-экономических показателей наиболее явно проявилось в увеличении задолженности за выполненные СМР. При высоком показателе задержек в оплате работ (6.1 месяца) долг заказчиков вырос в среднем с 49% до 53% от стоимости СМР (по оценкам респондентов, сообщивших о частичной оплате работ). Причем, в сравнении с I полугодием, показатель изменения задолженности по оплате существенно ухудшился. Балансовая разность ответов «рост»-»снижение» достигла +25%, в феврале данный показатель составлял +12%.

В августе 28% руководителей организаций оценили финансово-экономическое положение своих предприятий как «плохое» и «критическое», причем перспективы изменений в данной области («улучшится»-»ухудшится») респонденты оценили балансом -54%, что на 20 п.п. хуже аналогичного показателя для первого полугодия.

К концу II полугодия показатель средней обеспеченности заказами снизился до 3,1 месяца, оплаты за выполненные СМР в октябре задерживались в среднем уже на 6,8 месяца, но в декабре этот период несколько уменьшился (до 6,5 месяца). Показатель средней задолженности при частичной оплате СМР в октябре возрос до 55% от полной стоимости работ и снизился в декабре до 50%.

С октября 1998 г. в целом по совокупности опрошенных организаций регистрируется рост цен на СМР (+7% - в октябре и +5% - в декабре), при этом инфляционные ожидания респондентов существенно превысили фактические оценки (соответственно +9% и +13%). Наибольший рост цен в октябре (баланс +17%) был зафиксирован в строительстве объектов соцкультбыта, а также в сфере жилищного и коммунального строительства. Единственной группой строительных организаций, в которой цены на СМР в целом не изменились (нулевой баланс показателя), оказались малые фирмы (В целях выхода из сложной финансово-экономической ситуации большинство строительных организаций в 1998 г. обращались к практике взаимозачетов (60% и 63% упоминаний по данным полугодовых опросов соответственно). 36% организаций в феврале и 41% - в августе были вынуждены прибегнуть к получению платежей за СМР продукцией должников с последующей ее реализацией, 36% - заниматься непрофильными СМР. К деятельности по снижению строительных рисков (работа по предоплате и др.) обращались соответственно 34% и 31% организаций. Продажей стройматериалов, транспортными услугами и прочей деятельностью нестроительного характера занимались 32 и 36% организаций. 30% строительных организаций предпринимали для повышения конкурентоспособности активные меры в области цен, сроков и качества строительства. В подрядных торгах принимали участие 22-23% опрошенных организаций. Кредитные и заемные средства в своей деятельности использовали только 6-7% респондентов.

Прогноз экономической конъюнктуры строительного производства

Результаты последнего (декабрьского) опроса 1998 г. дают надежду на некоторое улучшение ситуации в строительном секторе и постепенное преодоление последствий августовского кризиса в перспективе ближайших месяцев (I полугодие 1999 г.) при отсутствии финансово-экономических потрясений.

Так, несмотря на высокие инфляционные ожидания респондентов, фактический рост цен на СМР оказался менее значимым. Не подтвердились и прогнозы увеличения темпов спада строительного производства (баланс -48% по сравнению с ожидаемым -61%).

Рост объемов работ в декабре 1998 г. отметили 10% респондентов, что является относительно высоким показателем с учетом фактора сезонности. Причем 19% из них оценили свою производственную загрузку как повышенную, 46% - как нормальную, и только 35% сообщили о неудовлетворительной производственной программе.

Приостановилось снижение оценок производственной программы. Доля организаций с нормальной производственной загрузкой составила 19%, что на 3 п.п. выше аналогичного показателя начала 1998 г.

Давление финансовых ограничений на деятельность строительных организаций существенно ослабло: уменьшились задержки с оплатой и величина задолженности по оплате выполненных СМР.

Несколько снизились ожидания сокращения занятости в строительном секторе: показатель улучшился с -50 до -43%, 48% организаций надеялись на сохранение численности работающих.

Указанные признаки улучшения дают основания для сдержанного оптимизма. Тем не менее, непосредственные прогнозы респондентов на февраль-март еще остаются достаточно низкими, хотя здесь следует учитывать чрезмерный негативный настрой руководителей организаций как своеобразный «посткризисный синдром».

Так, вероятное снижение объемов СМР оценивается балансом -51%, т.е. по сравнению с декабрем 1998 г. ситуация не улучшится. Рост работ прогнозируют только 6% респондентов. Лучшая оценка ожидаемых изменений СМР зарегистрирована в госорганизациях: баланс -33%, что на 20... 23 п.п. выше соответствующих показателей организаций с другим статусом.

Инфляционные ожидания респондентов (по балансу) возросли с +13 до +20%. В росте цен на СМР уверены 26% организаций. Высокие значения показателя зарегистрированы во всех отраслях строительного производства: от +16% в сфере инфраструктуры до +37% - в строительстве жилых зданий и объектов соцкультбыта. Самые незначительные инфляционные прогнозы были отмечены в государственных организациях (+3%) и строительных фирмах с численностью 201-500 человек (+7%).

2.5. Иностранные инвестиции в российскую экономику

Рост объемов привлекаемых Россией иностранных инвестиций в 1998 году шел за счет вложений, приходящихся на долю инвестиций, формируемых в основном за счет кредитов, полученных от не прямых инвесторов - Мирового банка, Международного валютного фонда, Европейского банка реконструкции и развития и средств, направляемых инвесторами на приобретение государственных ценных бумаг, главным образом ГКО-ОФЗ (в таблице 2.26 они значатся в строке прочие инвестиции). Их доля в совокупном объеме иностранных капиталовложений в 1998 году составила около 70%.

Таблица 2.26

Структура иностранных инвестиций в российскую экономику

1995

1996

1997

1998

млн. долл.

доля в %

млн. долл.

доля в %

млн. долл.

доля в %

млн. долл.

доля в %

Всего

2983

100

6970

100

12295

100

11773

100

в том числе:

- прямые

2020

67,72

2440

35,01

5333

43,38

3361

28,55

- портфельные

39

1,31

128

1,84

681

5,54

191

1,62

- прочие

924

30,98

4402

63,16

6281

51,09

8221

69,83

Источник: Госкомстат России.

Общий объем иностранных инвестиций на конец 1998 года оценивается в объеме 11,77 млрд. долл., что составляет 95,8% от уровня предыдущего года. Общая неблагоприятная ситуация в стране, потеря инвестиционной привлекательности России и усиление нестабильности на мировых фондовых рынках спровоцировали к лету 1998 года уход иностранных инвесторов с российского рынка. Количество инвестиционных компаний, работавших на фондовом рынке в России, сократилось более чем в три раза. В 1998 году рынок корпоративных ценных бумаг в силу потери их ликвидности практически не участвовал в процессах трансформации ресурсов из финансовой в инвестиционную сферы. Объем привлеченных иностранных портфельных инвестиций за 1998 год снизился на 72% по сравнению с соответствующим уровнем 1997 года.

Рис. 2.39

Анализ динамики прямых иностранных инвестиций показывает, что по мере роста политической и социальной нестабильности наблюдались тенденции к сокращению масштабов инвестиционных вложений в российскую экономику. Так, по итогам 1 квартала и 1 полугодия прямые иностранные инвестиции составляли, соответственно, 86% и 54% к аналогичному периоду 1997 года. В целом за 1998 год объем привлеченных прямых иностранных инвестиций составил 3,36 млрд. долл. или 63% к аналогичному показателю 1997 года. Рост процентных ставок на кредитные ресурсы, высокие инвестиционные риски, сжатие внутреннего спроса, неблагоприятная конъюнктура на мировых рынках, неэффективная платежная система России усилили тенденцию к сокращению инвестиций.

Отраслевая структуру иностранных инвестиций (табл. 2.27) в 1998 году претерпела изменения прежде всего за счет значительного сокращения (в 5 раз) доли инвестиций в финансово-кредитную и страховую деятельность.

Таблица 2.27

Отраслевая структура иностранных инвестиций

1995

1996

1997

1998

млн. долл.

доля в %

млн. долл.

доля в %

млн. долл.

доля в %

млн. долл.

доля в %

Промышленность

1291

43,28

2278

32,68

3610

29,36

4698

39,90

Транспорт и связь

99

3,32

269

3,86

194

1,58

589

5,00

Торговля и общественное питание

507

17,00

375

5,38

733

5,96

1201

10,20

Коммерческая деятельность по обслуживанию рынка

145

4,86

1629

23,37

2299

18,70

1426

12,11

Финансы, кредит, страхование, пенсионное обеспечение

406

13,61

2024

29,04

4763

38,74

900

7,64

Прочие отрасли

535

17,93

395

5,67

696

5,66

2959

25,13

Источник: Госкомстат России

В производственной сфере наибольшую инвестиционную привлекательность сохранили отрасли естественных монополий и высокомонополизированные производства обрабатывающей промышленности, продукция которых пользуется устойчивым спросом как на внутреннем, так и на внешнем рынках. Значительная часть накопленных иностранных инвестиций в промышленность получена в виде кредитов от международных финансовых организаций. Традиционно преобладающая доля инвестиций направлялась в топливную промышленность. Отрасли, ориентирующиеся на внутренний рынок, обладают для иностранных инвесторов существенно меньшей инвестиционной привлекательностью. Исключение здесь составляет только пищевая промышленность, объемы инвестиций в которую составили в 1998 году 1,47 млрд. долл. или 12,5% от общего объема иностранных инвестиций.

Рис. 2.40

Сотрудничество с зарубежными компаниями по инвестиционным проектам осуществлялось в течение 1998 года в нефтедобыче и нефтепереработке, авиационной и автомобильной промышленностях, добыче алмазов и золота, машиностроении и средствах коммуникации, конверсии оборонных предприятий, целлюлозно-бумажной промышленности, АПК и пищевой промышленности. Несмотря на сложные обстоятельства, иностранные компании стараются сохранить позиции на российском рынке. Продолжается реализация крупных инвестиционных проектов на условиях соглашений о разделе продукции в области нефтедобычи. В 1998 году в проекты «Сахалин-1» и «Сахалин-2» осуществлены инвестиции в объеме около 360 млн. долл. Около 20 млн. долл. было инвестировано в 1998 году в проведение проектно-изыскательских, геофизических работ и переоборудование платформы по проекту «Сахалин-3». По предварительной оценке, суммарные затраты на реализацию этого проекта за весь период освоения составят около 35 млрд. долл.

За последние три года достаточно широкое распространение получили предприятия с участием иностранного капитала (предприятия с иностранными инвестициями - ПИИ).

Среди ПИИ, реально работающих в настоящее время, 35,2% действуют в сфере торговли и общественного питания, 26,4% - в промышленности, 8,5% - в сфере транспорта и связи, 6,8% - в строительстве и около 6% заняты общей коммерческой деятельностью по обслуживанию рынка. Эффективность деятельности ПИИ, рассчитанная по объему производства продукции на одного занятого, вдвое превышает среднероссийский уровень.

Рис. 2.41

В 1998 году сохранялся рост доли внешнеторгового оборота ПИИ во внешнеторговом обороте России. Последние годы характеризуются повышением интенсивности импортной деятельности ПИИ. Наибольшую активность в области импорта проявляют ПИИ, которые функционируют в сфере торговли, общественного питания и промышленности. Доля этих предприятий в общероссийском импорте в течение трех последних лет постоянно превышала другие удельные показатели их активности. Во многом это было связано со стабилизацией экономической и политической ситуации внутри страны и введением валютного коридора в период с 1995 года по август 1998 года. Именно с 1995 года наблюдается постоянный рост числа предприятий с иностранными инвестициями, создаваемых в отраслях инфраструктуры и пищевой промышленности и ориентированных на внутренний рынок страны.

Экспорт предприятий с иностранными инвестициями носит в основном сырьевой характер: преобладают нефть, химические товары, лесоматериалы, рыбная продукция, цветные материалы и их отходы. Сокращение темпов роста экспорта ПИИ с 1995 года во многом обусловлено снижением активности иностранных инвесторов в отраслях добывающего сектора и перераспределением прямых иностранных инвестиций между секторами экономики. Главными факторами роста стоимостных объемов экспорта в условиях ухудшения внешнеэкономической конъюнктуры и снижения средних контрактных цен явилось увеличение физических объемов сырьевых ресурсов, поставляемых на экспорт.

Возрастание доли внешнеторговых операций ПИИ в соответствующих общероссийских показателях и увеличение доли объема производства ПИИ в ВВП России за последние три года свидетельствовало, во-первых, об углублении тенденций притока иностранных инвесторов в промышленность, и, во-вторых, о расширении импорта оборудования и комплектующих для внутреннего производства.

В целом, однако влияние предприятий с иностранными инвестициями на макроэкономические показатели развития России незначительно: они производят всего около 5% ВВП России.

Естественно, кризисная ситуация в экономике России во 2 полугодии 1998 года на деятельности предприятий с иностранным участием отразилась негативно. К последствиям финансово-бюджетного и валютного кризиса в отношении ПИИ можно отнести: отсутствие доступа предприятий к своим финансовым активам в связи с кризисом банковской системы, потери из-за неплатежей, снижение спроса на товары и услуги, разрушение дистрибьюторской сети, изменение структуры внешнеторговой деятельности. Как результат - задержка платежей кредиторам, сокращение штатов и фонда заработной платы, сокращение и временное прекращение производства. Однако опасения потерять позиции на емком и неосвоенном российском рынке привели к тому, что свернуть свою деятельность в России решилось лишь небольшое число иностранных предпринимателей.

Страновая структура иностранных инвестиций за последние три года претерпела существенные изменения. В 1998 году укрепили свои позиции на российском рынке фирмы Германии и Франции, на которые приходится, соответственно, 24,2% (1997 г. - 13,4%) и 13,1% (1997 г. - 1,7%) всех иностранных инвестиций. Доля четырех развитых стран (США, Германии, Великобритании и Франции) выросла по сравнению с 1996 годом в 2 раза. В целом среди иностранных инвесторов преобладают развитые страны. На них приходится около 90% всех иностранных инвестиций.

Таблица 2.28

Распределение иностранных инвестиций в страновом аспекте, млн.долл.

Поступило

В том числе

Всего.

в % к итогу

прямые

портфельные

прочие

Всего инвестиций

11773

100%

3361

191

8221

из них:

Германия

2848

24,2%

328

0,0

2520

США

2238

19,0%

1170

143

925

Франция

1546

13,1%

15

5

1526

Великобритания

1591

13,5%

205

11

1375

Нидерланды

877

7,5%

610

2

265

Швейцария

411

3,5%

40

0,4

370

Источник: Госкомстат РФ.

Что касается регионального аспекта, то основная часть иностранных инвестиций приходится в 1998 году на Центральный район (59% от общего объема или 6,96 млрд. долл.). Устойчиво сохраняется значимость Москвы, а также Санкт-Петербурга и Московской области как центров деловой активности, на которые приходится 50,6% всех иностранных инвестиций в реальный сектор российской экономики. В целом на 5 экономических районов, объединяющих 43 региона (48,8% от общего числа субъектов Федерации), приходится 93% совокупного объема иностранных инвестиций.

Рис. 2.42

Таблица 2.29

Группировка регионов по удельному весу поступивших иностранных инвестиций

Удельный вес поступивших в регионы иностранных инвестиций в общем объеме, %

Число регионов

Удельный вес в общем числе регионов, %

1996

1997

1998

1996

1997

1998

0 - 1

76

78

78

86,36

88,64

88,64

1,1 - 2

5

6

5

5,68

6,82

5,68

2,1 - 50

6

3

4

6,82

3,41

4,55

выше 50

1

1

1

1,13

1,13

1,13

Источник: Госкомстат России.

Практика показывает, что низкая активность иностранных инвесторов далеко не всегда находится в соответствии с благоприятным инвестиционным климатом ряда регионов, имеющих достаточно весомый инвестиционный потенциал и низкий инвестиционный риск.

Таблица 2.30

Распределение регионов в 5 экономических районах по уровню инвестиционного потенциала и инвестиционного риска*

Высокий

Средний (умеренный)

Низкий (незначительный)

1996 г.

1997 г.

1998 г.

1996 г.

1997 г.

1998 г.

1996 г.

1997 г.

1998 г.

Северо-Западный район

50

(0)

50

(0)

25

(0)

0

(50)

0

(50)

0

(75)

50

(50)

50

(50)

75

(25)

Центральный

район

53,85 (30,8)

23,07 (23,1)

15,38

(7,7)

38,46 (23,1)

61,55 (23,1)

0

(84,6)

7,69

(46,2)

15,38 (53,8)

84,62

(7,7)

Поволжский

район

50

(0)

50

(0)

0

(12,5)

37,5 (62,5)

37,5 (37,5)

50

(75)

12,5

(37,5)

12,5

(62,5)

50

(12,5)

Западно-Сибирский район

44,45 (33,3)

55,56 (44,5)

11,1

(33,3)

33,3 (44,5)

33,33 (33,3)

44,45 (66,7)

22,22

(22,2)

11,11 (22,2)

44,45

(0)

Дальневосточный район

11,11 (77,78)

44,45

(33,33)

0

(66,67)

55,56

(22,22)

0

(66,67)

22,22

(33,33)

33,33

(0)

55,56

(0)

77,78

(0)

* - в скобках указано оценка инвестиционного риска

С целью преодоления влияния отрицательных факторов, действующих в инвестиционной сфере, улучшения региональной структуры иностранных инвестиций и принимая во внимание их влияние на развитие производства, региональные и федеральные власти повысили за последний год свою активность в сфере инвестиционно-налогового законодательства. Так, если к маю 1997 года только 5 областей имели специальное законодательство для иностранных инвесторов (Новгородская, Ивановская, Челябинская области, Республики Татарстан и Бурятия), то к настоящему времени количество регионов, принявших специальные законы, регулирующие деятельность инвесторов, достигло 45. Для стимулирования притока прямых иностранных инвестиций большинство регионов предоставляют инвесторам фискальные льготы при уплате налогов в части, подлежащей зачислению в областной бюджет.

Активизировалась работа законодательных структур власти на федеральном уровне. В соответствии с Программой государственных внешних заимствований на 1998 год использованы связанные кредиты в объеме 1739 млн. долл. Указом Президента Российской Федерации от 16 июля 1998 года № 851 было поручено Правительству приостановить выдачу новых гарантий по связанным иностранным кредитам. Однако сегодня в схему предоставления гарантий необходимо внести серьезные коррективы, поскольку после 17 августа 1998 г. иностранные кредиторы, учитывая ситуацию сложившуюся на финансовом рынке России, отказываются предоставлять кредиты под гарантии российских коммерческих банков и субъектов Российской Федерации.

7 января 1999 года принят Федеральный закон № 19-ФЗ «О внесении изменений и дополнений в Федеральный закон «О соглашениях о разделе продукции». Ведется активная подготовка к рассмотрению в Совете Федерации законопроекта «О внесении в законодательные акты Российской Федерации изменений и дополнений, вытекающих из Федерального закона «О соглашениях о разделе продукции». Подготовлена окончательная редакция законопроекта «Об иностранных инвестициях в Российской Федерации» с учетом замечаний Президента Российской Федерации.

Подготовлены проекты указа Президента РФ «О мерах по реализации инвестиционных соглашений, заключаемых Министерством экономики Российской Федерации с иностранными инвесторами» и Постановления Правительства «Об установлении таможенного режима ввоза иностранных товаров на таможенную территорию Российской Федерации в соответствии с инвестиционными соглашениями, заключаемыми Министерством экономики Российской Федерации с иностранными инвесторами», а также федерального закона «О внесении дополнений в Закон Российской Федерации «О таможенном тарифе».

2.6. Внешняя торговля

В 1998 г. под воздействием крайне неблагоприятных для России внешних условий, а также нарастающих внутренних трудностей впервые за последние пять лет произошел спад российского внешнеторгового оборота, ослабло значение внешней торговли в качестве стабилизирующего фактора производства, материальной основы проведения рыночных реформ.

Внешнеторговый оборот России в 1998 году (с учетом неорганизованного экспорта и импорта) сократился по сравнению с 1997 г. на 17,6% и составил 133,4 млрд.долл. США, в том числе экспорт - 73,9 млрд. долл. (сократился на 16,4%), импорт - 59,5 млрд. долл. (сократился на 19,1%).

В результате сокращения товарооборота положение страны в мировой торговле ухудшилось. По данным, опубликованным ООН, Россия занимает по товарообороту 18-е место в мире. Ее удельный вес в международной торговле сократился с 2,5% в начале 90-х годов до 1,3% в 1998 г.

На долю стран, не входящих в СНГ, приходится 78,5% общего внешнеторгового оборота и за истекший год это соотношение изменилось незначительно (в 1997 г. - 77,7%).

Со странами дальнего зарубежья внешнеторговый оборот России в 1998 году (с учетом неорганизованного импорта) сократился на 16,7% и составил 104,8 млрд. долл.

Сложившаяся в 1997 г. неблагоприятная конъюнктура мирового рынка на основные товары российского экспорта продолжала ухудшаться и в 1998 году. Происходило дальнейшее снижение мировых цен на сырьевые товары (энергоносители, цветные и черные металлы, химические продукты и лесоматериалы), и, как следствие, сокращение стоимостных объемов российского экспорта.

Рис. 2.43

Источник: Госкомстат РФ.

Рис. 2.44

Источник: Госкомстат РФ

Рис. 2.45

Источник: Госкомстат РФ

Таблица 2.31

Динамика мировых цен на основные товары российского экспорта (в % к предыдущему году)

1994

1995

1996

1997

1998

Нефть

95,0

107,8

118,4

94,6

68,5

Газойль

94,2

106,3

117,1

98,1

70,6

Алюминий

129,4

122,3

83,5

106,1

84,9

Мель

120,4

127,2

78,2

99,2

72,7

Никель

119,3

129,9

91,2

92,3

66,8

Цинк

103,5

103,3

99,4

128,3

77,9

Древесина

твердая

81,3

81,5

98,5

93,9

68,4

мягкая

92,3

96,3

105,3

90,8

88,3

Источник: International Monetary Fund.

По данным Госкомстата, в 1998 г. из России в страны дальнего зарубежья было экспортировано товаров на сумму 59,0 млрд. долл., что на 15,8% меньше аналогичного показателя прошлого года.

В товарной структуре экспорта по-прежнему сохраняется значительная доля топливно-энергетических, сырьевых товаров при незначительном удельном весе машин и оборудования.

Рис. 2.46

Источник: Госкомстат РФ

На долю топливно-энергетических товаров в 1998 г. приходилось 37,9% всего объема продаж в страны дальнего зарубежья (в 1997 г. - 44,9%). Объем их поставок в эти страны сократился по сравнению с 1997 г. на 29%, произошло это за счет снижения средних контрактных цен: на нефть - на 36%, нефтепродукты - на 34%, природный газ - на 20%. В результате из-за снижения цен российские экспортеры минерального топлива понесли убытки на сумму около 10 млрд. долл.

Таблица 2.32

Динамика физических объемов экспорта основных товаров в страны дальнего зарубежья

1994

1995

1996

1997

1998

Нефть сырая, млн.т

95,4

96,2

105

110

117,9

Нефтепродукты, млн.т

39,1

44

53,4

56,9

51,2

Газ естественный, млрд.куб.м

110

122

128

120

125,0

Уголь каменный, млн.т

17,7

21

20,3

18,9

18,6

Железная руда, млн.т

9,8

11,4

7,8

8,2

10,1

Черные металлы, млн.долл.

4371

5646

6208

6018

4464,1

Алюминий,тыс.т

2301

2250

2616

2693

2790,4

Медь, тыс.т

451

467

524

533

550,3

Никель, тыс.т

124

153

166

220

214,1

Машины и оборудование,млн.долл.

32000

5314,5

5554,2

5598,7

5760,5

Минеральные удобрения, млн.т

13,1

16,2

15,1

14,4

15,9

Круглый лес, млн.куб.м

13,5

17,9

15,4

17

19,8

Источник: Госкомстат РФ

Несмотря на увеличение экспорта нефти в натуральном выражении на 7,5%, за год произошло сокращение его доли в общем объеме экспорта в стоимостном выражении с 18,6% до 15,6%. Значительные изменения зафиксированы в динамике стоимостных и физических объемов нефтепродуктов. Доля последней в стоимостном объеме экспорта уменьшилась с 9,7% до 6,2%, физические объемы вывоза нефтепродуктов сократились с 58,4 до 46,9 млн. тонн. Поставки природного газа возросли на 3,5%, его доля в экспорте составила 15,7% (в 1997 г. - 15,4%)

Удельный вес черных и цветных металлов в общем объеме экспорта в страны дальнего зарубежья составил 19,7% (в 1997 г. - 19,6%). По сравнению с 1997 г. вывоз черных и цветных металлов в стоимостном выражении сократился на 15%. Средние контрактные цены снизились на 10% (на чугун - на 13%, ферросплавы - на 10%, полуфабрикаты из углеродистой стали - на 17%, медь - на 22%, никель - 24%). Физический объем поставок сократился на 5% (полуфабрикаты из углеродистой стали - на 36%, никель - на 5%). На уровне 1997 г. остался экспорт чугуна, проката, а поставки алюминия и меди выросли на 3%.

К факторам, сдерживающим динамику экспорта черных металлов, можно отнести частичную потерю российскими экспортерами мировых рынков сбыта своей продукции и антидемпинговые меры, применяемые правительствами ряда стран и направленные на ограничение ввоза на их территорию российских черных металлов. В отношении российских фирм уже действует 63 ограничения, из них 45 - антидемпинговых.

В октябре 1998 г. Комиссия по международной торговле США приняла решение об антидемпинговом разбирательстве в отношении поставок стального горячекатаного проката из России, рассматривается предложение о введении антидемпинговых пошлин в размере 107-199%. США мотивируют это тем, что Россия экспортирует сталь по цене, составляющей треть ее себестоимости, что по законам мировой торговли недопустимо.

Поставки машиностроительной продукции увеличились на 1,7%, а их доля в общем объеме экспорта возросла до 9,8% против 8,1% в 1997 г.

Произошедшая девальвация рубля могла бы стать серьезным стимулом к развитию экспорта. Однако вряд ли можно ожидать существенного роста физических объемов экспорта из-за ограниченной пропускной способности экспортных трубопроводов, ограниченного внешнего спроса в условиях мирового финансового кризиса, действия антидемпинговых мер против российских товаропроизводителей, сложностей выхода на внешние рынки тех товаров, которые сейчас не экспортируются или экспорт которых незначителен в связи с их неконкурентоспособностью.

Под воздействием обесценения курса рубля после финансового кризиса в августе 1998 г., а также снижения покупательной способности населения в условиях роста цен, банковских неплатежей во второй половине года произошло существенное сокращение импорта. По данным Госкомстата РФ, в 1998 г. из стран дальнего зарубежья на территорию Российской Федерации было завезено товаров на сумму 45,8 млрд. долл., что на 17,9% меньше аналогичного показателя прошлого года.

Рис. 2.47

Источник: Госкомстат РФ

Продовольственные товары и сырье для их производства, а также машины и оборудование остаются самыми крупными статьями импорта из стран дальнего зарубежья, доля этих групп товаров составила в общем объеме импорта, соответственно, около 27% и 38%.

Таблица 2.33

Динамика физических объемов российского импорта основных товаров

1994

1995

1996

1997

1998

Трубы, тыс.т

631

367

385

239

154,1

Машины и оборудование, млн.долл.

10696

12804

10172

13511

12789,4

Медикаменты, млн.долл.

1184

969

1083

531

1198,0

Текстильная и трикотажная одежда, млн.долл.

861

511

298

313

211,9

Обувь, млн.пар

41,7

26

45,8

15,4

2,9

Мясо свежемороженое, тыс.т

358

506

540

694

595,8

Мясо птицы свежемороженое, тыс.т

496

824

748

1117

814,1

Сахар-сырец, тыс.т

1081

1166

1680

2511

3002,9

Сахар белый, тыс.т

369

377

147

367

331,4

Алкогольные и безалкогольные напитки, млн.долл.

695

1017

379

700

390,4

Зерно, тыс.т

2100

193,7

307,3

226,8

103,9

Источник: Госкомстат РФ

Динамика импорта в течение 1998 года претерпела существенные изменения. Положительная динамика импорта из стран дальнего зарубежья в I полугодии 1998 года (рост к I полугодию 1997 г. на 15,9%) сменилась его снижением в августе и резким падением в сентябре (сокращение по сравнению с сентябрем 1997 года в 2,1 раза, а против августа 1998 г. - на 42%). Импорт в октябре 1008 г. по сравнению с октябрем предшествующего года сократился в 2,6 раза, а с сентябрем 1998 г. - на 6%. В ноябре 1998 г. импорт снизился против ноября 1997 г. в 2,3 раза, а против предшествующего месяца - на 6%. В декабре 1998 г. по сравнению с декабрем 1997 г. импортные поставки сократились на 59,3%, однако по сравнению с ноябрем 1998 г. выросли на 22,7%. Наибольшее снижение в последние месяцы 1998 года произошло по группе потребительских товаров.

Объем неорганизованной торговли оценивается в 12,9 млрд. долл., по сравнению с 1997 г. произошло снижение на 21,3%.

Сальдо внешней торговли сложилось положительное в размере 13,2 млрд. долл. (против 14,1 млрд. долл. в 1997 году).

Неблагоприятная конъюнктура на внешних рынках и снижение средних контрактных цен по основным позициям российского сырьевого экспорта ухудшили условия торговли России (коэффициент соотношения темпов изменения экспортных и импортных цен в январе-августе 1997 г. равнялся 1,1, в январе-августе 1998 г. снизился до 0,95).

В 1999 г. ситуация в сфере внешней торговли будет ухудшаться. Увеличивать физические объемы экспортных поставок стало невозможно. В отдельных отраслях экспортные квоты достигли предела и составляют от 50 до 90% производимой продукции. Наращиванию производства препятствует крайняя изношенность основных фондов и отсутствие инвестиций для их модернизации. Топливно-энергетический комплекс из-за критического состояния производственно-технологической базы также практически исчерпал свои возможности по наращиванию поставок на внешний рынок, а прогнозируемая на ближайшую перспективу неблагоприятная ситуация на основных товарных рынках делает проблематичным поддержание российского экспорта на достигнутом уровне.

Сокращение импорта будет проходить под влиянием последствий финансового кризиса, в первую очередь, девальвации рубля. Кроме того, перспективы развития импорта во многом зависят от того, как Россия будет расплачиваться по еврооблигациям, по которым в 1999 г. предстоит выплатить 4 млрд. долл. Платежи по этим долгам отнесены Правительством РФ в разряд обязательных и должны быть выполнены в полном объеме. В противном случае иностранные контрагенты будут требовать от российских компаний предоплаты наличными по всем внешнеторговым сделкам, что приведет к обвальному падению импорта.

Товарооборот со странами СНГ в 1998 году составил 28,6 млрд. долл. и уменьшился по сравнению с 1997 годом на 20,6%. Доля государств СНГ в общем российском товарообороте в 1998 году уменьшилась на 0,8% и составила 21,5%.

Сальдо торгового баланса сложилось положительное в размере 1,2 млрд. долл. (в 1997 году - 0,7 млрд. долл.), тенденция к росту положительного сальдо является во многом результатом августовского финансового кризиса 1998 года. Следует напомнить, что в течение ряда предыдущих лет (1995-1996 гг.) сальдо было отрицательным. Кроме того, например, в торговле с Белоруссией и в 1997 году сальдо было отрицательное и составляло 106,9 млн. долларов, а в 1998 году сложилось положительное сальдо в размере 67,4 млн. долларов. В целом даже в 1998 году Россия сохраняла положительное сальдо торгового баланса со странами СНГ только до начала второго квартала - начиная с апреля месяца импортные поставки стали превышать экспорт, хотя и незначительно, и только после августовских событий ситуация изменилась на противоположную.

Основными торговыми партнерами России среди государств СНГ продолжают оставаться Белоруссия, Казахстан, Узбекистан и Украина, на долю которых приходится 92% от всего товарооборота с этими странами. При этом удельный вес товарооборота с крупнейшим торговым партнером России - Украиной в 1998 году снизился на 1.6% и составил 35%. В предшествующем 1997 году, несмотря на дистанцированность Украины от большинства интеграционных инициатив в рамках Содружества, товарооборот между странами имел тенденцию к постоянному росту. Что касается стран Таможенного союза, то здесь наблюдалась противоположная тенденция - доля этих государств в общем товарообороте России в рамках СНГ в течение прошедшего года увеличилась на 5% и составила 55%. Вероятно в 1999 году этот показатель еще более возрастет в связи с присоединением к Таможенному союзу нового члена - Таджикистана.

Экспорт из России в 1998 году составил 14,9 млрд. долл. и сократился по сравнению с 1997 годом на 18,7%. Главным фактором снижения стоимостных объемов российского экспорта явилось снижение экспортных цен для стран СНГ более чем на 13%, что, в первую очередь, было связано с падением цен на нефть. При этом физические объемы экспорта отдельных видов поставок, напротив, имели положительную динамику: возрос экспорт России в эти страны нефти - на 12,2%; нефтепродуктов - на 18,3%; каменного угля - на 55%; железной руды на 9,0%.

Товарная структура российского экспорта в 1998 году оставалась стабильной - его основная часть приходилась на топливно-энергетические ресурсы и машиностроительную продукцию (соответственно 48,9% и 13,9%). При этом экспорт машин и оборудования оказался под влиянием разнонаправленных факторов: как следствие снижающейся конкурентоспособности российской готовой продукции на мировом рынке и ее переориентации на экспорт в сопредельные страны, а также неэффективности государственной политики содействия экспорту в дальнее зарубежье - экспорт этих видов продукции в начале года рос. Однако дефицит бюджетных ресурсов, непоследовательная экономическая политика, высокий уровень риска национальных рынков стран СНГ обусловили крайне низкий уровень спроса на инвестиционное оборудование.

Российский финансовый кризис серьезно подорвал национальные валюты сопредельных государств и резко сократил возможности привлечения серьезных инвестиций. По результатам года объемы поставок машин и оборудования снизились на 35,9% по сравнению с 1997 годом.

В 1998 году объемы импорта составили 13,7 млрд. долл. и уменьшились на 22,6% по сравнению с 1997 годом.

В товарной структуре импорта преобладали поставки продовольственных товаров, продукции для перерабатывающих отраслей агропромышленного комплекса, машин и оборудования, продукции черной металлургии.

Наиболее существенно по отдельным видам продукции сократились поставки в Россию: свежемороженого мяса на 47,3%; белого сахара на 68,8%; зерна на 61,1%; машин и оборудования на 19,6%.

Более существенное снижение импорта из стран СНГ (импортные поставки из стран дальнего зарубежья сократились в 1998 году на 17,9%) во многом связано с низким качеством поставляемых товаров, их упаковки и малыми сроками хранения, а также более высокими по сравнению с дальним зарубежьем импортными ценами: на свежемороженое мясо - на 22,9%; мясо птицы - на 40,4%; свежемороженую рыбу - в 2 раза; масло сливочное - в 1,4% раза, сахар-сырец - в 2,0 раза. При этом, в первую очередь, снизились поставки тех товаров, потребности в которых в основном обеспечивались за счет ввоза из соседних стран, например, импорт сахара белого, вследствие чего и сократилась в основном доля Украины в общем объеме российской внешней торговли.

На сокращение стоимостных объемов взаимной торговли России со странами Содружества негативное воздействие оказывает также взаимное снижение контрактных цен на отдельные важнейшие виды продукции, в том числе на экспортируемые из России нефть, каменный уголь и импортируемые свежемороженое мясо, сливочное масло.

Сравнительный анализ помесячного ряда средних цен на указанные виды продукции показывает. что наблюдавшийся в январе-феврале 1998 года некоторый рост экспортных цен на нефть (с 95 долларов за тонну до 103 долларов) сменился постепенным их снижением до 65 долларов к октябрю прошедшего года. Аналогичная тенденция с поставками странам СНГ в 1998 году каменного угля, где наблюдалось снижение с 33 до 22 долларов, и нефтепродуктов - с 176 до 111 долларов. Цены на природный газ и электроэнергию за прошедший год изменялись незначительно - колебались в основном в пределах соответственно 54-59 долларов за тыс.куб. метров и 25-27 долларов за тыс. квт. - час.

Встречные поставки из стран Содружества свежемороженого мяса и сливочного масла характеризовались ростом контрактных цен в январе-мае прошлого года соответственно до 1934 и 2760 долларов за тонну и их снижением к октябрю до 1500 и 2100 долларов за тонну.

Общий объем бартерной торговли со странами СНГ за девять месяцев 1998 года составил 4,2 млрд. долл., он сократился по сравнению с соответствующим периодом 1997 года на 14%, в том числе экспорт из России соответственно - 1,8 млрд. долл. (сокращение на 24%); импорт- 2,4 млрд. долл. (сокращение на 5%). В бартерной торговле с государствами СНГ наблюдается противоположная общему товарообороту тенденция - импорт из стран СНГ превышает экспорт почти на 0,6 млрд. долл.

Удельный вес бартерной торговли со странами СНГ в общем объеме бартера составил 77%, а в товарообороте в рамках Содружества -22%.

В товарной структуре бартерного экспорта в страны СНГ преобладают поставки топливно-энергетических ресурсов (49%), машиностроительной продукции (17%), продукции химической промышленности (12%), а в структуре бартерного импорта из этих стран - черные и цветные металлы (29%), машиностроительная продукция (22%) и энергоресурсы (17%).

Продолжает оставаться острой проблема погашения задолженности государств СНГ за поставленную им российским товаропроизводителями продукцию и предоставленные ранее государственные кредиты.

Страны Содружества задолжали российским товаропроизводителям (по состоянию на 1 декабря 1998 года) только за энергоресурсы 41.5 млрд. рублей, в том числе Украина - 19,4 млрд.рублей, Казахстан - 8.2 млрд. руб., Белоруссия - 5.3 млрд. руб.

Наибольшая задолженность стран СНГ приходится за природный газ - 64% от ее общего объема и за электроэнергию - 28% от общего объема.

Так, по-прежнему остро стоит проблема оплаты и транспортировки российского газа через территорию Украины. Хотя Украина и снизила в новом году тарифы за транспортировку российского газа и частично готова пропускать его бесплатно (в объеме 32 млрд. куб. м) в счет погашения своих долгов за газ, в целом проблема оплаты российского газа остается неурегулированной.

Аналогичная ситуация складывается и с оплатой за поставку газа в Белоруссию: несмотря на подписание белорусской стороной обязательств о выплате до конца 1998 года 225 млн. долларов в счет погашения долга реально было оплачено только 10% от объявленной суммы.

Влияние нынешнего кризиса в России на развитие торговых связей в СНГ будет, по-видимому, иметь неоднозначный характер. С одной стороны, резкое ухудшение ситуации с российским импортом в результате девальвации рубля должно было бы затронуть торговлю со странами ближнего зарубежья в относительно меньшей степени, поскольку расчеты с этими странами по-прежнему в значительной мере осуществляются на основе клиринга и бартера. Поэтому можно было бы предположить, что доля стран СНГ в российском внешнеторговом обороте несколько возрастет. Кроме того, сразу после начала кризиса казалось, что прогнозируемый на ближайшие полгода валютный курс может послужить не только защитой отечественных производителей, которые при разумной ценовой политике получат возможность расширить свою рыночную нишу внутри страны, но и, возможно, увеличат свои поставки в страны СНГ, тем самым увеличивая и положительное сальдо торгового баланса.

С другой стороны, кризис привел к существенному ослаблению позиции России как центра и движущей силы интеграции в рамках Содружества, снизил роль российской валюты в расчетах между партнерами по СНГ и т.д. Несмотря на то, что для всех государств Содружества Россия была и остается главным или одним из главных внешнеэкономических партнеров и многие страны полностью зависят не только от поставок российских энергоносителей (Белоруссия, Украина, Казахстан), но и критически зависят от экспорта в Россию (Белоруссия, Молдова), российский кризис только усилил уже возникшую тенденцию к развитию двусторонних многосторонних связей между странами ближними зарубежья без участия России.

Соседние страны и в докризисный период были в определенной степени ориентированы на экспорт имеющихся сырьевых ресурсов в страны дальнего зарубежья или транзит через свою территорию энергоносителей из России. Ситуация усугубилась с падением мировых цен на энергоносители.

Кризис сделал практически неразрешимой ситуацию с ростом отрицательного сальдо в торговле с Россией. Резкое падение курса российского рубля не позволяет больше эффективно решать проблемы отрицательного сальдо торгового баланса за счет роста экспорта в Россию, вынуждая сопредельные государства ограничивать объемы импортных поставок оттуда. Так, в январе 1999 года Казахстан впервые после создания Таможенного союза ввел ограничения на импорт российского продовольствия, в том числе: мяса, молока, масла - всего по 21 товарной позиции. Такая политика Казахстана, хотя прямо и не противоречит условиям Таможенного союза о возможности ограничения импорта в случае угрозы национальным производителям, несомненно ухудшит положение российских производителей для которых сохранение прежних объемов экспорта - один из немногих путей существования в условиях кризиса.

Таким образом, предпринимаемые отдельными странами СНГ шаги по выходу из кризисной ситуации имеют скорее центробежную направленность. Лидеры постсоветских государств реально не стремятся к совместным действиям по преодолению кризиса, требующих, в частности, проведения единой экономической политики и унификации внешнеэкономического законодательства.

Заинтересованность стран Содружества в экономическом сотрудничестве с Россией во многом мотивировалась именно относительно большей продвинутостью нашей страны по пути реформ. И замедление экономических преобразований может нанести интеграционным тенденциям такой ущерб, который перевесит любые политические декларации об укреплении единства и содружества. Уже сейчас государства СНГ пытаются диверсифицировать свои импортные и экспортные потоки, ищут пути выхода на новые рынки, что, при условии сохранения сегодняшних тенденций, приведет к сокращению объемов взаимной торговли в рамках Содружества.

Регулирование внешней торговли

Задачи защиты внутреннего рынка решались в 1998 году мерами тарифного и нетарифного регулирования внешнеэкономической деятельности.

В 1998 году завершена подготовка новой редакции Таможенного кодекса Российской Федерации, направленной на развитие внешней торговли страны, создание условий для поддержки отечественных товаропроизводителей, противостояние нарушениям таможенных правил и контрабанде. Внесены изменения в размеры ставок ввозных таможенных пошлин на ряд товаров (лекарственные средства, изделия и оборудование для медицинской промышленности, ряд продовольственных товаров, аккумуляторы, химические продукты).

Принят комплекс мер, направленный на усиление государственного регулирования в области производства и оборота этилового спирта, спиртосодержащей и алкогольной продукции, введено лицензирование импорта и экспорта алкоголя. 13 января 1998 г. вступил в силу Закон «О сборах за выдачу лицензий и право на производство и оборот этилового спирта, спиртосодержащей и алкогольной продукции».

В целях защиты отраслей экономики и отдельных хозяйствующих субъектов от неблагоприятного воздействия иностранной конкуренции был принят Федеральный закон «О мерах по защите экономических интересов Российской Федерации при осуществлении внешней торговли товарами» от 14 апреля 1998 г. № 63-ФЗ.

Калининградская область - единственный регион, в который иностранные товары ввозились без взимания пошлин и НДС. Правительственным постановлением от 05.03.98 № 281 ограничен беспошлинный импорт в область 35 видов товаров. Введены квоты на беспошлинные поставки в Калининградскую область алкоголя, сигарет, бензина, некоторых видов химического сырья, стройматериалов, мебели, некоторых продовольственных продуктов, а также подержанных легковых автомобилей. За импортированные сверх квоты товары придется платить сборы и пошлины на общих основаниях. Принятия правительственного постановления добилась областная администрация, чтобы поддержать в борьбе с зарубежными конкурентами калининградские предприятия.

Для поддержки российского свеклосахарного комплекса в период производства и переработки сахара из отечественного сырья были введены сезонные ставки пошлин на белый сахар и сахар-сырец. Введено лицензирование импорта сахара, крахмальной патоки, цветных телевизоров, ковров и текстильных напольных покрытий, табака и его промышленных заменителей, а также лицензирование экспорта ряда товаров, нехватка которых остро ощущается перерабатывающей промышленностью. Так, например, Постановлением Правительства от 31 октября 1998 г. №1267 с 25 ноября 1998 г. введено лицензирования экспорта из Российской Федерации шкур крупного рогатого скота, овец и прочих необработанных шкур.

В целях упорядочения вывоза семян масличных культур с таможенной территории Российской Федерации Постановлением Правительства № 1268 от 31 октября 1998 г. с 15 ноября 1998 г. введено лицензирование экспорта семян подсолнечника, рапса и соевых бобов.

В феврале вступила в силу новая редакция закона об акцизах, существенно увеличивающая действующие ставки акцизных сборов: в 3 раза повышены акцизы на крепленые вина и настойки, в 2 раза на дорогие импортные автомобили, объем двигателя которых превышает 2500 см3. Остальные акцизные ставки увеличиваются не так значительно, в среднем на 10-20%.

В 1998 г. продолжалась работа по улучшению доступа российских товаров на зарубежные рынки и урегулированию антидемпинговых процедур. С 1 мая 1998 г. все количественные ограничения на торговлю текстильными товарами между ЕС и Россией были упразднены. Россия приняла на себя обязательство выдавать лицензии на экспорт текстильных товаров и одежды согласно перечню в автоматическом режиме.

В торговле с США удалось добиться отмены с 1 июля 1998 г. решения о введении антидемпинговых пошлин в отношении российской титановой губки (действовало с 1968 г.). Отменено решение о «пороге конкурентоспособности» для изделий из кованого титана и капролактама из России. Снят 50%-ый порог для экспорта в США таких российских товаров, как некоторые виды рыбопродукции, фанеры клееной, ферровольфрама и ферросиликовольфрама, запчасти для прокатных станов.

В результате своевременных действий удалось предотвратить открытие антидемпинговых процедур по цинку (Республика Корея) и пружинящим контровочным шайбам (США), а также урегулировать на приемлемых для российской стороны условиях процедуры по стали, магнию, феррованадию и нитриду ванадия в США, изделиям из стали и трансформаторной стали в ЕС, широкополочной двутавровой балке в Республику Корея, арматурной стали в Египт. В результате предпринятых Торгпредством России в Таиланде усилий в ходе антидемпинговых расследований по поставкам российской металлопродукции, таиландская сторона приняла решение рассматривать Россию в качестве страны с рыночной экономикой (в этом случае ограничения должны распространяться лишь на продукцию соответствующих поставщиков, а не на всю страну).

Из-за разразившегося финансового кризиса российскому правительству пришлось радикально менять внешнеторговую политику.

Для регулирования ситуации на валютном рынке Центральный банк совместно с ГТК принял решение возобновить обязательную продажу 50% валютной выручки экспортеров, но не по курсу ЦБ, а на валютных биржах. Однако сразу же наметилась тенденция к увеличению непоступления валютной выручки на счета экспортеров по сравнению со сроками, заявленными при таможенном оформлении экспортируемых товаров. Нормативные документы 1992-1993 гг., касающиеся поступления валютной выручки в Россию, хотя в последние годы и не применялись, но отменены не были. Таким образом, за непоступление в установленные сроки валюты на счета в уполномоченных банках на территории Российской Федерации экспортерам грозит штраф от 100 до 200% стоимости товаров, являющихся непосредственными объектами правонарушения.

В целях стабилизации положения на потребительском рынке и снижения цен на продовольственные товары и лекарственные средства, реализуемые населению, Постановлением Правительства от 15.10.98 утвержден перечень основных продуктов питания, по которым снижается ставка налога на добавленную стоимость с 20% до 10%. Также отменяется действие Постановления Правительства Российской Федерации от 17 июля 1998 г. №791 «О введении дополнительной импортной пошлины» в отношении сельскохозяйственных и продовольственных товаров и лекарственных средств. Постановлением Правительства № 1226 от 21 октября 1998 г. снижены ставки ввозных таможенных пошлин на мясо, молоко и сливки в порошке, сливочное масло, подсолнечное масло, детское питание и др.

Резкое падение импорта привело к сокращению поступлений в бюджет таможенных платежей. В этих условиях пришлось возвращаться к практике взимания пошлин с российских экспортеров, чьи доходы начали расти после повышения курса доллара по отношению к рублю.

Согласно Постановлению Правительства от 4 января 1999 г. №17 «Об утверждении ставок вывозных таможенных пошлин на товары, вывозимые с территории Российской Федерации» вывозные таможенные пошлины вводятся на отходы и лом ряда цветных металлов, в том числе меди, никеля, алюминия, свинца, кобальта и титана, а также лесоматериалы из дуба, бука и ясеня, на соевые бобы, семена рапса и подсолнечника, необработанные шкуры и кожу из шкур крупного рогатого скота, лошадей, овец, ягнят.

На отходы и лом цветных металлов устанавливается комбинированная вывозная таможенная пошлина в размере 10% от таможенной стоимости. При этом вводится фиксированный нижний предел пошлины в экю: на отходы и лом медные - 110 экю за 1000 кг, никелевые - 240 экю, алюминиевые - 50 экю, свинцовые - 35 экю, цинковые - 60 экю, кобальтовые - 400 экю, титановые - 75 экю. Вывозная пошлина на обработанные и необработанные лесоматериалы составит также 10% от таможенной стоимости при нижнем пределе ставки пошлины от 10 до 12 экю за один кубометр в зависимости от сорта дерева (дуб, бук, ясень).

В целях повышения доходов федерального бюджета Постановлением Правительства РФ от 11 января 1999 г. № 45 были утверждены сроком на 6 месяцев экспортные пошлины на кокс и полукокс из каменного угля - 5%; нефть и нефтепродукты, за исключением сырых - 5%; мазуты топочных марок - по 10 евро за 1000 кг; газ природный - 5%, но не менее 2 евро за 1000 кг; медь и изделия из нее - 5%; никель и изделия из него - 5%.

Постановлением Правительства от 23 января 1999 г. №83 утверждена вывозная таможенная пошлина на нефть сырую и нефтепродукты сырые в размере 2,5 евро за 1000 кг.

Отмена экспортных пошлин в 1996 г. считалась одним из главных достижений российских экономических реформ и важным шагом на пути вступления России во Всемирную торговую организацию. Однако в сложившихся условиях возвращение к экспортным пошлинам менее болезненно для экономики, чем необеспеченная эмиссия.

В 1998 г., как и в предыдущие годы, механизм регулирования внешнеэкономической деятельности не содействовал прогрессивным сдвигам в структуре экспорта и импорта. Глубокая сырьевая направленность российского экспорта ставит его в зависимость от меняющихся условий мирового рынка, что исключает возможность быстрого и безболезненного приспособления российской экономики к его конъюнктуре. Почти половину своей потребности в продовольствии Россия покрывает за счет импортных поставок, что представляет собой реальную угрозу экономической безопасности страны. Таким образом, необходимость совершенствования механизма регулирования внешнеэкономической деятельности остается актуальной.

2.7. Финансово-экономические проблемы военной реформы

Общие контуры военной реформы к началу 1998 года ещё не были сформулированы. Президентом РФ была утверждена только концепция национальной безопасности РФ. Однако замысел реформирования важнейшей компоненты военной организации - Вооружённых Сил (ВС) РФ был не только разработан и утверждён, но и отчасти начал реализовываться. При этом, как показала практика, всё упиралось в финансово-экономическое обеспечение намеченных реформ.

Экономические предпосылки реализации замыслов военного строительства в РФ основывались на прогнозных данных Минэкономики РФ. Согласно этому прогнозу в 1998 году в РФ ожидался рост ВВП на 1,5 - 2% по отношению к ВВП 1997 года и уменьшение инфляции до 5,7% за год. Расходы по статье «Национальная оборона», как виделось специалистам из Минэкономики, должны были составить 19,9% от общих расходов федерального бюджета, а соотношение между военными расходами в их внутренней структуре должно было измениться в пользу инвестиций. В частности, расходы на НИОКР и закупки вооружения и военной техники (ВВТ), которые в советские времена доходили до 75% от общих расходов на оборону, а потом в РФ упали ниже 20%, как ожидалось, поднимутся к уровню, свойственному высокоразвитым странам, и превысят 30%.

Однако эти прогнозные оценки не были заложены даже в утвержденный проект федерального бюджета на 1998 год (табл. 2.34). 1998 год с позиций военной экономики оказался «переломным» ещё на стадии формирования бюджета: впервые в нашей современной истории расходы на национальную оборону перестали быть главенствующими. На первом месте по удельному весу в общих расходах 1998 года стало «обслуживание государственного долга».

Таблица 2.34

национальная

оборона

правоохранит. деятельность и

гос. безопас.

Исполнение федерального бюджета в 1997 году

В млрд. руб.

В % от всех расходов бюджета

В % ВВП

79,7

19,5

3,0

43,7

10,7

1,7

Федеральный бюджет на 1998 г. (план)

В млрд. руб.

В % от всех расходов бюджета

В % ВВП

81,8

16,4

2,9

41,6

8,3

1,5

Исполнение

федерального бюджета за 1-е полугодие 1998 года

В млрд. руб.

В % от всех расходов бюджета

В % ВВП

22,2

12,7

1,9

12,9

7,4

1,1

Исполнение

федерального бюджета за 2-е полугодие 1998 года

В млрд. руб.

В % от всех расходов бюджета

В % ВВП

34,5

16,1

2,3

17,8

8,3

1,2

Исполнение

федерального бюджета в 1998 году

В млрд. руб.

В % от всех расходов бюджета

В % ВВП

56,7

14,6

2,1

30,7

7,9

1,1

Уровень (%)

исполнения

69,3

73,8

Уже в первом полугодии государство получило только 128,0 млрд. рублей доходов вместо 183,8 млрд. руб., на которые рассчитывали составители бюджета. В части расходов пришлось решать задачу перераспределения средств. При этом закон о ФБ-1998 был нарушен, поскольку законодательно (см. статьи 102 и 103 закона «О федеральном бюджете на 1998 год») было закреплено в основном пропорциональное сокращение, а не произвольное перераспределение бюджетных ассигнований. В числе наиболее ущемлённых, как будет показано ниже, оказалась военная экономика.

30 июля 1998 года Президентом РФ утверждены «Основы (Концепция) государственной политики РФ по военному строительству на период до 2005 года».

В «Основах» предопределён уровень военных расходов как доли от ВВП: 5,1% - на всю правоохранительную деятельность и обеспечение безопасности страны, в том числе 3,5% - на оборону.

Отметим, что при исполнении федерального бюджета на 1998 год Россия впервые вышла на такой режим, когда расходы по обслуживанию государственного долга существенно превысили не только расходы на оборону, но и суммарные расходы на оборону, правоохранительную деятельность и обеспечение национальной безопасности страны.

Основные военно-экономические результаты 1998 года

Продолжение реформ военной организации, особенно ВС РФ, начатых в середине 1997 года, в 1998 году оказалось особенно трудным. Об этом свидетельствует не только уровень, но и динамика исполнения бюджета по разделу «национальная оборона», представленная в таблице 2.35

Таблица 2.35

Исполнение федерального бюджета 1998 года по разделу «национальная оборона»

«нац.оборона» в целом, (млн. рублей)

Минобороны, (млн. рублей)

Январь

3704

3599

Февраль

3606

3439

Март

3541

3399

Апрель

3994

3515

Май

2550

2463

Июнь

4804

4732

Июль

2500

817

Август

3500

2198

Сентябрь

5400

3179

Октябрь

5470

4226

Ноябрь

7720

5090

Декабрь

9910

5309

Источник: первая строка - данные Минфина РФ, вторая (по Минобороны) - официальные сообщения пресс-центра этого министерства. Напомним, что Минобороны является лишь одним из получателей средств по этой статье ФБ.

По данным Минобороны, оно получило за год около 42 млрд. рублей. Ещё 2380 млн. рублей выделены уже после наступления нового 1999 года, но в счёт 1998 года. Тогда общую сумму поступлений финансовых средств в Минобороны РФ за 1998 год можно считать равной 44,2 млрд. рублей. Не говоря об обесценивании выплат, поступивших главным образом в конце года, приходится констатировать, что в целом «национальная оборона» профинансирована на 69,3%, а Министерство обороны получило за год лишь 55,8% от суммы, предусматривавшейся бюджетом. Особую трудность для военной экономики вызвал «провал» финансирования в июле - августе.

Ещё хуже выглядит динамика финансирования по отдельным видам расходов (табл. 2.36 и 2.37).

Таблица 2.36

Помесячные расходы на содержание ВС РФ (млн. руб.)

Содержание ВС РФ (всего)

Кап. строи-тельство

Закупки ВВТ

НИОКР

«Инвестиции» (всего)*

Январь

3034

265

200

100

565

Февраль

3079

160

100

100

360

Март

2774

375

150

150

625

Апрель

2662

80

498

275

853

Май

2394

0

59

10

69

Июнь

3567

110

724

332

1166

Июль

766

0

0

0

0

Август

2195

0

3

0

3

Сентябрь

3040

74

65

0

139

Октябрь

3507

67

527

125

739

Ноябрь

4282

248

375

185

808

Декабрь

4695

117

372

125

614

* суммарные расходы на капитальное строительство, закупки ВВТ и НИОКР

Из анализа данных таблицы 2.36, следует, что средства, ежемесячно выделявшиеся Министерству обороны, в основном (на 85 и более процентов) уходили на содержание ВС РФ.

Доля суммарных расходов на закупки ВВТ и на НИОКР не только не приблизилась к прогнозировавшимся 30%, а тем более к предусмотренным в бюджете 32,7%, но и снизилась по сравнению с уровнем 1997 года, составив только 5,6% (из них 3,9% на закупки ВВТ и 1,7% на НИОКР) от предусмотренной бюджетом суммы расходов Минобороны или 10,5% (7,3% на закупки ВВТ, 3,2% на НИОКР) от общей суммы фактически выделенных средств. На капитальное строительство было выделено 1496 млн. руб., что составило 1,9% от предусмотренной бюджетом, или 3,6% от фактически полученной суммы. Таким образом вся инвестиционная составляющая в фактических расходах Минобороны составила в 1998 году всего лишь чуть более 14%.

Анализ данных таблицы 2.37, более детально подтверждает тот факт, что средства в основном «проедались».

Таблица 2.37

янв.

фев.

март

апр.

май

июнь

июль

авг.

сент.

окт.

нояб.

дек.

Ден. довольс.

зарплата гр.

2205

2422

2083

2421

1839

1856

400

1597

2392

2782

3278

1974

Продоволь-ствие

488

362

325

70

120

256

1

0

26

276

462

462

Вещевое обеспечение

53

53

52

0

0

218

0

0

0

221

121

184

ГСМ

117

115

118

0

100

349

316

350

0

0

0

558

Ремонт

55

40

71

16

0

16

0

0

0

25

80

6

Транспортн.

расходы

22

10

25

100

0

220

100

228

594

124

58

388

Связь

5

5

5

0

5

15

0

0

0

0

0

0

Кварт-экплуат

расходы

17

16

17

0

236

394

0

10

0

25

0

100

Медицинское

обеспечение

7

0

7

0

0

67

0

0

0

5

126

0

Прочие

расходы

77

56

70

65

94

145

0

10

28

48

156

123

Содержание

ВС РФ

3034

3079

2774

2662

2394

3576

817

2195

3040

3507

4282

4695

При таком финансировании проводить реформирование ВС РФ и одновременно с этим обеспечивать обороноспособность государства было очень непростой задачей. В частности, выход на уровень 1200 тыс. человек (около 0,8% всего населения) состоялся только для ВС РФ, а не для всей военной организации РФ. Офицеров и прапорщиков (мичманов) в ВС РФ оценочно 686 тысяч, то есть больше, чем солдат и сержантов (матросов и старшин) - их 514 тысяч, причём только 360 тысяч служат по призыву. Это противоречит всей мировой практике и теории военного строительства. Средств, которые могут быть выделены на содержание ВС РФ и их оснащение, при такой численности едва хватает только на их содержание. И надо определиться, что важнее: сохранить численность, согласившись с окончательным развалом ВПК, или научно-технический и материальный потенциал ВС - пусть даже меньших по численности.

Нынешняя ситуация характеризуется не только ослаблением обороноспособности страны и резким падением уровня безопасности граждан. Недореформированная и недофинансированная военная организация РФ, прежде всего её Вооружённые Силы, обездоленные и поэтому озлобленные военнослужащие сами потенциально могут стать внутренней угрозой безопасности государства.

Ещё хуже обстоят дела с оборонной промышленностью. Состояние военно-промышленного комплекса РФ, как свидетельствует заместитель министра экономики В. Сало («РГ» от 16 января 1999 г.), близко к краху. В 1998 году произошло снижение объёмов производства предприятий ВПК на 4,4%. Особо острой стала ситуация в военно-ориентированных НИИ и конструкторских бюро: в течение нескольких месяцев средства на НИОКР вообще не выделялись.

Кредиторская задолженность предприятий ВПК достигла 105,6 млрд. рублей. Государственный долг этим предприятиям, составлявший в начале 1998 года 18,4 млрд. рублей, возрос к концу года до 25,5 млрд. рублей. Износ активной части производственных фондов ВПК приблизился к 75%.

Резюмируя макроэкономические оценки состояния российской военной экономики на конец 1998 года, мы вынуждены признать продолжение её деградации.

Прогнозы и рекомендации

Оценка тенденций начавшегося без утверждённого бюджета 1999 года, тем более следующих за ним лет неоднозначна: от заверений в успехах до предсказаний экономической катастрофы.

Вместе с тем провал в военной экономике РФ столь велик, что рациональные рекомендации мало зависят от точности оценок ситуации и прогнозов. В любом случае необходимо, причем срочно, чтобы:

- политические и общественные объединения РФ, обеспокоенные судьбами военной организации РФ, её научного, промышленного и экономического базиса, поддержали усилия Президента, Совета безопасности, Правительства, Министерства обороны, других силовых ведомств и Государственной Думы РФ, направленные на осуществление экономически рациональной и стратегически оправданной военной реформы;

- Совет безопасности РФ опубликовал «Основы (Концепцию) государственной политики РФ по военному строительству на период до 2005 года», утверждённые Президентом РФ 30 июля 1998 года, и организовал пропаганду заложенных в этом документе положительных, демократически ориентированных направлений военного строительства; одновременно пора наконец-то утвердить и опубликовать давно обещанную обновлённую военную доктрину РФ, а в её составе - военно-экономический раздел доктрины, опирающийся на Бюджетный кодекс и другие законы РФ;

- все ветви российской власти, опираясь на результаты научного анализа экономической и военно-политической ситуации, сложившейся в РФ и в современном мире, уточнили систему военных и экономических угроз России, соответственно уточнили и конкретизировали в пределах своей компетенции ранее намеченные мероприятия в области военного строительства.

Дальнейшее проведение военной реформы в РФ должно быть нацелено на поддержание необходимого уровня международной и национальной безопасности, обороноспособности РФ на основе имеющегося военного, прежде всего ядерного, потенциала, экономических возможностей государства по его совершенствованию и развитию, а также обязательное обеспечение достойного социального положения всех военнослужащих и гражданских работников военной организации РФ.

Основными направлениями военной реформы, обеспечивающими достижение поставленных целей военного строительства экономически рациональным способом, являются следующие:

1. Установление обоснованной (в частности, экономически обоснованной) численности военной организации РФ, имея в виду поддержание её в дальнейшем на уровне, не превышающем количество военнослужащих, проходящих в настоящее время службу по контракту (в Вооружённых Силах РФ ориентировочно 840 тыс. человек), а, возможно, и меньшей численности при более высоких боевых возможностях.

2. Осуществление перехода от смешанного способа комплектования военной организации РФ личным составом к контрактному, в первую очередь сержантским (старшинским) составом. Развитие инфраструктуры, необходимой для перехода к контрактному способу комплектования военной организации РФ.

3. Установление рациональных пропорций между общим количеством офицеров, прапорщиков (мичманов), сержантов (старшин), солдат (матросов) в военной организации РФ, а также между количеством высших, старших и младших офицеров.

4. Совершенствование системы военного образования на основе экономически обоснованного государственного кадрового заказа, сочетающего подготовку необходимых специалистов как в военных вузах, так и на военных кафедрах в гражданских вузах.

В этом случае возможна экономия средств за счёт более точного определения количества военнообученных кадров по специальностям, сокращения «отсева» из военных вузов и перепрофилирования некоторых существующих военных вузов в центры специальной и боевой подготовки лиц, закончивших гражданские вузы и изъявивших желание служить в составе военной организации РФ.

5. Приведение денежного довольствия военнослужащих в соответствие с законами РФ; регулярная индексация установленных уровней, с тем чтобы денежное довольствие офицеров, прапорщиков (мичманов) и сержантов (старшин) было не ниже, чем у государственных служащих соответствующего ранга, а солдат (матросов)-контрактников - не ниже среднемесячной заработной платы в РФ.

6. Безусловное выполнение всех действующих законоположений и утверждённых программ обеспечения жилыми помещениями военнослужащих и граждан, уволенных с военной службы, систематическая индексация выплат, предусмотренных этими программами, и рациональная корректировка сроков действия государственных жилищных сертификатов.

7. Установление адресной выплаты единовременного денежного довольствия военнослужащим (до 20 окладов) при их увольнении, имея в виду выдачу его действительно единовременно и в полном объёме только тем военнослужащим, которые заканчивают службу в отдалённых и закрытых гарнизонах, а также не имеющим жилья.

8. «Легализация» всех задолженностей государства перед военной организацией и перед военнослужащими, гражданскими служащими и работниками ВПК. При невозможности погашения задолженностей в ближайшее время они должны быть официально оформлены в виде краткосрочных обязательств с процентной ставкой, превышающей ставки по реструктурированным ГКО.

9. Уточнение программ реструктуризации предприятий военного (оборонного) комплекса, финансирование на конкурсной основе не только крупных финансово-промышленных групп, но и средних (малых) организаций, творческих коллективов, особенно при разработке критически важных технологий и осуществлении инновационных работ в ключевых областях науки и техники.

10. Приоритетное экономическое обеспечение системы сил и средств ядерного сдерживания при одновременном учёте реально происходящих процессов: сокращения потенциалов этих сил в мире, снижения их военно-стратегической роли, роста боевых возможностей неядерных стратегических вооружений в высокоразвитых странах.

11. Развитие научно-технического и технологического задела по созданию новых видов оружия, прежде всего высоко-интеллектуального.

Это позволит сохранить за Россией статус великой военной державы даже при её участии в разумном ядерном разоружении, станет ответом на попытки спровоцировать её дезинтеграцию и вычеркнуть из числа великих держав, позволит и в будущем обеспечить стратегическое сдерживание потенциальных агрессоров за счёт создания, при необходимости, в РФ группировок сил неядерного сдерживания и систем управления ими. Интеллектуальный потенциал и технологический задел для решения этой задачи в стране ещё сохранился.

Экономически этот путь целесообразен потому, что большинство технологий, переводящих современное оружие в категорию высоко-интеллектуального, относится к технологиям двойного применения.

12. Ратификация договора СНВ-2 с поправками, обеспечивающими стратегическую стабильность в современном мире, национальную безопасность России и её союзников, экономическую целесообразность перехода России на указанные в Договоре уровни стратегических ядерных вооружений. Включение в дальнейший переговорный процесс, направленный на ограничение и сокращение вооружений, новых стратегически опасных видов оружия.

13. Обеспечение увязки программ научных исследований и разработок в военной и гражданской сферах с целью получения необходимых новых знаний, технологий, материалов, ключевых составных частей и комплектующих элементов двойного назначения.

Одновременно необходимо комплексное (военно-экономическое, народно-хозяйственное и коммерческое) обоснование всех расходов государства, включая военные расходы.

14. Ускоренное внедрение тендерной (конкурсной) системы для всех видов государственного заказа, включая НИОКР, упразднение посреднических фирм и необходимая для организации конкурсов переподготовка офицеров и гражданских служащих, работающих в организациях, которые являются заказчиками предметов снабжения и услуг для военной организации РФ.

Это обеспечит экономию государственных ресурсов и возможность гибкого реагирования экономики РФ на внешнеполитическую ситуацию.

15. Полномасштабное включение финансовой системы военной организации РФ в бюджетное устройство РФ и бюджетный процесс при одновременном учёте особой важности военного бюджета. Обеспечение утверждения уровня военных расходов до 10 декабря ежегодно, с тем чтобы до 30 декабря утверждался государственный оборонный заказ и с 1 января начиналось его выполнение. В случае промедлений в действиях Федерального Собрания военный раздел федерального бюджета должен вводиться в действие указом Президента РФ.

Разработка соответствующих поправок или дополнений к Бюджетному кодексу РФ, определяющих специфику ежегодного научно обоснованного установления уровней военных расходов (и доходов) государства на всю его военную организацию, и постановлений Правительства РФ (подзаконных актов), охватывающих процессы подготовки, обоснования, формирования, экспертной оценки, согласования, исполнения бюджета в части военных расходов и отчётности о них.

Обеспечение подробной детализации военных расходов, рациональной открытости бюджета, отчётности о его исполнении перед гражданами РФ и международными организациями.

16. Принятие Федерального закона «О гражданском контроле над военной организацией Российской Федерации». Проект этого закона предусматривает, в частности, учреждение статуса Уполномоченного по делам военнослужащих, избираемого из числа депутатов Государственной Думы, Комиссий гражданского контроля в Государственной Думе и Совете Федераций, а также других органов гражданского контроля в субъектах Российской Федерации, придание определённых полномочий общественным объединениям и средствам массовой информации.

Таким образом удастся создать механизм предотвращения военных действий типа чеченской «кампании», снизить уровень правонарушений в военной организации, обеспечить соблюдение прав человека и специфических прав военнослужащего.

17. Преобразование управленческих структур в составе Совета безопасности и/или Правительства РФ с назначением единого органа, который осуществлял бы оперативное управление военной реформой и военным строительством в РФ на основе концептуальных управленческих решений Президента РФ, являлся распорядителем бюджетных средств, выделяемых на военную организацию в целом, обосновывал как общий уровень военных расходов, так и их распределение между компонентами военной организации, отчитывался перед федеральными органами законодательной и исполнительной власти о расходовании государственных средств на военную организацию.

Это позволит оптимизировать расходы, предотвратить их нецелевое использование и объяснить налогоплательщикам РФ, а также и мировому сообществу рациональность содержания и развития военной организации РФ.

Раздел 3

Социальная сфера

3.1. Финансы населения и потребительский рынок

Денежные доходы

В течение всего 1998 года происходило снижение уровня жизни населения, наблюдались неблагоприятные изменения ситуации на потребительском рынке.

Среднедушевые денежные доходы населения в докризисный период (в январе-июле 1998 года) не превышали 870 руб. (в расчете на месяц), при этом снижение реальных располагаемых денежных доходов относительно того же периода 1997 г. составило свыше 10%.

В целом за 1998 г. среднедушевые доходы населения в расчете на месяц составили 970 руб. (в декабре - 1558 руб.). Темпы падения реальных доходов относительно соответствующих месяцев 1997 г. в сентябре-декабре нарастали (с 27 до 31%), в результате чего в целом за год реальные доходы снизились на 18%. Номинальные доходы в целом за 1998 г. составили 1703 млрд. руб. и выросли на 3,6% по сравнению с 1997 г. По всей видимости, тенденция к падению реальных доходов в начале 1999 г. будет проявляться существенно более отчетливо, чем в предыдущие годы - реальные доходы в I квартале 1999 г. не превысят 55-60% от уровня соответствующего периода 1998 г.

В 1998 г. снижение реальных доходов происходило практически во всех регионах, незначительное снижение или стабилизация реальных доходов были зафиксированы лишь в нескольких территориях (Новгородская, Московская области, Ненецкий автономный округ, Хабаровский край). Наблюдался дальнейший рост их межрегиональной дифференциации - среднедушевые доходы населения, зарегистрированные в г. Москве, были в 6-9 раз выше соответствующих показателей, рассчитанных для областей Центрального района (в 1997 г. - в 5-7 раз), Тюменская область опережала остальные области Западно-Сибирского района по данному показателю в 2,5-5 раз. В 35 регионах снизились не только реальные, но и номинальные доходы.

Общее снижение уровня реальных доходов сопровождалось наметившимися уже в первой половине 1998 г. структурными изменениями - в общем объеме доходов населения снизилась доля доходов от собственности, предпринимательской деятельности и прочих доходов, что объясняется, в частности, сокращением размера средств, размещенных на депозитах и процентов по ним. Незначительно сократилась доля социальных трансфертов (главным образом, из-за роста задолженности по выплате пенсий и пособий на детей). В относительном выражении наиболее заметно увеличилась доля оплаты труда (табл.3.1).

Во всех экономических районах России (включая Центральный без учета Москвы) средняя заработная плата была выше среднедушевых доходов, однако в г.Москве она составляла всего 48% от уровня среднедушевых доходов (в 1997 г. - 41%). Вместе с тем, в IV квартале 1998 г. среднедушевая зарплата по России в целом практически совпадала со среднедушевыми доходами - «официальные» текущие доходы в конце 1998 года увеличились в меньшей степени, чем предпринимательские доходы, доходы от собственности и прочие доходы, образующиеся, главным образом, в теневом секторе экономики (и определяемые методом «досчета»). Если в декабре 1997 г. среднедушевые доходы были выше уровня средней заработной платы примерно на 1,5%, то в декабре 1998 г. - уже на 12%. Следует отметить, что в период кризиса и скачкообразного изменения обменного курса рубля методика досчетов, используемая Госкомстатом России для определения общей суммы денежных доходов населения, оказывается особенно уязвимой. Это объясняется, в частности, тем, что используемый в досчетах показатель розничного товарооборота обладает большей инерционностью, чем текущие денежные доходы населения.

Таблица 3.1

Структура денежных доходов населения, 1992-1998 (в %)

Год

1992

1993

1994

1995

1996

1997

1998

Всего денежных доходов

100

100

100

100

100

100

100

Оплата труда

69,9

60,5

46,6

40,7

41,9

39,3

42,4

Социальные трансферты

14,0

15,1

15,4

12,4

14,2

14,9

13,3

Доходы от собственности, предпринимательской деятельности, прочие доходы

16,1

24,4

38,0

46,9

43,9

45,8

44,5

Источник: Госкомстат РФ.

Начисленная среднемесячная заработная плата в 1998 г. составила около 1110 руб.; в реальном исчислении она сократилась по сравнению с 1997 г. на 13,8%. Если в первой половине года заработная плата в реальном исчислении выросла относительно первого полугодия 1997 г. на 4,5% (долларовый эквивалент в середине года составил 180 долл. в месяц), в сентябре снижение этого показателя относительно соответствующих месяцев 1997 г. достигло 30%, а в декабре - 40%. К концу 1998 г. средняя заработная плата снизилась в долларовом эквиваленте по сравнению с серединой года примерно в 2,5 раза. По сравнению с 1997 г. незначительно сократилась межрегиональная дифференциация по уровню среднемесячной заработной платы: если регион-лидер - Ямало-Ненецкий АО - в 1997 г. опережал средний по России показатель в 4,3 раза, то к концу 1998 г. - всего в 3,8 раза. Согласно данным ВЦУЖ Минтруда России, резко выросло соотношение общей среднемесячной задолженности по зарплате и среднемесячного фонда начисленной заработной платы. Так, если в IV квартале 1997 г. оно составляло 1,11, то в октябре 1998 г. - уже 1,82. В Чукотском и Корякском АО этот показатель составил соответственно 5.26 и 6.14, а наиболее благоприятной была ситуация в Москве - соотношение составило 26% (но и здесь ситуация ухудшилась по сравнению с 1997 г., когда задолженность составляла всего 18% от фонда заработной платы).

Наиболее быстрыми темпами росла заработная плата в газовой промышленности - среднемесячная заработная плата здесь (5000 руб.) в 4,65 раза превысила среднюю по стране, существенно выше средней оставалась заработная плата в других отраслях топливного комплекса, электроэнергетике, цветной металлургии.

В 1998 г. существенно ухудшилось положение пенсионеров - средняя пенсия с апреля по декабрь практически не менялась, поэтому если еще в апреле она превышала уровень пенсионных выплат апреля 1997 г. на 16%, то к концу года средняя пенсия сократилась по сравнению с декабрем 1997 г. более чем на 40%. Декабрьская пенсия составила всего 29% от среднемесячной начисленной зарплаты (в середине 1998 г. - 38%), она была на 20% меньше прожиточного минимума пенсионера (в середине года превышала его на 30%).

Существенно ухудшилось и соотношение средней заработной платы и прожиточного минимума трудоспособного населения - в ноябре 1998 г. оно составило всего 149,2% (в первом полугодии - 216%); ноябрьский показатель соответствует уровню первого полугодия 1995 г.

Уже в первой половине 1998 г. наблюдался незначительный рост статистических показателей, характеризующих степень дифференциации населения по уровню денежных доходов. Коэффициент Джини вырос с 0,37 до 0,375, децильный коэффициент - с 12,5 до 12,8.

Оценка Госкомстатом России распределения населения РФ по размеру среднедушевого дохода в декабре 1998 г. представлена в таблице 3.2.

Таблица 3.2

Распределение населения по размеру среднедушевого месячного денежного дохода в рублях (в % к итогу)

Все население

100

С доходом до 400,0

8,8

400,1-600

11,4

600,1-800

11,9

800,1-1000

10,8

1000,1-1200

9,3

1200,1-1600

14,2

1600,1-2000,0

9,7

свыше 2000,0

23,9

Источник: Госкомстат РФ.

По итогам года коэффициент Джини оценивался в 0,379, соотношение между доходами 10% наиболее и наименее обеспеченного населения составило 13,4. Характер распределения доходов между 20-ти процентными группами населения существенных изменений не претерпел. На изменение в уровне дифференциации доходов оказывает воздействие целый ряд факторов. Прежде всего, в результате резкого падения обменного курса рубля относительно большой выигрыш получают владельцы долларовых активов, лица, имеющие доходы, номинированные в иностранной валюте. Действием этого фактора обусловлен рост итоговой дифференциации доходов, но, главным образом, в Москве и Санкт-Петербурге. Действительно, в г. Москве децильный коэффициент дифференциации вырос в IV кв. 1998 г. по сравнению с IV кв. 1997 г. с 11,1 до 18,8, а в Санкт-Петербурге - с 6,8 до 9,6. С другой стороны, происходит рост доли заработной платы в доходах населения и наблюдается уменьшение дифференциации заработной платы по группам работников. Поскольку дифференциация заработной платы ниже, чем дифференциация доходов от собственности и предпринимательских доходов, последний фактор приводит к некоторому снижению итоговых показателей дифференциации доходов населения в целом. Вероятно, отчасти по этой причине результирующие показатели дифференциации доходов по России в 1998 г. практически не изменились по сравнению с 1997 г.

В 1998 г. происходил плавный рост величины прожиточного минимума (в предыдущие годы в осенние месяцы в связи с сезонным падением цен на овощи величина прожиточного минимума снижалась). В течение первого полугодия доля населения с доходами не выше прожиточного минимума оставалась примерно постоянной (22,5%), затем она повысилась до 29% в сентябре-ноябре и несколько снизилась (до 27,5%) в декабре. По предварительным оценкам в январе 1999 года уровень бедности повысился до 38,2% (то есть до максимального значения за весь период наблюдений с 1992 года). Можно ожидать, что, если методика расчета данного показателя Госкомстатом России не изменится, доля бедного населения в первом квартале 1999 г. составит около 35%.

Денежные расходы

В январе-июле 1998 г. существенно выросла доля расходов населения, направляемая на приобретение товаров и услуг. Она составила до 75,9% общего объема доходов населения (69% в 1997 г.). Рост ставки рефинансирования привел к возрастанию процентных ставок в коммерческих банках и Сбербанке России и существенному увеличению (с 2 до 2,6%) доли организованных сбережений в общем объеме доходов.

В результате покупательского ажиотажа в августе-сентябре, кризиса банковской системы и обусловленного им сокращения организованных сбережений в целом за 1998 г. доля потребительских расходов достигла в сентябре 92% общего объема денежных доходов, в октябре-ноябре - 80-82% доходов. Заметно по сравнению с 1997 г. (с 40 до 38,8%) сократилась в IV квартале 1998 г. доля расходов населения на непродовольственные товары и услуги (с 24,0 до 20,8%), одновременно выросла доля расходов на продтовары (с 36 до 40,4%).

Общий объем банковских вкладов населения России в начале 1999 г. остался практически на уровне января 1998 г. и составил 148,5 млрд. руб. Примерно на 11 млрд. рублей (или в 1,5 раза) сократились вклады в коммерческих банках, основная часть которых не смогла выполнить своих обязательств перед вкладчиками в результате финансового кризиса. Доля Сбербанка России в общем объеме сбережений населения составила 85%, причем основная часть средств внесена населением на пенсионные вклады. Действующие в Сбербанке России процентные ставки (около 40%) ниже наиболее вероятных в 1999 г. темпов инфляции, поэтому можно ожидать, что пенсионеры в течение 1999 г. останутся наиболее многочисленной (главным образом, в силу привычки) группой вкладчиков, привыкших к отрицательным реальным процентным ставкам в банковских учреждениях. Отчасти произошедшим отливом средств населения из банковских учреждений объясняется и достаточно заметный в IV квартале 1998 г. прирост суммы средств на руках у населения, составивший 4% от общей величины доходов (в том же периоде 1997 г. и первом полугодии 1998 г. эта сумма снижалась, хотя и незначительно). В 1998 г. из-за роста потребительских расходов населения сократилась доля расходов на приобретение населением валюты - в IV квартале 1998 г. она снизилась по сравнению с тем же периодом 1997 г. в 2.5 раза, в 1998 г. в целом по сравнению с 1997 г. - в 1.7 раза (соответственно, до 8,7% и 12,7% всех расходов).

Подавляющая часть вкладчиков коммерческих банков, аккумулировавших средства населения, не могла получить (или использовать на приобретение товаров и услуг) замороженные этими банками средства в 1998 г., а те средства, которые переведены в Сбербанк России, выплачивалась лишь начиная с конца ноября 1998 г., в результате чего даже эта часть сбережений не была в полном объеме отозвана до конца 1998 г.

В докризисный период (в январе-августе 1998 г.) розничный товарооборот в сопоставимых ценах вырос на 3,6% по сравнению с соответствующим периодом 1997 г. Доля продовольственных товаров в нем составила около 50%. Всплеск потребительского спроса наблюдался в августе и в сентябре 1998 г. - относительно тех же месяцев 1997 г. объем товарооборота в августе вырос на 6,8%, а в сентябре сократился на 3.3%. Таким образом, сдвиг спроса, его переключение на более дешевые товары привели к снижению товарооборота, несмотря на ажиотаж и скупку базовых продовольственных товаров в конце третьего квартала 1998 г. К числу основных последствий кризиса следует отнести ограничение товарного ассортимента, сокращение поставок на рынок многих дорогостоящих товаров, уход с рынка целого ряда поставщиков и производителей. Сокращение спроса затронуло не только относительно высокотехнологичные сегменты потребительского рынка (компьютеры, электроника, телекоммуникации), но и рассчитанные на более высокодоходные слои сегменты рынка продовольственных товаров. Очень резко сократились продажи соков, безалкогольных напитков, резко сократился импорт алкогольных напитков.

После спада инфляционных ожиданий и в результате отсутствия у населения свободных денежных средств в IV квартале 1998 г. товарооборот сократился на 15% (на 7% - по продовольственным товарам и 22% - по непродовольственным). Соответственно, по итогам года в целом снижение общего объема розничного товарооборота составило 4,5%, в том числе 3% - по продтоварам и 6% - по непродовольственным. Объем платных услуг населению снизился в меньшей мере - на 2,4%. Вместе с тем, снижение объема платных услуг проявится в полной мере в начале 1999 г., когда начнется более интенсивное повышение тарифов на платные услуги. Тенденции к снижению общего объема товарооборота будут доминировать в течение всего первого квартала 1999 г., во втором же квартале можно ожидать сокращение темпов спада (относительно 1997 г.) с 22-27% до 18-22%.

3.2. Отрасли социально-культурной сферы

Финансовый кризис самым драматичным образом сказался на экономическом положении отраслей социально-культурной сферы: бюджетные ассигнования этим отраслям уменьшились в 1998 г. в сопоставимом выражении на 20% по сравнению с предыдущим годом. При этом сокращение социальных расходов традиционно было большим, чем снижение совокупных бюджетных расходов, которое составило в 1998 году 15%. Хуже всего пришлось сфере культуры (сокращение за год на 24%) и здравоохранению (уменьшение бюджетных ассигнований на 22%). Правда, взносы работодателей на обязательное медицинское страхование по предварительным оценкам незначительно уменьшились по сравнению с 1997 г. - не более чем на 2% (табл. 3.3).

Таблица 3.3

Расходы государства на отрасли социально-культурной сферы (1991 = 100%)

1991

1992

1993

1994

1995

1996

1997

1998

Здравоохранение

в т.ч.

100

80

108

98

72

71

81

67

государственный бюджет

100

80

91

81

59

57

65

51

обязательные страховые взносы юридических лиц

-

-

17

17

13

14

16

16

Образование*

100

79

79

76

56

58

64

52

Культура, искусство и средства массовой информации*

100

91

81

87

63

54

60

46

* - расходы из государственного бюджета.

Источник: рассчитано по данным Госкомстата РФ c использованием индексов-дефляторов ВВП.

Таблица 3.4

Расходы государства на отрасли социально-культурной сферы (в % к ВВП)

1991

1992

1993

1994

1995

1996

1997

1998

Здравоохранение

в т.ч.

2,9

2,5

3,7

3,9

2,9

3,1

3,4

3,1

государственный бюджет

2,9

2,5

3,1

3,2

2,4

2,5

2,8

2,4

обязательные страховые взносы юридических лиц

-

-

0,6

0,7

0,5

0,6

0,6

0,7

Образование*

3,6

3,6

4,1

4,5

3,4

3,7

4,1

3,6

Культура, искусство и средства массовой информации*

0,5

0,6

0,6

0,8

0,6

0,5

0,6

0,5

* - расходы из государственного бюджета.

Источник: рассчитано по данным Госкомстата РФ.

Социальные расходы федерального бюджета, как уже стало обычным, были сокращены не только в абсолютном, но и в относительном выражении по сравнению с показателями утвержденного бюджета. Доля затрат на социально-культурные отрасли в расходах федерального бюджета уменьшилась с 6,3% в 1997 г. до 5,3% в 1998 г. (табл. 3.5). После кратковременного отказа в 1997 г. от политики перемещения нагрузки по финансированию социальной сферы на бюджеты субъектов Российской Федерации правительство вновь к ней вернулось в 1998 г. Соотношение соответствующих расходов из федерального бюджета и бюджетов субъектов Российской Федерации изменилось с 13: 87 в 1997 г. до 12: 88 в 1998 г. (табл. 3.6).

Таблица 3.5

Доля затрат на отрасли социально-культурной сферы в расходах федерального бюджета (%)

Исполнение за 1995 г.

Закон на 1996 г

Исполнение за 1996 г

Закон на 1997 г

Исполнение за 1997 г

Закон на 1998 г

Исполнение за 1998 г

Отрасли социально-культурной сферы, всего

в том числе

5,4

6,5

4,9

7,4

6,3

6,5

5,3

здравоохранение

1,3

1,7

1,2

2,2

2,2

1,9

1,5

образование

3,1

3,6

3,2

3,5

3,5

3,5

3,3

культура и средства массовой информации

1,0

1,2

0,5

1,7

0,6

0,7

0,6

Источник: Госкомстат РФ.

Таблица 3.6

Соотношение затрат федерального бюджета и бюджетов субъектов РФ на отрасли социально-культурной сферы (%)

1992

1993

1994

1995

1996

1997

1998

Федеральный бюджет

27

17

18

14

12

13

12

Бюджеты субъектов РФ

73

83

82

86

88

87

88

Источник: Госкомстат РФ.

Проблема бюджетной задолженности по заработной плате в социальной сфере, остававшаяся одной из острейших все последние годы, еще более обострилась в 1998 г. Величина этой задолженности, увеличилась в течение года с 67% до 83% от общей бюджетной задолженности по экономике в целом. При общем годовом росте бюджетной задолженности по заработной плате в 3,2 раза, в отраслях социальной сферы этот рост составил 4,2 раза. При этом более трети всей бюджетной задолженности на конец года приходилось на учреждения сферы образования (табл. 3.7).

Правительство Е.М. Примакова попыталось в конце 1998 г. переломить ситуацию с хронической бюджетной задолженностью субъектов РФ перед подведомственными им учреждениями бюджетной сферы, включая в первую очередь сферу образования. По поручению правительства в декабре 1998 г. Минфином РФ были определены 40 субъектов РФ, которые даже в случае направления не менее 40% собственных бюджетных доходов на выплату заработной платы работникам бюджетной сферы не могли обеспечить в полном объеме выплату текущей месячной заработной платы. В эти регионы 26.12.1998 г. были направлены финансовые средства для полного покрытия имеющегося бюджетного дефицита по выплате месячной заработной платы.

Кроме того, новое правительство заявило о своем принципиально отличном подходе к решению проблемы задолженности. Во-первых, предполагается обеспечить погашение задолженности не единовременно, а в течение первых шести месяцев 1999 г., во-вторых, основываясь на подписанных летом 1997 г. соглашениях с 84 из 89 регионов РФ, осуществлять текущий контроль за выплатами заработной платы из местных бюджетов.

Таблица 3.7

Динамика бюджетной задолженности по заработной плате в социально-культурной сфере в 1998 г.

Бюджетная задолженность по заработной плате

на

1.01

на

1.02

на

1.03

на

1.04

на

1.05

на

1.06

на

1.07

на

1.08

на

1.09

на

1.10

на

1.11

на

1.12

на

1.01.99

Всего, млн. руб.

6954

6318

7638

8944

9507

11034

12979

14879

18596

20929

22094

22093

19732

в том числе:

отрасли социальной сферы

4632

3986

5230

6434

6983

8423

10311

12060

15507

17625

18726

18726

16517

из них:

образование

1382

958

1628

2263

2551

3206

4248

4955

4886

5553

6129

6272

5523

здравоохранение

574

281

611

858

976

1338

1827

2447

2990

3495

3636

3574

2920

культура и искусство

132

80

168

246

289

387

514

660

744

836

895

907

776

Источник: Госкомстат РФ

Вместе с тем, следует отметить, что в соответствии с Конституцией РФ власти регионов вправе использовать как доходы территории, так и федеральные трансферты по своему усмотрению. Это выступает объективной причиной столь распространенного в регионах нецелевого использования финансовых средств, поступающих из центра на погашение бюджетной задолженности. Так, в декабре в 18 регионах задолженность по заработной плате возросла, а в 67 регионах - снизилась. Поэтому представляется, что генеральной линией в борьбе с хронической бюджетной задолженностью по заработной плате, является переход на казначейское исполнение бюджета, прежде всего в тех регионах, где высока доля участия федерального бюджета в финансовой поддержке и где в региональных бюджетах сохраняется значительные долги по заработной плате бюджетным учреждениям и организациям.

Таблица 3.8

Забастовочное движение в отраслях социальной сферы в 1998 г.

I

II

III

IV

V

VI

VIII

IX

X

XI

XII

Число организаций, участвовавших в забастовках:

образование

188

46

35

852

319

41

18

2333

4052

2086

1806

здравоохранение

13

-

-

20

-

-

7

22

64

25

13

Число вовлеченных работников, (тыс. чел.):

образование

8,3

2,0

1,3

28,4

13,1

0,8

0,1

72,6

125,2

59,0

50,1

здравоохранение

3,4

-

-

2,0

-

-

0,3

0,6

11,9

2,4

2,5

Источник: Госкомстат РФ.

Забастовочное движение. В течение всего 1998 г. отрасли социально-культурной сферы оставались ареной незатихающих социальных конфликтов и повышенной напряженности из-за сохраняющегося высокого уровня бюджетной задолженности по заработной плате. Неспособность федеральных, региональных и местных органов власти найти действенные механизмы обеспечения выплат по заработной плате и погашения накопившейся задолженности обусловили сохранение высокого уровня забастовочного движения, особенно в сфере образования. Наибольшее число забастовочных выступлений пришлось на апрель и сентябрь-октябрь 1998 г. Наиболее значительным событием в забастовочном движении в 1998 г. стала Всероссийская акция протеста 27-29 января 1999 г. По данным ЦК профсоюза работников образования и науки, в акции приняли участие 400 тыс. педагогов в 72 регионах России. Главным требованием бастующих становится не только возврат накопившихся долгов, но и предоставление правительственных гарантий регулярной оплаты их труда. Однако представляется, что в ситуации, когда законодательно ответственность за финансирование общеобразовательных заведений лежит на местных бюджетах, федеральные власти вряд ли смогут радикально изменить положение с бюджетной задолженностью по заработной плате работникам образования без внесения соответствующих изменений в Бюджетный кодекс.

Здравоохранение

Второй год подряд наблюдается рост общего числа зарегистрированных случаев заболеваний. Особую тревогу вызывает ситуация с инфекционными заболеваниями, рост которых можно было бы предотвратить применяя меры иммунопрофилактики. В прошедшем году в результате проводимой профилактической работы снизилась почти в три раза заболеваемость дифтерией. Однако более чем в два раза увеличилось число заболевших краснухой и корью, на 40% - число заболевших эпидемическим паротитом, на 26% - скарлатиной. Это впрямую можно связать с недостаточностью средств, направляемых на профилактическую медицину.

Вместе с тем, в 1998 г. сохранялась тенденция снижения показателей смертности населения, младенческой смертности и увеличения средней продолжительности жизни, наблюдающаяся с 1995 г. Но позитивные изменения этих показателей в 1998 г. были минимальны, а их абсолютные значения все еще сильно отличаются от уровня 80-х - начала 90-х годов.

С экономической точки зрения российскому здравоохранению во второй половине 90-х годов присущи три узловые проблемы:

- несбалансированность государственных гарантий предоставления гражданам бесплатной медицинской помощи и их финансового обеспечения;

- незавершенность введения страховой системы финансирования здравоохранения; эклектичностью сочетания элементов старой и новой систем финансирования;

- неэффективность использования ресурсов системы здравоохранения.

Таблица 3.9

Показатели состояния здоровья населения

1985

1990

1991

1992

1993

1994

1995

1996

1997

1998

Число заболеваний с впервые установленным диагнозом (на 1000 населения)

н.д.

651,2

667.5

615,6

654,3

653,2

678,8

646,8

674,2

682,6

Смертность (на 1000 населения)

11,3

11,2

11,4

12,2

14,5

15,7

14,9

14,3

13,7

13,6

Ожидаемая продолжительность жизни (при рождении)

69,3

69,2

69,0

67,9

65,1

64,0

65,0

65,9

66,9

67,2

Источник: Госкомстат России.

В 1998 г. эти проблемы обострились вследствие ухудшения общей экономической ситуации. Вместе с тем обозначился переход к практическим действиям по их разрешению.

Главной проблемой остается финансовая необеспеченность государственных гарантий предоставления населению бесплатной медицинской помощи.

Требуемые затраты на оказание медицинских услуг в объемах, достаточных для обеспечения государственных гарантий предоставления бесплатной медицинской помощи, составляли в 1997 г. 3,68% ВВП, а в 1998 г. - 3,85%. Эти оценки получены на основе рассчитанных в Минздраве РФ величин необходимых текущих затрат на предоставление сложившихся объемов медицинской помощи при сохранении ее структуры (то есть, без изменений в соотношении стационарной и амбулаторно-поликлинической помощи). Указанные затраты можно рассматривать в качестве оценок стоимости обеспечения государственных гарантий медицинского обслуживания населения. Но с двумя важными оговорками. Во-первых, при выполнении расчетов не учитывались расходы на высокоспециализированную медицинскую помощь, которые осуществляются за счет ассигнований из федерального бюджета. Во-вторых, указанные величины не включают затрат на амортизацию и приобретение нового медицинского оборудования.

Таблица 3.10

Оценка финансовой обеспеченности государственных гарантий предоставления населению бесплатной медицинской помощи

1997

1998

1999 прогноз

1

2

3

Расходы государства на здравоохранение,

в том числе:

3,61

3,14

3,02

2,42

3,02

федеральный бюджет

0,34

0,21

0,21

0,21

0,21

бюджеты субъектов РФ

2,56

2,19

2,10

1,50

2,10

взносы на ОМС работающего населения

0,71

0,74

0,71

0,71

0,71

Необходимые затраты на обеспечение государственных гарантий*

3,68

3,85

3,05

3,05

4,04

в т.ч. стоимость базовой программы ОМС

2,57

2,69

2,13

2,13

2,82

Уровень финансового обеспечения государственных гарантий, %***

89

75

92

72

70

* Оценка затрат на предоставление объемов медицинских услуг, достаточных для обеспечения государственных гарантий предоставления бесплатной медицинской помощи. В расчетах на 1999 г. в вариантах 2 и 3 предусмотрены изменения в структуре и объемах медицинской помощи.

** Показатель рассчитывается делением суммы расходов из бюджетов субъектов РФ и взносов на ОМС работающего населения на стоимостную оценку государственных гарантий медицинского обслуживания населения.

Таким образом, полученные величины являются оценками необходимых текущих расходов за счет бюджетных средств субъектов РФ и взносов работодателей на обязательное медицинское страхование (ОМС). Суммы расходов на здравоохранение из бюджетов субъектов РФ и взносов на ОМС работающего населения составили в 1997 г. 3,27% ВВП, а в 1998 г. - 2,93% ВВП. В результате уровень финансового обеспечения государственных гарантий снизился с 89% в 1997 г. до 75% в 1998 г.

В то же время правительство сделало важный шаг, направленный на пересмотр существующих гарантий. Постановлением Правительства РФ № 1096 от 11.09.98 впервые была принята Программа государственных гарантий обеспечения граждан Российской Федерации бесплатной медицинской помощью. Она не предусматривает каких-либо изменений в перечне видов медицинской помощи, которые должны предоставляться населению бесплатно. Но для того, чтобы сбалансировать ресурсные возможности государства с этими гарантиями, предполагается провести серьезную трансформацию структуры оказания медицинской помощи в пользу менее ресурсоемких ее видов. В последнее десятилетие уже идет процесс сокращения числа больничных коек (табл. 10). Принятая программа ориентирует на дальнейшее движение по этому пути и сокращение больничных мест, использование которых имеет низкую затратную эффективность. Программа предусматривает уменьшение на 18,5% объема лечения в стационарных условиях и перемещение его в сектор амбулаторно-поликлинического обслуживания. Удельный вес расходов государства на амбулаторно-поликлиническую помощь, который составляет в среднем по стране 27%, должен возрасти до 35-40%. Затраты на предоставление медицинских услуг в объемах, определенных программой государственных гарантий, равняются 3,05% ВВП в 1999 г. Это почти на четверть меньше необходимых расходов при сохранении сложившейся структуры медицинского обслуживания.

Однако в программе не определены сроки достижения желаемых структурных изменений. Не проведен анализ технологических, экономических и политических возможностей указанных структурных изменений в обозримой перспективе. В программе отсутствуют финансовые нормативы и финансово-экономические механизмы обеспечения установленных гарантий. Первоначальные варианты программы, подготовленные Минздравом РФ, предусматривали введение подушевых нормативов затрат на обеспечение установленных объемов медицинской помощи. Такие нормативы должны были бы использоваться в расчетах межбюджетных трансфертов. Но вследствие жесткой отрицательной позиции Минфина РФ по этому вопросу финансовые нормативы были исключены из проекта программы.

Для реализации программы решено использовать механизм заключения трехсторонних соглашений о взаимодействии между Министерством здравоохранения РФ, Федеральным фондом ОМС и органами исполнительной власти субъектов РФ по вопросам организации медицинской помощи. Предметом соглашения является предоставление региону средств в рамках целевых программ, финансируемых из федерального бюджета (целевые программы: «Сахарный диабет», «Неотложные меры борьбы с туберкулезом», «Вакцинопрофилактика», «Высокие медицинские технологии», и др.), и субсидий Федерального фонда ОМС в обмен на принятие субъектом РФ территориальной программы государственных гарантий, соответствующей федеральной программе, обязательств провести структурные преобразования в системе здравоохранения и др. В конце 1998 г. и в начале 1999 г. работа над такими соглашениями велась с 52 субъектами РФ.

Но принятие федеральной и соответствующих ей территориальных программ государственных гарантий и заключение упомянутых соглашений не решает полностью проблемы несбалансированности гарантий и их финансового обеспечения. В таблице 2.10 представлены три варианта прогноза финансового обеспечения государственных гарантий. Во всех трех вариантах предусматривается, что собираемость взносов на ОМС работающего населения сохранится на прежнем уровне. В первых двух вариантах расходы на обеспечение государственных гарантий рассчитаны с учетом изменений в объеме и структуре медицинского обслуживания, предусматриваемых федеральной программой государственных гарантий. Первый вариант предполагает, что расходы на здравоохранение из бюджетов субъектов РФ составят 2,1% ВВП. В этом оптимистическом варианте уровень обеспеченности государственных гарантий составит 92%. Второй вариант рассчитан на основе прогноза М. Дмитриева о сокращении расходов на здравоохранение из бюджетов субъектов РФ до 1,5% ВВП. В этом случае уровень обеспеченности государственных гарантий снижается до 72%. Третий вариант предполагает, что расходы на здравоохранение из региональных бюджетов достигают 2,1% ВВП, но реструктуризации медицинской помощи не происходит. Тогда уровень обеспеченности государственных гарантий составит 70% ВВП.

Для создания нормальных экономических условий развития здравоохранения необходим радикальный пересмотр государственных гарантий населению по предоставлению бесплатной медицинской помощи. Наиболее целесообразным представляется введение соплатежей за получаемую медицинскую помощь при сохранении бесплатного медицинского обслуживания для низкодоходных групп населения и больных с определенными заболеваниями. Продолжается процесс фактического замещения бесплатных медицинских услуг платными, развитие системы теневой оплаты, сужение возможностей низкодоходных групп населения в получении этих услуг.

По данным социологического исследования населения, проведенного в январе 1998 г. в 14 субъектах РФ Институтом социальных исследований, величину расходов населения на лекарственное обеспечение и медицинскую помощь в 1997 г. можно оценить в размере не менее 2,73% ВВП, в т.ч. затраты на приобретение лекарственных средств в розничной продаже - 1,46% и расходы на оплату медицинской помощи - 1,27%. При этом теневая оплата населением медицинских услуг (оплата «в руки») составила меньшую часть - всего 0,34% ВВП. Большая часть расходов населения на медицинскую помощь (0,93% ВВП) имела характер полуофициальных соплатежей. Эта оплата официально взималась с пациентов медицинскими учреждениями (согласно ответам респондентов, деньги вносились в кассу медицинских учреждений) за медицинскую помощь, которую они по закону должны предоставлять бесплатно.

Данные указанного исследования позволяют сделать вывод, что система здравоохранения адаптируется к сокращающемуся государственному финансированию и его замещению средствами населения. В некоторых субъектах РФ уже предпринимаются попытки легализовать механизмы соплатежей, невзирая на очевидные их противоречия с федеральным законодательством. Так, в Пермской области приказом департамента здравоохранения областной администрации введена фиксированная плата за каждое посещение врача и за каждый день пребывания в стационаре. Введение соплатежей населения предусматривает проект закона Калужской области «О государственных гарантиях предоставления медицинской помощи населению Калужской области». В Республике Карелия используется механизм перечисления медицинскому учреждению 80% пенсий тех пенсионеров, которые помещены в стационар для общего терапевтического лечения.

Все это свидетельствует о том, что задача пересмотра конституционных гарантий и введения соплатежей населения за медицинскую помощь назрела. В сложившейся ситуации, когда за получение формально бесплатной медицинской помощи приходится платить, в худшем положении оказываются менее обеспеченные слои населения и семьи, живущие вне крупных городов. Вышеуказанное исследование показало, что эти группы населения вынуждены тратить на медицину большую долю своих семейных бюджетов и чаще отказываться от лечения и приобретения нужных лекарств. Следовательно, продолжать «не замечать» происходящее замещение государственных расходов на здравоохранение частными и выступать против пересмотра фактически неисполняемой конституционной нормы о праве всех граждан на получение бесплатной медицинской помощи - значит усиливать социальную несправедливость.

Прошедший год не принес реальных продвижений в решении проблем внедрения системы обязательного медицинского страхования. Концепция развития здравоохранения и медицинской науки в Российской Федерации, принятая правительством в конце 1997 г. (Постановление Правительства РФ от 5 ноября 1997 года № 1387), предполагала изменить порядок платежей на обязательное медицинское страхование (ОМС) неработающего населения. Оно осуществляется из бюджетов субъектов РФ, но не во всех регионах и в объеме, не достаточном для финансирования территориальных программ ОМС. Стоимость базовой программы ОМС, на основе которой в субъектах РФ ежегодно утверждаются территориальные программы ОМС, составила в 1997 г. 2,57% ВВП. Фондами ОМС были собраны взносы работодателей на ОМС работающего населения в размере 0,71% ВВП. Платежи из бюджетов субъектов РФ за неработающее население, направленные в фонды ОМС, равнялись 0,25% ВВП. Таким образом, фонды ОМС аккумулировали в 1997 г. поступления, достаточные для покрытия всего лишь 37,5% стоимости базовой программы ОМС.

Чтобы решить проблему неполного перечисления в фонды ОМС платежей за неработающее население, в указанной Концепции предлагалось впредь производить такие платежи на долевой основе из федерального бюджета и из бюджетов субъектов РФ. Для этого в трансфертах, перечисляемых субъектам РФ из федерального бюджета, следовало выделить целевой компонент - трансферт, предназначенный территориальному фонду ОМС. Условием его получения является перечисление в территориальный фонд ОМС соответствующей доли платежей из бюджета субъекта РФ. Предполагалось, что это позволит преодолеть фрагментарность введения ОМС и двоевластие в финансировании медицинской помощи, оказываемой в соответствии с базовой и территориальными программами ОМС. Однако предложение о введении указанных целевых трансфертов было отвергнуто Государственной Думой при утверждении бюджета на 1998 г. При разработке бюджета 1999 г. подобных попыток уже и не предпринималось. Поступления в фонды ОМС за счет работодателей достигли в 1998 г. по предварительной оценке 0,74% ВВП, а платежи за неработающее население - 0,20% ВВП. Средства, аккумулируемые системой ОМС, составили менее 30% от общего размера государственного финансирования здравоохранения.

Особенностью российской системы обязательного медицинского страхования является наличие двух типов страховщиков: 1) страховых медицинских организаций и 2) филиалов территориальных фондов ОМС. Первые представляют собой, как правило, негосударственные коммерческие организации. Вторые являются структурными подразделениями государственных финансово-кредитных учреждений - территориальных фондов ОМС. В 1997 г. в 42 субъектах РФ функции страховщиков выполняли только страховые компании, в 23 - только территориальные фонды ОМС и их филиалы, в 22 - и те и другие.

С 1997 г. началось сокращение числа страховых компаний, действующих в системе ОМС. За два года их число уменьшилось на 29%. В 1997 г. страховые компании покидали систему ОМС главным образом вследствие административно принимаемых решений. В некоторых регионах, как например, в Москве и Ханты-Мансийском АО, стали использовать процедуру ежегодной аккредитации страховых компаний в системе ОМС, результатом которой стало сокращение их числа и закрепление раздела страхового поля между оставшимися страховщиками. В других регионах, как например, в Курской области, негосударственные страховые компании вывели из системы ОМС простым решением областной администрации. В 1998 г. главным фактором прекращения участия страховых компаний в ОМС стали последствия финансового кризиса.

Таблица 3.11

Структура системы обязательного медицинского страхования*

1993

1994

1995

1996

1997

1998

Территориальные фонды ОМС

86

86

88

88

89

90

Филиалы территориальных фондов ОМС

1058

1103

1140

1108

1160

1193

Страховые медицинские организации

164

439

536

538

461

384

* данные на конец года.

Источник: Федеральный фонд ОМС.

Упоминавшаяся правительственная концепция развития здравоохранения предусматривала сохранение страховщиков в качестве основного покупателя медицинских услуг в системе ОМС. Принятие концепции не приостановило дискуссий об оправданности сохранения негосударственных страховых медицинских организаций в системе ОМС. Признаки конкуренции между ними отсутствуют. Ожидаемые позитивные эффекты от деятельности новых субъектов в системе здравоохранения, связанные прежде всего с более рациональным использованием имеющихся ресурсов и с контролем качества лечения пока не проявились с достаточной определенностью и не уравновешивают затрат на содержание этих организаций.

Ориентация страховщиков на повышение эффективности использования ресурсов в системе ОМС зависит от двух движущих сил: конкурентного давления и давления государства. Сила давления государства на эффективность деятельности страховщика, выступающего в роли покупателя медицинских услуг, определяется следующими факторами:

во-первых, наличием и уровнем спецификации требований к структуре, объему, качеству, стоимости медицинской помощи, которая должна предоставляться населению, и соблюдение которых должен обеспечить страховщик;

во-вторых, соблюдением государством условий финансирования страховщика, обеспечивающими его экономическую заинтересованность в эффективном хозяйствовании (стабильное финансирование по подушевым нормативам, дифференцированным с учетом различий в рисках заболеваемости и пересматриваемым не чаще одного раза в год);

в-третьих, наличием требований к эффективности использования государственных средств, передаваемых страховщику (например, требований обязательного представления операционных планов, обеспечивающих рациональную организацию потоков пациентов и медицинское обслуживание застрахованных в учреждениях с наибольшей затратной эффективностью);

в-четвертых, действенностью контроля государства за выполнением установленных требований и силой принуждения к их исполнению.

Наличие конкуренции между страховщиками создает более благоприятные условия для повышения эффективности использования ресурсов, но не является достаточным условием для этого. Деятельность страховщиков может быть эффективной даже при отсутствии или слабости конкуренции между ними. Но для этого государством должны быть установлены четкие требования к результативности и эффективности их деятельности и обеспечен контроль за выполнением таких требований.

В реальной действительности требования государства к рациональности использования средств декларативны, плохо специфицированы. Должным образом не обеспечивается контроль за использованием бюджетных ассигнований просто по назначению, не говоря уже о контроле за эффективностью затрат. Государство не соблюдает своих обязательств по финансированию медицинской помощи. Подушевые нормативы, по которым средства перечисляются страховщикам, не обеспечивают полного покрытия расходов по предоставлению застрахованным гарантируемой медицинской помощи. Нередко значения таких подушевых нормативов меняются несколько раз в году, что лишает смысла усилия по экономии средств. Региональные и местные органы власти во многих случаях заставляют страховщиков заключать договора с конкретными медицинскими учреждениями, стремясь сохранить их на своей территории вне зависимости от эффективности их работы.

В таких условиях наивно рассчитывать на то, что деятельность страховщиков будет способствовать росту эффективности использования общественных ресурсов. Для страховщиков естественнее бороться за общий размер средств, передаваемых им для оплаты медицинской помощи, живя на комиссионные (расходы на ведение дела) и на легитимные и не легитимные доходы от коммерческого использования средств, находящихся в их временном распоряжении.

Если не стимулировать конкуренцию и, главное, если не усиливать давление государства на страховщиков, развивая необходимую для этого нормативно-правовую базу и обеспечивая выполнение устанавливаемых требований, то страховщики действительно оказываются лишними посредниками в системе общественного финансирования здравоохранения. Между тем для внедрения и соблюдения соответствующих требований нужны серьезные усилия государства. Желания прикладывать такие усилия не просматривается. Наоборот, вступая в противоречие с положениями правительственной концепции развития здравоохранения, региональные органы власти проводят политику вытеснения страховых компаний из системы ОМС.

Осенью 1998 г. ряд субъектов РФ выступил с законодательными предложениями о внесении изменений в федеральный закон о медицинском страховании. От Воронежской области внесен законопроект, предусматривающий усиление контроля региональных властей за деятельностью фондов ОМС и предоставление им права использовать средства ОМС по своему собственному усмотрению. Читинская областная Дума предложила передать финансовые средства территориальных фондов ОМС в собственность субъектов РФ, и определять порядок создания и деятельности фондов ОМС законами субъектов РФ. По мнению читинских законодателей, территориальные фонды ОМС должны быть основным страховщиком в системе ОМС, а страховые компании могут выступать страховщиками по договору с фондами. Вышеуказанные предложения были поддержаны многими субъектами РФ. Законодательное собрание Ленинградской области даже приняло специальное обращение к Государственной Думе с предложением исключить страховые медицинские организации из системы ОМС.

Между тем в Государственной Думе уже более двух лет лежит законопроект, внесенный правительством еще в 1996 г. Законопроект исключает негосударственные страховые организации из числа субъектов ОМС. Единственными страховщиками становятся территориальные фонды ОМС, которые, если захотят, могут привлекать страховые компании в качестве агентов для выполнения тех или иных функций. Одновременно создаются юридические возможности административного подчинения фондов ОМС органам управления здравоохранением. Все это время рассмотрение данного законопроекта тормозилось благодаря лоббистской деятельности страховых компаний. В период, когда в составе правительства были представлены либеральные экономисты, данный законопроект так и не был отозван. Сейчас баланс сил начал меняться не в пользу страховых компаний. В феврале 1999 г. Комитет по здравоохранению Государственной Думы принял решение вынести названный законопроект на обсуждение Государственной Думы. Вероятность его принятия весьма высока. В этом случае проблемы незавершенности введения ОМС и нескоординированности действий различных субъектов системы общественного финансирования здравоохранения будут сняты. Однако выигрыш в эффективности использования ресурсов за счет экономии на административных расходах будет временным и небольшим. Реализация подобных мер приведет к воспроизведению проблем, которые органически присущи административной системе управления здравоохранением: неэффективность использования имеющегося ресурсного потенциала, отсутствие стимулов роста качества, ущербность институтов защиты прав пациентов и т.д. Стратегическая возможность развития конкурентной модели организации ОМС будет надолго утрачена.

Критикуя старую административную систему управления здравоохранением, следует, справедливости ради, констатировать отсутствие заметных сдвигов в решении проблемы повышения эффективности использования ресурсов, несмотря на проводимые преобразования в организации финансирования и управления. Средняя продолжительность пребывания пациента в больничном учреждении почти не изменилась за последние 15 лет (табл. 3.12). Обеспеченность населения врачами, которая в нашей стране одна из самых высоких в мире, продолжает расти. Количество врачей увеличивается, но рост происходит в городах, а в сельской местности, где врачей как раз не хватает, их численность снижается. Медленно внедряется организация медицинской помощи населению по принципу врача общей практики, которая обеспечивает сокращение числа необоснованных консультаций у специалистов и госпитализаций.

Таблица 3.12

Показатели медицинского обслуживания населения

1985

1990

1991

1992

1993

1994

1995

1996

1997

1998

Число больничных учреждений (тыс.),

12,5

12,8

12,7

12,6

12,6

12,3

12,1

12,0

11,5

11,2

- в них коек (на 1000 населения)

13,5

13,8

13,5

13,1

12,9

12,7

12,6

12,4

12,1

11,9

Средняя продолжительность пребывания в больничном учреждении (в днях)

17,0

16,6

16,7

17,0

16,8

18,0

16,8

17.0

16,7

н.д.

Число амбулаторно-поликлинических учреждений (тыс.)

19,4

21,5

20,9

20,7

20,9

21,6

21,1

22,0

21,7

22,0

Число врачей всех специальностей,

всего, тыс.

620,7

667,3

632,2

637,2

641,6

636,8

653,4

669,2

673,7

682,0

на 10000 населения

43,2

45,0

42,6

43,0

43,4

43.3

44,5

45,7

46,2

46,9

Численность среднего медицинского персонала, всего. (тыс).

1756,7

1844,0

1717,3

1709,1

1674,2

1613,2

1628,4

1648,6

1626,0

1615,0

на 10000 населения

122,4

124,5

115,8

115,3

113,1

109,7

110,0

112,7

111,5

111,1

Источник: Госкомстат РФ

Одним из важнейших препятствий повышению эффективности использования ресурсного потенциала здравоохранения является недостаточная координация действий органов власти разных уровней, фондов ОМС, страховых организаций. До последнего времени в большинстве регионов не проводилось согласованной политики различных субъектов финансирования здравоохранения, направленной на рационализацию медицинского обслуживания населения.

Проблемы лекарственного обеспечения. Прошедший год отмечен заметными изменениями в государственном регулировании фармацевтической деятельности. После длительных согласований был принят Федеральный закон «О лекарственных средствах» №86-ФЗ от 22.06.98, который упорядочивает правовую основу деятельности субъектов обращения лекарственных средств. Предусматривается усиление функций государственного регулирования в этой сфере, в частности осуществление государственной регистрации лекарственных средств исключительно федеральным органом, введение лицензирования на внешнеторговую деятельность для предприятий - производителей лекарственных средств и предприятий оптовой торговли лекарственными средствами. Правда, положения о выдаче лицензий экспортерам и импортерам лекарственных средств не были введены в действие.

В марте 1998 г. был установлен единый подход к регулированию ценообразования на импортные и отечественные лекарственные средства. С 1994 г. федеральное законодательство не допускает регулирования цен производителей и импортеров лекарственных средств. Субъекты Федерации вправе устанавливать лишь предельные размеры оптовых и розничных торговых наценок. В одних регионах лимитируется величина отдельно оптовой наценки и отдельно розничной наценки. Оптовая устанавливается в виде процента от цены закупки, розничная - в виде процента от цены последнего оптового поставщика. В других регионах лимитируется общая величина торговой наценки (оптовой и розничной в сумме), которая устанавливается в виде процента от цены закупки.

Особенностью сложившейся практики ценообразования является то, что регулирование размера торговых надбавок на импортные лекарства производится по отношению к цене первого оптового покупателя. При этом первый посредник может свободно устанавливать цену на фармацевтический продукт после его ввоза в страну. Что же касается лекарств отечественного производства, то точкой отсчета для определения размеров торговых наценок являлась отпускная цена производителя. Это ставило оптовых поставщиков отечественных препаратов в худшее положение. Им удалось пролоббировать изменение такого порядка ценообразования. Постановлением Правительства РФ № 882 от 3 августа 1998 г. для оптовых поставщиков, закупающих лекарства непосредственно у отечественного производителя, созданы равные условия с оптовыми поставщиками - импортерами. Разница между фактической ценой покупки лекарств у отечественных производителей либо за рубежом и ценой первого оптовика не лимитируется.

Несмотря на большое число дистрибьюторов, действующих на российском фармацевтическом рынке, он характеризуется высоким уровнем цен и большим разбросом (иногда пятикратным) цен на одинаковые препараты, реализуемые в разных регионах. Такие различия обусловлены не только разными транспортными издержками по доставке лекарств. В силу особенностей спроса на медикаменты, даже при наличии на фармацевтическом рынке многих компаний, они имеют возможность постепенно повышать уровень цен, навязывая потребителю новые дорогостоящие препараты. Существенная часть расходов на лекарственные средства оплачивается за счет государственных средств. Закупка медикаментов для лечебно-профилактических учреждений и лекарств, отпускаемых по льготным и бесплатным рецептам, должна осуществляться на конкурсной основе. Однако результат тендеров в основном зависит от числа оптовых компаний, продающих схожие продукты. В действительности либо имеется неформальное соглашение между оптовиками об уровне предлагаемых цен, либо к тендеру допускаются компании, которые имеют неформальные соглашения с организаторами тендеров. В регионах, как правило, не анализируют информацию о ценах на одинаковые препараты в других территориях. Все это ослабляет результативность проводимых тендеров в качестве механизма экономии государственных средств.

Августовский финансовый кризис резко обострил проблемы лекарственного обеспечения и ценообразования на фармацевтическом рынке. Из-за падения курса рубля, начиная с сентября существенно ухудшилось лекарственное обеспечение населения, больниц, станций скорой медицинской помощи. Цены на медикаменты выросли более чем в три раза, а бюджетные ассигнования для их закупки уменьшились. Правительство Е.М. Примакова отреагировало на это усилением мер государственного регулирования фармацевтического рынка. В октябре принимается решение о создании оперативного резерва лекарственных средств (Постановление Правительства РФ № 1190 от 10.10.1998). Минздравом России было принято решение о централизованном снабжении лекарствами федеральных учреждений здравоохранения и определении на конкурсной основе уполномоченных поставщиков лекарственных средств. Это может иметь определенные позитивные результаты, поскольку механизм централизованных тендеров усиливает потенциал для достижения разумных закупочных цен и стимулирует конкуренцию между оптовыми фармацевтическими организациями. Однако, если существующий уровень прозрачности расходования государственных средств существенно не изменится, то введение предлагаемой системы может породить значительные злоупотребления со стороны управляющих ею должностных лиц.

Уже в начале 1999 г. на заседании правительства принимается решение о целесообразности введения механизма регистрации цен и установления предельных размеров торговых надбавок на жизненно необходимые и важнейшие лекарственные средства. Предполагается заключение тарифных соглашений с поставщиками о базовых ценах на препараты, включенные в перечень жизненно необходимых лекарственных средств. Это примерно 350-400 препаратов из более чем 13,5 тыс., представленных на российском рынке. При этом в качестве поставщиков жизненно важных лекарственных средств будут рассматриваться лишь те компании, которые предоставляют данные о ценах поставщиков. Нужно отметить, что подобная практика принята во многих западных странах: фирмы, участвующие в поставках лекарств, включенных в так называемый «позитивный» лист (перечень лекарственных средств, затраты на которые полностью или частично возмещаются государством), обязаны выполнять жесткие требования правительства в отношении предоставления информации и уровня цен. Однако нельзя исключить практики сговора между дистрибьюторами при представлении информации о ценах производителей.

Наряду с мерами по усилению государственного регулирования ценообразования, были сделаны шаги, направленные на поддержку отечественных производителей. С 1 декабря 1998 г. введены повышенные ставки ввозных таможенных пошлин на фармацевтическую продукцию, аналоги которой производятся в России.

Образование

На процессы, происходившие в сфере образования в 1998 г., как и на все социально-экономические процессы в России, наибольшее влияние оказали две группы событий: во-первых, резко обострявшийся кризис платежей по внешней задолженности в период весны-лета, а во-вторых, начавшийся в середине августа кризис всей финансово-бюджетной системы страны. Хотя обе эти группы событий и связаны между собой теснейшим образом, их влияние на сферу образования в известном смысле противоположно. Если обострявшийся кризис породил множество бессистемных предложений по «реформированию» образовательной системы, нацеленных исключительно на сокращение ее бюджетного финансирования, то вторая группа событий, центральным среди которых была смена правительства, с одной стороны, прекратила намечавшиеся реформы предшествовавшего руководства Минобразования РФ, а с другой стороны, породила новую волну предложений по организационно-управленческим трансформациям в сфере образования.

Иными словами, если задумывавшиеся изменения в первой половине прошедшего года имели исключительно финансово-сберегающий характер (как и все интенции прошлого «либерального» правительства в социальной сфере), то усилия нынешнего «левого» правительства ориентированы, по сути, на сохранение status quo, сочетающееся с бюрократической централизацией управления и обсуждением отдаленных перспектив развития содержания образования. Необходимо отметить, что все эти действия, происходившие во второй половине 1998 г., предпринимались на фоне растущей социальной напряженности и непрекращающейся забастовочной борьбы работников сферы образования за выплату им заработной платы. Так, по инициативе нового руководства Минобразования РФ были отменены положения Постановлений Правительства РФ №№ 600 и 1001, связанные с экономией государственных расходов и переходом к учету доходов бюджетных организаций от предпринимательской деятельности на счетах федерального казначейства.

Рассмотрим более детально сущность новых предложений о путях реформирования образования, обсуждавшихся осенью-зимой 1998 г.

Проблема разделения функций федерального и регионального уровней управления. Практика 1998 г. в очередной раз показала, что система целевых федеральных трансфертов, направленная на преодоление диспропорций в бюджетном финансировании учреждений сферы образования, не решает поставленной перед ней задачи. Децентрализация системы государственного управления, делегирование полномочий и ответственности в образовательной сфере на региональный уровень требуют, с одной стороны, четкого разделения функциональных обязанностей между различными уровнями власти, а с другой - установления реального соответствия между возлагаемой на определенный орган управления ответственностью и теми материально-финансовыми ресурсами, которыми он располагает. В последние годы наблюдается тенденция роста региональной составляющей финансирования образования, отражающая движение в сторону обеспечения такого соответствия: так, если в 1995 г. доля федерального бюджета в общем объеме финансирования образования составляла 14,7%, то в 1998 г. - 13,3%, остальную же долю нагрузки несли региональные и местные бюджеты.

Передача многих функций в области финансирования и управления сферой образования на уровень субъектов РФ базируется на статье 78 Конституции РФ, которая предусматривает возможность соответствующего делегирования полномочий. Однако возрастающий уровень дотационности субъектов РФ приводит к тому, что фактически расширяется круг обязанностей региональных органов власти, не подкрепленных соответствующим ростом ресурсного обеспечения расходных статей региональных бюджетов. Кроме того, заложенное в Законе «Об образовании» положение об отнесении к совместному ведению федерального центра и регионов ряда вопросов (например, назначение руководителей органов управления образованием) на практике часто не реализуется. Более того, многие области и республики утвердили свои законы «Об образовании», «О поддержке образования», «О высшем образовании» и т.п., которые содержат положения, противоречащие Конституции РФ и федеральному законодательству. Подобную ситуацию, разумеется, нельзя считать полноценной децентрализацией управления образованием. По существу данное явление представляет собой ни что иное, как еще одну форму снижения приоритетности развития образования на федеральном уровне.

Для преодоления указанных противоречий в конце 1998 г. Минобразование РФ сформировало рабочую группу по разработке проекта примерного соглашения между министерством и администрацией субъекта РФ, в котором бы четко прописывались все детали распределения полномочий и ответственности в управлении сферой образования по вертикали. По мнению руководства Минобразования РФ, такое нововведение нацелено не на восстановление жесткой управленческой вертикали, а на упорядочение отношений центра и регионов. Однако представляется, что без внесения соответствующих поправок в действующую законодательную базу как в области образования, так и в сфере местного самоуправления указанные соглашения не получат легитимного статуса, а значит, вряд ли станут действенным инструментом управления. Более важной является работа по приведению в соответствие с федеральными законами существующего регионального законодательства в сфере образования, в частности с помощью разработки проекта примерного регионального закона об образовании.

Охарактеризованное разделение функций между различными уровнями государственной власти в области образования и фактически осуществляющаяся, хотя и однобоко, децентрализация системы управления образовательной сферой, предопределяют возрастание функции координации для обеспечения единства образовательного пространства в России. Эту роль, очевидно, должен исполнять федеральный центр посредством разработки и реализации образовательной политики, которая в настоящее время отсутствует. Созданная под эгидой Совета Федерации рабочая группа, включающая представителей Государственной Думы, Минобразования РФ, Российской академии образования, Союза ректоров, Миннауки, общественных организаций, активизировала работу по формированию Национальной доктрины образования и Федеральной программы развития образования, которую планируется представить на рассмотрение в Государственную Думу в 1999 г.

Возможность перехода на 12-летний срок обучения в общеобразовательной школе. Одним из острейших вопросов, связанных с реформированием содержания общеобразовательного процесса, является вопрос об увеличении продолжительности обучения в общеобразовательных учебных заведениях. В течение 1997-1998 гг. Российская академия образования по заданию правительства разрабатывало концепцию, базисные учебные планы и программы, методики переподготовки педагогических кадров для системы общего среднего образования 12-летней школы. Аргументы в пользу перехода на 12-летнее школьное обучение состоят в следующем: увеличение продолжительности обучения, во-первых, позволит снизить объем учебной нагрузки, которая в нынешних условиях ведет к ухудшению здоровья обучающихся; во-вторых, повысит качество получаемого образования; в-третьих, учитывая сложившуюся демографическую ситуацию, позволит в перспективе сэкономить материально-финансовые ресурсы, необходимые для осуществления такого перехода; в-четвертых, обеспечит дополнительную занятость молодежи. Кроме того, высказывается мнение, что 12-летнее школьное обучение обеспечит России признание наших аттестатов о среднем образовании за рубежом.

К сожалению, эти и другие аргументы в пользу 12-летнего обучения имеют не менее содержательный список контраргументов, без снятия которых вопрос об изменении сроков обучения становится несостоятельным. Прежде всего, речь идет о возникающей возможности призыва в армию выпускников школ сразу после окончания школы, а, следовательно, о лишении их возможности поступления в вузы. Без внесения изменений в действующее ныне законодательство о воинской обязанности (отсрочка от призыва в армию выпускников общеобразовательных учреждений для поступления в вузы в год окончания школы) эта проблема решена быть не может. Далее, следует учитывать накопившуюся в обществе усталость от всевозможных преобразований, тем более затрагивающих такую болезненную сферу как образование детей. Поэтому для создания социальной опоры для предстоящих перемен необходима глубокая и продуманная работа по разъяснению реальных преимуществ перехода к 12-летнему обучению. И, наконец, представляется недостаточно убедительным утверждение о возможности перехода к более длительному образованию с минимальными материально-финансовыми затратами. Необходимо детальная разработка экономического обоснования такого перехода с учетом региональной специфики, создание нового программно-методического обеспечения, перестройка системы подготовки и переподготовки педагогических кадров и т.д. Учитывая нынешнее финансовое положение сферы образования, изыскание дополнительных ресурсов на проведение предполагаемой реформы становится в ближайшей перспективе трудно выполнимой задачей.

Развитие платности в школьном обучении. Одной из основных предпосылок укрепления финансового положения образовательных учреждений остается придание школам большей экономической самостоятельности, в том числе и за счет развития платных образовательных услуг. Речь идет о тех услугах, которые обеспечивают уровень образования сверх установленного государством минимума. Объемы бюджетного финансирования школ должны обеспечить возможность получения учащимися знаний, навыков и умения, соответствующих требованиям федеральных и региональных стандартов по различным предметным областям. Те знания и навыки, которые превышают стандарт, могут предоставляться учащимся за дополнительную плату. Эта плата может осуществляться либо родителями учащихся, либо поступать из иных негосударственных источников финансирования.

В настоящее время образовательные стандарты разрабатываются в нашей стране фактически в отрыве от возможности их финансового обеспечения. В разработке содержания стандартов преобладает максималистский подход, стремление специалистов-предметников ввести в состав минимума практически все, что преподавалось в школе. Кроме того, в разработку стандартов практически не вовлечена общественность, соответствующие проекты обсуждаются лишь в узком кругу специалистов. Что же касается финансирования, то, при существующих бюджетных ограничениях первоначально нормативы бюджетного финансирования обеспечат, в лучшем случае лишь покрытие расходов на заработную плату и социальные выплаты (стипендии, питание).

Таким образом, о какой-либо связи между тем, что совокупность узких специалистов хочет заставить считать обязательным для школьника знанием, и объемами государственного финансирования его обучения говорить не приходится. Следовательно, неудивительно, что в школах, стремящихся обеспечить высокий уровень знаний учащихся, широко практикуется привлечение различных внебюджетных источников финансирования: от платы родителей до привлечения спонсорских средств.

Федеральный закон «Об образовании» (ст.45, 47) определяет правовые основания для самостоятельного получения школами дополнительных доходов, включая оказание платных дополнительных образовательных услуг и осуществление предпринимательской деятельности с использованием вверенного им имущества. В условиях, когда образовательные стандарты оторваны от их финансирования, понятие дополнительных образовательных услуг становится крайне размытым, что не может не служить основанием для произвольного включения обязательных образовательных услуг в состав платных.

Необходимость придания общеобразовательным школам статуса самостоятельного хозяйственного субъекта. Требование о повсеместном придании школам и другим образовательным учреждениям статуса юридического лица, т.е. самостоятельного субъекта финансово-хозяйственной деятельности (Закон «Об образовании», ст.12, п.2) в течение уже длительного промежутка времени не реализуется в полном объеме. Не более 15% школ имеют статус юридического лица. Главная причина невыполнения данной нормы закона состоит в том, что приобретение статуса юридического лица резко повышает ответственность непосредственно школы за организацию всего учебного процесса. К тому же существует риск потери определенной части бюджетного финансирования из-за возможного возникновения конфликта интересов школы с интересами управленцев в сфере образования. В связи с этим статус юридического лица был получен, как правило, лишь продвинутыми, сильными в отстаивании своих интересов перед вышестоящим руководством, школами.

Очевидно, что получение школой реальной финансово-хозяйственной самостоятельности является непременным условием решения такой принципиальной задачи, как доведения финансовых потоков из бюджета непосредственно до образовательных учреждений, превращение их в прямых бюджетополучателей.

Привлечение негосударственных источников финансирования образовательной сферы. В условиях бюджетного дефицита и широко распространенной практики взаимозачетов внебюджетные источники финансирования, особенно в высшей школы, стали одним из самых надежных каналов получения «живых» денег образовательными учреждениями. Характерно, что при общем росте в 1998 г. приема студентов в государственные вузы на 11,2%, прием на обучение за счет бюджетов всех уровней сократился на 4% (на 21 тыс. чел.), а каждый третий принятый в вуз был зачислен на условиях полного возмещения затрат на обучение. Аналогично складывалась ситуация и с приемом в профессиональные средние специальные учебные заведения. При общем годовом темпе роста приема в эти учебные заведения, равном 103%, темп роста приема в коммерческие группы составил 126%.

Расширение внебюджетных источников финансирования остается, по сути, и единственным способом решения обеспечения выплат заработной платы в полном объеме работникам вузов. Заложенные в федеральный бюджет средства на заработную плату работникам высшей школы не соответствуют понятию стопроцентной заработной платы, причитающейся вузу по его фактическому расписанию. Выход из этой ситуации либо в нахождении внебюджетных средств, либо в сокращении штатного расписания вуза. В противном случае, как показывает практика 1998 г., работники вузов нередко подают исковые заявления в суд на ректоров вузов и выигрывают такие судебные разбирательства. В результате ряд ректоров вузов обратился в Минобразование РФ с просьбой принять решение о сокращении их штатного расписания на 20%. Заметим, что именно это и предлагалось сделать бывшим руководством Минобразования РФ. Не считая возможным идти на столь радикальный шаг, центр теперь предлагает вузам самостоятельно, учитывая свои собственные возможности, решать проблему обеспечения полной оплаты труда работникам высшей школы. Вместе с тем, отменяя все положения известного постановления № 600, Минобразование РФ все же сохранило пункт о переходе к соотношению преподавателей и студентов 1:10, о котором записано - «ввести поэтапно» в течение двух лет, начиная с 1999-2000 гг.

Одним из вариантов обеспечения роста внебюджетных доходов образовательных учреждений выступает нормирование доли помещений вузов, которые подлежат сдаче в аренду. Однако такой путь, позволяя улучшить текущее финансирование учебного процесса, фактически ставит препятствия на пути развития учебного заведения. В принципе, он допустим для вузов как краткосрочная мера, позволяющая на ограниченный срок (1-2 года) компенсировать резкий провал в государственном финансировании. Но как долгосрочная норма он, как представляется, недопустим. Что касается общеобразовательных и детских дошкольных учреждений, то сомнительна его полезность даже и в краткосрочном периоде, поскольку сосуществование таких заведений с арендаторами на одной территории способно оказать негативное влияние на образовательный и воспитательный процессы. Форма сдачи в аренду - прямая или в форме договора о совместной деятельности - не влияет на суть этого способа привлечения дополнительных средств в сферу образования.

Более эффективным представляется путь обеспечения прозрачности хозяйственно-финансовой деятельности образовательных учреждений. Легализации всех фактически получаемых ими доходов от учащихся, родителей, арендаторов и т.п., ограничит возможности присвоения части этих доходов руководителями учреждений, следствием которой и является занижение арендных ставок и недополучение доходов, которые могли бы использоваться для финансирования основной образовательной деятельности учебных заведений.

В условиях жесткого кризиса бюджетного финансирования стремление привлечь дополнительные ресурсы в сферу образования активизировало разработку и начало внедрения системы образовательного страхования. Для введения института страхования для школьников платных мест в вузах была разработана программа «Образовательное страхование», одобренная в октябре 1998 г. коллегией Минобразования РФ. Предложенная схема страхования учащихся предполагает, что не менее, чем за пять лет до поступления в вуз (т.е. не позднее шестого класса) родители учащегося должны определить его будущую профессию, а за полтора года до окончания школы - конкретный вуз. Исходя из этого, родители учащегося заключают два договора: первый - со страховой организацией о страховании жизни ребенка, включая плату за полный курс обучения в вузе; второй - с некоммерческой организацией «Фонд поддержки образования» о платном месте в вузе. В случае, если застрахованный ученик не выдерживает вступительного конкурса на платное отделение или проходит по общему конкурсу на бесплатное место, деньги учащемуся возвращаются за вычетом произведенных затрат на содержание Фонда. Поскольку от страховых компаний в Фонд перечисляется только 80% всех выплат родителей (20% - это покрытие издержек страховых компаний), то до вуза в конечном счете будет доходить только 70% всех выплаченных средств. Они будут выдаваться вузам Фондом в форме долгосрочных ссуд, которые будут погашаться вузами через предоставление платных учебных мест.

Важно подчеркнуть, что в данной схеме функции страховых агентов предусмотрено возложить на учителей школы, которые должны будут получать соответствующие агентские вознаграждения. Нетрудно увидеть, что такая схема создает у преподавателей школ достаточно значимые стимулы к выработке у учащихся из состоятельных семей заниженного представления об их возможностях, с тем, чтобы повысить вероятность заключения договоров страхования именно для данного контингента учащихся.

Одновременно, одобренная коллегией Минобразования РФ схема страхования учащихся не содержит удовлетворительного способа разрешения ситуаций, когда число застрахованных, желающих учиться в определенном вузе, существенно превысит его возможности в обучении. Предусматривается, что Фонд предложит застрахованному место в другом вузе, или по другой специальности, если же учащийся откажется, то страховые выплаты будут ему возвращены, однако за вычетом уже осуществленных Фондом и страховой компаний затрат. Такая схема, очевидно, вполне устраивает Фонд, однако, застрахованный окажется в ее рамках безвозмездным кредитором Фонда.

Кроме отмеченных, программа «Образовательное страхование» обладает еще одной важной негативной чертой - в ней отсутствуют четко прописанные гарантии сохранности вкладываемых средств населения, что, учитывая долгосрочный характер вложений, существенно увеличивает риски для него.

В целом, как представляется, не будучи экспериментально опробованной хотя бы в одном крупном вузовском центре, данная программа вряд ли может претендовать на повсеместное внедрение в рамках всей России.

Перспективным источником негосударственного финансирования сферы образования могут стать личные социальные образовательные кредиты в системе профессионального образования. Этот институт был предусмотрен в Законе «Об образовании» в редакции 1992 г., однако был исключен из ныне действующей редакции.

Разумеется, текущий глубокий кризис банковской системы не позволяет надеяться на возможность быстрой реализации этой меры, однако в качестве перспективного направления реформы финансирования образования институт образовательного кредита имеет бесспорное будущее.

В условиях усиливающейся экономической самостоятельности субъектов федерации перспективной формой поддержки образовательной сферы могут выступать региональные и муниципальные целевые облигационные займы, размещаемые среди организаций и населения под определенный процент. Средства от них должны использоваться исключительно на нужды образования. В стране в настоящее время нет опыта осуществления подобных займов целевого характера, за исключением отдельных примеров - скажем, московские жилищные облигации. В принципе не существует препятствий для размещения и целевых образовательных облигационных займов. Здесь все зависит от инициативы региональных и местных органов власти, настойчивости требований со стороны педагогической и широкой общественности.

Введение механизма государственного заказа для высшей школы. В ходе обсуждения в 1998 г. реформы высшего образования высказывалось мнение, что государственный заказ, как обеспеченное ресурсами задание на подготовку специалистов, должен формироваться органами управления образованием совместно с работодателями, службами занятости, образовательными учреждениями и обеспечивать выполнение законодательного требования о подготовке не менее 170 студентов вузов на 10 тыс. человек населения.

Необходимо отметить, что в современных условиях механизм госзаказа является не столько средством проведения государственной политики на рынке образовательных услуг, сколько инструментом реализации интересов государственных учебных заведений при распределении бюджетных средств. Дело в том, что распределение общей величины планируемого объема бесплатной подготовки студентов определяется не только в соответствии с прогнозируемыми (ожидаемыми) потребностями отраслей экономики в специалистах, но и в соответствии с возможностями вузов готовить специалистов в соответствующих областях.

В настоящее время, как известно, в стране ощущается острая нехватка специалистов в области современной экономики, менеджмента, юриспруденции при одновременном переизбытке инженерных специальностей. Вместе с тем из года в год техническим вузам выдается практически неизменное госзадание на бесплатную подготовку инженеров, что сочетается с массовой организацией в этих вузах платных отделений по подготовке экономистов. В то же время плановый бесплатный прием на экономические факультеты и в экономические вузы меняется крайне незначительно. Аналогичная ситуация имеет место и при подготовке управленцев и юристов.

Таким образом, на практике нынешние государственные задания фактически консервируют сложившуюся структуру подготовки специалистов, позволяя одновременно техническим вузам осуществлять платную подготовку экономистов и управленцев негарантированного качества, а негосударственным вузам - в массовом порядке готовить «специалистов» по юриспруденции. Именно эти обстоятельства и говорят о том, что нынешняя практика централизованного бюрократического распределения государственных заданий не служит в полной мере делу обеспечения народного хозяйства страны высококлассными специалистами.

С учетом сказанного выше, более правильной была бы такая модель распределения государственного задания на подготовку специалистов, в основу которой был бы положен выбор профессий абитуриентами, поддерживаемый государственным финансированием в той мере, в какой этот выбор соответствует перспективам развития экономики страны. Например, высокие конкурсы в экономические, финансовые вузы должен обеспечиваться расширением «планового» набора в них, равно как и высокие конкурсы (если они появятся) в вузы, готовящих специалистов для работы в науке, образовании, информатике и т.п., - т.е. в тех отраслях, которые составляют лицо современного постиндустриального производства. В то же время высокий конкурс на актерские факультеты может быть и не поддержан адекватным ростом государственного задания. Одновременно нет нужды искусственно поддерживать численность приема на инженерно-технические специальности для отраслей, находящихся в глубоком кризисе и не отвечающих перспективной модели развития отечественной экономики.

Важно подчеркнуть, что распределение государственного заказа имеет и такой существенный ограничитель, как «мощность» вуза - площадь аудиторий, численность профессоров и преподавателей, количество мест в общежитии и т.п. Часть из них может быть изменена быстро (например, число профессоров путем привлечения совместителей), другая часть требует большего времени и значительных средств. Тем не менее очерченный подход представляется более обоснованным и адекватным задачам высшего образования в развитии страны, чем административное формирование госзаказа в привязке к существующей структуре вузов.

Еще один дискуссионный момент трактовки госзаказа, высказывавшийся в ходе обсуждения реформы, связан с пониманием в нем роли стипендий: являются ли они стимулом к качественной учебе или способом социального обеспечения студентов? Поскольку стипендиальный фонд является частью финансируемого госзаказа, логично признать за стипендией функцию стимула к качественной учебе. В то же время, учитывая всеобщую критику малых размеров стипендий, проект предлагает выплачивать их не всем успевающим студентам, а по принципу малообеспеченности семей, членами которых студенты являются. Такой подход, очевидно, лишает стипендии каких-либо стимулирующих функций.

Проблема формирования государственного заказа на подготовку специалистов тесно связана с другой проблемой - механизмом отбора абитуриентов для профессионального обучения. Не секрет, что ныне действующая система конкурсного отбора в сочетании с охарактеризованной выше системой планирования величины набора в профессиональные учебные заведения создает для ряда вузов мощные стимулы снижения требований при приеме для сохранения достигнутого уровня их государственного финансирования. Негативные социальные последствия такого положения очевидны. С целью ее преодоления в рамках обсуждаемой реформы образования широкую известность получили предложения о замене приемных экзаменов в вузы на систему общенационального тестирования.

В настоящее время в России уже сложились определенные контуры системы национального тестирования выпускников общеобразовательных учреждений. Созданный под эгидой Минобразования РФ Центр тестирования имеет региональные представительства при ведущих вузах и при местных органах управления образованием. Государственное централизованное тестирование проводится по 15 предметам один раз в год (в апреле). Результаты тестирования могут зачисляться в качестве оценок итоговой аттестации, а в вузах - в качестве оценок вступительных экзаменов. В 1998 г. около 200 вузов России принимали результаты централизованного тестирования. При этом вузы имеют право самостоятельно устанавливать порядок зачета результатов тестирования. По итогам приемной компании 1998 г. на основании предъявленных сертификатов централизованного тестирования в вузы было зачислено 24,4 тыс.чел., или 2,9% от всех поступивших.

Однако развернувшаяся в научной среде дискуссия о целесообразности ускоренного перехода от академических оценок к системе общенационального тестирования позволяет говорить о преждевременности такой постановки вопроса. По расчетам А. Шмелева, коэффициент корреляции тестового балла с будущей успеваемостью студентов в вузе находится в пределах 0,3, что говорит о невысоком уровне надежности тестирования (практически совпадающем с уровнем академической оценки) и требует его дальнейшего совершенствования.

Замена вступительных экзаменов отбором по результатам национального тестирования может происходить в нескольких вариантах. Например, исходя из общего уровня написания теста в соответствующем году, устанавливается общий минимум баллов, начиная с которого абитуриент получает право претендовать на место в вузе, после чего прием в любой вуз осуществляется либо непосредственно по величине баллов теста среди подавших заявление в соответствии с численностью учебных мест, либо же вуз проводит дополнительные экзамены, тесты или собеседование с теми, кто претендует на поступление в него. Другой вариант - общенациональный минимум («проходной балл») не устанавливается, а отбор в вузы проводится по рейтингу баллов общенационального теста, т.е. принимаются все те, кто имеет наивысшие баллы и в количестве, соответствующем числу имеющихся в вузе мест. Возможны, очевидно, и другие варианты.

Общая проблема использования результатов общенационального тестирования при приеме в вуз заключается в создании мощного источника для злоупотреблений в ведомстве (или ведомствах), разрабатывающем вопросник и проводящем тестирование. Чисто технические сложности массового тиражирования вопросника, неизбежное ознакомление с его содержанием значительного числа людей делают возникновение утечек информации практически неизбежным. Работа комиссий, подводящих итоги тестирования, также становится объектом многостороннего давления заинтересованных сил - вузов, органов власти всех уровней, влиятельных родителей и т.д. Уже сейчас звучит критика в адрес Минобразования РФ по поводу попадания под власть чиновничьего аппарата организации системы национального тестирования, ее нецивилизованной коммерциализации, отсутствии в ней независимой общественной экспертизы.

Таким образом, каких-либо существенных преимуществ по сравнению с действующим ныне механизмом приема в вузы система общенационального тестирования в текущей социально-экономической ситуации в стране не имеет.

Иное дело - использование такой системы для оценки качества работы школ, т.е. определение баллов по тестам как индикаторов обеспеченного школами уровня и качества знаний выпускников. Динамика такого индикатора по годам, выявление его региональных различий, сравнение данных тестирования по государственным и негосударственным школам и т.п. могут дать богатейший материал для корректировки политики образования, разработки различных программ федерального и регионального уровней, принятия других управленческих решений на всех уровнях системы образования. Для того, чтобы результаты тестирования не стали объектом борьбы различных сил, а объективно отражали знания учащихся, важно одно - чтобы эти результаты не использовались впрямую для оценки работы педагогов и школ и не служили непосредственным «пропуском» для приема в вузы.

То, что разные вузы предъявляют несовпадающие требования к поступающим - это очевидный факт. Но очевидным является и то обстоятельство, что стремление значительной части молодежи поступить в любой вуз, равно как и готовность некоторых вузов принимать абитуриентов с любым уровнем подготовки коренятся отнюдь не в сфере образования, а во внешних по отношению к ней факторах. Во-первых, это законодательно закрепленная отсрочка от обязательной службы в армии в период учебы, а во-вторых, заинтересованность вузов в самосохранении, условием чего является выполнение плана по приему.

В частности, малоприемлемым в нынешних условиях представляется предложение, согласно которому вузы должны финансироваться в соответствии с количеством поступивших в них абитуриентов, имеющих оценки по системе национального тестирования не ниже установленного федерального уровня. Оно создает у вузов стимул любыми средствами «заманивать» абитуриентов с высоким тестовым баллом, а не тех, кто имеет склонность к тем профессиям, по которым готовит вуз, не говоря уже о том, что при таком подходе не учитываются объективные ограничения на возможности вузов осуществлять качественную подготовку специалистов (аудиторные площади, число профессоров и т.п.), о чем говорилось выше.

Итак, анализ предложений, которые продолжали обсуждаться на официальном уровне в конце 1998 г. ясно показывают, что отказ от пакета «радикальных» положений, поддерживавшихся прежним руководством Минобразования РФ, не привел к созданию альтернативной концепции выхода системы образования из того бедственного финансового положения, в котором она оказалась по истечении седьмого года реформ. Отсутствие перспектив в улучшении финансового положения сферы образования за счет бюджетного финансирования не компенсируется намерениями осуществить несколько организационно-управленческих нововведений. Упорное нежелание легализовать теневые финансовые потоки, препятствующее приходу в эту сферу негосударственных источников финансирования и соответствующее стремлениям всех ветвей власти сохранить «социалистические социальные завоевания», отнюдь не в состоянии обеспечить нормальное финансирование системы образования. Таким образом, за фасадом заявленного перехода к «эволюционным методам реформирования» фактически лежит желание отложить решение самых насущных проблем в этой сфере на неопределенный срок, как минимум - до выборов нового состава Государственной Думы и Президента РФ.

Раздел 4

Финансовый кризис и некоторые институциональные проблемы российской экономики

4.1. Приватизация в 1998 г.

Финансовый и политический кризис 1998 года подвел черту под тем этапом приватизационной политики, которую с некоторой долей условности принято называть «денежной приватизацией» в России. Как и в 1995-1997 гг., приватизационная политика в 1998 г. была ориентирована исключительно на обеспечении поступлений в бюджет (табл. 4.1). При этом, в качестве основного источника доходов рассматривались единичные крупные сделки. Какой бы то ни было целостный подход в процессе приватизации не просматривался.

К 1 июня 1998 г. утвержденное задание по доходам от продаж (8,1 млрд.) было выполнено только на 12,2%. По итогам 11 месяцев 1998 г. совокупные доходы федерального бюджета, полученные от продажи и использования государственного имущества, составили 2,3 млрд. рублей, или 25% от предусмотренной в бюджете суммы. Итоговый доход от продаж в 1998 г. формально соответствует требованиям закона о бюджете на 1998 г. и скорректированному заданию правительства, однако его основная часть получена от продажи акций РАО «Газпром» (12,5 млрд. руб.). Доход от всех прочих продаж составил лишь 1,5 млрд. руб.

Таблица 4.1

Доходы федерального бюджета от приватизации, 1995-1998 гг.

1995*, трлн. руб.

1996, трлн. руб.

1997, трлн. руб.

1998***, млрд. руб.

Утвержденный бюджет

4,991

12,3

6,525

8,125****

Фактически

7,319

1,532

18, 654**

14,005*****

* - утвержденный бюджет скорректирован в декабре 1995 г., фактический доход на 70,8% был обеспечен залоговыми аукционами.

** - в том числе 1,875 млрд. долларов от продажи акций холдинга «Связьинвест».

*** - только от продажи имущества.

**** - скорректирован до 15 млрд. руб. в апреле 1998 г. (на уровне правительства).

***** - в т.ч. 12,5 млрд. руб. от продажи 2,5% акций РАО «Газпром».

Что касается прочих доходов от государственной собственности, то, в соответствии с федеральным бюджетом на 1998 г., дивиденды по акциям, которые находятся в государственной собственности, должны были составить 1,09 млрд. руб.; поступления от аренды федеральной недвижимости - 0,301 млрд. рублей. Хотя в апреле 1998 г. решением правительства указанные источники были увеличены соответственно до 1,35 и 1,6 млрд. руб., итог 1998 г. оказался иным: дивиденды - 1,2 млрд. рублей (540 млн. от российских корпораций и 76 млн. долл. от СП, где Россия имеет доли в капитале), аренда - 0,54 млрд. руб.

То обстоятельство, что прогресс с поступлением доходов от аренды оказался незначительным связано с многочисленными проблемами инвентаризации используемых площадей и заключения новых договоров на конкурсной основе. Вместе с тем, увеличение дивидендных доходов обусловлено отменой соответствующих льгот (Указ Президента РФ №396 от 16.04.98 «О признании утратившими силу указов Президента Российской Федерации, касающихся льгот на использование дивидендов по акциям, находящимся в федеральной собственности»).

Первоначально прогнозный перечень крупных предприятий, акции которых должны были быть выставлены на продажу в 1998 г., включал 61 объект: «Роснефть», «Связьинвест», «ЛУКойл», ТНК, «НОРСИ-Ойл», ВНК, «Славнефть», «Сибур», Новосибирский электродный завод, «Электросвязь» и др. Практически все наиболее крупные продажи не состоялись по двум как правило совпавшим причинам:

- по инициативе государства - в силу девальвации рубля (стартовые цены были зафиксированы до кризиса в национальной валюте, что означало в послекризисный период 3-кратное снижение дохода бюджета в долларовом эквиваленте);

- в силу отсутствия интереса инвесторов в тех случаях, когда даже сниженная стартовая цена пакетов представлялась завышенной на фоне фондового кризиса или структура собственности была относительно фиксированной (соответственно не было интереса ни со стороны портфельных инвесторов, ни со стороны крупных акционеров, уже установивших контроль в АО).

Наибольшие надежды правительство возлагало на продажу акций НК «Роснефть» (после длительных дискуссий 1997-1998 гг. - конкурс 75% плюс 1 акция). Первый (закрыт 26 мая) и второй (закрыт 17 июля) несостоявшиеся конкурсы 1998 г. не стали сенсацией в условиях общего падения курсов, значительного снижения цен на нефть, разногласий в правительстве и проблем с руководством компанией. Уже для второго конкурса стоимостные условия были изменены (цена пакета снижена с 2,1 млрд. до 1,6 млрд. долл., т.е. снята 30-процентная премия за квалифицированный контроль). Третий конкурс, итоги которого должны были быть подведены 30 октября 1998 г., отменен 4 ноября 1998 г. в силу очевидной неперспективности.

Второй пакет (25% минус 2 акции) холдинга «Связьинвест» предполагалось продать на коммерческом конкурсе с инвестиционными условиями в октябре 1998 г. Условия конкурса предусматривали стартовую цену пакета в 1,035 млрд. долл. (6492 млн. руб. по курсу ЦБР на 14 августа 1998 г.) и инвестиции (включая стоимость лицензии сотовой связи) 516 млн. долл. С учетом сохранения государственного контроля (до середины 1999 г. - 50% плюс 1 акция) к участию в конкурсе допускались иностранные инвесторы. Как и в случае с «Роснефтью», одной из важных причин отмены конкурса 13 октября 1998 г. стало фактическое уменьшение стартовой стоимости предлагаемых пакетов, установленной в рублях на момент объявления конкурсов.

Как уже отмечалось выше, единственной сделкой, принесшей значительный бюджетный доход, стала продажа акций РАО «Газпром». Осенью 1997 - весной 1998 гг. РАО предлагало правительству продать 1-3% акций в виде конвертируемых облигаций прямо стратегическим партнерам. Указом Президента РФ №887 от 25.07.98 «О реализации акций Российского акционерного общества «Газпром» доля государства в РАО снижена с 40,87 до 35%, правительству предложено определить способ приватизации и размер продаваемого пакета - максимально 5,87%.

Бюджетный интерес государства очевиден, тогда как для РАО «Газпром» проблема состояла в другом: избежать одномоментного выброса на рынок пакета, превышающего общее количество свободно обращающихся на внешнем рынке акций (до 3% всех акций РАО), учесть интересы держателей ADR, а также, по оценкам, менеджеров РАО, контролирующих около 7% акций, и самого РАО, контролирующего около 15% своих акций.

Распоряжением Правительства РФ № 1587-р от 4 ноября 1998 г. предусмотрена продажа 2,5% акций единым лотом при стартовой цене 651 млн. долларов. Ограничения на участие нерезидентов не предусматривались, однако в случае победы нерезидента тот, согласно условиям, не имел права в течение 5 лет перепродавать акции или выпускать на этот базовый актив производные инструменты. Фактически это означало прямую продажу пакета одному из стратегических партнеров РАО. Таковым 20 декабря 1998 г. стал немецкий концерн «Рургаз», заплативший 660 млн. долларов (тем самым формально определив капитализацию РАО в 26,4 млрд. долларов). Хотя концерн заплатил цену на 20% выше текущей рыночной, он не может пока провести своего представителя в Совет директоров (необходимо около 8% акций) и не вправе продать эти акции, но, возможно, в качестве компенсации он получит неформальный опцион на приобретение следующих 2,5% акций в 1999 г.

Как и в предыдущие годы, стандартные приватизационные сделки весомого дохода в бюджет не принесли. В то же время в 1998 г. ситуация осложнилась в результате влияния новых факторов, связанных с финансовым кризисом.

Во-первых, девальвация рубля и общее падение капитализации российского рынка акций (на 90% с октября 1997 г. по сентябрь 1998 г.) лишило ценовых ориентиров даже наиболее перспективных российских эмитентов.

В этих условиях государство как продавец оказывается перед искушением выхода за пределы формального правового поля. Примером может являться отмена результатов сделки по продаже в сентябре 1998 г. 15% акций нефтеторговой компании «НАФТА-Москва» которые в 1995 г. были передан в залог самой компании и банку «Юнибест» за кредит в 20 млн. долл. с правом реализации пакета при невозврате кредита. Формальности были соблюдены (две заявки, внесение залога, правильное оформление документов, победитель НПФ «Забота», представляющий НК «Сургутнефтегаз», предложил 124,511 млн. руб. против стартовой цены 124,5 млн.), однако конкурсная комиссия сделку не признала, мотивируя свое решение несоответствием предложенной цены валютному эквиваленту на тот период (хотя в не изменявшихся комиссией условиях конкурса цена зафиксирована в рублях).

Видимо, возможность отмены сделки по подобной причине побудила фактического комиссионера («МФК-Ренессанс») при определении цены 14,84% акций Новолипецкого металлургического комбината (НЛМК) сохранить прежний валютный эквивалент. Если на залоговом аукционе 1995 года кредит правительству составил 24,2 млн. ЭКЮ, то в декабре 1998 г. этот последний из заложенных пакетов при стартовой цене 25 млн. ЭКЮ продан за 26,1 млн. ЭКЮ (30,8 млн. долл. при том, что рыночная стоимость пакета на момент сделки составляла около 8 млн. долл.). Безусловно, группу «МФК-Ренессанс» трудно заподозрить в филантропии: согласно договору залога стартовая цена просто не могла быть ниже размера кредита. Имелась и более весомая причина - угроза перехвата контроля над НЛМК как со стороны старого конкурента TWG (36% акций НЛМК), так и со стороны бывшего союзника в борьбе с TWG и менеджерами НЛМК - инвестиционного фонда Cambridge Capital Management (около 25% акций НЛМК).

Во-вторых, изменились условия борьбы за перераспределение собственности. В ситуации хронического кризиса финансовых рынков в России с октября 1997 г. мобилизация свободных финансовых ресурсов (собственных и заемных) для установления контроля за новыми объектами становится все более проблематичной даже для крупнейших отечественных финансовых группировок. Что касается потенциальных иностранных инвесторов, то лучшим свидетельством их оценки ситуации стал массированный отток с рынка корпоративных ценных бумаг в 1998 г. По оценкам, уже весной 1998 г. российский рынок воспринимался ими, как зона повышенного системного риска.

Явно неблагоприятна ситуация с точки зрения бюджетных доходов, однако может способствовать активизации приватизационных продаж в тех случаях, когда резкое падение цен на рынке позволяет с минимальными затратами завершить процесс консолидации корпоративного контроля. Так, если на стадии быстрого роста рынка многие держатели пакетов акций были вынуждены ограничиваться только портфельным вложением, блокирующим или в лучшем случае контрольным пакетом, то в условиях кризиса логичной становится дальнейшая концентрация акционерного капитала.

Сложившаяся ситуация означает продолжение и, возможно, ускорение массового сброса остающихся пакетов. В целом, по данным Мингосимущества (МГИ), в 1998 г. имелась возможность продажи около 2 тысяч «раскрепленных» пакетов акций. Предполагался также безусловный сброс пакетов менее 25%. Как показывает практика прежних лет (тем более в условиях глубочайшего кризиса финансового рынка), речь может идти не столько о продаже, сколько о фактической передаче этих пакетов тем или иным имеющимся частным или институциональным держателям акций.

В итоге приватизационный процесс вновь возвращается на стадию спонтанного внеэкономического развития: с одной стороны, в силу незаинтересованности правительства в организации типовых сделок в рамках остаточной приватизации, с другой - по причине дешевизны активов и, соответственно, исчезнования рыночных критериев для сделок. Это означает и возможность усиления правового нигилизма в отношении участников приватизационного процесса, что в целом ведет к дальнейшей дестабилизации прав собственности. Некоторые правовые решения в области прав акционеров оказывают дестабилизирующее влияние на общий инвестиционный климат и препятствуют его восстановлению.

Наиболее яркий пример в этом плане - принятие Федерального закона от 07.05.98 № 74-ФЗ «Об особенностях распоряжения акциями Российского акционерного общества энергетики и электрификации «Единая энергетическая система России» и акциями других акционерных обществ электроэнергетики, находящимися в федеральной собственности». Ст. 3 названного документа установливает, что в собственности иностранных государств, международных организаций, иностранных юридических лиц, а равно их аффилированных российских юридических лиц, иностранных физических лиц может находиться до 25 процентов всех видов акций РАО. При этом на момент принятия закона в иностранной собственности уже находилось около 30% акций РАО.

По некоторым оценкам, принятие этой квоты, гипотетически означающей требование национализации определенного пакета акций, стало одним из ключевых факторов падения фондового рынка России в мае 1998 г. Показательно, что этот фактор был в сущности психологическим, ибо легально снизить долю иностранцев до зафиксированного данным законом предела малореально. Существует только один легальный способ добиться этого - дополнительная эмиссия, которая возможна лишь после решения общего собрания (у иностранцев - блокирующий пакет, у правительства - контрольный), затем - регистрация этой эмиссии в ФКЦБ, которая имеет все основания ответить отказом опираясь на Гражданский кодекс РФ.

В январе 1999 г. по предложению Генеральной прокуратуры РФ правительство поручило МГИ рассмотреть законность продажи на специальном аукционе в 1996 г. 8,5% акций РАО «ЕЭС России». Покупателем стал Национальный резервный банк, который использовал данный пакет в качестве залога для получения зарубежных кредитов и осенью 1998 г., по имеющимся данным, передал 7% акций для покрытия долга. При проведении самого аукциона выдвигались обвинения в использовании инсайдеровской информации о цене пакета и получении для покупки пакета кредита ЦБР, однако судебных исков не последовало. В то же время не существовало никаких ограничений для продажи пакета нерезидентам. По сути, аннулирование этой сделки означало бы придание указанному выше закону обратной силы, а также повлекло бы за собой расторжение всех последующих добросовестных сделок и, возможно, необходимость возврата денег (порядка 300 млн. долл.) покупателю из бюджета. Очевидно, что даже сама постановка такой проблемы является сильнейшим дестабилизирующим фактором не только для имиджа эмитента, но и для восстановления рынка в целом.

Серьезным дестабилизирующим фактором остается ежегодное непринятие Государственной Думой проекта закона «Об утверждении государственной программы приватизации государственного имущества в РФ» (формально - через 10 дней после утверждения бюджета). Причина в том, что данный документ должен включать прогнозный перечень АО, акции которых предполагается продать, обоснование выбора указанных предприятий и АО, предполагаемые способы и сроки их приватизации, предполагаемые ограничения при их приватизации, размеры подлежащих продаже пакетов акций АО и прогноз начальной цены таких пакетов акций. Без включения в такой «прогнозный перечень» предприятий стратегического характера (законодательно отнесенных к таковым) их акции проданы не могут быть. В 1998 г. решения по данному поводу вынуждены были принимать президент и правительство.

Фактически в качестве альтернативы Государственная Дума приняла, а Совет Федерации одобрил Закон «О защите экономических интересов Российской Федерации при распоряжении акциями акционерных обществ, производящих продукцию (товары, работы, услуги), имеющую стратегическое значение для обеспечения безопасности государства» (первоначально число таких предприятий составляло 2873, при одобрении СФ в июле 1998 г. - 737). Любой способ управления акциями этих предприятий (включая продажу) может быть избран правительством только после принятия Думой специального закона по каждой компании. Учитывая проблематичность продаж в рамках такой процедуры (хотя формально это отвечает мировой практике), можно предположить, что в среднесрочном плане вошедшие в список АО со всей очевидностью становятся сложнейшим и чрезвычайно емким объектом корпоративного управления со стороны акционера-государства, что потребует адекватных административных и финансовых затрат, на которых у правительства нет средств.

В свою очередь, правительство осуществило в 1998 г. сокращение официального списка стратегических предприятий, акции которых не подлежат досрочной продаже. Согласно постановлению правительства РФ (№ 784 от 17 июля 1998 г. «О перечне акционерных обществ, производящих продукцию (товары, услуги), имеющую стратегическое значение для обеспечения национальной безопасности государства, закрепленные в федеральной собственности акции которых не подлежат досрочной продаже»), количество АО, акции которых закреплены в собственности государства, резко сокращено до 697 (против 2700-3000 в 1995-1997 гг.). С учетом очевидной неэффективности существующих методов управления государственными пакетами акций МГИ ориентировалось на максимальное расширение списка АО, акции которых разрешены к продаже.

Видимо, такая же неопределенная ситуация будет характерна для 1999 г. По состоянию на январь 1999 г., в новый прогнозный перечень, представленный МГИ в правительство, включены 7 компаний: «Связьинвест» (25% минус 2 акции, 14 млрд. руб.), «Газпром» (2,5%, 13 млрд. руб.), «ЛУКойл» (9%, 4 млрд. руб.), а также пакеты акций Балашовского комбината хлебопродуктов, АО «Бор», КБ автоматических линий «Ротор», «Мосэлекртофольга». Существует и иной список. Так, по заявлению РФФИ, в 1999 г., предполагается продажа акций 6 компаний - РАО «Газпром», холдинга «Связьинвест», АО «ОНАКО», «Совкомфлот», «Аэрофлот», «Московское речное пароходство» (они указаны и в пояснительной записке к проекту бюджета на 1999 г. как источник покрытия бюджетного дефицита на сумму 15 млрд. руб.).

Видимо, вряд ли появится в 1999 г. и какая-либо внятная правительственная концепция обновления приватизационной политики.

С одной стороны, правительству необходимо продемонстрировать свое неприятие прежнего приватизационного процесса, хотя бы на уровне демонстративного отказа от авральной продажи остающихся в собственности государства пакетов акций наиболее привлекательных компаний. Идеологически это может быть обоснованно необходимостью повышения «управляемости» госсектора и его стратегических объектов (реализация такой цели при имеющихся объемах госсобственности сомнительна), практически - сложившейся финансовой конъюнктурой.

С другой стороны, социально-политическая проблема пополнения доходной части бюджета может свести на нет любые декларации такого рода и даже активизировать практические попытки продажи остающихся пакетов - по любой цене. Одновременно любые шаги в отношении национализации отдельных компаний или отмены сделок пока маловероятны в силу заинтересованности правительства в максимально выгодной реструктуризации внешних долгов и получении кредитов международных организаций, а также в продаже новых пакетов акций.

Таким образом, набор действий в отношении приватизации, которые может предпринять правительство очень ограничен. Это:

- прямые переговоры с потенциальными стратегическими покупателями акций крупнейших корпораций, остающихся в государственной собственности, для обеспечения бюджетных доходов;

- резкое усиление мер административного характера по управлению государственной собственностью (пакеты акций, недвижимость) для демонстрации борьбы со злоупотреблениями и «повышения управляемости» госсобственности;

- осуществление организационных перестановок (типа обсуждаемого объединения МГИ, РФФИ и ФУДН) для демонстрации разработки новой концепции приватизации и управления.

Неопределенность и противоречивость позиции исполнительной власти в отношении дальнейших сделок с государственной собственностью проявляются косвенно в высказываниях высших чиновников правительства:

- прежняя политика приватизации «не создала в России рыночной экономики. Напротив, она уничтожила все надежды на продуктивность создаваемой с ее помощью экономической модели»;

- тем не менее «деприватизация» (видимо, терминологический субститут «национализации») невозможна без серьезных общественных конфликтов;

- в ближайшей перспективе крупнейшие компании должны оставаться под государственным контролем (что означает приостановку продажи новых пакетов и недопуск частных аутсайдеров), а видимость продолжающейся приватизации (для международных организаций - кредиторов) будет поддерживаться малозначимыми проектами;

- хотя приватизация как источник финансирования дефицита бюджета становится в таком случае малозначимой, могут быть предприняты попытки выпуска деривативов под наиболее привлекательные базовые активы.

К настоящему моменту высказывались идеи относительно выпуска конвертируемых облигаций холдинга «Связьинвест», предназначенных для продажи мелким внутренним инвесторам. Если принять во внимание состояние фондового рынка и его традиционный уклон в сторону крупных внебиржевых сделок, можно, видимо, рассчитывать на успех лишь в том случае, если такая сделка станет отсроченной прямой продажей пакета акций крупному инвестору под гарантии правительства. При этом эмитент должен быть исключительно привлекателен для рынка или для стратегического партнера (по сути, таковым в настоящее время является только РАО «Газпром»). Для мелких портфельных инвесторов спекулятивной ориентации необходимы прежде всего сигналы, дающие через определенный период возможность рассчитывать на фиксацию прибыли от роста курсовой стоимости акций. Вместе с тем, учитывая текущую финансовую и политическую конъюнктуру, приближение парламентских и президентских выборов, вряд ли следует по данному поводу питать какие-либо иллюзии.

4.2. Последствия финансового кризиса для основных участников рынка корпоративных ценных бумаг

В ходе финансового кризиса 1998 года на рынке ценных бумаг произошли события, значительно уменьшившие привлекательность российских акций для иностранных и внутренних инвесторов. Кризис обнажил существующие недостатки систем как государственного, так и саморегулирования рынка и рыночной инфраструктуры.

Мировой финансовый кризис, начавшийся в 1997 г., наиболее сильно ударил по развивающимся рынкам, к которым относится и российский. Уже в феврале-марте 1997 г. началось падение фондовых индексов в Таиланде, Сингапуре, Малайзии, на Филиппинах, в Чехии и в Польше. В мае этот процесс проявился в Китае, в июне - в Японии, в июле - в Южной Корее и Индонезии, в сентябре - в Чили. С конца октября 1997 г. кризис охватил практически все фондовые рынки мира.

Россия в этом смысле не стала исключением: как и в других странах мира, после пика осеннего кризиса 1997 г. в России возобновился некоторый рост котировок. Россия, как и другие развивающиеся рынки, испытала влияние общемирового процесса переориентации стратегий инвестиционных институтов в 1998 г. Одновременно кризис на мировых финансовых рынках обусловил сравнительно высокую волатильность большинства национальных фондовых индексов в течение всего 1998 г.

Даже с учетом резкого падения в 1997 г. фондовых индексов Россия еще оставалась абсолютным мировым лидером повышения фондового индекса (88% по итогам 1997 г. к 1996 г.). В значительной степени это было связано с заметным прогрессом в законодательной сфере, развитием инфраструктуры рынка ценных бумаг, ростом инвестиционной привлекательности ценных бумаг российских корпоративных эмитентов на фоне снижающейся в 1996-1997 гг. доходности других финансовых инструментов

Тем не менее «азиатский кризис», как и снижение мировых цен на сырьевые товары, стали лишь внешней причиной финансового кризиса в России, кризиса, имеющего свои специфические особенности. Катастрофическое падение российского фондового рынка в 1998 г. невозможно объяснить только неблагоприятной мировой финансовой конъюнктурой. Последняя лишь обострила негативные внутренние тенденции, накопившиеся в экономике России. Именно они стали роковыми для развития ситуации весной-летом 1998 г.

Безусловно, столь значительное падение курсов акций с осени 1997 по осень 1998 г. (рис. 1) было обусловлено целым рядом факторов, в том числе имеющих институциональный характер:

(1) В связи с финансовым кризисом резко возросла опасность общеэкономической рецессии с соответствующим падением прибыльности российских компаний и ухудшением их финансового положения. В свою очередь, обвал на российском рынке акций обусловил дальнейшее снижение возможностей российских предприятий по привлечению финансирования.

(2) Дефолт по государственным долговым бумагам, расцениваемый внутренними и внешними инвесторами как правовой нигилизм, серьезно подорвал доверие к ценным бумагам российских эмитентов.

Следует заметить, что ситуация на рынке внутреннего государственного долга зеркальным образом отражалась на рынке акций российских эмитентов. Как показывает рисунок 4.1, имела место очевидная противоположная динамика доходности ГКО и колебаний российского фондового рынка. При этом рынок корпоративных ценных бумаг в 1995-1998 гг. как по объемам, так и по динамике находился в зависимом положении от ситуации на рынке госдолга.

Крах «пирамиды» ГКО стал тем не менее и крахом российского рынка акций, но уже по причине глобального падения национального инвестиционного имиджа России после дефолта по внутреннему госдолгу. Опосредованно на состоянии рынка акций сказывалась и нерешительность Правительства РФ и Центрального банка РФ в отношении девальвации рубля: инвесторы «закладывали» риск девальвации в цену государственных бумаг, что через рост их доходности вело к дальнейшему падению рынка акций.

(3) Приход к руководству страны левого правительства увеличил, с точки зрения инвесторов, гипотетическую возможность национализации многих крупных российских компаний и пересмотра результатов части приватизационных продаж. Соответсвующие процедуры не могут быть осуществлены без ущерба для интересов акционеров. В этом смысле наиболее показательным является резкая активизация общего оттока портфельных инвесторов с рынка корпоративных ценных бумаг после известных решений по РАО «ЕЭС России» в мае 1998 г.

Рис. 4.1

Индекс РТС-1 и средневзвешенная доходность ГКО-ОФЗ в 1997-1998 гг.

(4) Возросла опасность принудительного банкротства некоторых крупных российских эмитентов в связи с их задолженностью по налогам в федеральный бюджет. При таких банкротствах акционеры потеряют все.

(5) Резкое падение ликвидности акций эмитентов первого эшелона и полная неликвидность акций эмитентов второго и третьего эшелонов российского фондового рынка «заморозили» средства инвесторов, что привело к падению спроса на рынке.

(6) Банковский кризис, связанный не только с потерями на финансовых рынках, но и с самим фактом ликвидации основного источника получения доходов - рынка ГКО-ОФЗ, привел к обострению кризиса неплатежей, который напрямую коснулся и участников рынка ценных бумаг.

По сути, средства внутренних инвесторов оказались парализованы, тогда как внешние стремительно уходили с рынка. Тяжелое финансовое положение практически всех российских брокерских компаний и кризис коммерческих банков вызвали паралич системы расчетов по сделкам с акциями и привели к соответствующему росту системного риска.

(7) Многие номинальные держатели, через которых были инвестированы средства иностранных инвесторов, контролировались брокерскими компаниями и коммерческими банками, попавшими в тяжелое финансовое положение. Инвесторы были крайне обеспокоены возможными манипуляциями с этими номинальными держателями.

(8) Связанное с финансовым кризисом увеличение шансов коммунистических и экстремистских партий на победу в предстоящих парламентских и президентских выборах привели к переоценке инвесторами вероятности формирования рыночной экономики в России.

(9) Вывезенные из России капиталы, которые начали возвращаться в Россию через оффшорные структуры, переориентировались на другие объекты вложения средств.

Антикризисные действия регулятора рынка корпоративных ценных бумаг - Федеральной комиссии по рынку ценных бумаг (ФКЦБ) оказались малоэффективными в ситуации, когда кризис корпоративного сегмента рынка в значительной степени был предопределен динамикой общих макроэкономических показателей. В определенной степени это связано и с законодательно ограниченным набором инструментов воздействия ФКЦБ на деятельность профессиональных участников рынка ценных бумаг.

По сути, вся антикризисная политика ФКЦБ в 1998 г. сводилась к следующим основным направлениям:

- регулирование и приостановка торгов на торговых площадках;

- ограничения в проведении срочных сделок на рынке;

- усиление контроля за финансовым состоянием профессиональных участников рынка (группа-20 и др.);

- снижение требований к размеру собственного капитала профессиональных участников рынка;

- принятие конкретных антикризисных мер в отношении коллективных инвесторов;

- упрощение процедуры эмиссии корпоративных облигаций;

- осуществление показательных оперативных действий по защите прав акционеров в конкретных компаниях (НК «Юкос», НК «Сиданко», НК «Сибнефть», ОАО «Красный котельщик», ХК «Дальморепродукт», АО «Носта»);

- изменения в нормативно-правовой базе, прежде всего в области корпоративного управления (требования к стандартам эмиссии, прозрачности, отчетности и др.).

Последующий период (сентябрь-декабрь 1998 г.) можно охарактеризовать как период посткризисной стагнации рынка. Хотя уже осенью 1998 г. появилась возможность реанимации некоторых сегментов финансового рынка России, вплоть до конца 1998 г. оставались нерешенными принципиально важные вопросы:

- сохранялась неопределенность в отношении долгов и процентов по долгам на осень 1998 - 1999 гг.;

- не была принята окончательная схема реструктуризации долга по ГКО;

- отсутствовала ясная программа регулирования и санации банковского сектора в условиях кризиса;

- сохранялась общая социально-экономическая неопределенность относительно перспектив развития экономики России в 1999 г., прежде всего связанная с проблемами бюджета.

В результате остающиеся жизнеспособными экономические агенты были лишены каких-либо внятных краткосрочных сигналов, что и обусловливало стагнацию рынка.

В итоге вызванные кризисом падение курсов акций российских компаний и уменьшение их ликвидности прямо повлияли на инвестиционные перспективы:

- у российских компаний нет возможности привлечь средства в России и за рубежом за счет эмиссии новых акций;

- у государства нет возможности осуществить продажу пакетов акций крупных российских компаний финансовым инвесторам;

- рыночные оценки российских компаний значительно упали, что негативно сказалось на возможности их владельцев выгодно продать стратегические пакеты акций иностранным инвесторам;

- фонды прямых инвестиций, которые, по оценкам, еще в августе 1998 г. намеревались вложить в акции российских эмитентов порядка 1 млрд. долл., временно утратили интерес к вложению средств в российские проекты, поскольку реализация прибыли таких вложений через выпуск акций на рынке или через продажу акций стратегическим инвесторам в будущем при низких курсах становится нереальной.

В то же время крайне низкий уровень рыночных цен создает определенные предпосылки для долгосрочных вложений.

Более того, опыт 1998 г. показывает, что, несмотря на кризисную ситуацию на рынке, некоторым компаниям удавалось получить кредиты под расширение производства и реструктуризацию. А это, в свою очередь, позитивно сказывалось и на состоянии рынков акций таких компаний (ОАО «Балтика», ОАО «Вымпелком»). В первую очередь это касалось новых корпораций («start-up companies»), изначально обладающих современной технологией, организацией управления, высокопрофессиональным менеджментом, высоким уровнем прозрачности и лояльностью по отношению к инвесторам (акционерам).

Некоторым компаниям (преимущественно связь и нефть) в январе-апреле 1998 г. удалось также осуществить выпуски ADR, однако обострение кризисных явлений в мае остановило этот процесс.

Гипотетически возможно и усиление интереса инвесторов к тем предприятиям ряда отечественных импортозамещающих отраслей, которые смогут воспользоваться новой ситуацией после девальвации рубля. Если ранее интерес инвесторов к основным российским эмитентам (преимущественно «сырьевым») снижался адекватно снижению мировых цен на сырьевые товары, то после девальвации рубля в августе 1998 г. возможно определенное восстановление рынка за счет притока инвестиционных ресурсов в те российские компании, которые работают на внутреннем рынке и будут способны быстро нарастить выпуск продукции, воспользовавшись резким падением реального курса рубля и соответствующим снижением конкурентоспособности импортных товаров. Эта перспектива зависит также от уровня предстоящей инфляции. При этом речь может идти только о прямых инвестициях.

Хотя в 1998 г. отмечено резкое увеличение количества зарегистрированных новых выпусков корпоративных ценных бумаг (19 941 выпуск, в том числе 19 848 выпусков акций и 93 выпуска облигаций, 2 617 отказов в регистрации выпуска), переоценивать эти данные нельзя.

Большинство эмиссий акций представляли собой так называемые «технические» эмиссии и не были направлены на привлечение дополнительных инвестиций. Преимущественно это были операции по увеличению номинальной стоимости акций или распределение дополнительных акций среди акционеров за счет увеличения стоимости собственных активов АО (переоценка основных фондов, в результате которой не происходит привлечения инвестиций, а акции распределяются бесплатно и пропорционально между всеми акционерами), операции консолидации или дробления акций. Так, например, среди 73 выпусков акций, зарегистрированных центральным аппаратом ФКЦБ, 51 выпуск (или 69,9%) связан с конвертацией (увеличением номинала) и распределением среди акционеров, только 3 размещены по открытой и 5 - по закрытой подписке.

Не получила в 1998 г. заметного подтверждения тенденция усиления интереса эмитентов к эмиссии облигаций. С момента начала государственной регистрации до 1 января 1998 г. ФКЦБ и ее региональными отделениями был зарегистрирован 41 выпуск, а в 1998 г. государственную регистрацию прошли 93 выпуска, осуществленных преимущественно крупнейшими эмитентами. При этом большинство выпусков составили облигации т.н. телефонных займов в рамках президентской программы «Российский народный телефон» (т.е. предусматривающие установку телефона). Иными словами, подавляющая часть выпущенных облигаций предусматривала получение не денежного, а иного имущественного эквивалента. Среди других облигационных выпусков преобладали конвертируемые облигации. Среди 36 выпусков, зарегистрированных центральным аппаратом ФКЦБ, 33 размещены по закрытой подписке.

Важнейшим фактором роста числа новых выпусков стала активизация перераспределения прав собственности в 1998 г. с использованием инструментария новых эмиссий акций в ущерб «чужим» или мелким акционерам. В силу имеющихся недостатков российского корпоративного и приватизационного законодательства часто этот, по сути неправомерный прием, осуществлялся в легальных формах.

Показательно также, что осенью 1998 г. общий объем перерегистрации сделок с акциями в меньшую сторону практически не изменился, но при этом резко сократилось число профессиональных участников рынка и значительно увеличилась доля внебиржевых сделок. Это означает, видимо, что произошло существенное увеличение числа сделок с крупными пакетами акций в рамках пост-кризисного перераспределения собственности.

В 1998 г. в условиях финансового кризиса этот процесс перераспределения собственности приобрел также новые формы: взаимозачеты, секьюритизация долгов, продажа или передача пакетов акций после банкротства банков и распада финансово-промышленных групп, в ходе реорганизации или банкротства АО, через попытки аннулирования первичных выпусков ценных бумаг и др. В этих условиях стали более заметными и успешными попытки региональных элит взять под контроль основные предприятия своего региона. На федеральном уровне реанимируются идеи собственности трудовых коллективов и крупных государственных холдингов как основной структурной единицы российской экономики. Эта тенденция сохранится и в 1999 г., что может усилить нестабильность прав собственности и потребует ужесточения политики защиты интересов инвесторов (акционеров).

Резкая активизация деятельности по обеспечению прав инвесторов (включая инфраструктурные меры) необходима в условиях текущего финансового кризиса как фактор восстановления инвестиционной привлекательности страны. Очевидно, что полный эффект может быть достигнут только в комплексе с другими антикризисными мерами и урегулированием с инвесторами долговых проблем.

Финансовый кризис 1998 г. стал серьезным испытанием для профессиональных участников рынка ценных бумаг. Участники рынка, имевшие средства в государственных ценных бумагах, понесли значительные потери, что сказалось на их профессиональной деятельности.

Если до 1 июля 1998 г. отмечается рост числа профессиональных участников (брокерская и дилерская деятельность, доверительное управление ценными бумагами) и увеличение их капитала, то с августа ситуация резко изменилась. Так, на 1 января 1998 г. действовали (с лицензией) 1561 участник рынка ценных бумаг, на 1 июля 1998 г. - 1947, на 31 декабря 1998 г. - 1698. Сокращение числа участников во второй половине года обусловлено как аннулированием лицензий в качестве санкции за непредоставление отчетности, так и с отказом, с подачей соответствующих заявлений, о продолжении профессиональной деятельности.

Существенно, что наибольший спад приходится на долю чисто брокерских услуг. Тенденция к сокращению числа профессиональных участников (по оценкам, до 50%) сохранится и в 1999 г. Вероятно также полное исчезновение этих видов профессиональной деятельности в ряде регионов (в наименьшей степени - Москва, Санкт-Петербург и Екатеринбург), что связано с завершением эпохи рынка, работающего по принципу «пылесоса»: региональные мелкие брокеры скупали акции для московских, которые перепродавали их нерезидентам.

Значительные изменения произошли и в области организации торговли на рынке ценных бумаг. На конец 1998 года 14 организаторов торговли имели лицензию, из них - 3 в г. Москве и 2 - в г. Санкт-Петербурге. В целом резкое падение курсов и объемов торгов на рынке стало общим негативным фактором, вызвавшим кризис отрасли. Одновременно в 1998 г. с особой остротой проявился также кризис дилерского рынка для иностранных инвесторов в рамках НП «Российская торговая система», тогда как «классические» биржи - в первую очередь НП «Московская фондовая биржа» и ЗАО «Московская межбанковская валютная биржа» - оказались в условиях кризиса более жизнеспособными.

Формирование сети независимых специализированных регистраторов было завершено еще в 1997 году. По состоянию на 1 января 1998 года на территории Российской Федерации действовал 201 регистратор. В 1998 г. ФКЦБ России было выдано 3 новых и аннулировано 28 лицензий на ведение реестров владельцев именных ценных бумаг. В условиях финансового кризиса 1998 г. продолжался процесс укрупнения специализированных регистраторов - как за счет увеличения количества обслуживаемых регистратором эмитентов и роста размера собственных средств, так и за счет объединения (присоединения) регистраторов, ликвидации мелких неконкурентоспособных держателей реестра. К концу 1998 г. в отрасли насчитывалось 126 лицензированных регистраторов.

В 1998 г. было также проведено лицензирование основной массы депозитариев - выдано 116 лицензий на осуществление депозитарной деятельности (в т.ч. заменены лицензии у 66 компаний). Вместе с тем в условиях финансового кризиса и нестабильной системы прав собственности особое значение приобретает задача создания национальной депозитарной системы, включая центральный депозитарий.

В частности, указом Президента РФ №1034 от 16.09.97 «Об обеспечении прав инвесторов и акционеров на ценные бумаги в Российской Федерации» предусматривается создание национальной депозитарной системы. В соответствии с этим указом принято Постановление Правительства РФ №741 от 10 июля 1998 г. «О мерах по созданию национальной депозитарной системы». Основной целью создаваемого согласно этому документу Центрального депозитария («Центральный депозитарий - Центральный фонд хранения и обработки информации фондового рынка») является обеспечение прав инвесторов и акционеров на ценные бумаги в Российской Федерации. Центральный депозитарий и национальная депозитарная система должны выполнять следующие основные функции:

- обеспечение сохранности информации о правах инвесторов на ценные бумаги и таким образом - обеспечение защиты права собственности;

- обеспечение эффективных расчетов по сделкам с ценными бумагами;

- уменьшение кредитных рисков при расчетах по ценным бумагам и денежным средствам, что подразумевает поставку против платежа.

Предполагается также, что национальная депозитарная система обеспечит снижение затрат; ускорение расчетов; широкий круг участников системы; как можно большее число ценных бумаг, по которым могут вестись расчеты; доступ для удаленных пользователей, что подразумевает открытую региональную политику. При этом одной из важнейших задач при создании Центрального депозитария и национальной депозитарной системы является их интеграция в международные системы, осуществляющие расчеты и клиринг по ценным бумагам.

Коллективные инвестиционные институты различных типов, добровольно или в соответствии с требованиями законодательства державшие часть средств в государственных ценных бумагах, после дефолта 17 августа оказались на грани коллапса. По состоянию на 31 декабря 1998 года зарегистрировано 33 (21 - открытых, 12 - интервальных) паевых инвестиционных фонда и 27 управляющих компаний (по числу лицензий). На этапе первичного размещения находились 3 фонда, в процессе добровольной ликвидации - 2. Суммарная стоимость чистых активов паевых инвестиционных фондов по состоянию на 31 декабря 1998 г. составляла 554 млн. руб. Кризис отрасли, по очевидным причинам, прямо связан с обвалом российского фондового рынка.

Что касается т.н. общих фондов банковского управления (ОФБУ), которые активно учреждались коммерческими банками в первой половине 1998 г. в качестве альтернативы ПИФ, то их несостоятельность связана и с кризисом модели универсального банка в России, проявившимся в августе 1998 г.

Ожидается также дальнейшее уменьшение общего количества инвестиционных фондов, включая инвестиционные фонды приватизации, в результате их трансформации в акционерные общества. Менее 20 фондов (из 100 функционирующих) намерены продолжить свою деятельность в качестве инвестиционных фондов. Несколько чековых инвестиционных фондов подали заявления о своем желании преобразоваться в ПИФы.

В целом во второй половине 1998 г. сложилась в каком-то смысле парадоксальная ситуация: хотя в 1996 - первой половине 1998 гг. отмечен существенный прогресс в области регулирования рынка, становления его инфраструктуры, защиты инвесторов, финансовый кризис 1998 г. фактически уничтожил рынок и подвел черту под целым этапом его развития. Фактически, на качественно новом уровне воспроизведено противоречие начала 90-х гг., т.е. первого этапа становления рынка: при близких к нулю показателях активности рынка во второй половине 1998 г. - созданная за последние годы в России относительно развитая институциональная база рынка.

Глубина финансового кризиса 1998 г. позволяет говорить о неизбежной длительности периода новой адаптации рынка к изменившимся экономическим условиям и об отсутствии по крайней мере краткосрочных перспектив для нового роста активности. Последнее же в нынешней ситуации является неотъемлемым условием дальнейшего реального прогресса в институциональном плане. Если ранее быстрый рост рынка создавал все новые стимулы для развития его инфраструктуры, то в настоящее время, видимо, следует говорить одновременно и о затяжном кризисе элементов инфраструктуры рынка.

В среднесрочном плане для рынка ценных бумаг будут, видимо, характерны следующие основные тенденции:

- слабый и колеблющийся рынок акций по крайней мере в течение 1,5 - 2 лет (в силу как предвыборных политических, так и экономических факторов, в первую очередь ожидаемой высокой инфляции, отсутствия гарантий выполнения доходной части бюджета, долговых проблем России и корпораций, дальнейшего падения капитализации сырьевых корпораций на фоне падения цен на экспортные товары);

- сокращение количества, укрупнение (слияние) и обострение конкуренции профессиональных участников рынка ценных бумаг;

- посткризисный передел собственности в финансовых группах и корпорациях, который (в сочетании с низкими ценами на слабом рынке акций) обусловит массовые злоупотребления и нарушения прав акционеров;

- низкая вероятность усиления интереса иностранных инвесторов к российскому рынку, как в силу сохраняющихся внутренних налоговых проблем и неопределенности в отношении реструктуризации банковской системы, так и в связи с возможным обострением кризиса мировой валютно-финансовой системы;

- появление нетипичных для российского рынка инструментов, связанных с попытками предприятий реального сектора найти альтернативные источники финансирования (корпоративные облигации, складские расписки, закладные бумаги);

- развитие новых форм коллективного инвестирования (закрытые паевые инвестиционные фонды в сфере недвижимости и др.);

- активизация деятельности саморегулируемых организаций профессиональных участников рынка ценных бумаг и инвесторов (акционеров).

Среди наиболее общих направлений регулирования рынка, в рамках которых возможно достижение определенных позитивных сдвигов в ближайшие годы, имеет смысл выделить следующие:

- максимально возможное обеспечение стабильности правового и налогового режима, заявление нового Правительства и Думы о защите интересов акционеров как одном из приоритетов экономической политики;

- подтверждение новым правительством и Думой результатов приватизации по основным приватизированным компаниям, акции которых обращаются на рынке или же принадлежат крупным стратегическим инвесторам (РАО «ЕЭС», РАО «Газпром», Связьинвест, СИДАНКО, НК «Сургутнефтегаз», ЮКОС и др.);

- подтверждение новым правительством роли ФКЦБ как основного регулирующего органа на рынке ценных бумаг;

- активизация контроля над индивидуальными брокерскими компаниями с точки зрения достаточности капитала, выполнения правил расчетов по сделкам с ценными бумагами, соблюдения правил ведения счетов клиентов;

- публичное обсуждение проводимой политики регулирования, направленной на санацию российского фондового рынка через лишение брокерских лицензий и помощь компаниям, способным справиться с финансовым кризисом;

- резкое увеличение полномочий ФКЦБ в области контроля за соблюдением прав акционеров со стороны компаний (право и обязанность выступать истцом в судах против компаний, нарушающих права акционеров, и др.);

- более активное вовлечение международных брокерских компаний в работу на российском фондовом рынке.

4.3. Текущие проблемы участия государства в управлении корпорациями

По мере развития приватизации и сокращения объема государственной собственности, неизбежно встал вопрос о создании законодательной базы по оперативному и стратегическому управлению в новых условиях государственными и смешанными предприятиями. Комплексного механизма и единой долгосрочной стратегии решения этой проблемы выработано не было. Появившиеся в период массовой приватизации (1992-1994 гг.) правовые документы, касающиеся данного вопроса, довольно условно можно разделить на 3 группы или направления:

- нормативная база по представительству интересов государства в АО с государственным участием;

- акты, регламентирующие вопросы непосредственного управления государственной собственностью;

- документы, касающиеся попыток внедрения института доверительной собственности (траста) для управления пакетами акций, находящихся в государственной собственности.

Весьма низкий уровень управления федеральными пакетами акций 1993?1996 гг., обусловил продолжение поиска новых методов управления смешанной собственностью, адекватных реалиям постприватизационного периода. Детальная оценка эволюции нормативно-правовой базы позволяет говорить о том, что альтернативой, показавшему свою несостоятельность институту государственных представителей, в настоящее время могут стать следующие два варианта управления государственными пакетами акций, представляющие собой развитие первого и третьего направлений документальной базы, появившейся в 1992-1994 гг.

Во-первых, представление интересов государства в АО на договорной основе (для физических лиц - институт поверенных в делах государства). В настоящее время сделаны лишь первые шаги по организации представления интересов государства в АО на договорной основе: на базе 3 вузов (АНХ при Правительстве РФ, РЭА имени Г.В. Плеханова и Высшей школы приватизации и предпринимательства) начата подготовка таких специалистов из числа госслужащих и предпринимателей, некоторые уже прошли аттестацию. Представление интересов государства на этой основе ведется в АО «Мосэлектрофольга», «Совбункер», «Кирово-Чепецкий химический комбинат». Хотя базовые документы для внедрения института поверенных приняты, в целом этот механизм еще не работает, главным образом из-за отсутствия конкретных решений в вопросе об источниках оплаты соответствующей деятельности.

В качестве другого варианта повышения эффективности управления государственными пакетами акций рассматривается передача пакетов акций в доверительное (трастовое) управление.

Постановлением Правительства РФ от 7 августа 1997 г. №989 (редакция от 17 апреля 1998 г.) были утверждены общие (безотносительно отраслевой специфики) «Правила передачи в доверительное управление закрепленных в федеральной собственности пакетов акций, созданных в процессе приватизации, и заключении договоров доверительного управления этими акциями». Определялось, что доступ к этим операциям могут иметь физические лица, имеющие лицензию на работу с ценными бумагами, и юридические лица, чьи собственные средства составляют величину не менее 20% стоимости передаваемого в управление пакета акций.

Первоочередными объектами доверительного управления в декабре 1997 г. стали АО «Востсибуголь», «Хакасуголь». Однако дальнейшее продвижение в этом направлении затормозилось: из числа 5-ти предприятий угледобычи, на которых должно было внедряться, исходя из документов 1996 г., доверительное управление, были в соответствии с Указом Президента РФ от 7 августа 1998 г. №921 исключены АО «Башкируголь» и «Красноярская угольная компания». По всей вероятности, причиной данного решения послужили противоречия между федеральными органами управления и региональными властями. В то же время новыми потенциальными объектами доверительного управления были избраны закрепляемые в федеральной собственности 51-процентные пакеты акции угольных компаний «Прокопьевскуголь», «Беловоуголь», «Кузнецкуголь», «Ленинскуголь» (Постановления Правительства РФ от 28 августа 1997 г. №1094-1097) и «Киселевуголь», «Северокузбассуголь», «Интауголь» (Постановления Правительства РФ от 20 мая 1998 г. №468-470). Последнее решение, очевидно, было реакцией на шахтерские волнения, вылившиеся в блокаду железнодорожных путей. В доверительное управление передавались 25-процентные пакеты акции 12 строительных управлений и прочих организаций бывшего Главного военно-строительного управления МО РФ. Последнее и стало субъектом управления после преобразования в акционерную холдинговую компанию «Главное всерегиональное строительное управление «Центр» c закреплением в федеральной собственности 25,5% акций самого холдинга и 12 вышеупомянутых предприятий (Указ Президента РФ от 25 мая 1998 г. №588).

Особо важным объектом, где происходило параллельное внедрение нескольких новых способов управления государственными пакетами акций, стало РАО «Газпром». Напомним, что после продления в 1996 г. срока закрепления в государственной собственности 40-процентного пакета акций этого АО, российское правительство стало рассматривать вопрос о заключении договора о доверительном управлении, взамен договора, действовавшего с февраля 1994 г., между правительством и РАО об учреждении доверительной собственности. 12 мая 1997 г. Президент РФ подписал Указ № 478, в соответствии с которым учреждался новый орган представительства интересов государства в компании - коллегия, которая должна была действовать в рабочих органах РАО на основании решения, принимаемого большинством голосов и зафиксированного в протоколе. Коллегия должна была руководствоваться Основными положениями структурной реформы в сферах естественных монополий, одобренных Указом Президента РФ от 28 апреля 1997 г. № 426. Позже состав коллегии дважды претерпевал изменения, являвшиеся следствием персональных назначений в правительстве и перераспределения обязанностей внутри него. Одновременно Указ № 478 предполагал внесение Правительством РФ предложений председателю правления РАО по подписанию нового трастового договора на доверительное управление 35% (из 40%) акций, принадлежащих государству, исходя из ограничений, предусмотренных п. 3 Указа Президента РФ от 9 декабря 1996 г. № 1660. Эти предложения были приняты в конце 1997 года.

К этому времени коллегии представителей государства действовали в АО «Росгазификация» и РАО «ЕЭС России» (позднее эта практика была распространена и на холдинг «Связьинвест»). В РАО «ЕЭС России» коллегия представителей государства была образована еще по Указу Президента РФ от 5 ноября 1992 г. №1334, но действовала во многом формально, не проходя персонального обновления. Сужение возможностей внутрикорпоративного контроля со стороны государства в РАО «ЕЭС России» во многом было предопределено вхождением президента РАО в число представителей государства, а также и тем, что интересы субъектов Федерации представляли, как правило, гендиректора региональных энергетических компаний. Эти обстоятельства во многом обусловили высокую степень конфликтности при реформировании этой естественной монополии в 1997-1998 гг.

Весьма важными, но скорее все-таки эпизодическими, фрагментами государственной политики в области управления государственными пакетами акций были: 1) персональные назначения в советы директоров постановлениями Правительства РФ или распоряжениями Президента РФ (РАО «Газпром», РАО «Норильский никель»); 2) установление порядка голосования государственным пакетом акций на собраниях акционеров (в нефтяных компаниях - по постановлению Правительства РФ, в РАО «ЕЭС России» и АО «Росгазификация» - по решению коллегии представителей государства); 3) «укрепление» того или иного предприятия (холдинга) с государственным участием за счет вклада в его уставный капитал государственных пакетов акций других предприятий (включение в уставной капитал «Связьинвеста» перед продажей его блокирующего пакета акций контрольных пакетов акций АО «Ростелеком», «Центральный телеграф», ряда других предприятий, аналогично - по ряду угольных и нефтяных компаний); 4) передача в доверительное управление пакетов акций управляющим (центральным) компаниям финансово-промышленных групп или в управление холдинговым компаниям (ФПГ «Русхим», «Носта-Газ-Трубы», АО «Российская торгово-промышленная компания «Росмясмолторг», РАО «Биопрепарат» и др.); 5) реструктуризация («секьютиризация») долгов бюджету, передача в зачет долгов федерального бюджета пакетов акций в некоторые регионы (Москва, Калмыкия, Кировская, Свердловская, Новосибирская области, Красноярский край).

В сегодняшних условиях основные претензии государства как акционера в принципе совпадают с претензиями других категорий акционеров, будь то внешние инвесторы или трудовой коллектив. В основном они сводятся к следующему:

- непрозрачность деятельности АО как для рядовых акционеров, так и для государства;

- уменьшение доли «сторонних» акционеров в АО без их согласия в пользу «своих» инвесторов путем осуществления дополнительной эмиссии;

- перекачивание материальных и финансовых активов из материнской компании в дочерние, как правило контролируемые менеджерами или связанными с ними фирмами.

В 1999 году вполне вероятна активизация процесса формирования государственных корпоративных объединений (холдингов и др.). Этот процесс стал достаточно заметным явлением уже в 1997 - первой половины 1998 гг., однако его можно было рассматривать прежде всего как защитную центростремительную реакцию микроуровня в отдельных неконкурентоспособных или депрессивных секторах реального сектора. В настоящее время речь может идти уже о более масштабном процессе усиления роли государства - попытке реанимировать известные и доказавшие свою несостоятельность схемы управления. Степень такого усиления будет зависеть исключительно от прагматизма и здравого смысла исполнительной власти.

Среди небольшого числа позитивных примеров 1998 года можно отметить предложение РАО «ЕЭС России» 45-ти (из более 80) дочерним региональным электроэнергетическим компаниям привести отдельные положения их уставов в соответствие с законом «Об акционерных обществах». В частности, противоправной и дискриминационной в отношении акционеров является норма, согласно которой увеличение доли акционера более чем на 1% голосующих акций требует согласия Совета директоров.

В другом холдинге - «Связьинвест» - для возможной продажи пакета акций в 1999 г. принципиальным является улучшение ситуации в области корпоративного управления. В частности, для усиления контроля за передачей имущества дочерних АО на балансы третьих лиц предполагается введение представителей крупнейших акционеров (прежде всего консорциума Mustcom Ltd.) в Советы директоров дочерних региональных компаний электросвязи. Возможно также объединение наиболее прибыльных видов бизнеса в рамках отдельных дочерних компаний. В 1998-1999 гг. между акционерами холдинга обсуждались такие возможные варианты слияния самого холдинга «Связьинвест» с его дочерней компанией «Ростелеком» (50,67% акций у холдинга), как:

- поглощение одной компании другой посредством обмена акций дополнительной эмиссии на акции поглощаемой компании;

- «Связьинвест» оплачивает часть акций «Ростелекома» акциями дочерних АО, акционеры «Связьинвеста» обменивают акции «Связьинвеста» на акции «Ростелекома».

Тем не менее в условиях хронического финансового кризиса и низкой капитализации рынка привлечение значительных средств от стратегического инвестора (консорциума) может быть проблематичным даже при высокоэффективной реорганизации холдинга.

Примером согласованного использования государства как акционера в корпоративном конфликте негосударственных субъектов может быть случай дополнительной эмиссии акций Саянского алюминиевого завода (СаАЗ) в 1998 году. Хотя проблемы корпоративного контроля в алюминиевой отрасли имеют многогранный финансово-политический характер, представляет интерес собственно технология. Так, увеличение весной 1998 г. уставного капитала СаАЗ в 2,5 раза (открытая подписка) привело к снижению доли государства с 15 до 6,15% (РФФИ не располагал средствами для выкупа) и доли Trans-World Group (TWG) с 37,8 до 14,7%, т.е. менее блокирующего пакета. Дополнительная эмиссия была выкуплена компаниями группы «Сибирский алюминий», куда входит и СаАЗ. Хакасский фонд имущества выступил на стороне группы, проголосовав своим пакетом за эмиссию. Инициированное TWG судебное разбирательство не изменило ситуации, так как СаАЗ безвозмездно передал РФФИ часть акций для восстановления 15-процентной доли государства (6,15% из которых затем проданы на приватизационном конкурсе).

Таблица 4.3

Некоторые общие данные о количестве пакетов акций АО, остававшихся в собственности государства в 1997-1998 гг.

Категория государственной собственности

на 1 января 1997 г.

на 1 января 1998 г.

на конец 1998 г.

Пакеты акций (доли, паи) в АО, товариществах и иных предприятиях смешанной формы собственности, закрепленные в федеральной собственности (по «Реестру собственности РФ»)

6490

4866

4892*

Пакеты акций, находящиеся в федеральной собственности:

- до 25%;

- от 25 до 50%;

- свыше 50%;

- 100%

2900**

558**

1037**

286**

...

4235

1400

2004

31

..

3316

1173

1291

470

382

«Золотая акция» в федеральной собственности

1300

631

580

Пакеты акций, закрепленные в федеральной собственности без права досрочной продажи

2900

...

697

* - к началу IV квартала 1998 г.;

** - только пакеты акций без права досрочной продажи;

Источник: база данных МГИ РФ.

Все вышесказанное свидетельствует о необходимости масштабной комплексной реформы всей системы управления государственным имуществом для достижения позитивных сдвигов в системе управления принадлежащими государству акциями, долями, паями в акционерных обществах и иных предприятиях смешанной формы собственности. Об актуальности данной проблемы свидетельствуют данные, приведенные в таблице 4.3 (не учтены остаточные пакеты акций, формально относящиеся к федеральной собственности, но остающиеся по различным причинам в местных фондах имущества, не говоря уже о точности учета пакетов акций, принадлежащих субъектам Федерации и муниципальным образованиям). Остается открытым и вопрос об учете долей (паев) государства в компаниях со смешанной формой собственности, имеющих иной статус, нежели АО, а также во вновь созданных компаниях, не вовлеченных в приватизационный процесс.

В связи с данной проблемой представляется возможным говорить о целесообразности применения некоторого набора мероприятий краткосрочного, среднесрочного и долгосрочного характера.

В краткосрочном плане (срок реализации - до 1 года) возможно проведение переаттестации государственных представителей, выявление тех АО, в которых они голосовали за размывание федерального пакета, и проверка таких предприятий на предмет соблюдения законодательства об АО.

В среднесрочном плане (со сроком реализации 2-3 года) основным вопросом является спецификация правомочий государства как собственника в различных АО в зависимости от ряда критериев, важнейшим из которых (до окончательного утверждения их перечня) следует считать размер доли государства в уставном капитале АО. Для крупных и мажоритарных пакетов акций (от 25% уставного капитала) речь должна идти о совокупности норм и процедур, позволяющих государству, как стратегическому собственнику, осуществлять функции управления, для миноритарных пакетов акций (менее 25%) - о совокупности норм и процедур, позволяющих государству, как одному из многих собственников, осуществлять функции контроля за деятельностью предприятия.

Спецификация правомочий государства как собственника в различных АО в сегодняшних условиях требует решения трех частных задач:

- придание большей четкости и регламентированности деятельности лиц, представляющие интересы государства в АО, посредством внесения корректив в уже действующие нормативные акты по этим вопросам (в основном вне рамок законотворчества Федерального Собрания РФ);

- введение элементарных контрольных механизмов за финансовыми потоками и процессом воспроизводства капитала в смешанных компаниях с участием государства c встраиванием этих механизмов в схемы деятельности лиц, представляющих интересы государства в АО;

- инвентаризация и ранжирование имеющихся в собственности государства пакетов акций в регионально-отраслевом разрезе с точки зрения исполнения доходной части бюджетов всех уровней, проведения назревших институциональных реформ, а в дальнейшем - проведения активной структурно-промышленной политики.

При этом необходимо понимать, что одним лишь усилением регламентации деятельности представителей государства в АО нельзя добиться радикального повышения их ответственности за свои действия. Очевидно, что необходимы и позитивные стимулы. В этой связи законодательного разрешения требует одна из ключевых проблем в деятельности представителей государства в АО, связанная с неопределенностью в вопросах об источниках оплаты соответствующей деятельности. Эта проблема еще более усложнилась в связи с принятием нового закона о приватизации, согласно которому государственные или муниципальные служащие, представляющие интересы государства, не могут получать в открытых акционерных обществах вознаграждение в денежной или иной форме, а также покрывать за счет последних и третьих лиц расходы на осуществление своих функций.

В целях стимулирования работы представителей государства и поверенных необходимо предусмотреть отчисление им некоторой доли дивидендных выплат, которые поступают от госпакетов. В качестве механизмов контроля и предотвращения злоупотреблений возможно определение максимальных и минимальных границ отчислений.

В долгосрочном плане (срок реализации - до 5 лет) речь может идти о постепенном выстраивании логичной системы управления принадлежащими государству акциями, долями, паями в акционерных обществах и иных предприятиях смешанной формы собственности на основе индивидуального подхода к каждому объекту управления с использованием программно-целевых методов, что предполагает обязательное определение целей участия государства в капитале того или иного предприятия, четкую формулировку стоящих в связи с этим задач, документальную фиксацию путей воздействия на объект управления и наличие эффективных инструментов контроля.

4.4. Развитие банковского кризиса во второй половине 1998 года

Развитие банковского кризиса в России обусловлено несколькими предпосылками, а события августа только сыграли роль спускового курка. То обстоятельство, что система регулирования и надзора за деятельностью банков оказалось недостроенной, лишало ее необходимой устойчивости и создавало самостоятельный фактор для развития банковского кризиса, известный в литературе как постлиберализационный.

Довольно часто среди причин банковских кризисов, происходящих после либерализации финансовой сферы, называют передачу банков в руки лиц, не имевших опыта управления в банковском бизнесе и быстрый рост числа банков. К России, как и другим странам, проводившим финансовую либерализацию при переходе от плановой централизованной системы к рыночной экономике, этот упрек можно сделать лишь условно. Собственно лиц, имевших опыт менеджмента в банковской системе рыночного типа, были единицы, а опыт руководящей работы в системе государственных банков был мало пригоден для новых условий. Статистика свидетельствует, что показатели «выживаемости» среди «новых» банков в России оказались довольно близки к среднему уровню. Если процент банков, продолжавших функционировать в середине 1998 года, составил, по нашим оценкам, 57% от общего числа зарегистрированных, то по «новым» банкам этот показатель равнялся 59%. То есть коэффициент «выбытия» у «новых» банков составил около 41%. Это несколько выше, чем процент ухода с рынка банков, образовавшихся под эгидой бывших Промстройбанка и Жилсоцбанка СССР, но намного ниже, чем у банков, образовавшихся на базе Агропромбанка. И опыт банковской деятельности в плановой экономике не был значимым фактором успешной адаптации банка к новым макроэкономическим условиям.

Впрочем, причины кризиса не сводятся в России к последствиям финансовой либерализации. Риск кризиса, вызванного девальвацией, постоянно существует в стране, даже если ее денежная единица является ограниченно конвертируемой. Валютная позиция, занятая российскими банками, делала их финансовое положение особенно чувствительным к девальвации. Кризис мог быть спровоцирован и макроэкономическими причинами - новой волной спада в экономике весной-летом 1998 года. Определенную опасность представляло и оттягивание решения вопроса о гарантиях вкладов в банках. Кризис азиатских финансовых рынков, спровоцировавший отток капиталов с других новых рынков, также повышал вероятность банковского кризиса. Из классических причин банковских кризисов последних десятилетий в России не наблюдалось, пожалуй, лишь кредитной экспансии. Но ее роль играло стремительное расширение рынка государственных долговых обязательств. Каждой из этих причин по отдельности могло оказаться недостаточно, но летом 1998 года они проявились одновременно.

Наиболее драматические события в банковском секторе происходили в сентябре, что видно из динамики основных финансовых показателей, приведенной на рисунках ниже. Расчеты, на основе которых анализировались основные тенденции банковской деятельности, проводились по всем банкам, по которым имелись данные, независимо от наличия лицензии, так как для оценки масштабов кризиса статус банка на отчетную дату не имеет значения. Число банков колеблется от 1741 до 1733, за исключением конца августа, когда выборка сокращается до 1549 банков. Это несколько искажает динамику показателей, но не может оказать серьезного влияния на основные оценки, так как суммарные активы банков, по которым отсутствовали данные, немногим превышали 2% агрегированных активов коммерческих банков накануне кризиса. За точку «отсчета» выбран конец июня 1998 г. При расчетах, кроме текущих цен, использованы постоянные (за базу принят уровень потребительских цен на середину года), а также пересчет показателей балансов банков в доллары США по итогам торгов на ММВБ на соответствующую дату.

Активы банков в текущих ценах за пять месяцев второго полугодия, с 1.07 по 1.12 выросли на 38%, однако коррекция на инфляцию показывает сокращение активов в реальном выражении на 13%. В условиях дестабилизации макроэкономической обстановки динамика агрегированных показателей банков находится под сильным влиянием курса рубля. За 5 месяцев второго полугодия 1998 г. активы российских коммерческих банков упали в долларовом выражении примерно в 2 раза. При этом, как видно на рис. 4.1, основное снижение пришлось на август и сентябрь 1998 года (22 и 34%, соответственно), после чего спад резко замедляется (-1 и -3% в октябре и ноябре, соответственно). На этом фоне изменение активов в иностранной валюте выглядит не столь значительными. Как видно на рис. 4.2, их максимальное значение приходится на конец июля, значение на конец ноября ниже на 12,3%, но по сравнению с серединой года падение составило менее 4%. На фоне общего сокращения активов в долларовом выражении доля активов в иностранной валюте за рассматриваемый период удвоилась: 29,2% на середину 1998 года и 58,4% - на конец ноября.

Рис. 4.1

Изменение активов, в % к предыдущему месяцу

1. В текущих ценах

2. В долларах США

3. В постоянных ценах

Рис. 4.2

Активы, в долларах США

1. Активы

2. Активы в иностранной валюте

3. Иностранные активы

Кредиты нефинансовому сектору (НФС) в долларовом выражении в значительной степени повторяют динамику активов (ср. рис. 4.1 и рис. 4.3). Падение, в основном, обусловлено обесценением кредитов в рублях (см. рис. 4.4). В октябре ссуды в рублях сократились даже в текущих ценах. В целом за пять месяцев рублевая часть ссудного портфеля уменьшилась в долларовом выражении на 66%, что практически соответствовало темпам обесценения рубля. При этом стремительно ухудшалось качество кредитного портфеля: непросроченные ссуды за пять месяцев снизились на 25% в текущих ценах и на 74% - в долларовом выражении. О затухании и без того невысокой активности на рынке кредитов НФС свидетельствуют и результаты опроса промышленных предприятий в ноябре 1998 г., и вялая динамика объявляемых банками ставок по кредитам, и снижение репрезентативности этих данных (см. рис. 4.5 и 6). Как видно на рисунках, объявляемые ставки в октябре - декабре банками не пересматривались, а число московских банков, предоставлявших агентству «Дайджест» информацию, сокращается по кредитам в рублях до трех и по кредитам в иностранной валюте до четырех. Тем не менее, доля кредитов нефинансовому сектору в активах несколько повысилась (с 45 до 47%).

Рис. 4.3

Изменение кредитов НФС, в % к предыдущему месяцу

1.В текущих ценах

2.В долларах США

3.В постоянных ценах

Рис. 4.4

Кредиты, в млрд. долларах США

1. Учтенные векселя 3. Cсуды НФС в валюте

2. Cсуды НФС в рублях 4. Просроченные ссуды НФС в процентах к активам

Рис. 4.5

Динамика ставок по трехмесячным кредитам в рублях в московских банках в 1998 г.

1. Число банков (левая ось)

2. Средняя ставка (правая ось, в процентах годовых с учетом реинвестирования)

Примечание: серым закрашена область разброса значений заявленных банками ставок.

Источник: информационное агентство Дайджест

Рис. 4.6

Динамика ставок по трехмесячным кредитам в валюте в московских банках в 1998 г.

1. Число банков (левая ось)

2. Средняя ставка (правая ось, в процентах годовых с учетом реинвестирования)

Примечание: серым закрашена область разброса значений заявленных банками ставок.

Источник: информационное агентство Дайджест

Просроченные кредиты в текущих ценах росли, причем особенно значительное их увеличение наблюдается в сентябре 1998 года. В долларовом же выражении сумма просроченных кредитов на середину года и на конец ноября весьма близки. Объем просроченных ссуд в иностранной валюте упал в августе 1998 года на 17%, но резко вырос в сентябре и октябре - на 24 и 43%, соответственно. В ноябре объем просроченных ссуд в иностранной валюте несколько сократился - на 3%. В итоге за эти месяцы их доля в активах выросла с 1 до 3%, а в целом доля просроченных ссуд выросла с 2,3 до 4,9% активов, или с 6,2 до 12,1% от общего размера ссудного портфеля банков выборки. Изменилась валютная структура просроченных кредитов: доля просроченных ссуд в иностранной валюте выросла с 39 до 61% в общей сумме просроченных ссуд нефинансовому сектору. Выигрыш заемщиков от обесценения рублевых долгов очевиден, его размер можно оценить минимум в 13,3 млрд. долл.. Но потери банковской системы этим не ограничиваются. Дополнительным фактором стало ухудшение качества кредитного портфеля. Потенциальные потери банков по этой причине, по данным балансов, можно оценить примерно в 2,5 миллиардов долларов США, исходя из того, что кредитный портфель банков в долларах США составлял 42,6 млрд. долл., и, если бы его просроченная часть (при прочих неизменных условиях) увеличилась на 5,9 процентных пункта, это означало бы, что заемщики не вернули банкам-кредиторам именно такую сумму (рублевая часть долга переведена в доллары по курсу на середину года).

Динамика агрегированного портфеля ценных бумаг (см. рис. 4.7) определялась, прежде всего, событиями на рынках федеральных долговых обязательств, поскольку именно они составляли основную часть инвестиций банков в ценные бумаги (см. рис. 4.8). Резкие изменения в его валютной структуре начались еще в июле.

Рис. 4.7

Федеральные ценные бумаги, в % к предыдущему месяцу

1. в текущих ценах

2. в долларах США 3. в постоянных ценах

Рис. 4.8

Портфель ценных бумаг, в долларах США

1. Прочие инвестиции

2. Муниципальные долговые обязательства

3. Федеральные долговые обязательства в рублях

4. Федеральные долговые обязательства в валюте

Рублевые федеральные долговые обязательства сократились в июле 1998 года более, чем на 19% в результате частичной конверсии в еврооблигации и под влиянием падения цен (см. рис. 4.9). Падение в августе составило 8,6%, максимальное сокращение пришлось на сентябрь (24,4%, или 26,7 млрд. руб.). В октябре темпы сокращения рублевой части портфеля федеральных долговых обязательств резко замедлились (до 6%), а в ноябре наблюдался их рост на 3,2% в текущих ценах, что соответствует 2,5 млрд. руб. в абсолютном выражении. Таким образом, за период с 1.09 по 1.11 агрегированный портфель рублевых ФДО похудел более чем на 30 млрд. руб. В долларовом выражении за 5 месяцев агрегированный портфель рублевых ФДО похудел на 8,4 млрд. долларов: на конец ноября он составил 4,5 млрд. долларов по текущему курсу в рублях, а по курсу на 1 июля 1998 года это соответствовало 12,9 млрд. долларов.

Рис. 4.9

Изменение инвестиций в федеральные ценные бумаги в рублях, в % к предыдущему месяцу

1. В текущих ценах 2. В долларах США 3. В постоянных ценах

Федеральные долговые обязательства, номинированные в иностранной валюте, в июле 1998 года увеличились на 69% по сравнению с концом июня (см. рис.10). Основная часть прироста приходится на Сбербанк РФ, у которого расширение портфеля ФДО в иностранной валюте составило 2,5 млрд. долларов при сокращении общего портфеля ФДО на 0,86 млрд. долларов. В течение августа агрегированный портфель ФДО в долларовом выражении сократился почти на 10%, на этот же месяц пришлось и основное падение цен на российские внешние долги (см. рис. 4.11). В сентябре портфель сократился еще на 7%, но его стоимость оставалась выше, чем на середину года: 4,7 млрд. долларов на 1.12.98 против 3,5 млрд. долларов на 1.7.98. В итоге доля ГДО, номинированных в иностранной валюте, в процентах к активам с середины 1998 года до начала декабря выросла с 3.7% до 9.5%, в то время как общая доля ГДО за этот период упала с 25.6% до 18.0% активов.

Рис. 4.10

Изменение инвестиций в федеральные ценные бумаги в валюте, в % к предыдущему месяцу

1. В текущих ценах 2. В долларах 3.США В постоянных ценах

Рис. 4.11

Федеральные ценные бумаги в валюте

1.Федеральные ценные бумаги в валюте, млрд $, на левой оси

Цены на вторичном рынке, в процентах от номинала, на правой оси

2. Еврооблигации

3. ОВВЗ

Сдвиги в валютной структуре портфеля ФДО стали важным фактором в изменении валютной позиции: если на середину года чистые валютные активы российских банков были отрицательными и составляли -2,4% активов, то на 1.08 они приобретают положительное значение, которое потом демонстрирует устойчивую тенденцию к росту, достигая 8,4% активов к 1.12. Параллельно происходит и дальнейшее уменьшение чистых иностранных обязательств. На 1.12 иностранные активы все еще меньше иностранных обязательств, но отношение чистых иностранных обязательств к активам падает за 5 месяцев с 4 до 1% активов. Такая динамика валютной позиции позволяет сделать вывод, что банковский сектор быстро адаптируется к высокоинфляционной среде, когда положительная величина чистых активов в иностранной валюте становится источником доходов и фактором улучшения финансового положения банков.

Обязательства. Общая величина агрегированных обязательств в долларовом выражении с 1 июля по 1 декабря 1998 года сократилась на 45 млрд. долларов (48,4%). Это соответствовало 40% агрегированных активов коммерческих банков на 1 июля. Как видно на рис. 4.12, максимальное падение пришлось на сентябрь - 29,4%. Обязательства в иностранной валюте тоже сократились, но не столь значительно (на 24%). При этом максимальное сокращение произошло в августе - на 3,9 из 8,6 млрд. долларов. На август же пришлось и максимальное падение иностранных обязательств - на 2,2 млрд. долл., в целом же за пять месяцев сокращение составило 5,8 млрд. долл.: с 15,9 до 10,1 млрд. долларов (см. рис. 4.13). При этом удельный вес обязательств в пассивах вырос за пять месяцев с 82,3 до 88,4%. Доля обязательств в иностранной валюте повысилась с 31,6 до 50,0%, в том числе иностранных обязательств - с 14 до 18,5%. Долларовый эквивалент рублевой части обязательств упал за 5 месяцев на 63,6%, что примерно соответствует темпам обесценения рубля по отношению к доллару за этот период (65%). Изменения в структуре обязательств по основным инструментам приведены на рис. 4.14. Самые значительные изменения претерпела доля депозитов. Их удельный вес в балансе упал на 6,1 процентных пунктов - с 30,6% на середину года до 24,5% на 1.12. В наибольшей степени повысилась доля средств банков, и, прежде всего, МБК.

Рис. 4.12

Изменение обязательств, в % к предыдущему месяцу

1. В текущих ценах 2. В долларах США 3. В постоянных ценах

Рис. 4.13

Обязательства, в долларах США

1. Обязательства 2.Обязательства в валюте 3.Иностранные обязательства

Рис. 4.14

Структура обязательств, в % к активам

1. Транзакционные счета клиентов

2. Депозиты

3. Долговые обязательства

4. Средства банков

5. Кредиты ЦБР

6. Прочие обязательства

Транзакционные счета клиентов (см. рис. 4.15-17). Общая сумма остатков на транзакционных счетах в долларовом выражении за 5 месяцев упала с 20,5 до 11,0 млрд. долларов, т.е. на 47% (см. рис. 4.16). При этом около 0,5 млрд. долл. приходится, по нашей оценке, на банки, у которых лицензия была отозвана по состоянию на 1.12.98. Наибольшее сокращение средств на счетах клиентов пришлось на август и сентябрь 1998 года. В октябре произошел рост на 0,8 млрд. долларов.

Рис. 4.15

Изменение транзакционных счетов клиентов, в % к предыдущему месяцу

1. В текущих ценах 2. В долларах США 3. В постоянных ценах

Рис. 4.16

Транзакционные счета клиентов, млрд. долларов

1. Транзакционные счета клиентов в рублях

2. Транзакционные счета клиентов в иностранной валюте

Рис. 4.17

Транзакционные счета предприятий, млрд. долларов

1. Транзакционные счета государственных предприятий в рублях

2. Транзакционные счета государственных предприятий в валюте

3. Транзакционные счета негосударственных предприятий в рублях

4. Транзакционные счета негосударственных предприятий в валюте

Остатки средств клиентов на транзакционных счетах собственно в иностранной валюте сократились за пять месяцев в гораздо меньшей степени - с 5,7 до 4,9 млрд. долларов, или на 14%. В ноябре 1998 года, несмотря на окончание моратория на внешние платежи, падения остатков средств не наблюдалось. Остатки средств на счетах в иностранной валюте бюджетов и внебюджетных фондов, а также государственных предприятий сократились, но это падение было более чем скомпенсировано увеличением средств на счетах негосударственных предприятий (см. рис. 4.17).

Неоплаченные документы клиентов за 5 месяцев выросли с 0,3 до 2,5% пассивов. Подавляющая часть неоплаченных документов приходится на рублевые платежи, нарастание непроведения банками платежей замедляется только в ноябре, когда рост в долларовом выражении составил всего 6,1% после трех месяцев двухзначных значений (см. рис. 4.18).

Рис. 4.18.

Изменение неоплаченных расчетных документов клиентов, в % к предыдущему месяцу

1. В текущих ценах 2. В долларах США 3. В постоянных ценах

Депозиты (см. рис. 4.19-23). Общая сумма депозитов в долларовом выражении за 5 месяцев сократилась на 21,5 млрд. долларов, или на 61,5%. Вклады физических лиц за тот же период упали с 30,1 до 10,1 млрд. долларов, в том числе рублевые вклады - с 24,6 до 7,0, а вклады в иностранной валюте - с 5,4 до 3,1 млрд. долларов (см. рис. 4.20). Как видно на рис. 4.21, чистый отток средств с рублевых счетов в текущих ценах продолжался до октября, и, очевидно, возобновился в декабре, на который пришлись основные выплаты Сбербанком вкладчикам Мост-банка, Мосбизнесбанка, Промстройбанка, банка МЕНАТЕП и СБС-АГРО. Доля Сбербанка в общей сумме вкладов частных лиц в рублях превысила к концу года 85% по сравнению с 79% на середину 1998 года. Из общего сокращения долларового эквивалента рублевых вкладов примерно 91% - это обесценение вкладов и 9% - прямой отток. Снижение вкладов в иностранной валюте продолжалось в течение всего периода. При этом потенциал оттока средств был, безусловно, выше. Далеко не все банки, не вошедшие в схему передачи депозитов в Сбербанк, в полном объеме выполняли обязательства перед клиентами. То же можно отнести и к оставшейся в крупнейших банках части вкладов. Наконец, 3,4% от суммы вкладов частных лиц приходилось в конце ноября на банки, у которых на этот момент уже не было лицензии на ведение операций. Привлекать в таких условиях новых вкладчиков крайне затруднительно, и информация о ставках по депозитам в столичных банках становится весьма скудной (см. рис. 4.22 и 23). Состав московских банков, по которым информация включается в выборку для построения индикаторов по депозитным ставкам, претерпевает существенные изменения по сравнению с началом года. В ней начинают преобладать банки второго-третьего эшелона.

Рис. 4.19

Изменение депозитов, в % к предыдущему месяцу

1. В текущих ценах 2. В долларах США 3. В постоянных ценах

Рис. 4.20

Депозиты, в долларах США

1. Депозиты юридических лиц

2. Депозиты физических лиц в рублях

3. Депозиты физических лиц в иностранной валюте

Рис. 4.21

Изменение депозитов физических лиц в рублях, в % к предыдущему месяцу

1. В текущих ценах 2. В постоянных ценах 3. Темпы инфляции

Рис. 4.22

Динамика ставок по депозитам для физических лиц в рублях в московских банках в 1998 г.

1. Число банков (левая ось)

2. Средняя ставка (правая ось, в процентах годовых с учетом реинвестирования)

Примечание: по данным МФД-Инфоцентр ставки в декабре не претерпели изменений относительно ноября; серым закрашена область разброса значений заявленных банками ставок.

Источник: Коммерсант, МФД-Инфоцентр.

Рис. 4.23

Динамика ставок по депозитам для физических лиц в валюте в московских банках в 1998 г.

1. Число банков (левая ось)

2. Средняя ставка (правая ось, в процентах годовых с учетом реинвестирования)

Примечание: по данным МФД-Инфоцентр ставки в декабре не претерпели изменений относительно ноября; серым закрашена область разброса значений заявленных банками ставок.

Источник: Коммерсант, МФД-Инфоцентр.

Кредиты ЦБР на отчетные даты больших значений не достигали. Их доля колебалась в пределах 0,5-3% от агрегированных активов коммерческих банков. Максимальное значение пришлось на 1 сентября 1998 года - 2,5 млрд. долларов (см. рис. 4.24).

Рис. 4.24

Кредиты ЦБР

1. Кредиты ЦБР, в процентах к активам (на левой оси)

2. Изменение кредитов ЦБР, в % к предыдущему месяцу, в долларах США (на правой оси)

Собственные долговые обязательства. Среди инструментов такого рода российские банки отдавали предпочтение рублевым векселям. Не удивительно, что этот вид обязательств подвергся наиболее значительному обесценению по номиналу в долларовом выражении. Общая сумма векселей упала в долларовом выражении с 5,9 до 2,1 млрд. долларов, в том числе номинированных в рублях - с 4,0 до 1,1 (см. рис. 4.25). Удельный вес рыночных долговых обязательств в активах сократился с 6,0 до 4,2%, в том числе векселей - с 5,2 до 3,9%, что вызвано резким сокращением долларового эквивалента рублевых бумаг.

Рис. 4.25

Рыночные долговые обязательства, млрд. долл.

1. Прочие рыночные долговые обязательства

2. Векселя в рублях

3. Векселя в иностранной валюте

МБК нерезидентов. Сумма обязательств по межбанковским кредитам и другим видам обязательств перед нерезидентами, отражаемых в балансах на тех же счетах, снизилась за пять месяцев с 12,2 до 8,8 млрд. долларов, в том числе за ноябрь - на 435 млн. долл. При этом просроченные МБК выросли с 2 до 870 млн. долларов, то есть в 430 раз. Часть задолженности банкам удалось реструктурировать, но проблемы пока далеки от полного разрешения. Об этом, в частности, свидетельствуют аресты зарубежных активов ряда крупнейших российских банков. По информации ЦБР, выплаты только 30 крупнейших банков нерезидентам по межбанковским кредитам и привлеченным депозитам должны были составить 27 млрд. руб. в ноябре и 16,8 млрд. руб. в декабре 1998 г., что в пересчете по курсу на начало ноября соответствовало 2,7 млрд. долл.

Капитал. Неисполнение обязательств по срочным контрактам, а также другие особенности отражения операций банков в финансовой отчетности ведут к тому, что по балансам агрегированный капитал банковской системы в рассматриваемый период оставался положительным (см. рис. 4.26). Балансовый капитал, по нашей оценке, снизился с 20,1 до 6,4 млрд. долларов, при этом основное падение пришлось на период до 1 октября 1998 года, после чего значение капитала в долларовом выражении стабилизировалось. Снижение капитала, рассчитанного в соответствии с Инструкцией №1 ЦБР, составило более 13 млрд. долл.: с 18,5 до 5,3 млрд. долларов. Капитал, рассчитанный в соответствии с рекомендациями Базельского комитета (БК), упал примерно на такую же величину - с 17,3 до 3,8 млрд. долларов, что снизило коэффициент достаточности капитала до 7-9% от активов на 1 декабря 1998 года. Формально такой уровень не является критичным, хотя несколько десятков банков даже при такой оценке являются неплатежеспособными и должны быть либо лишены права ведения банковских операций либо рекапитализированы. Но такая оценка не учитывает высокий уровень и динамику иммобилизации активов в российской банковской системе. С учетом вложений в основной капитал значение капитала по методике Базельского комитета снижается за пять месяцев с 9,1 до 0,9 млрд. долларов, что соответствует 1,7% активов, а с учетом потерявшего ликвидность портфеля ФДО в рублях значение капитала становится отрицательным (см. рис. 4.27). Эта оценка может носить только очень приблизительный характер, так как в отсутствие торгов ФДО в портфелях банков не переоценивались.

Рис. 4.26

Капитал, в долларах США

1. Капитал балансовый

2. Капитал по Инструкции ЦБР №1

3. Капитал по методике Базельского комитета, уменьшенный на вложения в фиксированные активы

Рис. 4.27

Капитал, уменьшенный на инвестиции в ФДО в рублях, в долларах США

1. Капитал балансовый 2.Капитал по Инструкции ЦБР №1

3. Капитал по методике Базельского комитета, уменьшенный на вложения в фиксированные активы

Впервые за последние годы банковский сектор закончит год с убытками. Убытки банков за 11 месяцев составили 3,3% активов, или 3,6% в годовом выражении. Помесячная динамика этого показателя приведена на рис. 4.28.

Рис. 4.28

Прибыль за месяц

1. Прибыль за месяц, млрд. долл (на левой оси)

2. Прибыль за месяц, в процентах к активам (на правой оси)


Описание предмета: «Экономика государств»

Современная экономика государств изучает источники рыночной власти государств, ее величину, ее последствия, а также содержание и результаты экономической политики государства.

Литература

  1. В.П. Гаврилов, С.И. Ивановский. Общество и природная среда. – М.: Наука, 2006. – 214 с.
  2. В.А. Волконский, Т.И. Корягина. Современная многоярусная экономика и экономическая теория. – М.: Институт экономических стратегий, 2006. – 100 с.
  3. Таль Г.К., Григорьев В.В., Юн Г.Б. и др. Арбитражное управление предприятием: Практическое пособие. – М.: Дело, 2001. – 376 с.
  4. В.Н. Чапек, В.А. Ильющенко, А.И. Калинин, С.Н. Лобов. Региональная экономика. – Ростов-на-Дону: Феникс, 2011. – 256 с.
  5. В.Н. Шевченко, Р.И. Соколова, В.И. Спиридонова. Российское государство опыт философского прочтения. – М.: Прогресс-Традиция, 2012. – 512 с.
  6. Е.А. Кошкина, Ш.И. Спектор, В.Г. Сенцов, С.И. Богданов. Медицинские, социальные и экономические последствия наркомании и алкоголизма. – М.: ПЕР СЭ, 2008. – 288 с.
  7. В.Е. Хаин, Н.И. Филатова, И.Д. Полякова. Тектоника, геодинамика и перспективы нефтегазоносности Восточно-Арктических морей и их континентальное обрамление. – М.: Академия наук СССР, Наука, 2009. – 240 с.
  8. В.М. Безотосный, Е.И. Иткина. Русские казаки в Париже в 1814 году. – М.: Государственный Исторический музей, 2012. – 48 с.
  9. В.А. Самкова, Н.И. Романова. Окружающий мир. 1 класс. Методические рекомендации. К учебнику В. А. Самковой, Н. И Романовой. – М.: Русское слово - учебник, 2013. – 120 с.
  10. В.А. Ватутин, Г.И. Ивченко, Ю.И. Медведев, В.П. Чистяков. Теория вероятностей и математическая статистика в задачах. Учебное пособие. – М.: Ленанд, 2015. – 386 с.
  11. В.М. Безотосный, Е.И. Иткина. Казаки в Париже в 1814 году. – М.: Кучково поле, 2015. – 152 с.
  12. Лебедько В., Искрин М., Вельга И. Архетипическое исследование Рун Старшего Футарка. Лебедько В., Искрин М., Вельга И. – М.: Золотое Сечение, 2016. – 252 с.
  13. В.Н. Южаков, Е.И. Добролюбова, А.Н. Покида, Н.В. Зыбуновская. Удовлетворенность граждан качеством административных государственных и муниципальных услуг. Результаты мониторинга 2014 года. В 2 частях. Часть 1. – М.: Издательский дом "Дело" РАНХиГС, 2015. – 290 с.
  14. В.Н. Южаков, Е.И. Добролюбова, А.Н. Покида, Н.В. Зыбуновская. Удовлетворенность граждан качеством административных государственных и муниципальных услуг. Результаты мониторинга 2014 года. В 2 частях. Часть 2. – М.: Издательский дом "Дело" РАНХиГС, 2015. – 328 с.
  15. В.Н. Южаков, Е.И. Добролюбова, А.Н. Покида, Н.В. Зыбуновская. Удовлетворенность граждан качеством административных государственных и муниципальных услуг. Результаты мониторинга. В 2 частях. Часть 2. Приложения. – М.: Издательский дом "Дело" РАНХиГС, 2015. – 328 с.
  16. В.Н. Южаков, Е.И. Добролюбова, А.Н. Покида, Н.В. Зыбуновская. Удовлетворенность граждан качеством административных государственных и муниципальных услуг. Результаты мониторинга. В 2 частях. Часть 1. – М.: Издательский дом "Дело" РАНХиГС, 2015. – 290 с.
  17. В.Я. Любашиц, А.И. Овчинников, А.Ю. Мамычев. Социокльтурные (архетипические и ментальные) основания публично-властной организации общества. – М.: Инфра-М,РИОР, 2017. – 188 с.


Образцы работ

Тема и предметТип и объем работы
Денежно-кредитная политика
Финансы и кредит
Курсовая работа
24 стр.
Современные тенденции развития банковской системы в России
Финансы и кредит
Курсовая работа
37 стр.
Современная кредитная политика России. Перспективы ее развития
Финансы и кредит
Диплом
91 стр.
Механизм финансового кризиса 1998 года в условиях переходной экономики РФ
Экономика
Курсовая работа
48 стр.



Задайте свой вопрос по вашей проблеме

Гладышева Марина Михайловна

marina@studentochka.ru
+7 911 822-56-12
с 9 до 21 ч. по Москве.

Внимание!

Банк рефератов, курсовых и дипломных работ содержит тексты, предназначенные только для ознакомления. Если Вы хотите каким-либо образом использовать указанные материалы, Вам следует обратиться к автору работы. Администрация сайта комментариев к работам, размещенным в банке рефератов, и разрешения на использование текстов целиком или каких-либо их частей не дает.

Мы не являемся авторами данных текстов, не пользуемся ими в своей деятельности и не продаем данные материалы за деньги. Мы принимаем претензии от авторов, чьи работы были добавлены в наш банк рефератов посетителями сайта без указания авторства текстов, и удаляем данные материалы по первому требованию.

Контакты
marina@studentochka.ru
+7 911 822-56-12
с 9 до 21 ч. по Москве.
Поделиться
Мы в социальных сетях
Реклама



Отзывы
Андрей
Все хорошо,защитился,спасибо вам!