Написать рефераты, курсовые и дипломы самостоятельно.  Антиплагиат.
Студенточка.ru: на главную страницу. Написать самостоятельно рефераты, курсовые, дипломы  в кратчайшие сроки
Рефераты, курсовые, дипломные работы студентов: научиться писать  самостоятельно.
Контакты Образцы работ Бесплатные материалы
Консультации Специальности Банк рефератов
Карта сайта Статьи Подбор литературы
Научим писать рефераты, курсовые и дипломы.


Воспользуйтесь формой поиска по сайту, чтобы найти реферат, курсовую или дипломную работу по вашей теме.

Поиск материалов

Международные отношения в регионе персидского залива и роль нефтяного фактора (запад и страны региона)

Международные отношения

ДИПЛОМАТИЧЕСКАЯ АКАДЕМИЯ МИНИСТЕРСТВА ИНОСТРАННЫХ ДЕЛ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

ШАРИПОВ Урал Зиятудинович

 

Международные отношения в регионе персидского залива и роль нефтяного фактора (запад и страны региона)

 

Специальность: 23.00.04 - Политические проблемы международных систем и глобального развития

Автореферат

диссертации на соискание ученой степени доктора политических на

МОСКВА -1999

 

Работа выполнена в Отделе комплексных проблем международных отношений Института востоковедения Российской Академии Наук.

 

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА ДИССЕРТАЦИИ.

Актуальность исследования. Персидский залив как регион в течение последней четверти XX столетия представляется одним из самых напряженных в политическом, социальном и военном отношениях районов мира. Здесь на основе богатейших нефтяных месторождений планеты во многом формируются общие условия международных поставок нефти; в течение восьми лет велась крупномасштабная и весьма разрушительная ирано-иракская война, а вслед за нею не менее тяжелая по итогам и последствиям война за Кувейт; наблюдаются усиленная гонка вооружений, постоянное и многостороннее вмешательство инорегиональных сил. Причем такие факторы, как "повышенная международная напряженность", "нефть" и "Персидский залив" в непосредственной взаимосвязи активно и практически постоянно звучат в мировой политике.

Если в предшествовавшие исторические времена Персидский залив выступал в качестве одного из задворков мировой политики, либо использовался в виде фона и резервного участка в междержавных противоречиях и войнах, то именно в последней четверти нынешнего века он превратился, можно сказать, в один из ведущих театров международного противоборства мирового масштаба. В этот период державы Запада и Востока впервые стали непосредственно вводить сюда и масштабно применять крупные вооруженные силы уже не в целях дополнительной поддержки своих главных позиций где-то в Европе, или в иных географических зонах, а для защиты собственных интересов именно в Персидском заливе и на всем Ближнем и Среднем Востоке. Вспомним десятилетнее пребывание и боевые действия советской стотысячной военной группировки в Афганистане, все более усиливавшееся вооруженное вмешательство США в ирано-иракскую войну, войну американской армии совместно с союзниками против Республики Ирак за Кувейт, продолжение американо-иранской военной конфронтации, и, наконец, совместные маневры американских и кувейтских военных подразделений в водах Залива, имитировавших

действия против Ирака и Ирана. На протяжении всего XX столетия мировое сообщество было свидетелем жесткой международной борьбы здесь, а также на мировых рынках за нефть региона - за количества и условия ее покупки у производителей и продажи потребителям, за характер использования так называемых "нефтедолларов". В последнем случае имеется ввиду, в чью пользу - Запада и его местных союзников, или же его политических противников - "работали" эти доходы от экспорта и иной реализации нефти. Правящие круги Запада всегда считали, что желаемые для себя результаты в регионе Залива можно получить прежде всего благодаря созданию стабильного блока (или по крайней мере круга) лояльных и дружественных, а также зависимых режимов. Пусть даже характеристики последних были неоднозначными, также как и уровни сотрудничества с ними. Однако определяющим мотивом поведения Запада здесь выступала стратегическая цель, которая заключалась в том, чтобы, опираясь на поддержку обозначенных стран, обеспечить благоприятные условия для торжества своей политики в регионе и по возможности расширять ее масштабы.

Необходимость разработки избранного нами ракурса темы была обусловлена тем, что именно в последние два десятилетия весьма значительно возросла активность Запада в регионе Персидского залива, и в том числе в таких важнейших государственных и международных сферах, как военно-стратегическая, политическая и общественно-хозяйственная. А это, в свою очередь, вызвало: обширные военные поставки; постоянное присутствие иностранных вооруженных сил и их участие во внутрирегиональных военных операциях; насыщенную политическую и дипломатическую деятельность США (а временами и Советского Союза), включая частые челночные вояжи высших сановников из Вашингтона и столиц других западных держав на БСВ. а арабских лидеров - в США и Европу; большую масштабность оборота нефтедолларов, движение которых определялось характером взаимоотношений между местными странами, с одной стороны, и

западными державами - с другой, и т.д.

Таким образом в резюмированном виде актуальность избранной нами темы можно обозначить следующими обстоятельствами: во-первых, стремительным развитием острых социальных процессов в ряде стран Персидского залива и Среднего Востока (Иране, Ираке, Афганистане). Они настолько радикализовали общественную жизнь в них, что поставили под угрозу стабильность политических режимов в соседних государствах; во-вторых, нарастанием числа неподконтрольных, более того, враждебных, Западу стран, а с ними -больших масс населения и территорий. К тому же эти тенденции шаг за шагом стабилизировались (кроме Афганистана), развивались и оказывали соответствующее идеологическое воздействие на общественное мнение всего БСВ; в-третьих, сохранилась стратегическая значимость Персидского залива как региона богатейших на земном шаре нефтяных месторождений и промыслов. Значение данного феномена возрастает, в связи с ростом потребления мировой экономикой нефте и газопродуктов, а также в связи с интенсификацией разработок и налаживанием экспорта данных продуктов из соседних внутриконтинентальных ареалов - Центральной Азии и Кавказа. Все это в совокупности образует в перспективе более крупный и, естественно, большего международного значения, нефтепроизводящий регион "Персидский залив - Каспийское море"; в-четвертых, в последней четверти XX века в зоне Залива появились политические режимы, которые стали открыто конфронтировать друг с другом и с внешними силами, не останавливаясь даже перед угрозой военного вмешательства США и других держав. А это означает, что Запад столкнулся с необходимостью отстаивать свои интересы в регионе с помощью применения вооруженных сил, причем в крупных масштабах и периодически выдвигать в Залив, под видом проведения военных маневров, значительные массы воинских подразделений; в-пятых, исламский фактор, заняв ведущие позиции в общественной и политической жизни БСВ, стал, в отличие от прошлого, радикализовать

отношение населения стран Залива к действиям внешних государств здесь, образуя таким образом его антизападную настроенность.

 

Цель диссертации - анализ международных отношений в рамках Персидского залива, их развитие на фоне использования нефтяного фактора Западом и местными режимами с конца 70-х до второй половины 90-х годов. Эта тема, будучи по себе актуальной, ввиду значимости сформулированных в ее заголовке сфер исследования, вместе с тем усиливается высоким накалом политических событий и вооруженных конфликтов, которые сотрясали регион в указанный период. При этом, в международных отношениях, да и во внутренней жизни местных государств, была велика, как и прежде, значимость нефтяного фактора.'

Поэтому политическая борьба в зоне Персидского залива тесно и многоканально была связана с ним, во многом обусловлена его действием. И наоборот, противоборство и подвижки в сфере нефтяного фактора по сути вызывались политическими устремлениями местных режимов, а также заинтересованных сил, и в первую очередь ведущей западной державы - США. Следует обратить внимание также еще на один аспект, относящийся к паре "политика-нефть" - это то, что при упрощенном взгляде кажется, будто внешнеполитическая проблематика в рамках региона, с одной стороны, и борьба в области нефти - с другой, двигались в разных сферах и якобы даже независимо, либо шли параллельными курсами. Однако необходимо подчеркнуть, что между ними всегда существовала прямая связь, хотя она нередко действовала подспудно и опосредствованно. Разность же акцентов и ракурсов выполняемых задач во внешнеполитической и нефтяной сферах

вызывалась сложностью системы международных, политических, хозяйственных и военных отношений в Персидском заливе и в мире в целом. Поэтому автор диссертации сосредоточил свое внимание на

' - Под нефтяным фактором в данной политологической работе понимается не столько производственная деятельность нефтяного сектора (добыча, переработка, сбыт товара), сколько совокупность всех его проявлений политического, народнохозяйственного, международного и т.д. планов, возникновение, действие и развитие которых определяют как непосредственно, так и опосредствованно значимость этого фактора..

/6

 

наиболее злободневных и актуальных проблемах современной жизни Персидского залива, к которым были отнесены: 1) принципы подхода как Запада, так и местных стран к политической ситуации в регионе; 2) политика Запада и его ведущей державы - США; 3) характер взаимоотношений между ведущими государствами Залива; 4) отношение местных режимов к "афганской проблеме", в связи с образованием Демократической Республики Афганистан; 5) отношение к ирано-иракской войне и войне за Кувейт; 6) политика сторон в нефтяном секторе (цены на нефть, танкерная война и т.д.); 7) отношение местных правящих элит к вмешательству Запада в дела региона и его другим действиям, затрагивавших их интересы. При этом следует отметить, что, во имя того, чтобы сделать более емкой оценку деятельности каждого из участников и заинтересованных сторон политических отношений в Персидском заливе, в диссертацию были внесены ограничения в число рассматриваемых стран. Главными объектами анализа были избраны: из государств Запада - США, ведущая и самая активная держава, играющая ключевую роль в действии внешнего фактора в Заливе; из местных стран - наиболее значимые в формировании создавшейся в 70-90-е годы политической ситуации в регионе - Иран, Ирак, Саудовская Аравия и Кувейт.

Научная новизна диссертации состоит в самой постановке обобщенной темы по современному положению в Персидском заливе, рассматривающей международные отношения и нефть, Запад и местные государства, - все это впервые рассматривается на уровне докторской диссертации. Основное внимание в ней сосредоточено на актуальном и перспективном направлении политологических исследований - на закономерностях и специфике новых социально-политических условий, сложившихся в регионе Персидского залива, на том, как формировалась и действовала здесь необычно обновленная сравнительно с прошлым раскладка межгосударственных отношений и как проявил себя в данный период нефтяной фактор. При этом мы следили за тем, как противоборствовали либо сотрудничали местные

политические силы и Запад во имя создания такой политической ситуации в Персидском заливе, которая соответствовала бы их частным или общим интересам; как они манипулировали политическими и экономическими средствами; как выдвигали в качестве главных тот или иной нужный им тактический прием или серию их; какие методы применялись ими в большей мере - политические или экономические. Выявляя одновременно как наиболее общие закономерности, так и особенности воздействия каждого из исследуемых факторов, в диссертации применялась методология научного анализа, основанного на учете мирового и отечественного исследовательского опыта в области международных отношений, современного и исторического востоковедения, мировой и страноведческой экономики, разрешения межгосударственных конфликтов и региональных политических проблем. На таком основании построена концепция данной диссертационной работы.

Научная новизна содержательного анализа состоит из: а) авторского концептуального исследования объективно динамичного процесса, претерпевающего постоянную трансформацию, в Персидском заливе 70-90-х годов, а именно политических, военных, социальных и экономических проблем. События, происходящие здесь, весьма существенно затрагивают, и будут в перспективе затрагивать, интересы как мира в целом, так и Российской Федерации, в частности; б) выявления этнополитической сферы безопасности в регионе Персидского залива и Среднего Востока, а также в Ближнем зарубежье России. Это важно с точки зрения готовности Российской Федерации к подобным вариантам развития событий в ее пограничных и близлежащих зонах. Необходимо через научное понимание сегодняшних государственных, этнических, внешнеполитических, экономических и религиозных процессов на БСВ быть готовыми к быстрому и эффективному раскрытию анатомии новых внутрирегиональных и межгосударственных конфликтов; в) это также поможет России проводить политику по контролированию, а в ряде

случаев и по участию в нейтрализации (естественно, в соответствии с Уставом и принципами ООН) негативных процессов как в Дальнем, так и особенно в Ближнем зарубежье. А это имеет актуальное значение для эффективности обеспечения ее собственной государственной безопасности и реализации национальных интересов.

 

Хронологические рамки диссертации охватывают период последних двух десятилетий. Такой временной диапазон был взят не случайно, так как именно в эти годы в зоне Персидского залива произошли крупные стратегически значимые изменения, которые сформировали сегодняшнюю политическую межгосударственную и международную расстановку сил в регионе. Началом нового этапа развития политической ситуации в Заливе, да и на БСВ в целом, можно назвать рубеж 70-80-х годов, когда на его восточном фланге - Среднем Востоке - в результате последовавших одна за другой революций возникли два явно радикальных режима - Демократическая Республика Афганистан и Исламская Республика Иран. Хотя в социально-политическом плане они были неоднозначными, а по идеологическим задачам представляли противоположность друг другу, их внезапное появление на географической карте резко осложнило проблему удержания политического климата в контролируемом Западом русле не только в рамках Залива, но и на БСВ в целом.

Причем эти режимы сформировались в уже значительно изменившемся и окрепшем по многим важным общественным показателям за последние десятилетия регионе. Он пережил интенсивный экономический взлет, достиг сравнительно высокого жизненного уровня местного населения и диверсифицированности межгосударственных, а также групповых международных контактов. В нем наблюдался значительный рост национального и религиозного самосознания. Кроме того, по соседству, в пределах БСВ, уже имелись такие "неприятные" для Запада политические режимы, как Сирия, Ливия, НДРИ. Зависимость же Запада от энергоресурсов и полезных ископаемых Залива, хотя и имела тенденцию к сокращению, сохранилась на довольно высоком уровне.

На такой значительно обновленной основе на Среднем Востоке, а под его влиянием и в ряде других стран БСВ, сформировалась идеологическая тенденция к скорейшему достижению внутренней самостоятельности региона БСВ, принимавшая все более опасные, с точки зрения Запада и его местных протеже-режимов, формы и масштабы проявлений. Эта тенденция несла в себе такие факторы, как необходимость радикальных социальных перемен в местных обществах, требование коренной перестройки их внешнеполитического курса и торговых отношений с Западом, а также скорейшей ликвидации неоколониалистских внедрений извне. В частности, с большой тревогой Запад воспринял политическое сближение и формирование в начале 80-х годов некоего неформального союза между ИРИ, Сирийской Арабской Республикой и Ливийской Джамахирией, который, при всем его непостоянстве и противоречивости, однако уже на взаимосогласованной основе, стремился противостоять западному диктату в регионе. Эта реальность, выйдя на арену политической борьбы за приоритет на БСВ, создавала обстоятельства, направленные на подрыв устойчивости арабских монархий, а также всего процесса проамериканских действий того или иного местного правительства. Об этом, в частности, говорили такие логически связанные между собой факты, как попытка государственного переворота в Бахрейне, покушения на эмира Кувейта, убийство президента Египта А. Садата, захват мятежниками Великой мечети в Мекке, усиление политической конфронтации между так называемыми "радикальными" и "консервативными" режимами на БСВ, и в первую очередь, между Ираном и Саудовской Аравией. Эту линию рассуждений можно продлить и далее, с привлечением других соответствующих фактов и участников из числа стран региона.

Политическая борьба на БСВ в рассматриваемый период проходила во всех сферах международных отношений, и в том числе в таком важном аспекте, как нефтяной. В ОПЕК, к примеру, с образованием Исламской Республики Иран значительно усилились радикальные

тенденции и даже в определенные периоды проявлялся соответствующий "альянс единомышленников" в составе ИРИ, Ливии и Алжира. В период же ирано-иракской войны аравийские режимы всемерно поддерживали Багдад, и в том числе на нефтяном поприще. В результате таких политических тенденций в ОПЕК периодически происходила острая борьба за перехват инициативы и лидерства в этой организации, что позволяло той или иной группировке стран-нефтеэкспортеров навязывать ей свои варианты резолюций. Причем противоборство в ее "стенах" стало многократно более политизированным, чем раньше, и нередко его главной задачей становились не общие экономические интересы стран-экспортеров нефти, а стремление подорвать стабильность своих политических противников, являвшихся членами той же ОПЕК.

Таким образом сформировавшиеся в течение указанных десятилетий более сложные и опасные условия для отстаивания интересов как местных монархических режимов, так и Запада в регионе Персидского залива и на БСВ в целом, потребовали от них введения в действие новых вариантов политической тактики. Их основными составными стали усиление взаимного сотрудничества, гонка вооружений и введение в действие более резких форм борьбы с внутренними и внешними так называемыми "негативными" явлениями, чтобы сохранить инициативу в регионе за собой.

Несомненно в международно-политической жизни Персидского залива определенный вклад вносил фактор внешней политики Советского Союза, а затем Российской Федерации - их политические позиции и соответствующие действия, осуществлявшиеся на международной арене в целом и в рамках региона. Тематические границы диссертации, а также большая масштабность вопроса о действии советского и российского факторов в этом районе не позволили заняться их подробным освещением в нашей работе. Однако их основные контуры были кратко прорисованы в соответствующем параграфе, а сами они всегда учитывались нами при характеристике

политики Запада и местных режимов в регионе.

Далее автор понимал, что в рамках работы такого объема невозможно полностью осветить все стороны насыщенной и сложной политической деятельности западных и местных государств в зоне Персидского залива, даже рассматриваемой под углом зрения действия нефтяного фактора в международных отношениях.

 

Практическая значимость работы. Материалы, положения и выводы диссертации могут способствовать более комплексному и глубокому пониманию политических, социальных, экономических и военных процессов, происходящих на современном историческом этапе в регионе Персидского залива и в основных государствах региона, а также дальнейшим исследованиям его актуальных проблем. Настоящая работа активизирует методы исследований региона БСВ посредством всемерного учета ведущих внутренних факторов региона и действий внешних сил. Причем диссертация, при рассмотрении важнейших международных проблем не ограничивается жесткими рамками общепринятых региональных обозначений (к примеру, Персидский залив, Средний Восток, Ближний и Средний Восток и т.д.), а исследует события в соответствии с масштабами их действия. Так, проблема Демократической Республики Афганистан, которая географически (по практикующейся в российском востоковедении терминологии) относится к Среднему Востоку, была весьма тесно связана с политическими процессами и соучастием стран Персидского залива. Нефть же Залива рассматривается в категории проблем мирового уровня.

В данной связи, результаты настоящей диссертации и ее методология могут быть использованы как научными, так и практическими организациями при написании различных исследований по глобальным и отдельным проблемам Персидского залива и других регионов мира. Методологическую основу исследования составили теоретические положения и научные критерии, разработанные и апробированные в отечественном и зарубежном обществоведении по международным

вопросам и политике государств, находящихся в различных регионах и на разных стадиях социально-общественного развития. Определяя свои методологические позиции, автор стремился учесть и критически использовать достижения и результаты многообразных школ и направлений различных отраслей науки: в социологии, политологии, истории, философии, этнологии, религиоведении, экономике и международных отношениях. Он старался извлечь те идеи и принципы, которые служили бы ориентирами и инструментами для написания по возможности достаточно объективного и научно аргументированного труда по сложным проблемам международной обстановки в Персидском заливе. Так, ориентирами служили: принципы и нормы международного права; объективно обоснованные принципы национальной и государственной безопасности как великих держав, так и государств иных категорий значимости в мировом сообществе; соответствие этих принципов сегодняшним реалиям межгосударственных отношений и соблюдения норм международного права; проверенные в истории и современной действительности методы прогнозирования перспектив развития политических процессов в различных национальных обществах и в международных отношениях. При этом использовались материалы, прогнозы и экспертные оценки авторитетных научных и практических отечественных и иностранных учреждений, архивов и независимых исследовательских центров. Применялся также метод обобщения собственного практического опыта, а также опыта коллег по институту востоковедения РАН и близких ему по научным задачам учреждений, приобретенные и проанализированные во время работы в странах Ближнего и Среднего Востока, а также в других регионах мира.

 

Научная литература. Для раскрытия избранной темы был проанализирован широкий ряд российских и зарубежных диссертаций, монографий и других научных исследований. Использовались также в большом количестве аналитические и оперативно-информативные

материалы специальной и общей периодической печати отечественного и иностранного происхождения.

Так, из научных трудов общего плана следует отметить: индивидуальные монографии Вахрушева В.В. "Национально-освободительное движение против неоколониализма" и Примакова Е.М. "Восток после краха колониальной системы", коллективную монографию "Национально-освободительное движение и идеологическая борьба", сборник статей "Актуальные проблемы идеологии национально-освободительного движения в странах Азии и Африки", "Империализм и развивающиеся страны. Новые тенденции в политике неоколониализма", а также диссертации Волкова Н.В. "Сдвиги в системе неоколониальной эксплуатации развивающихся стран" и Бабуркина С.А. "Армия и политика в Андских странах (Венесуэла, Колумбия, Эквадор)". Все эти произведения раскрывали общие проблемы и новые тенденции во взаимоотношениях между Западом и освободившимися странами на современном этапе.

Большой интерес представили монографии и диссертации Андреасяна Р.Н., Бондаревского Г.Л., Воронова P., Дудаева А.К., Инджикяна P.O., Исаева В.А., Каминского С.А., Медведко Л.И., Мирского Г.И., Аль-Файеза и др. В них были раскрыты различные проблемы и стороны взаимоотношений между западными державами и государствами БСВ, между странами внутри этого региона, положение в ОПЕК и действие нефтяного фактора. Они помогали уяснить, каким образом из интересов правящих кругов и данных каждой страны складывалась динамика общей международной обстановки в регионе Персидского залива и как варьировалась нефтяная проблема в ней.

Много аналитических материалов и конкретных политологических и экономических выводов по ситуации в регионе Персидского залива и ЮЗА, а также о роли Запада здесь содержится в зарубежных исследованиях. В частности, можно отметить книги, очерки и статьи западных, арабских, иранских и индийских политологов, а также

эмигрировавших на Запад ученых из Ирана и других стран Залива -Кордсмена А.X., Хамеда М.А., Брауна В., Куандта Вильяма В., Мортимера Е., Уго Штайнбаха, Коттама Р.В., Мак Ги Г.С., Пайпса Д., Панта Г., Прайса Д.К., Раджа Ч.С., Сика Г., Зиринга Л., Швандра Б., Шахрама Чубина и Хусейна Амирзадеги, Салливана Д., Ахмада Х.Ш., Мэтьюса К., Зибейди А. и других авторов.

Из этого круга работ наибольший интерес представили монографии Хамеда М.А. "Саудовская Аравия, Запад и безопасность Залива", Брауна В. "Ирано-иракская война: ее региональная и международная динамика" и Кордсмена А.Х. "Западные стратегические интересы в Саудовской Аравии". В указанных исследованиях подробно, естественно с авторских позиций, рассматривались ключевые проблемы Персидского залива через анализ политических курсов главных участников ситуации в Заливе - США, С. Аравии и Ирана, в том числе и через определение динамики ирано-иракской войны. Заслуживает внимания также книга Швандра Б. "Ближний Восток. Нефтяные кризисы после 1973 года", где прослежена динамика развития международной нефтяной ситуации, и в том числе в Персидском заливе.

 

Источники, на основе которых написана диссертация, являются весьма обширными и разнообразными. Их более или менее полное вовлечение в научно-исследовательский оборот в состоянии обеспечить материалами десяток докторских диссертаций и крупных монографий. В нашем варианте и объеме темы мы использовали лишь часть из них, которые были наиболее важны для раскрытия рассматриваемых проблем. Эти источники подразделяются на несколько групп: 1) документы и другие официальные материалы правительств и законодательных органов, межгосударственные соглашения, международные акты, программные выступления и труды государственных лидеров и их правительств; 2) отчеты государственных учреждений и ведомств, заявления официальных лиц о важнейших аспектах межгосударственных отношений.

Первая группа источников, в свою очередь, подразделяется на подгруппы по принципу: внутри регионального и вне регионального происхождения; функционального и уровневого значения; непосредственного или опосредствованного воздействия на политические дела Персидского залива; времени происхождения. Причем последнее весьма важно, в связи с тем, что внутрирегиональная и общая международная обстановка в течение рассматриваемого в диссертации периода весьма существенно изменялась. В рамках же непосредственных межгосударственных и внутригосударственных отношений в Заливе она привносила во многом совершенно иную, чем было прежде, качественную окраску - политическую, этническую, религиозную и социальную.

Среди документов и материалов, относящихся к государствам и организациям, расположенных вне зоны Персидского залива, но игравших либо решающую, либо важную роли в политической судьбе региона, в первую очередь следует отметить таковые из США.

Так, ввиду общеизвестной активной вовлеченности этой державы в дела Персидского залива, политическая и иная тематика Залива довольно часто подвергалась обсуждениям в Конгрессе США (и в Палате представителей, и в Сенате). К данной категории документов можно отнести обсуждения в комитетах и подкомитетах Конгресса. В первую очередь использовались материалы Комитетов по международным отношениям Палаты представителей и Сената, доклады для которых готовятся экспертами и компетентными органами с целью оперативного решения Соединенными Штатами вопросов в отношении отдельных государств и ситуации Персидского залива. Выводы вышеуказанных Комитетов выступают основой для принятия Конгрессом законов и иных государственных постановлений, которые, после утверждения президентом США, выступают в качестве руководства для обязательного исполнения всеми правительственными учреждениями внутри и вне США. Из всего набора законодательных и правительственных документов

США, задействованных в отношении региона Персидского залива наиболее актуальными для нашей темы оказались такие:

• Слушания в подкомитете по Ближнему Востоку и Южной Азии Комитета по иностранным делам Палаты представителей от 9 апреля, 7, 14, 23 мая и 27 июня 1974 г. на тему "Ближний Восток, 1974 год: новые надежды, новые вызовы"; слушания в Комитете по иностранным связям Сената США по ближневосточной политике (под председательством сенатора Ф.Черча) от 20.03.1980 г.; диалог о политике США в Персидском заливе, проведенный 17 сентября 1981 г. между службой исследований Конгресса и правительством США; анализ Комиссии по внешним отношениям Сената США шести публикаций о ядерных возможностях Индии, Ирака, Ливии и Пакистана, проведенный в ноябре 1982 г.; слушания в Комитете по внешним связям Сената США от 14, 16, 23 и 27 января 1987 г. по американской политике в отношении Ирана; доклад в Комитете по внешним связям Сената США в ноябре 1987 г. на тему "Война в Персидском заливе, США занимают позицию"; доклад Комитету по внешним связям Сената США в 1988 г. -"Использование химического оружия в Курдистане. Финальные действия Ирака"; слушания в Комитете по внешним связям Сената США 15 июня 1990 г. - "Политика США в отношении Ирака: права человека, размножение оружия и международный закон"; обсуждение вопросов арабо-израильских отношений, положения в Иордании, Египте, Сирии и Ираке в Комиссии по иностранным делам Палаты представителей Конгресса 4 апреля, 8 мая, 26 июня и 17 июля 1990 г.; слушания в Комитете по внешним связям Сената США 5 и 20 сентября, 17 октября 1990 г. о "Политике США в Персидском заливе"; доклад Подкомитета по контролю над вооружениями, международной безопасности и науке Комитету по иностранным делам Палаты представителей Конгресса США от 1991 г. на тему "Кризис Персидского залива,

операция "Буря в пустыне" и другие действия США": доклад Комитета по международным отношениям Сената США от 1991 г. - "Гражданская война в Ираке"; слушания в Комитете по иностранным отношениям Сената США 4 и 5 декабря 1990 г. "Политика США в Персидском заливе"; доклад Комитета по внешним отношениям Сената США от 1993 г. - "Возможные грядущие столкновения: ислам и политика на Ближнем Востоке"; слушания в Подкомитете по Ближнему Востоку, Восточной и Южной Азии Комитета по внешним отношениям Сената США в октябре 1993 г. - "Текущее развитие ситуации на Ближнем Востоке". Вторыми по значимости из источников внерегионального происхождения являются материалы Совета Безопасности ООН. К ним относятся: 1) документы, в связи с началом ирано-иракской войны (по ходу развития событий в регионе) - 23.09.1980 г. консультации Председателя СБ ООН с представителями постоянных и непостоянных членов Совета; 24.09.1980 г. письма Председателя СБ президентам Исламской Республики Иран и Республики Ирак; 26.09.1980 г. заседание СБ, обсуждавшее заявление МИД Республики Ирак; 28.09.1980 г. принятие Советом Безопасности ООН резолюции №479, призывавшей Ирак и Иран немедленно прекратить какое-либо использование силы и решить взаимный спор мирными средствами, а другие государства - воздержаться от любого акта, который способствовал бы дальнейшей эскалации и расширению конфликта; 5.11.1980 г. заявление СБ ООН о поддержке Генерального секретаря ООН в его усилиях организовать мирные ирано-иракские переговоры; 2) резолюция СБ ООН №598 от 20.07.1987 г., призывающая ИРИ и РИ к прекращению огня, в соответствии со статьями 39 и 40 Устава ООН; 3) 29 резолюций, принятых СБ ООН со 2 августа 1990 г. по 16 ноября 1994 г. и посвященных ситуации, в связи с вооруженным захватом Кувейта Ираком, а также санкциям СБ в отношении Республики Ирак.

Среди следующей группы источников следует отметить такие, как: документы Посольства США в Тегеране (захваченные в ноябре 1979 года сторонниками имама Хомейни и опубликованные в дальнейшем правительством Исламской Республики Иран); документы о создании и деятельности Совета сотрудничества арабских государств Персидского залива (ССАГПЗ); двусторонние межгосударственные соглашения и другие акты между странами региона, а также между этими государствами, с одной стороны, и США и европейскими державами, - с другой; отчеты и заявления правительств и руководителей стран Персидского залива о важнейших аспектах международных отношений внутри региона (многие материалы из названной группы были опубликованы также в периодических и отдельных специальных изданиях). Так, весьма интересной была подборка материалов в сборниках: 1) лондонских "Безопасность в Персидском заливе", "Безопасность Персидского залива" и "Советско-американские связи с Пакистаном, Ираном и Афганистаном"; 2) нью-делийском "Известия министерства иностранных дел" - которые были специально подготовлены внешнеполитическими ведомствами Англии и Индии.

Частичное использование в настоящей работе получили российские и иностранные документы о политической деятельности Советского Союза и Российской Федерации в регионе Персидского залива и Среднего Востока, а также материалы резолюций и решений Лиги арабских государств, касающиеся событий и проблем Залива.

Важными источниками для формирования фактологической и аналитической основы диссертации выступали периодические издания стран Персидского залива, СССР (затем РФ), США, Англии и других государств. В них были опубликованы многочисленные аналитические статьи, которые содержат не только оперативно-фактологическую информацию, но и, зачастую, политические и иные выводы разных лет. Из иностранной периодики особенно интересны в данном отношении: среди западных - "Мидл ист", "Мидл ист экономик

дайджест", "Мидл ист интернейшнл", "Экономист", "Файненшл тайме", "Монде дипломатик"; среди региональных - иранские "Кейхан", "Эттелаат", "Джомхурийе эслами", иракские "Джомхурия", "Баболь", "Алефба", кувейтские "Кувейт тайме", "Араб тайме", а также издания других государств Персидского залива и всей Юго-Западной Азии.

 

Апробация диссертации. Основные положения и выводы диссертации были апробированы на научных конференциях в Институте востоковедения РАН, Российском университете дружбы народов, в других научных учреждениях и вузах. Результаты исследования темы докладывались на международных научных конференциях в Багдаде и Тегеране. Материалы диссертации использовались в лекционных курсах и спецсеминарах в Московском государственном педагогическом университете, РУДН и ИВ РАН, а также в научных командировках за рубежом.

 

СТРУКТУРА И СОДЕРЖАНИЕ ДИССЕРТАЦИИ.

Диссертация состоит из введения, трех глав, заключения и списка использованных источников и литературы.

 

Во введении обосновывается выбор темы, ее актуальность, научная и практическая значимость, ставятся цель и задачи исследования, дается характеристика историографии темы, источников и литературы.

В первой главе "Значение нефтяного фактора для Запада и стран Персидского залива на современном этапе" рассматриваются аспекты значимости нефтепродуктов для современной экономики и действия нефтяного фактора в мировом энергетическом хозяйстве, а также определяется место нефтяных богатств Персидского залива в международных отношениях. Констатируя то, что нефть выступает самым широко используемым в мировой экономике энергетическим продуктом, вместе с тем отмечается, что подавляющая масса стран -

 

основных потребителей нефтепродуктов (и среди них в первую очередь государства Западной Европы, Японии и США) практически либо лишена собственных нефтяных месторождений, либо располагает таковыми, но с чрезвычайно недостаточными мощностями. Несмотря на интенсивное развитие интернациональных сетей транспортировки и передачи энергии в виде горючего газа, угля, сланцев, электричества ТЭС, АЭС и др., нефть осталась практически самой универсальной и гибкой формой международной торговли энергетическими ресурсами. В 80 - 90-е годы импорт всех видов энергии в процентах к внутренним потребностям составил: Европейским экономическим сообществом -46-50, Японией - 92-95, Соединенными Штатами Америки - 12-15. Половина такого вида импорта приходилась на сырую нефть. При этом 75-80% всех объемов закупок нефти на мировых рынках осуществляли компании промышленно развитых стран Европы, а также США и Японии.^

Важной реальностью современной мировой торговли нефтью выступает деятельность ОПЕК, представляющей тринадцать развивающихся стран-производителей нефти. ОПЕК - по существу ведущая отраслевая международная организация так называемого "третьего мира", члены которой в совокупности располагают материальными и финансовыми средствами мирового значения. На ее долю в 80-е - первой половине 90-х годов приходилось 30-35% общих поставок нефти на мировой рынок. Они же сделали эту организацию способной противостоять давлению транснациональных корпораций и государственно-монополистических систем Запада.

Промышленно развитые государства, встретившись с обрушившимся на них "злом в лице ОПЕК", объединили свои усилия и стали планомерно проводить в жизнь комплексы мероприятий по ослаблению отрицательного воздействия нефтяного кризиса и влияния ОПЕК на мировой рынок. За короткие сроки они добились экономии потребления нефтепродуктов в своих народных хозяйствах и наладили службу по обеспечению крупномасштабного нефтехранения в

" - International trade statistics, UN, N.Y., 1992, vol. II, p. 76.

 

национальных границах, а также в нейтральных водах, и даже в определенных пределах стали регулировать спрос на нефть на мировом рынке. Это облегчило их маневренность в области соотношения между спросом и предложением на нефть в международной торговле. Общим же итогом всех названных действий стали либо более удовлетворительные для Запада международные цены на нефть, либо появление препятствий на пути их роста.

Однако правительства западных стран продолжала беспокоить жизнеспособность ОПЕК на фоне неустойчивого и подверженного отрицательному влиянию различных факторов мирового нефтяного рынка. Поэтому в последней четверти XX столетия наблюдается усиление заинтересованности Запада как в сохранении своего контроля над функционированием всего мирового нефтяного рынка, и прежде всего в ценах на нефть, так и в активизации своей деятельности непосредственно в районах основных нефтяных месторождений земного шара (то есть, в сфере, обеспечивающей основу могущества стран-членов ОПЕК).

Персидский залив занимает особое место в мировой торговле нефтью. Здесь сосредоточены богатейшие нефтяные месторождения мира и находятся ее крупные производители и экспортеры. Разведанные и подтвержденные запасы нефти в регионе в 80 - 90-е годы были оценены на уровне 56-60% общих мировых запасов, а производство -18-20% к итогу. Среди крупнейших производителей и экспортеров нефти - членов ОПЕК в рассматриваемые годы выступали Саудовская Аравия (26%), Иран (10-12%), Ирак (7-9%)/ Кувейт и ОАЭ (по 6-7%), Катар (2%) и т.д. То есть на зону Персидского залива приходилось до половины всего нефтяного вывоза ОПЕК на международные рынки. Наряду с этим, важными специфическими чертами указанного региона выступали: крупные поступления нефтедолларов, которые существенно повысили платежеспособность местных стран и увеличили их запросы на импорт технологии и потребительских товаров в соответствии с государственными планами ускоренного экономического и социального

" - До введения санкций Совета Безопасности ООН против Республики Ирак в 1991

 

году. 22

 

развития: исламский характер и неразвитость многих элементов местных общественных структур; способность государств региона регулировать экспорт нефти на мировые рынки с целью увеличения своих валютных поступлений.

Из ведущих промышленно развитых стран в наибольшей зависимости от нефти Персидского залива находились Япония и ряд государств Западной Европы. Так, вывоз нефти из Залива Японией к итогу всего ее нефтяного импорта составлял 60%, Италией - 34%, Францией - 24%, ФРГ - 14% и т.д." Хотя США испытывали сравнительно меньшую потребность в нефти Персидского залива, они, как ведущая держава Запада, осознавали значимость этого региона для стабильности существующей системы взаимоотношений в мировой торговле, а также с политической точки зрения. Когда же в Заливе стали развиваться события, угрожавшие нефтяным и стратегическим интересам Запада, регион сразу же превратился в мощный очаг многостороннего противоборства местных государств при активном соучастии США и их западных союзников.

Во второй главе "Политика Запада в зоне Персидского залива" анализ был сосредоточен прежде всего на политике США, а также на основных действиях других западных держав и Японии здесь. Такой вариант нами рассматривается как оптимальный, так как в деятельности американской администрации были сфокусированы основные принципы политической стратегии Запада в Персидском заливе последней четверти XX столетия. Другие же западные державы и Япония, учитывая уровень своих военных, экономических, а следовательно и политических возможностей, предпочитали ограничиваться активностью лишь во внешнеторговой области. Вместе с тем они не препятствовали США широко оперировать в военно-стратегической и других сферах деятельности в Заливе. Но в наиболее ответственные для отстаивания западных интересов моменты они активно присоединялись к американским акциям здесь. Оценивая политику США в отношении всего так называемого

' - Financial times, 10.11. 1995.

 

^третьего мира", можно сказать, что она по-прежнему направлена на навязывание освободившимся странам неоколониалистского варианта сотрудничества. Благодаря ему обеспечивается господство военно-стратегических позиций Пентагона и интересов американских деловых кругов в международной торговле. Поэтому "вмешательство во внутренние дела других государств и активная полицейская борьба против национально-освободительного движения были возведены администрацией США в ранг государственной политики"^

Главная политическая задача Запада, и США в частности, в зоне Персидского залива, исходя из конкретно сложившейся здесь с конца 70-х годов политической ситуации, заключалась в сохранении и упрочении приобретенных в прошлом политических, экономических и социальных позиций в системе влияния на внешнюю политику местных государств. В первую очередь Запад старался не допустить: 1 ) проникновения и развертывания прокоммунистической идеологии и влияния бывшего СССР; 2) усиления инициативы и влияния уже сформировавшихся к тому времени социально-радикальных режимов (Ирана, Ирака, ДРА); 3) потери своих господствующих позиций в сфере приобретения нефти Залива; 4) возникновения новых общенациональных социальных потрясений, которые, как правило, приводят охваченные ими общества к конфронтации с интересами США и их союзников в этом регионе. На этом основании внимание Запада к Персидскому заливу, а следовательно и его активность здесь, стали значительно масштабнее. Американское правительство дало более развернутое обоснование своей позиции по Заливу: "Ближний Восток и Персидский залив являются в совокупности жизненно важным регионом для США по своим энергоресурсам, стратегическому положению, по своему непредсказуемому враждебному влиянию, а также ввиду продолжительных и тесных связей Соединенных Штатов со многими местными нациями. То, что может случиться в Юго-Западной Азии, серьезно скажется экономически на индустриальном мире... Контроль СССР над нефтяным потоком из Залива на Запад,

^ - Вахрушев В.В. Национально-освободительное движение против неоколониализма, М., 1986, с. 85-86

 

манипуляция им могут иметь серьезные последствия для системы западного сообщества. Мы должны помочь нашим союзникам в Персидском заливе защитить себя политически и экономически против внешней агрессии. Мы также должны поддержать свободу мореплавания, прохода через проливы".^

Еще до революций в Иране и Афганистане Вашингтон приступил к плану постепенного установления своего непосредственного и многостороннего присутствия в зоне Персидского залива. Однако США еще избегали применять такие грубые формы вмешательства, как военная интервенция или крупные военные демонстрации.

События в Афганистане и Иране поломали прежнюю концепцию "сравнительно медленного вползания" США в Залив. Во-первых, в лице Исламской Республики Иран и Демократической Республики Афганистан они встретили враждебные им по идеологическим концепциям и политическим устремлениям на БСВ государственные режимы. Во-вторых, администрация Картера опасалась развития прокоммунистической тенденции не только со стороны Кабула, но и в ходе исламской иранской революции, пути движения которой в то время были непредсказуемы. Ввод в декабре 1979 года советских войск в Афганистан вызвал резкое послание президента Д. Картера советскому правительству. Одновременно все соответствующие государственные органы и армия США начали разворачивать деятельность на всемерное усиление американского непосредственного и опосредствованного присутствия в Персидском заливе. При президенте Р. Рейгане "теория усиления советской опасности" получила еще большую поддержку. Вашингтоном было заявлено , что "нынешнее развитие Ирана становится одним из двух (наряду с опасностью очередной арабо-израильской войны) спусковых механизмов на Ближнем и Среднем Востоке для ядерной конфронтации между Советским Союзом и Соединенными Штатами Америки".^

" - The Persian Gulf, are we committed? At what cost? A dialogue with the Reagan administration on US policy. Prepares for the use of the joint economy Committee, Congress of the US. Washington: Government printing office, 1981, p.lO.

' - US policy toward Iran: Hearings before the Committee on foreign relations, US Senate, 100^ Congress,1" session, 14, 16, 23 and 27 January 1987. Washington: Government printing office, 1987, p.3.

25

 

Политическая стратегия Запада в Персидском заливе в рассматриваемый период не была однообразной и по своим основным внутренним ориентирам. Она менялась в зависимости от развития конкретных событий в регионе. Так, по первому варианту ( 1979- конец 80-х годов) были определены три полюса политического противостояния здесь: Демократическая Республика Афганистан; Исламская Республика Иран; Республика Ирак и призаливные государства Аравийского полуострова. Запад делал все, чтобы воспрепятствовать любым попыткам появления сил взаимодействия между полюсами и поддерживать атмосферу непримиримости противоречий между ними. Для этого он активно спекулировал на чрезвычайной значимости для мирового рынка бесперебойности нефтяных поставок из Залива и на реальной близости советской угрозы странам региона. Запад навязывал свое право открыто проявлять теплые чувства к так называемым "дружественным" режимам и оказывать им соответствующее технологическое, политическое и военное содействие, а прохладное и более жесткое отношение - к "враждебным". Последняя категория стран также воспринималась Западом неоднозначно. Так, по его мнению, Иран стал после революции 1979 года его врагом, но он придерживался исламской идеологии. Следовательно сохранялась надежда, оперативно применяя политику "регулируемого давления", попытаться найти приемлемый для сторон диалог. Афганистан же был марксистским режимом, который необходимо было свергнуть, либо вынудить его принять западные условия по принципиальному изменению характера государственной власти и политического курса.

На рубеже 80-90-х годов - после падения промосковского режима в Афганистане и окончания ирано-иракской войны - в первый вариант западной стратегии в Заливе стали вводиться соответствующие коррективы. После же военного захвата Ираком Кувейта и образования враждебного противостояния между Ираком и аравийскими странами четко обозначился ее второй вариант, который действует по настоящее

время. В соответствии с ним, в отношении Кабула была снята враждебность и Афганистан был исключен из списка носителей особо негативных проблем для внешней политики США в данном регионе. Иран же, в силу своего исламского радикализма, особенно в отношении к США и Израилю, а также больших возможностей воздействия на политическую ситуацию в Заливе, продолжал рассматриваться Вашингтоном в качестве опасного для его интересов государства. Вторым врагом США здесь стал Ирак, на который обрушились и военная акция возмездия "Буря в пустыне", и тотальная экономическая, транспортная и политическая блокада со стороны мирового сообщества. Таким образом в 90-е годы основными полюсами политических противоречий (и следовательно ориентирами для Запада) в зоне Залива стали: Иран; Ирак; монархические режимы Аравийского полуострова.

Каковы были главные направления внешней политики Запада в регионе Персидского залива и Среднего Востока с конца 70-х годов? По существу они привязывались к позиции в отношении к тем или иным государственным режимам или группе из них.

В течение первого десятилетия рассматриваемого периода наиболее проблематичной и опасной для политической судьбы Залива, с точки зрения Запада, представлялась Демократическая Республика Афганистан.

Оперативно реагируя на так называемую "Саурскую (апрельскую) революцию 1978 года" в Кабуле, атлантическая группа НАТО в июне того же года в Аннаполисе (США) провела симпозиум под кодовым названием "Морское звено". В заключение совещания было заявлено, что "Америка и Запад не могут позволить себе такой роскоши, как заниматься только Европой. Афганистан был объявлен еще одной зоной жизненно важных интересов стран НАТО, и в первую очередь США".^ Западные правительства по существу заняли единую негативную позицию в отношении нового политического режима в Афганистане и стали предпринимать соответствующие политические, экономические

* - Иванов Н.Ф. Операция "Шторм"... . М., 1984, с. 218-219.

27

 

и другие меры в его адрес. Наиболее активно и масштабно на данном направлении действовали США. Администрацией президента Картера был срочно разработан "спецкурс" для борьбы с промарксистским режимом Кабула, который в ракурсе Персидского залива осуществлялся по четырем направлениям: 1) в регионе через все каналы межгосударственных отношений, средств массовой пропаганды нагнеталась идея существования опасности со стороны просоветского Афганистана, который представлялся проводником и местным плацдармом проникновения в регион коммунизма и Советского Союза, враждебных исламу и странам Залива; 2) среди местных государств мобилизовались силы и средства на борьбу с Демократической Республикой Афганистан, поощрялась гонка вооружений на случай "перетекания коммунистической заразы" непосредственно в зону Персидского залива; 3) навязывалось присутствие в Заливе военных контингентов США и их партнеров по НАТО в качестве гарантов безопасности местных "умеренных" правительств.

Разыгрывать "афганскую карту" Соединенным Штатам Америки пришлось в сложном партнерстве с двумя довольно разными и во многом политически враждебными между собой категориями режимов - это прозападные государства Аравийского полуострова, с одной стороны (Республика Ирак, в условиях войны с Ираном, проявлял пассивность на этом направлении своей внешней политики), и антизападная Исламская Республика Иран - с другой. Естественно, наибольшие взаимопонимание и результативность для борьбы против промарксистского Кабула были достигнуты с Саудовской Аравией, Кувейтом и другими местными монархиями, взгляды с которыми в отношении ДРА по существу были идентичными. Однако для расширения "антиафганского фронта" имелось довольно емкое "поле" и в Иране - это религиозно-исламский характер власти ИРИ, ее стремление к созданию единого сообщества исламских государств, а следовательно и идейная солидарность с афганской оппозицией, особенно с ее шиитской частью. В итоге Соединенным Штатам была

наруку даже ограниченная по масштабам военная и политическая поддержка Тегераном "необъявленной войны" против ДРА. Кроме того, американские спецслужбы нередко осуществляли провоз оружия и материалов в ДРА и организовывали вооруженные операции на ее территории через свои каналы на достаточно протяженной ирано-афганской границе.

После падения власти Народно-демократической партии (НДПА, с 1987 года - Партии Отечества (ПОА)) в Кабуле западное и американское участие стало осуществляться избирательно и сдержанно на таком уровне, чтобы процесс государственно-политического становления в Афганистане не выходил за пределы западных интересов в данном регионе.

В отношении второй крупной неприятной проблемы Запада -Исламской Республики Иран. На первых порах после февральской революции 1979 года в Вашингтоне не могли "вычислить точно" силу антизападного радикально-исламского потенциала нового иранского государственного режима. В связи с этим, США и их союзники пока заняли позицию осторожного диалога с ИРИ, чтобы, исходя из складывавшегося характера ее власти, строить и видоизменять свою политику в отношении нее. Однако последовавшее вскоре усиление антиамериканизма, пленение 53 американских заложников в посольстве США в Тегеране, аннулирование Ираном всех соглашений и контрактов - политических, военных, нефтяных и других - с правительством США и американскими компаниями, запрещение иранских поставок нефти Израилю и ЮАР, а также национализация крупной иранской предпринимательской собственности, тесно сотрудничавшей с иностранным капиталом, и прежде всего с американским, вызвали пересмотр этой позиции Вашингтоном еще при нахождении у власти администрации Дж. Картера в сторону усиления политической конфронтации между этими государствами. В данном плане были заморожены и арестованы иранские активы в американских банках (в том числе и в их филиалах за рубежом) на 8 млрд. долл., а против

Исламской Республики Иран был введен режим экономического юйкота. Чтобы обосновать антииранские репрессивные акции 1дминистрация США стала выступать с резкими обвинениями против Гегерана в ООН. Они сводились к нарушениям прав человека, тоощрению терроризма, стремлению ИРИ получить доступ к производству ядерного и иного оружия массового уничтожения. В том же направлении использовались скандальные процессы Международного суда в Гааге о "разбойничьих" действиях Тегерана в сфере международного экономического сотрудничества.

Другие государства западного сообщества, в целом поддерживая действия США в отношении Исламской Республики Иран, не пошли на свертывание, за некоторым исключением, своих экономических связей с нею.

Когда вспыхнула ирано-иракская война Вашингтон не только запретил американским фирмам поставлять оружие Ирану, но и настойчиво требовал соответствующих мер от правительств союзных стран. Однако на протяжении этой долговременной (в течение 8 лет) войны США, проводившие линию на ее затягивание, в разные временные отрезки оказывали разовые поддержку и материальную помощь (в том числе и соответствующими партиями необходимого воюющим сторонам оружия) то Багдаду, то Тегерану. Также небеспристрастно в войне вела себя Франция, которая, попав в тиски собственных экономических затруднений, превратилась в крупнейшего поставщика оружия Республике Ирак.

В итоге Запад добился желаемых результатов от ирано-иракской войны - экономический и военный потенциалы Ирана и Ирака были сильно надорваны, они понесли крупные людские потери, что значительно ослабило их возможности для влияния на БСВ.

Однако и после окончания войны Запад не прекратил действие санкций против ИРИ, а частично и в отношении Республики Ирак. Все это осуществлялось на фоне обширной поддержки призаливных аравийских стран. То есть продолжалась политика на всемерное

сдерживание развития недружественных Западу в регионе государств.

Резким контрастом политическому курсу Запада и США в отношении ДРА, ИРИ и РИ выступали тесные связи и сотрудничество первых с аравийскими странами Персидского залива.

Когда в результате выше упоминавшихся социально-политических перемен в Афганистане и Иране резко обострилась политическая обстановка в Заливе, правительства западных держав форсированно приступили к созданию эффективного контрфронта сопротивления и подавления этих опасных явлений путем привлечения сил собственно региона. Наряду с организацией "необъявленной войны" против Кабула и подталкивания Ирака и Ирана к войне друг с другом, на "повестку дня" была поставлена сопутствующая указанным конфликтам задача. Она заключалась в поощрении и, по возможности, разжигании противоречий между Ираном и аравийскими призаливными странами вплоть до вооруженных инцидентов и диверсионно-террористических акций. Основой для сотрудничества в этом направлении служило совпадение негативного отношения Запада и местных монархий к политическим режимам в Иране и Афганистане.

Запад проводил свою линию на Аравийском полуострове через разные сферы: политическую, дипломатическую, внешнеторговую, идеологическую, военную и т.д. Среди наиболее существенных мер по укреплению обороноспособности аравийских стран, на фоне мощных в военном отношении соседей - Ирана и Ирака, являлось создание нового регионального военно-политического союза. Эта идея давно уже рассматривалась в зоне Персидского залива. Однако искался оптимальный вариант для ее реализации. США и другие западные державы подталкивали к формированию такого межгосударственного альянса, где главенствующая роль принадлежала бы их союзникам -Саудовской Аравии и Кувейту, через которые они рассчитывали еще более внедряться в дела Залива. Когда же произошли угрожающие монархическим режимам события в Иране и Афганистане, сработал именно тот вариант, который был удобен и монархиям, и Западу, - было

провозглашено образование Совета сотрудничества государств Персидского залива (ССАГПЗ) в составе Саудовской Аравии, Кувейта, Объединенных арабских Эмиратов, Катара, Бахрейна и Омана. Хотя функций совместного сотрудничества было обозначено множество (включая экономическую, культурно-просветительскую, инвестиционную и т.д.), главным назначением этого союза стало военно-политическое. Для США и Запада в целом ССАГПЗ явился широким каналом для усиления потоков ввоза вооружений, своей технологии и специалистов, а также для осуществления совместных военных маневров и постоянного патрулирования их "дежурных" сил в регионе, располагавших в пределах стран-участниц союза военными базами, портами и квартированием.

Кроме того, администрация президента Рейгана, столкнувшись с непримиримым антизападным режимом Хомейни в Иране, стала активно поощрять руководителей Саудовской Аравии, Кувейта и других членов ССАГПЗ на переориентацию оборонной стратегии их стран с Израиля на Исламскую Республику Иран и Демократическую Республику Афганистан. Причем Белый дом и Конгресс США, с одной стороны, препятствовали американскому содействию аравийским военным усилиям на северо-западе полуострова, а с другой, - всемерно способствовали развитию вооруженных сил и соответствующей активности аравийских стран в зоне Персидского залива. Результатом такой политики явилась передислокация с начала 80-х годов основного военного потенциала С. Аравии в восточные призаливные районы. Там же развернулось интенсивное строительство ракетных баз, аэродромов, сооружение и расширение портов, развертывание сухопутных войск, авиации и военно-морских сил.

Таким образом, создание фронта участников "необъявленной войны" против марксистского Кабула, провоцирование и использование ирано-иракской войны, организация ССАГПЗ и значительная переориентация вооруженных сил, а также пропаганды обвинительного содержания аравийских режимов на северо-восток(против ИРИ) и

восток (против ДРА) образовали новый крупный очаг конфронтации вооружений и воинских соединений в масштабах региона Персидского залива и Среднего Востока. Он стал держать политическую ситуацию здесь в постоянной напряженности, готовой в любой момент вспыхнуть конфликтами и войнами.

Другой весьма актуальной сферой политической борьбы Запада в Заливе явилась деятельность по созданию противоборствующих сил в Организации стран-экспортеров нефти (ОПЕК) и ослаблению ее единства.

Как известно, стратегическая цель Запада в международных экономических отношениях "Север - Юг" заключается в удержании мировых цен на сырьевые товары на максимально низком уровне, а на готовые промышленные товары и технологию - на максимально высоком - в этом заключается главный механизм неэквивалентности товарооборота между указанными полюсами и хозяйственного ограбления развивающихся стран. Резкий же взлет мировых цен на нефть с начала 70-х годов произошел из зоны Персидского залива. Поэтому радикализация политической обстановки в данном регионе с конца указанного десятилетия еще более обострила нефтяную проблему в мировом масштабе, 80-е - 90-е годы являются периодом ожесточенной борьбы и Запада, и местных стран за условия вывоза нефти из Залива и абсорбции нефтедолларов. В результате многостороннейцеленаправленнойдеятельностивтечение 1981 -1986 годов Западу удалось снизить международные цены на нефть с 34 до 10-12 долларов за баррель."

Ведущее место в этой борьбе заняло поощрение Западом политических противоречий между членами ОПЕК. Особое внимание в данном аспекте придавалось ирано-саудовской конфронтации по квотам экспорта и ценам на нефть. Дело в том, что от уровня доходов от нефти зависел исход ирано-иракской войны, а следовательно и влияние той или иной местной мини державы на политическую ситуацию в регионе. Поэтому, несмотря на отчаянную борьбу ИРИ, а

"- Financial times, 29.07. & 13.11. 1986.

 

также Ливии и Алжира за максимально высокие цены на экспортную нефть. Запад и Саудовская Аравия путем увеличения вдвое экспортной квоты последней и поощрения к таким действиям других своих союзников в Заливе свели нефтяные цены до весьма низкого уровня. Тем самым они резко ухудшили возможности Ирана в ведении войны и, наконец, заставили его и Ирак пойти на прекращение военных действий. Саудовская Аравия, другие аравийские призаливные страны, а вместе с ними и Запад, получили наибольшие выгоды от итогов указанной войны - они по существу стали главенствующими в политической жизни региона.

Тесное сотрудничество между Западом и аравийскими государствами в разных сферах продолжилось и в 90-е годы: в войне против Республики Ирак; в удержании на сравнительно невысоком уровне цен на вывозимую из Залива нефть; в проведении совместной экономической и военной блокады как Ирана, так и Ирака; в развитии опережающего по масштабам взаимного военного сотрудничества.

 

Политическое влияние и участие Советского Союза в зоне Персидского залива с момента ввода (декабрь 1979 г.) советских войск в Афганистан резко пошло на убыль, ввиду обострения климата доверия к нему со стороны местных правительств. По сути образовался вакуум, который практически полностью заполнило влияние Запада, и в первую очередь США. Некоторое восстановление утерянных позиций началось в 90-е годы уже Российской Федерацией, и главным образом с Исламской Республикой Иран через поставки вооружений и некоторых видов технологий. Развитие межгосударственных отношений России с призаливными аравийскими странами не выходят за рамки обычных доброжелательных двусторонних межгосударственных контактов и не ослабляют привязанности этой категории государств региона к тесному сотрудничеству с Западом. Что касается Республики Ирак, то Российская Федерация, присоединившись к резолюциям Совета безопасности ООН, пока не решается самостоятельно прорвать Международную экономическую блокаду этого государства.

 

В третьей главе "Политика государств Персидского залива в рамках региона" анализируются внешнеполитические курсы правящих кругов основных стран региона. Главными политическими противниками среди государств здесь выступали: в 80-е годы - Иран, с одной стороны, и Ирак, Саудовская Аравия, Кувейт - с другой; в первой половине 90-х годов - Иран, с одной стороны, С. Аравия, Кувейт - со второй, Ирак- - с третьей. Это не исключало определенной роли в политических делах Залива и других стран региона, а также существование ряда других немаловажных отличий, например, во внешнеполитических воззрениях местных стран - между Оманом, ОАЭ, с одной стороны, и Саудовской Аравией, Кувейтом - с другой, территориальных (из-за островов Большой и Малый Томб и Абу-Муса) - между Ираном и ОАЭ и т.д.

С точки зрения внешнеполитической ориентации, государства Персидского залива, при всех их этнических и географических особенностях и суверенности, как субъектов международного сообщества, можно в целом, с рядом оговорок, подразделить на лояльные и нелояльные к Западу (и прежде всего в отношении США). Естественно, среди них были разные степени склонности, активности и сотрудничества с внерегиональными силами. Однако при всем этом через их внешнюю политику и конкретные действия довольно явно прослеживалась социальная суть местных режимов.

Основными видимыми проявлениями внутрирегионального напряжения 80-х годов выступали ирано-иракская война, идеологическое и политическое противостояние между режимами ИРИ и С. Аравии, опасения Кувейта быть вовлеченным в указанную войну с соответствующими неблагоприятными для его судьбы последствиями, и наконец, ввод в Персидский залив военных кораблей стран-членов НАТО под предлогом обеспечения безопасности вывоза нефти из Залива. В 90-е годы острие наибольшей конфликтности в регионе переместилось в сферу захвата Ираком Кувейта и международных санкций против Багдада. Таким образом к

политическому противостоянию между Ираном, с одной стороны, и С. Аравией и Кувейтом - с другой, добавился новый фронт противостояния - между Ираком и аравийскими странами Залива.

Каковы были внешняя политика каждой страны и роль нефтяного фактора?

 

Республика Ирак.

В 80-е годы, связи с образованием Исламской Республикой Иран и вспыхнувшей войной с этой страной, в региональной политике Багдада произошли большие изменения. Они характеризовались следующим образом:

1) сближение и расширение экономического и политического сотрудничества с С. Аравией и Кувейтом, относившихся лояльно к Ираку, в связи с опасениями возможной агрессии со стороны Ирана. В зоне же Персидского залива в целом задача иракской дипломатии заключалась в обеспечении поддержки богатыми арабскими государствами Ирака в его войне с ИРИ;

2) смягчение антизападных выступлений режима и всемерное стимулирование хозяйственных и военных связей со странами Запада. Политические противоречия с Соединенными Штатами Америки, а также антиимпериализм во многом были сняты с повестки дня внешней политики Багдада (то есть они фигурировали скорее в пропагандистском аспекте, чем в конкретных действиях ). Между Республикой Ирак и США были восстановлены дипломатические отношения и нормальные кредитно-хозяйственные связи. Баасистский режим С. Хусейна перестал быть значительной политической помехой американской политике на БСВ, и прежде всего в зоне Персидского залива;

3) проявление заинтересованности Багдада в интернационализации ирано-иракской войны, не

останавливаясь даже перед опасностью усиления военного присутствия внерегиональных государств в Персидском заливе.

Такой политический курс принес Ираку крупные дивиденды, весьма необходимые ему в тяжелых условиях войны с Ираном. Его наиболее важным результатом явилось то, что финансовая и материальная помощь С. Аравии и Кувейта Ираку за 1981-1987 годы составила беспрецедентную цифру - 45 млрд. долл. Кроме того, в счет Ирака (ввиду сокращения в результате войны его нефтяного экспорта до 700 тыс. барр./день) Кувейт стал продавать нефть иностранным потребителям и перечислять эти суммы Багдаду; к концу войны заработал новый нефтепровод из Ирака через территорию С. Аравии в красноморский порт Янбо.

Со стороны Запада были сняты какие-либо препятствия для развития нормальных взаимоотношений с Республикой Ирак. Франция и другие западные державы поставляли Багдаду новейшие виды вооружений: Франция - самолеты "Супер Этандар" и ракеты "Экзоссе", США -вертолеты "Бэлл" и т.д. Вашингтон предоставил Багдаду сельскохозяйственный и продовольственный кредит на 3,2 млрд. долларов и оказал другую помощь.

Затрагивая другие стороны внутрирегиональной политики Ирака в годы войны с Ираном, следует отметить методичные бомбардировки иранских городов и важных хозяйственных объектов, а также развязывание танкерной войны в Персидском заливе, с целью провоцирования интернационализации войны.

В 90-е годы правящий режим Ирака, который завершил войну с Ираном с большим грузом внешней задолженности, внутренних социальных проблем и с наличием весьма обременительной армии, не нашел другого варианта для разрешения своих трудностей, как броситься в очередную военную авантюру - вооруженную оккупацию соседнего Кувейта в начале августа 1990 года. Данный акт вызвал ответную международную военную операцию "Буря в пустыне", в

результате которой была восстановлена государственная целостность и суверенитет Кувейта, а на собственно иракской территории многие жизненно важные промышленные, военные и коммуникационные объекты подверглись разрушительным бомбардировкам. По международным оценкам, в ходе войны за Кувейт погибло более 200 тысяч иракцев - военных и мирных жителей, а общий ущерб, нанесенный Ираку, был оценен в 200 млрд. долл.'"

Весьма тяжелым последствием для Республики Ирак являются международные санкции, в соответствии с резолюциями №686, 687 и другим Совета Безопасности ООН, введшими полную экономическую, транспортную, воздушную и военную блокаду Ирака. Они не отменены и сейчас, хотя Багдаду с 1996 года было разрешено частично вывозить нефть на сумму не более 2 млрд. долл. (затем она была несколько увеличена) для оплаты ввоза медикаментов и продовольствия, а также для постепенного погашения задолженности Кувейту за нанесенный ущерб.

Таким образом, в результате войны за Кувейт Республика Ирак попала по сути в глухую международную изоляцию и перестала выступать фактором , влияющим на политическую ситуацию в Персидском заливе и на БСВ. Исламская Республика Иран.

Специфической чертой иранской революции 1979 года было ее националистическо-религиозное содержание. Провозглашение исламской республики с ведущей фундаменталистской идеологией и отрицательное отношение к неоколониалистской деятельности Запада в Иране и других развивающихся странах обусловили осложненный характер становления этого режима.

Основным принципом внешней политики ИРИ в регионе Персидского залива и Среднего Востока выступала борьба за формирование в нем нового политического климата. Такой курс предполагал: а) наступательность иранской исламско-фундаменталистской идеологии (приоритет религиозно-политической

'° - Последствия войны в Персидском заливе (сборник статей). М. 1992, с. 52-53.

 

власти в общественной жизни); б) борьбу за создание исламского фронта противостояния влиянию внешних сил, особенно США, под лозунгом "Ни Восток, ни Запад"; в) критику местных монархических режимов и правительств, поддерживавших неоколониалистские отношения с западными державами. Негативное отношение к присутствию иностранных держав в Персидском заливе, к промосковскому режиму в Демократической Республике Афганистан. Как показало дальнейшее развитие политических событий в Персидском заливе, проведение в жизнь вышеуказанного принципа вызвало усиление внутрирегиональных противоречий, повышенное напряжение общественных и государственных сил не только у Ирана,

но и у соседних стран.

Причем во взаимной борьбе соперничавших государств весьма важную роль, с точки зрения масштабности и эффективности воздействия, играл нефтяной фактор (а именно в сфере условий приобретения и использования нефтедолларовых доходов). Так, в ОПЕК Исламская Республика Иран преследовала следующие цели: а) добиваться наивысших международных цен на нефть, чтобы обеспечить гарантированные высокие валютные поступления, необходимые для ведения войны с Ираком и во имя спасения национальной экономики от краха; б) использовать эту организацию в качестве идеологической трибуны исламской власти Ирана: превратить ОПЕК в арену критики США, Запада в целом и проамериканских режимов на БСВ.

Однако на этом поприще ИРИ, а также поддерживавшие инициативы Тегерана Ливия и Алжир, встретили мощную обструкцию со стороны С. Аравии, Кувейта и других членов организации. Последние по сути солидаризировались с политикой Запада в сфере установления международных цен на нефть и квот на экспорт нефти каждой страной. В результате такой сложной борьбы на мировом нефтяном рынке с 1982 года международные цены на нефть приобрели тенденцию к стремительному падению. Это привело к сокращению доходов от

кспорта нефти практически всех членов ОПЕК, но особенно сильно 'дарило по Ирану (в 1982 г. - 20,5. 1984-1989 гг. - 9,0-13,4 млрд. долл. !жегодно)." Данное обстоятельство значительно ухудшило юзможности властей ИРИ противостоять своим многочисленным $рагам и недоброжелателям из среды соседних стран и шерегиональных держав, особенно США. Таким образом в 80-е годы юфтяной фактор выступал в качестве актуальнейшего политического )ружия в руках соответствующих государств по подавлению или существенному ослаблению своих противников в регионе Персидского "алива.

Вторым видом политического давления оппонентов на Тегеран в "оды ирано-иракской войны выступило развязывание Багдадом ганкерной войны в Заливе. Дело в том, что доходы от экспорта нефти выступали практически основным средством финансирования национального бюджета ИРИ, и в первую очередь его военной части. Падение мировых цен на нефть резко ухудшило финансовое положение Ирана, танкерная же война угрожала ему финансовым крахом. Все это происходило тогда, когда Ираку в крупных масштабах помогали богатые арабские соседи. В таких условиях ответные акции Ирана не могли остановиться только на иракских судах, он был вынужден наносить удары и по кораблям союзников Багдада, а также по судам, которые могли везти товары и оружие, предназначенные Ираку, хотя и имевшие адресатами порты других стран. В итоге началась охота за всеми судами, следовавшими через Ормуздский пролив, началась по сути международная танкерная война в Заливе. Нанося удары по нефтяному потоку из арабских стран Залива, Иран угрожал вызвать новый мировой нефтяной кризис с соответствующими негативными последствиями для Запада. По данным лондонской страховой компании "Ллойд", нападениям с двух сторон подверглись свыше 500 судов, из которых более 160 получили повреждения. Причем на заключительном

" - International trade statistics. UN, N.Y., vol. 2, p.76; The Middle East and North Africa. 1988, p.405.

 

этапе войны в 1987-1988 годы такой вид нанесения ударов усилился.^

Танкерная война, наряду с иссякшими ресурсами у воюющих сторон для ведения стратегически результативных наступательных операций, привела и Тегеран, и Багдад, а также другие заинтересованные в делах Залива государства к выводу о необходимости скорейшего прекращения огня и заключения мира. В августе 1988 года под патронажем ООН стороны подписали соглашение о прекращении военных действий.

В послевоенные годы руководство ИРИ занялось следующими проблемами: 1) восстановлением нормальной работы народнохозяйственных отраслей (и в первую очередь в нефтяной промышленности, объекты которой подверглись атакам иракской авиации) для превращения Ирана в экономически могущественное государство на БСВ; 2) перевооружением и развитием национальных вооруженных сил; 3) развертыванием активной внешнеполитической деятельности с целью возвращения Ирану влиятельности в международных отношениях как в регионе, так и в масштабах мирового сообщества.

Однако поддержка Тегераном радикальных исламских сил на БСВ и сопротивление вмешательству США во внутренние дела региона Персидского залива сохраняло и в 90-е годы враждебность в его адрес со стороны США и их местных союзников. Проводить открыто и полномасштабно, как это имело место в первые годы существования ИРИ, а затем в период ирано-иракской войны, антииранский курс теперь стало намного сложнее.

Иранское правительство, маневрируя, шаг за шагом выравнивало свои международные отношения в доступных пределах с державами Запада и с арабскими государствами. В частности, во время разрешения "кувейтского кризиса" Тегеран занял нейтралистскую позицию, которая обеспечила ИРИ возможности избежать вовлеченности в указанный ирако-кувейтский конфликт. Вместе с тем, и во время войны за Кувейт, и в годы санкций от имени СБ ООН против Багдада, Иран, учитывая опасность, которую представляет для окружающих стран расчленение

" - Financial Times, 17.02. and 05.07.1988; Правда, 19.07.1988.

 

Ирака, выступил против вмешательства иностранных держав в его внутренние дела. Такие действия, сопровождавшиеся антиамериканской критикой, подтверждали антиимпериалистическую направленность иранской внешней политики, и способствовали некоторой реабилитации авторитета ИРИ, как принципиального и уравновешенного исламского режима на БСВ.

Что касается собственно ирано-американских отношений, то эти две стороны не успокоились в своих претензиях друг к другу, и начали новый круг взаимной конфликтности: Иран передал несколько нот протеста в ООН и в Вашингтон, обвиняя США в том, что "они постоянно предпринимают попытки создать напряженность в регионе и таким образом оправдать свое военное присутствие в зоне Персидского залива".^ Более того, иранское военное ведомство выступило с предупреждением в адрес США о том, что незаконные перемещения американских вооруженных сил в Персидском заливе недопустимы и должны быть прекращены.

В свою очередь, администрация президента Б.Клинтона, несмотря на отказ многих западных правительств поддержать американские амбиции против Тегерана, обвинив ИРИ в поддержке международного терроризма и в разработке ядерного оружия, объявила о введении в одностороннем порядке против нее нового тотального торгово-экономического эмбарго. Однако на этот раз у Тегерана оказалось больше возможностей компенсировать американские санкции. Он расширил торговые контакты с другими западными партнерами, с Российской Федерацией и иными странами-членами СНГ, а также с государствами других регионов. Благо в 90-е годы Иран не встречал препятствий для передвижения своих судов в Персидском заливе, имел более или менее устойчивые поступления от экспорта своей нефти и других товаров, а также относительно спокойные (правда в разной степени) отношения со всеми своими соседями по Заливу. Аравийские государства Персидского залива. Истоки и параметры главных внешнеполитических задач данной

'Третий взгляд", издание посольства ИРИ в Москве, №133, 1.12.1994, с.4.

группы стран в 80-е - 1-ой половине 90-х годов исходили из традиционного характера власти, специфики социальной структуры местных обществ (господство племенной патриархальной среды, в тесной связи с которой формировались современные слои населения и социальные взаимоотношения), из колоссального влияния нефтяного фактора - его места в политической и экономической жизни региона и в международном сообществе. Власть в призаливных аравийских государствах принадлежала наследственным феодальным династиям, аристократическим кланам. Это определило меньшую гибкость двустороннего социального контакта между господствующими и народными слоями, недостаточную диверсификацию системы современных политических институтов и политической активности населения. Однако правящим кругам удалось нейтрализовать негативное (для монархической власти) влияние современных форм и веяний извне посредством чрезвычайно высоких доходов от нефти. Последние позволяли осуществлять крупное финансирование на социальные нужды и обеспечивать высокий уровень жизни местного населения и даже иммигрантов, прибывавших на заработки в эти страны. В 80-е годы 4 государства - Саудовская Аравия, Кувейт, Объединенные Арабские Эмираты и Катар с общим населением 17-18 миллионов человек - ежегодно в среднем получали доходов в нефтедолларах на уровне 35-43 млрд. долларов. Из них на С. Аравию и Кувейт приходилось соответственно 20-25 и 5-7 млрд. долл. ^

Характеризуя внешнюю политику этой группы государств в течение указанного десятилетия, следует учитывать возросшее влияние на ее формирование не только новых реалий политической обстановки в регионе, но и внешних сил, и прежде всего США, как политических гарантов незыблемости данных режимов. Поэтому они проводили внешнеполитический курс, способствовавший вмешательству Запада во внутренние дела региона, его борьбе с Исламской Республикой Иран и Демократической Республикой Афганистан.

'" - Annual statistical abstract, 1986, State Kuwait, p. 398; International trade statistics, UN, N.Y., 1992, vol. 2, p. 76, 80.

 

Так. образование ДРА было воспринято монархиями как появление по соседству наиболее неприемлемого по своему классовому и идеологическому настрою политического режима. Более того, он был тесно связан с Советским Союзом - главным идеологическим врагом не только Запада, но и профеодальных аравийских стран, ратовал за социальное равенство, социализм, за радикальную ломку традиционных общественных структур. Все монархические страны Залива заняли откровенно враждебную позицию по отношению к ДРА. Они включились в активное сотрудничество с ЦРУ и афганской исламской оппозицией в развертывании партизанской войны против Кабула, в организации кампании обструкции ДРА на международной арене. Эти страны стали посредниками, перевалочными пунктами в снабжении афганской оппозиции оружием, типографским оборудованием и другой техникой идеологического содержания. Их делегации на совещаниях Организации Исламской Конференции, ООН и на других международных форумах часто выступали инициаторами направленных против марксистского Кабула резолюций. В этом плане использовалась и такая специфическая область, как хадж, во время которого в Мекку съезжались до 1,5-2,0 млн. паломников, среди которых активно пропагандировалась тема афганской трагедии.

Наиболее крупный вклад на этом поприще внесли С. Аравия и Кувейт, которые за все время войны афганской оппозиции против марксистского кабульского режима ассигновали ей около 2 млрд. долл. (1,5 и 0,5 млрд. долл. соответственно).

Таким образом, правящие круги аравийских стран Залива сыграли одну из основных ролей в борьбе с ДРА и в свержении ее режима.

 

Вторым политическим врагом призаливных монархий, на этот раз непосредственно в регионе Персидского залива, являлась Исламская Республика Иран.

Саудовская Аравия, Кувейт, а также в разной степени другие призаливные аравийские страны с момента иранской революции

откровенно воспринимали Тегеран в качестве чрезвычайно опасного и экспансивного политического врага своей власти. Поэтому они пошли на развитие сотрудничества с США и другими силами, которое было направлено на нейтрализацию идеологически разлагающего влияния ИРИ и на подрыв новой власти в этой стране.

Вспыхнувшая ирано-иракская война явилась для них великим благом и использовалась ими для всемерного ослабления потенциала ИРИ и свержения этого режима. Идеологическое обоснование такой политики было сформулировано так: "Мы находимся с Ираком в одном окопе перед лицом иранских угроз, а если Иран сможет изолировать от нас Ирак, он затем примется за государства ССАГПЗ".^Для достижения указанной цели и всемерной затяжки войны С. Аравия и Кувейт избрали курс финансовой, военной и политической поддержки Багдада: закупки и поставки товаров, вооружений для Ирака, экспорт и транспортировка иракской нефти, оказание финансовой поддержки, передача иракской стороне разведданных военного значения, добытых воздушной и другими соответствующими службами.

К антииранской деятельности, а также к гарантированию самосохранения следует отнести и создание аравийскими странами Совета сотрудничества государств Персидского залива. Далее, не без негласного согласия со стороны аравийских правительств, Ирак развернул так называемую "танкерную войну". Когда же Иран встал на путь мести не только в отношении иракских, но и судов других стран, они пригласили США и другие державы гарантировать безопасность нефтяного потока из Залива. При этом местные аравийские правительства закрывали глаза на возникавшие вооруженные стычки между американскими и иранскими кораблями и самолетами.

Важную роль в подрыве иранского благополучия сыграла политика аравийских государств в ОПЕК, где они по сути не препятствовали действиям Запада (как вариант наименьшего, с их точки зрения, риска) по снижению международных цен на нефть, отрицательно сказывавшегося в первую очередь на Исламской Республике Иран.

^-Аль-Анба, Фигаро, 18.01.1988.

 

Таким образом проводившаяся аравийскими странами Залива •'концепция успеха", заключавшаяся в сотрудничестве с Западом, обеспечила им в современных условиях региона оптимальность развития и безопасности. Они беспрепятственно получали необходимую технологию, товары для своего жизнеобеспечения, а также новейшие виды вооружений и их сервисное сопровождение. Такое сотрудничество было взаимовыгодным: составляя лишь 0,4% населения мира, указанная группа нефтеэкспортеров БСВ закупала 10-11% оружия, поступавшего на мировые рынки, в то время, как большинство остальных развивающихся стран, население которых составляло 50,4% такового всего мира, - 9,9%.^

 

В 1-ой половине 90-х годов произошло определенное обновление внешней политики аравийских государств в рамках Персидского залива. Это было вызвано в первую очередь внезапным захватом Ираком Кувейта и его последствиями. Кроме того, несколько поутихли ирано-аравийские противоречия (хотя это не исключало эпизодических проявлений рецидивов прошлого), а в Афганистане восторжествовали антимарксистские силы, междоусобная война которых, разразившаяся в дальнейшем, уже не вызывала опасений на Аравийском полуострове.

Война за Кувейт позволила С. Аравии и Кувейту вступить в открытое широкомасштабное сотрудничество с Западом и обеспечить США и НАТО право стать неоспоримыми гарантами неизменности статус-кво в регионе, гарантами незыблемости власти господствующих монархий, гарантами свободного вывоза нефти из Залива на мировые рынки. Эти страны заняли позицию нейтралитета в отношении всех форм санкций Запада, и прежде всего США, против Республики Ирак и Исламской Республики Иран.

В итоге процессов, проходивших с конца 70-х до середины 90-х годов в зоне Персидского залива, государственные позиции (и политические, и экономические, и социальные) аравийских правящих кланов сильно окрепли. Они захватили политическую инициативу не только в Заливе, но и во многом -навеем Ближнем и Среднем Востоке

"• - SIPRI, yearbook, L., 1986, р. 341.

- таковы дивиденды их внешней политики.

 

В заключении подводятся итоги исследования, излагаются основные выводы и делаются возможные рекомендации на перспективу.

Резкое обострение межгосударственных противоречий и политической ситуации в зоне Персидского залива в заключительной четверти XX столетия обусловлено активным и во многом негативным взаимодействием внутренних и внешних факторов. Главные из них -это значительный рост сравнительно с прошлыми десятилетиями цен на нефтепродукты, уровень которых во многом зависел от политических позиций государств Залива. Однако такие изменения в ценообразовании вызвали большую обеспокоенность и противодействие со стороны Запада. Увеличение же доходов от нефти местных стран, в свою очередь, подстегнуло рост амбиций правящих элит и гонку вооружений. С другой стороны, произошло усиление политического, военного и идеологического вмешательства Запада во внутренние дела региона. Это осуществлялось во имя сохранения контроля над торговлей стратегическим сырьем мирового значения -нефтью, а также во имя удержания политической ситуации в Заливе в рамках, удовлетворяющих интересы западных держав.

Внешними проявлениями изменения геополитической ситуации в Персидском заливе стали: а) возникновение антизападных и радикальных по своим социально-политическим и религиозным концепциям правящих режимов в Иране и Афганистане; б) ирано-иракская и ирако-кувейтская войны; в) начало военных форм борьбы за нефтяные интересы в Заливе при участии вооруженных сил Запада, и прежде всего США; г) возникновение в регионе Персидского залива, вместо двух полюсов политического и военного противостояния - Иран-арабские страны, треугольника противостоящих полюсов - Иран-Ирак-призаливные аравийские государства.

В рассматриваемый период нефть стала мощным и зачастую решающим оружием в определении политического статуса Залива. Она

- это и финансовое богатство, и оружие, и обширный импорт

иностранной продукции, и возможность достижения достаточно высокого, или по крайней мере удовлетворительного, жизненного уровня населения, и иностранная военная и политическая помощь. Таким образом, нефть Персидского залива - такой стратегический и емкий фактор, не только местного, но и мирового значения, который обусловил ожесточенное международное противоборство здесь большого круга участников-государств (из них главные - США, Иран, Ирак и призаливные аравийские страны).

США, наращивая свое вмешательство во внутренние дела Персидского залива, создали удобное, сначала идеологическое, а затем и международно-правовое обоснование для своего непосредственного соучастия в решении межгосударственных (а в ряде случаев и внутригосударственных) проблем Залива. Для реализации своих задач Вашингтон использовал все возможности с целью усиления внутрирегионального напряжения. В результате здесь возникли: межгосударственные конфликты, войны, усилились диктаторские и силовые методы воздействия со стороны США для создания атмосферы международного осуждения политических противников Соединенных Штатов и облегчения Западу преодолевать их сопротивление в политической игре по опутыванию региона сетью своего многостороннего присутствия и вмешательства.

В отношении ДРА Вашингтон встал на путь необъявленной войны. В итоге режим НДПА (ПОА) в конце 80-х годов пал. Против Исламской Республики Иран действовала удавка торгового эмбарго, а также финансовых претензий на компенсацию американских и западных компаний, потерпевших от последствий Иранской революции. Затем США встали на путь поддержки Багдада в его войне против Тегерана, а после ее окончания - снова использовали метод ужесточения экономического эмбарго. В отношении призаливных аравийских стран США и Запад демонстрировали поддержку и солидарность в соответствии со своими стратегическими принципами укреплять региональные позиции так называемых "дружественных стран".

Последние же, со своей стороны, выступали местными "проводниками" и опорой соответствующих западных интересов.

Что касается международной деятельности государств Персидского залива в рамках региона, то прежде всего следует отметить, что она представлялась как глубоко противоречивая, дошедшая до грани крупных межгосударственных, а нередко и международных вооруженных конфликтов с широким кругом непосредственных участников. Это, в свою очередь, вызывало необходимость привлечения в крупных масштабах внешней помощи. Наиболее тесно с США и другими западными державами сотрудничали призаливные аравийские страны, как наиболее уязвимые со стороны соседей в политическом и военном отношениях. Республика Ирак же в годы ирано-иракской войны также пошла на политическое сближение и определенное сотрудничество с Западом, и в том числе с США. На этом фоне Исламская Республика Иран, ввиду проведения ею откровенного антиамериканского внешнеполитического курса, попала в окружение своих политических и военных противников.

ИРИ приняла вызов всех своих оппонентов и упрямо шла собственным независимым, определенном революцией 1979 года, курсом внешней политики. А это означало: отчаянное противоборство с США, навязанную ей войну с Ираком; политические баталии в стенах ОПЕК; танкерную войну со всеми подозрительными судами в Заливе, жесткий контроль за судоходством в Ормуздским проливе (что давало противникам Ирана обвинять его в агрессивности и создавать дополнительную основу для принятия санкций против него); жить на грани военных столкновений с США в Заливе с непредсказуемыми тяжелыми последствиями, в случае эскалации конфликта. После окончания войны с Ираком Тегеран несколько смягчил тон взаимоотношений с С. Аравией и Кувейтом, а во время войны за Кувейт - проводил политику политически активного нейтралитета. В итоге в 90-е годы Иран несколько восстановил свой международный авторитет, но это не спасло его от очередных обвинений Вашингтона и нового ужесточения санкций со стороны последнего.

Аравийские призаливные страны, главным образом Саудовская Аравия и Кувейт, дистанцируясь от Исламской Республики Иран, а в 90-е годы и от Республики Ирак, перешли на орбиту тесного и многоканального сотрудничества с Западом, которое по существу сняло какие-либо препятствия на пути вмешательства США и НАТО, в том числе и военного, во внутренние дела Персидского залива. Они помогали воевать против Ирана, ДРА, Ирака, саботировали возможности повышения международных цен на нефть, организовали внедрение на постоянной основе сил Запада в зоне Залива.

Таким образом за рассматриваемые десятилетия межгосударственные политические противоречия в Персидском заливе находились на уровне сравнительно высокого напряжения: здесь и политическая, и идеологическая конфронтация между Тегераном и Эр-Риядом; военная - между Ираном и Ираком; между Ираком, с одной стороны, и Кувейтом и Саудовской Аравией, - с другой; территориальная - между Ираном и Объединенными Арабскими Эмиратами и т.д. Запад же опутал регион мощными многоканальными сетями зависимости: торговыми, политическими, военными, технологическими, а также угрозами применения жестких санкций и военных мер в отношении непокорных правительств.

Основное содержание диссертации отражено в следующих научных публикациях:

1. Нефтяной фактор и международные отношения в Персидском заливе на современном этапе: (Запад и государства субрегиона), депонирована - М., 1992. - 8,5 п.л.

2. Политика и нефть в Персидском заливе 70-80-х годов (Запад и государства региона). - М., 1994. - 9,5 п.л.

3. Бюджет и бюджетная система Ирана. М., 1976, 10,6 п.л.

4. Международные отношения в Персидском заливе в 90-е годы. М., 8,0 п.л. (в печати).

5. Характер хозяйственных отношений западно-европейских стран с Исламской Республикой Иран как отражение единства и различия их политических и других интересов. Сборник статей "Западная Европа и Азия. Проблемы международных отношений", М., 1986, 0,2 п.л.

6. Пути политического урегулирования афганской проблемы. Сборник статей "Актуальные проблемы международной жизни в Азии", М., 1990, 0,3 п.л.

7. Афганистан (концепция национальной безопасности). В сборнике статей "Международные отношения в Азии и новое политическое мышление (проблемы региональной и национальной безопасности), М., 1990,0,2 п.л.

8. Имеет ли СССР свою "исламскую политику" в Азии, необходима ли она, если да, то каковы должны быть ее основные принципы и положения. В сборнике статей "СССР и страны мусульманского мира: религиозный фактор и политические сторон", М., 1990, 0,2 п.л.

9. Особенности формирования "центров силы" на Среднем Востоке. В сборнике статей "Роль региональных "центров силы" в Азии", М. 1991,0,4 п.л.

10. Реакция Исламской Республики Иран на события в зоне Персидского залива. В сборнике статей "Международные отношения на Ближнем и Среднем Востоке на рубеже 80-90-х годов", М., 1992, 0,5 п.л.

II. Политика Ирана и Ирака в Персидском заливе (начало 90-х годов). В сборнике статей "Постконфронтационная модель международных отношений и Азия", М., 1992, 0,5 п.л.

12. Российско-афганские отношения. В сборнике статей "Россия -СНГ - Азия (проблемы и перспективы сотрудничества), М" 1993, 0,3 п.л.

13. Россия и Персидский залив: состояние отношений и перспективы. В сборнике статей "Россия и Азия: состояние и перспективы сотрудничества", М., 1995, 0,3 п.л. 14. Государства Центральной Азии и Закавказья - Дальнее Зарубежье

(основные факторы и показатели развития взаимосвязей). В сборнике статей "Россия, Ближнее и Дальнее зарубежье Азии". М., 1997, 1 п.л. 15. Межэтнический и межконфессиональный конфликты в Республике Ирак в 90-е годы. В сборнике статей "Региональные конфликты в Азии и Северной Африке". М." 1997, 1 п.л.

16. Социальные перемены в революционном Иране. М., 0,5 п.л.

17. Иранская революция и ирано-иракская война. Газета "Аргументы и факты", М., 23.06.1982., 0,5 п.л.

18. Выступление на международной исламской конференции на тему "Об изучении международных отношений в Персидском заливе", в газете "Джомхурия" (на арабском языке), Багдад, январь 1992 г.

19. Выступление на конференции, посвященной 15-ой годовщине Исламской революции в Иране, в газете "Кейхан" (на персидском языке), Тегеран, июнь 1994 г.

20. Становление внешних связей азиатских государств СНГ и позиция России во второй половине 90-х годов. В сборнике статей "Восток и Россия на рубеже XXI века", М., 1998, 0,8 .л.

 


Описание предмета: «Международные отношения»

Международные отношения - конструктивная наука. В отличие от истории, эта отрасль знания может никогда не иметь дела с одним элементом системы; теория международных отношений вынуждена описывать жизнь одного государства на фоне других, с которыми оно взаимодействует. Совершенно верно и то, что существуют исследования одиночных наций. Иногда работу ученого из государства Х о государстве Y рассматривают как относящуюся к теории международных отношений. Способствовать развитию политологии и политической социологии можно даже просто изучая и описывая довольно далекие от них вещи. Когда международная система или какая-нибудь ее подсистема рассматривается как таковая, появляется предмет теории международных отношений. Таким образом, можно сказать, что соотношение между политологией и международными отношениями такое же, как между психологией и социологией, это переход от тщательного изучения одного элемента в определенные отрезки времени к исследованию структуры взаимодействия между элементами, которое характеризует отношение данных пар наук друг к другу.

Литература

  1. В.А. Волконский, Т.И. Корягина. Современная многоярусная экономика и экономическая теория. – М.: Институт экономических стратегий, 2006. – 100 с.
  2. Э.А. Галумов, С.Н. Хурсевич, С.А. Сибиряков, В.Н. Подопригора, А.И. Мишин, С.В. Лапшина. Проблемы системной организации территориальных и хозяйственных отношений. – М.: Едиториал УРСС, 1998. – 192 с.
  3. В.Г. Зинченко, В.Г. Зусман, З.И. Кирнозе, Г.П. Рябов. Словарь по межкультурной коммуникации. Понятия и персоналии. – М.: Флинта, 2010. – 136 с.
  4. В.Г. Зинченко, В.Г. Зусман, З.И. Кирнозе. Межкультурная коммуникация. От системного подхода к синергетической парадигме. – М.: Флинта, 2007. – 224 с.
  5. В.Б. Логвинов, С.И. Евтушенко, И.А. Петров. Сопротивление материалов. Практические занятия. – Ростов-на-Дону: Феникс, 2012. – 288 с.
  6. А.М. Бандурка, В.А. Тюрина, Е.И. Федоренко. Основы психологии и педагогики. – Ростов-на-Дону: Феникс, 2009. – 256 с.
  7. В.Е. Хаин, Н.И. Филатова, И.Д. Полякова. Тектоника, геодинамика и перспективы нефтегазоносности Восточно-Арктических морей и их континентальное обрамление. – М.: Академия наук СССР, Наука, 2009. – 240 с.
  8. И.А. Белов, В.А. Шеленшкевич, Л.И. Шуб. Моделирование гидромеханических процессов в технологии изготовления полупроводниковых приборов и микросхем. – М.: Политехника, 1991. – 288 с.
  9. В.А. Федорович, В.Б. Муравник, О.И. Бочкарев. США. Военная экономика. – М.: Международные отношения, 2013. – 616 с.
  10. З.А. Кадыров, В.Г. Истратов, С.И. Сулейманов, В.Ш. Рамишвили, И.Нусратуллоев. Мочекаменная болезнь. Клинико-биохимические аспекты патогенеза, диагностики и лечения. – М.: Бином, 2013. – 186 с.
  11. В.А. Самкова, Н.И. Романова. Окружающий мир. 1 класс. Методические рекомендации. К учебнику В. А. Самковой, Н. И Романовой. – М.: Русское слово - учебник, 2013. – 120 с.
  12. В.А. Топорина, Е.И. Голубева. Русская провинциальная дворянская усадьба как природное и культурное наследие. – М.: Красанд, 2015. – 272 с.
  13. В.Я. Узун, Н.И. Шагайда. Аграрная реформа в постсоветской России. Механизмы и результаты. – М.: Издательский дом "Дело" РАНХиГС, 2015. – 352 с.
  14. Лебедько В., Искрин М., Вельга И. Архетипическое исследование Рун Старшего Футарка. Лебедько В., Искрин М., Вельга И. – М.: Золотое Сечение, 2016. – 252 с.
  15. В.А. Самкова, Н.И. Романова, Д.Д. Назаренко. Окружающий мир. 3 класс. Рабочая тетрадь. В 2 частях. Часть 1. К учебнику В. А. Самковой, Н. И. Романовой. – М.: Русское слово - учебник, 2015. – 96 с.
  16. В.А Самкова, Н.И. Романова, Д.Д. Назаренко. Окружающий мир. 3 класс. Рабочая тетрадь. В 2 частях. Часть 2. К учебнику В. А. Самковой, Н. И. Романовой. – М.: Русское слово - учебник, 2017. – 96 с.
  17. В.М. Баранов, А.И. Овчинников, А.А. Самарин. Экстерриториальное пространство права. – М.: Проспект, 2017. – 176 с.


Образцы работ

Тема и предметТип и объем работы
Нагорно-карабахский конфликт после грузино-осетинской войны
Международные отношения
Диплом
88 стр.
Война в Персидском заливе 1991 года. Отношение арабских стран к этой войне
Международные отношения
Курсовая работа
31 стр.
Мир в 21 веке проблемы и тенденции развития
Международные отношения
Курсовая работа
29 стр.
Современный спорт и олимпийское движение в системе международных отношений
Международные отношения
Реферат
24 стр.



Задайте свой вопрос по вашей проблеме

Гладышева Марина Михайловна

marina@studentochka.ru
+7 911 822-56-12
с 9 до 21 ч. по Москве.

Внимание!

Банк рефератов, курсовых и дипломных работ содержит тексты, предназначенные только для ознакомления. Если Вы хотите каким-либо образом использовать указанные материалы, Вам следует обратиться к автору работы. Администрация сайта комментариев к работам, размещенным в банке рефератов, и разрешения на использование текстов целиком или каких-либо их частей не дает.

Мы не являемся авторами данных текстов, не пользуемся ими в своей деятельности и не продаем данные материалы за деньги. Мы принимаем претензии от авторов, чьи работы были добавлены в наш банк рефератов посетителями сайта без указания авторства текстов, и удаляем данные материалы по первому требованию.

Контакты
marina@studentochka.ru
+7 911 822-56-12
с 9 до 21 ч. по Москве.
Поделиться
Мы в социальных сетях
Реклама



Отзывы
Егор, 30.05
Спасибо Вам за огромную помощь.