Написать рефераты, курсовые и дипломы самостоятельно.  Антиплагиат.
Студенточка.ru: на главную страницу. Написать самостоятельно рефераты, курсовые, дипломы  в кратчайшие сроки
Рефераты, курсовые, дипломные работы студентов: научиться писать  самостоятельно.
Контакты Образцы работ Бесплатные материалы
Консультации Специальности Банк рефератов
Карта сайта Статьи Подбор литературы
Научим писать рефераты, курсовые и дипломы.


Воспользуйтесь формой поиска по сайту, чтобы найти реферат, курсовую или дипломную работу по вашей теме.

Поиск материалов

Политика советского государства в области союзного законодательства в 1920-е годы: Институциональный аспект

История новейшая

Малышева Елена Петровна

 

Политика советского государства в области союзного законодательства в 1920-е годы: Институциональный аспект.

 

Специальность 07.00.02 - отечественная история

Автореферат

диссертации на соискание ученой степени кандидата исторических наук

Москва 1999

 

Работа выполнена на кафедре истории государственных учреждений и общественных организаций Историко-архивного института Российского государственного гуманитарного университета.

 

 

Актуальность проблемы. Законодательство адекватно и исторически связано с развитием государственности. Оно возникает в результате деятельности общества, социальных групп, партий и государства в лице его органов власти и трансформируется под воздействием конкретной исторической обстановки и проводимой государственной политики в различных областях, в том числе и в области самого законодательства. Политика в области законодательства самым непосредственным образом связана с государственной властью, а следовательно, с механизмом функционирования системы государственных органов. Законодательная политика направлена на конституциализацию политического режима, на обеспечение необходимой нормативно-правовой стороны деятельности государства. Учитывая это, а также то, что законодательство является внешней характеристикой легитимности власти, партийно-государственное руководство в начале 1920-х гг. на фоне развертывания НЭПа и изменения общественно-политических отношений обратилось к формированию собственной правовой политики.

Исторический опыт свидетельствует, что содержание политики в области законодательства напрямую зависит от политического режима, особенностей государственной системы, конкретной властно-управленческой практики, а также от национально-правовых факторов. Специфика законодательства заключается в заложенных в него принципах, нормах и критериях, которые определяют особенности конкретной правовой системы общества и характер государственности.

В связи с этим исследование законодательной политики советского государства целесообразно вести в двух направлениях. Одно заключается в изучении духовной формы теории, программ, внутренних принципов построения. Другое, находящееся в поле зрения историков-государствоведов, - связано с анализом деятельности государства в лице органов власти по её формированию и проведению. На сегодняшний день

' Под законодательством подразумевается, во-первых, деятельность уполномоченных государственных органов по изданию законов, а, во-вторых, комплекс правовых норм, действующих в государстве, как надотраслевое образование.

анализ законодательства неоправданно ограничивается исключительно теоретической разработкой и философскими заключениями о смысле и идеях советского права , в то время, как второе направление остается мало изученным.

Актуальность заявленной проблемы в настоящее время продиктована необходимостью комплексного и глубокого осмысления процесса трансформации политического режима советского государства в 1920-е годы, неапробированностью историко-государствоведческого подхода к изучению союзного законодательства и законодательной политики, а также возможностью практического применения результатов проведенного анализа в создании современной системы правотворчества.

 

Объект исследования. При раскрытии проблемы внимание было сосредоточено на её институциональном аспекте. В качестве объекта диссертационного исследования были взяты высшие законодательные органы и законодательный аппарат СССР.

Историки и юристы по-разному определяют эти понятия. Первые, давая оценку учреждения, исходят из реального функционального назначения органа, в то время как юристы акцентируют внимание на его составе и номинальном положении. По мнению последних, обязательным условием законодательных органов является их представительный состав. Опыт организации законодательной работы в СССР в 1920-е годы лишний раз подтверждает необходимость и обоснованность историко-государствоведческого подхода, согласно которому законодательные органы - учреждения, на которые в соответствии с принципами организации государственного аппарата возложена правотворческая деятельность. В отличие от законодательных органов, законодательный аппарат представляет совокупность специальных структур, непосредственно занимающихся

Алексеев С.С. Философия права. М" 1997. История политических и правовых учений / Под ред В С Нерсесянца. М" 1995, Тихомиров Ю.А. Теория закона. М" 1982; Красавчиков О..А. Система права и система законодательства // Правоведение. 1975. № 2; Поленина С.В., Сильченко Н.В. Научные остов типологии нормативно-правовых актов в СССР. М., 1987 и др.

разработкой, подготовкой и техно-юридической обработкой законопроектов. Он может существовать как при законодательном органе, так и в системе органов юстиции.

 

Хронологические рамки исследования - 1920-е годы - обусловлены периодом становления союзного законодательства, когда оформились основные принципы и институты союзного законодательства, которые с незначительными новациями просуществовали вплоть до ликвидации СССР.

 

Степень разработанности темы. Историография представлена различными по своей научной значимости работами, в которых лишь косвенно затрагиваются отдельные составляющие заявленной темы. В процессе изучения проблемы становления союзного законодательства, исходя из объекта исследования и подходов к его анализу, можно выделить несколько этапов: первый - 1920-е годы; второй -1930-конец 80-х гг, и третий - рубеж 1980-90-х гг. по настоящее время. В свою очередь каждый комплекс содержит две группы исследований: имеющие непосредственное отношение к изучаемой теме и косвенно затрагивающие отдельные сюжеты настоящей проблемы.

Появление в начале 1920-х годов значительного количества весьма информативной и разноплановой государственно-правовой литературы было обусловлено формированием правовой политики советского государства. Значение этого комплекса работ настолько велико, что он уже стал предметом ряда историографических обзоров. Однако, необходимо конкретизировать его место в изучении заявленной проблемы. Во-первых, именно в эти годы, по сути, были сформулированы основные положения её дальнейшей разработки. Во-вторых, принадлежность этой литературы к теме диссертационного исследования носит двойственный характер. С одной стороны, действительно, в этот период началась разработка отдельных аспектов проблемы. С другой - она служит своеобразным

Советская историко-правовая наука (Очерки становления и развития)/ Отв.ред. В.М.Курицин. М., 1978; Становление и развитие советского государствоведения: исследования ученых 20-х годов/ Отв.ред. Ю.С.Пивоваров. М., 1990.

 

источником, поскольку сформулированные в ней взгляды демонстрируют либо общественное мнение, либо правительственную позицию.

В работах анализируются основные принципы построения и функционирования государственных органов, а также высказываются гипотезы о распределении функций между ними; рассматриваются отдельные звенья госаппарата, законодательные полномочия высших государственных органов, отдельные стадии законодательного процесса, систематизация советского законодательства и др. Одним из важнейших направлений теоретических изысканий были поиски определения понятия "закон" и выявление его доминирующего значения, которые имели псевдопрактическое значение, поскольку обосновывали существовавший механизм законодательной работы.^

Государственно-правовая литература 1920-х годов имела ряд особенностей. Во-первых, как правило, она варьирует конституционные статьи и не содержит анализ практической деятельности. Во-вторых, в ней явно прослеживаются основные компоненты проблемы становления союзного законодательства: организация высших органов власти, соотношение их законодательной деятельности, разработка понятия "советский закон" и обращение к стадиям законодательного процесса, а также вопрос систематизации массива законодательного материала. При этом необходимо учитывать, что до революции в России отсутствовала точная формулировка понятия "закон". Поэтому попытки юристов 1920-х гг. дать определение этому термину и разобраться в этом ключевом вопросе могут быть расценены как весьма положительные. К сожалению, в силу объективных - отсутствие исторической дистанции - и субъективных - идеологический прессинг -

 

Кишкин С.С. Высшие органы власти СССР и взаимоотношение их с высшими органами власти республик // Советский федерализм. М.-Л.. 1930; Дурденевский В.Н. Совет народных комиссаров // Советское право. 1922. № 1; Понтович Э.Э О правах органов Союза ССР и союзных республик в области законодательства // Право и жизнь. 1927. № 5. С. 3-16. Дябло В. Обнародование, его юридическая природа и организация в Западной Европе и Союзе ССР // Советское право. 1925. № 6. С. 46-52 Ветошкин М. Кодификация союзного законодательства // Советское строительство. 1929. № 7 и др ^ Архиппов К.А. Закон в советском государстве. М.-Л., 1926; Понтович Э.Э. Понятие и значение закона в Советском государстве // Советское право. 1928. № 7. С. 43-57 и др.

обстоятельств, вышеперечисленные вопросы не могли получить должного рассмотрения в то время.

Историография следующего периода уже не имела столь свойственной предыдущим годам широты. Она все более удалялась от комплексного изучения проблемы. Можно встретить лишь несколько работ пытающихся проанализировать процесс становления союзного законодательства.

В связи с принятием Конституции 1936 г. наблюдается очень непродолжительный интерес к союзному законодательству, а во вновь появившихся работах впервые можно встретить критическую оценку законотворчества 1920-х гг. Затем, попытка рассмотреть вопросы, связанные со становлением союзного законодательства в рассматриваемый период, была предпринята только в начале 1970-х гг.

К 50-летию образования СССР была написана монография "Становление основ общесоюзного законодательства", которая явилась первой (и в таком виде до настоящего времени единственной) работой, содержащей комплексное воззрение на становление и трансформацию этого института . К сожалению, чисто юридический подход к изучению

анализа законодательной деятельности высших органов СССР создал "идеальную" статичную модель, которая полностью соответствовала статьям Конституции 1924 г.

В последующие годы проблема организации законодательной деятельности в 1920-е годы не была предметом комплексного специального изучения, а исследования велись, главным образом, по отдельным, достаточно узким вопросам, которые могли иметь либо прикладное, либо идеологическое значение. Основной акцент делался на разработку проблем теории законодательства, в том числе юридической терминологии и понятий. В советской юридической литературе стал

' Кумыкин Н. О законодательстве социалистического государства // Советское строительство. 1936. № 7. С. 28-37.

 

' Становление основ общесоюзного законодательства / Отв. ред. М.Г. Кириченко и И.С. Самощенко. М., 1972.

' Вместе с тем, шла активная научно-теоретическая разработка законотворчества на современном этапе. -См., например: Правотворчество в СССР / Под ред. А.В. Мицкевича. М" 1974 и др.

активно использоваться и толковаться термин "правовая политика", в который был заложен государственно-политический смысл. Началось изучение ее отдельных компонентов.' Однако, во-первых, во всех работах внимание акцентировалось на современном этапе "развитого социалистического" общества; во-вторых, авторы не преследовали задачу сколь-нибудь мимолётного исторического экскурса; в-третьих, определение, которое дали юристы "правовой политике", и смысл, который в него вложили, в эпоху идеологизированного подхода к раскрытию любого термина и определения, современной наукой не могут восприниматься дословно и подлежат существенной корректировке. Тем не менее, выявленные ими компоненты правовой политики и содержащиеся указания на отражение в ней политики правительства, позволяют систематизировано подойти к изучению нормативно-правового аспекта советской государственности.

В связи с идеей составления Свода законов СССР с конца 1950-х годов в числе исследований по теории права появляются фундаментальные работы о систематизации и кодификации законодательных актов.^ Среди них значительное место занимали либо отдельные исследования, либо специальные разделы в общих работах об истории систематизации союзного законодательства в 1920-е годы\ В них дан анализ принципов и методов систематизации, обоснован инкорпорационный вариант систематизации актов в те годы и продемонстрирована организационная сторона этого процесса. Однако сосредоточение внимания на техно-юридических положениях систематизации и невнимание к общественно-политическим её факторам не позволили исследователям провести комплексный анализ.

' См.: Куманин Е.В. Юридическая политика и развитие права в условиях развитого социализма // Советское государство и право. 1983. № 3. С. 127. ' СП СССР. 1958. № 10. Ст. 89.

' Керимов Д.Д. Кодификация и законодательная техника. М.. 1965; Гусев Ю.И. Теоретические проблемы составления Свода Законов СССР (По материалам предметной систематизации советского законодательства 1927-1930 гг.)Дисс. ...к.ю.н. М., 1973. и др.

Высшие государственные органы власти СССР 1920-х годов не были предметом пристального внимания широкого круга учёных в 1950-80-х гг.. Чаще всего вопросы их организации и деятельности фигурировали в общих исследованиях, посвященных образованию СССР и Конституции 1924 г., НЭПу', в которых приводится сам факт образования соответствующего органа и обосновывается его нормативно-правовое положение.

Более обстоятельными в этом отношении являются немногочисленные работы об отдельных структурах госаппарата и о конкретном высшем государственном органе.^ Характерной особенностью таких исследований был подробно выписанный событийно-хронологический ряд, но в силу времени издания в них отсутствуют критические оценки деятельности и четко прослеживается слепое следование нормативным положениям об этих учреждениях.

Необходимо особо отметить наличие довольно информативных учебников и учебных пособий по истории союзных органов власти, которые, преследуя учебную цель, содержат общий взгляд на функционирование этих учреждений, не подвергая детализации их законотворческую деятельность^

Третий этап изучения проблемы союзного законодательства связан с началом разработки конституционной реформы на рубеже 1980 - 1990-х годов. В это время лейтмотивом многих исследований стала теория разделения властей, поэтому 1917 - 1920-е г. вспоминались их авторами как классический вариант её отрицания.

Проблема разделения властей и обращение к отечественному опыту парламентаризма послужили своеобразным толчком к аналитическому осмыслению организационных форм законодательной деятельности

' Чугаев Д.А. Коммунистическая партия - организатор Союза Советских Социалистических республик. М., 1972; В.М. Курицин. Переход к НЭПу и революционная законность. М., 1972; Портнов В.П. , Славин ММ. Этапы развития советской Конституции (историко-правовое исследование). М., 1982. и др. ' Федоров К.Г. Союзные органы власти (1922 - 1962). М" 1963 и др. ' Нелидов А.А. История государственных учреждений СССР. 1917-1936. (Учебное пособие). М" 1962.; КоржихинаТ.П. Советское государство и его учреждения. Ноябрь 1917-Декабрь 1991 гг. М.. 1994. * Лазарев Б.М. "Разделение властей" и опыт советского государства // Коммунист. 1988. № 16; Топорнин Б.Н. Разделение властей и государственная организация // Разделение властей и парламентаризм. М" 1992. и др.

государства. В связи с этим работы о законодательных органах приобретают новый оттенок. Преследуя задачу реабилитации социализма в глазах широкой общественности, авторы некоторых появившихся на рубеже 80-90-х гг. исследований подмечали негативные стороны деятельности представительных органов, послужившие причиной деформации советской политической системы. При этом в таких работах весьма явно прослеживается "национальная нотка" подачи материала.' Только к середине 1990-х годов в связи с тенденцией объективного изучения истоков сталинизма начинают появляться немногочисленные работы, в которых затрагиваются функционирование и структурная организация государственной власти.^

Заметное место в современной историографии занимают исследования, посвященные теоретической разработке законотворчества Российской Федерации и правовой политике, которые представляют интерес для настоящей работы, так как содержат выводы о возможных вариантах деформации законодательного процесса и последствиях таких преобразований. Таким образом, подводя итог историографическому обзору, можно констатировать, что на настоящий момент отсутствуют сколь-нибудь обстоятельные исследования институционального аспекта союзного законодательства в 1920-е годы, хотя и существуют отдельные работы по смежным вопросам.

 

Цель и задачи исследования. Цель диссертационного исследования изучить общие проблемы и основные принципы политики советского государства и становления союзного законодательства в 1920-е годы. В связи с этим в задачи работы входило изучить:

' Дмитриев Ю.А.. Черкашин Е.Ю. Законодательные органы России: от Новгородскою вече до Федерального Собрания. М., 1995: Ожукеева Т.П. Совет национальностей ЦИК СССР. 1923-1936 гг. Дисс. ...д.и.н. М" 1990; Мелушевский А.Н. Демократия и авторитаризм: российский конституционализм в сравнительной перспективе. М., 1998. С. 51 1 -525 и др.

Измозик B.C. Глаза и уши режима. (Государственно-политический контроль за населением советской России. 1918-1928 гг.) СПб., 1995; Коржихина Т.П., Фигантнер Ю.Ю. Номенклатура: становление. механизм действия //Вопросы истории. 1993. N 4. и др.

Алексеев С.С. Основы правовой политики России. М.. 1995; Поленина С.В. Законотворчество в Российской федерации. М., 1996; Драма российского закона. М" 1996 и др.

- факторы, повлиявшие на организацию законодательных органов и законотворчество советского государства;

- научно-теоретическую базу организации союзного законотворчества и особенности законодательного процесса 1920-х гг.:

- место высших органов государственной власти СССР (Всесоюзный Съезд Советов, ЦИК и его Президиум, СНК) в законотворчестве и определить реальное соотношение их законодательной деятельности;

- законодательный аппарат, непосредственно участвующий в разработке союзного законодательства (Комиссия законодательных предположений, Административно-финансовая комиссия. Редакционно-юридическое бюро, Подготовительная комиссия. Правовой отдел и др.) и проследить процесс его организации и трансформации;

- основные направления правительственной политики в области союзного законодательства (размежевание центра и республик в союзном законодательстве, создание базовой основы союзного законодательства и попытки его унификации, процесс распространения законодательных актов и обеспечение легитимности их содержания), а также предпринять комплексный анализ методов и принципов их реализации.

 

Методология исследования. Методологической основой стал, прежде всего, принцип историзма. Была предпринята попытка рассмотреть особенности институционального оформления союзного законодательства в контексте конкретной исторической обстановки. В связи с этим был использован дескриптивный метод изучения. Он продиктован необходимостью создания объективного представления о фактологии исследуемой проблемы. Обращение к методу сравнительного анализа дало возможность определить соотношение номинально провозглашенного и реального места рассматриваемых учреждений в этом процессе и зафиксировать расхождения между Конституцией 1924 г. и действительностью в вопросе законодательной компетенции центра и союзных республик. В свою очередь научная критика вскрыла негативные и позитивные стороны выбранного институционального варианта союзного

законодательства. Эвристический метод анализа принципов организации законодательных органов и аппарата в 1920-е годы позволил выявить приоритетные направления политики в области союзною законодательства.

 

Источники. Диссертационное исследование базируется па опубликованных и неопубликованных источниках. Число опубликованных источников по теме невелико. Их можно разделить на две группы: 1 ) документы, в которых непосредственно затронуты вопросы организации высших органов государственной власти, законодательного аппарата и направлений законодательной политики; 2) материалы, дополняющие первую и содержащие косвенную информацию по исследуемой проблеме.

К первой группе относятся официальные и неофициальные издания законодательных актов СССР; партийные постановления по вопросам союзного законодательства; ведомственные постановления, опубликованные в собственных периодических изданиях.' Законодательные акты официальных изданий распадаются на несколько комплексов: Конституция СССР 1924 г.: акты, регламентирующие отдельные стадии законодательного процесса; акты, содержащие организационно-правовые положения о законодательных органах и законодательном аппарате: акты, дающие общее представление о нормативно-правовой базе СССР (объёме, содержании и т.д.) и позволяющие выявить степень участия высших законодательных органов в ее создании. Были изучены не только союзные акты, но и проанализировано законодательство РСФСР 1917-1922 гг^ Это дало

Вестник ЦИК, СНК и СТО СССР, Собрание законов и распоряжении рабоче-крестьянскою Правительства СССР, Съезды Советов Всероссийские и Союза ССР в постановлениях и резолюциях. М., 1935: Постановление АПО ЦК ВКП(б) "О пропаганде нрава и советского законодательства" // Еженедельник советской юстиции. 1927. № 16. С. 490, Положение об Агитпронбюро Наркомата юстиции РСФСР 'V Нженедельник советской юстиции. 1927. №2. С. 41-43 и др. Постановление ЦИК н СНК СССР "О порядке опубликования законов и распоряжений правительства СССР от 22 августа 1924 г. // СЗ СССР. 1924. № 7. Ст. 71, Постановление СНК СССР "Положение о комиссии законодательных предположений при СНК СССР от 1 1 сентября 1923 г. // Там же. № 6. Ст. 14 , Постановление III съезда Советов СССР "По вопросам советского строительства" от 20 мая 1923 г. // СЗ СССР. 1925. № 35. Ст. 247; Декрет СНК РСФСР "О порядке утверждения и опубликования законов" от ЗОоктября 1917 г//су РСФСР. 1917.№ 1. Ст. 12 илр.

возможность выявить черты преемственности и новаторства в организации законодательной работы на союзном уровне в 1920-е годы.

Кроме этого, к первой группе источников относятся стенограммы заседаний съездов Советов и сессии ЦИК СССР, дающие представления об обсуждении законопроектов и о возможных альтернативных вариантах решения порядка этой процедуры; ведомственные издания Наркомата юстиции РСФСР и Наркомата рабоче-крестьянской инспекции, которые помогают реконструировать одно из направлений политики в области союзного законодательства, находящееся в ведении республиканских органов и проследить процесс обсуждения союзных законопроектов республиканскими органами юстиции, а также установить количественные показатели деятельности высших государственных органов; документы личного происхождения^ Среди последних особо необходимо отметить переписку И.В.Сталина и В.М.Молотова, позволяющую сделать вывод о политическом "подтексте" реорганизации законодательного аппарата в 1930-31 гг.

Вторая группа представлена партийными документами и выступлениями государственных деятелей, в которых содержится весьма яркая характеристика времени и задач, стоящих перед обществом и государством. ^ Они позволяют воссоздать "фон", на котором проходило становление союзного законодательства и формировалась соответствующая политика в этом направлении.

Комплекс опубликованных источников не в достаточной степени информативен для решения поставленных в работе задач. Он, главным образом, либо фиксирует номинальное состояние учреждения и стадий законотворчества, либо характеризует внутриполитическую ситуацию в

' 1 Съезд Советов СССР. Стенографический отчёт с приложениями. М., 1923 и др. ' Об основах земельного права СССР // Еженедельник советской юстиции. 1927. № 1. С. 5-6; Тезисы о работе Агитпропа НКЮ РСФСР от 24 июня 1927 г. //Там же. 1927. № 27. С. 836 и др.

Ларин Ю. У колыбели // Народное хозяйство. 1918. № II; Письма И.В. Сталина В.М. Молотову. 1925-1936 гг. М" 1995 и др.

' Стенограмма выступления И.В. Сталина на заседании фракции РКП(б) Х Всероссийского съезда Советов 22 декабря 1922 г. // Несостоявшийся юбилей. Почему СССР не отпраздновал своего 70-летия. Сб. документов. М., 1992. С. 161-163; Калинин М.И. К 20-летию образования СССР (1922-1942). М" 1942 и др.

стране, взгляды партийно-государственного руководства, нормативно-правовой материал союзного государства, т.е. воссоздаёт контекст становления союзного законодательства, поэтому основной акцент при работе был сделан на комплексе неопубликованных архивных документов.

Значение этих источников для изучения заявленной проблемы особенно велико в связи с существованием в 1920-е годы не только опубликованного, но и неопубликованного (протокольного) законодательства, а также наличием партийных инструкций, не подлежащих оглашению.

В процессе работы над диссертацией были использованы документы Государственного архива Российской Федерации (ГАРФ) и Российского центра хранения и изучения документов новейшего времени (РЦХИДНИ). Особое внимание было уделено фонду Совета Народных Комиссаров СССР, который представлен протоколами и постановлениями, а также дополняющими и конкретизирующими их документами Управления делами и Кодификационной комиссии, материалами личного Секретариата управляющих делами СНК СССР Н.П. Горбунова и П.М. Керженцева.' Не меньший интерес представлял фонд Центрального исполнительного комитета СССР, содержащий стенограммы, протоколы и материалы к ним Съездов Советов СССР, сессии ЦИК СССР, заседаний его Президиума, а также Конституционной Комиссии, которая была создана для разработки основных союзных законоположений, а также переписку Президиума ЦИК СССР с ЦК РКП-ВКГ1(б) по структурно-организационным и законодательным вопросам и др. Нормативно-организационные аспекты союзного законодательства наиболее полно представлены в фондах подготовительных органов законодательного аппарата - Административно-финансовой комиссии и Подготовительной комиссии, включающей кроме собственных документов развернутые протоколы своей

ГАРФ. ф. 5446. Оп. 1.5-11,31,32,45.

 

^Тамже.Ф.3316.Оп. 1-8(съездыСоветовисессниЦИК и1922-1938гг.);0п. 12(протоколызаседаний Президиума ЦИК и Секретариата Президиума ЦИК за 1923-1938 гг.), 65.

 

предшественницы - КЗП. Материалы Наркомата юстиции РСФСР раскрывают участие республиканского ведомства в реализации одного из направлений законодательной политики - пропаганде советского законодательства - и демонстрируют организационную форму этой акции. Документы личного происхождения, хранящиеся в личном фонде председателя КЗП В.П. Антонова-Саратовского, позволяют выявить субъективную сторону процесса становления союзного законодательства и охарактеризовать личность государственного деятеля, в чьих руках находилась судьба союзного законодательства. С целью конкретизировать участие партийных органов в формировании и осуществлении союзной законодательной политики и тем самым установить методы легитимизации власти к работе привлечены протоколы заседания Политбюро ЦК и документы фонда Оргбюро и Секретариата ЦК ВКП(б) Последние, главным образом, касаются кадрового состава законодательного аппарата и тем самым позволяют проанализировать качественно-профессиональный уровень "законодателей" и его изменение.

Подводя итог анализу неопубликованных архивных документов, необходимо подчеркнуть, что интересующий материал в каждом отдельном фонде представлен очень фрагментарно и восстановить полную картину стало возможно, только сопоставляя данные и проводя параллели между отдельными упоминаниями того или иного события.

 

Научная новизна исследования. В настоящей работе впервые проводится комплексное исследование институционального аспекта процесса становления союзного законодательства в 1920-е годы. Историко-государствоведческий подход к изучению союзного законодательства, оставаясь до настоящего времени не апробированным, тем не менее, является насущно необходимым для осмысления отечественной государственности. Кроме того, в работе впервые воссоздан реальный

' ГАРФ. Ф. 3974. Оп. 1. Ф. 6071. On. 1-2.

 

' Там же. Ф. А-353. Оп. 5 (Управление делами. Отдел законодательных предположений и т.д.); Он. 10 (Приказы, циркуляры, распоряжения, протоколы, стенограммы, заключения, переписка). ' Там же. Ф. 7474. Оп. 1. * РЦХИДНИ, Ф. 17. Оп. 3. Оп. 112-1 13.

 

комплекс действующего законодательства по вопросам организации союзного законотворчества и введен в научный оборот большой комплекс ранее не привлекавшихся исследователями источников.

 

Практическое значение. Материалы диссертации могут быть использованы как в научной, так и практической деятельности: 1) при написании обобщающих работ по истории советского законодательства и государственного аппарата; 2) при составлении специальных курсов по истории государственности СССР; 3) при разработке современных принципов законотворчества в Российской Федерации. Апробация результатов диссертационного исследования. Диссертация дважды обсуждалась на заседании кафедры Истории государственных учреждений и общественных организаций Российского государственного гуманитарного университета. Основные положения и выводы диссертации были изложены на Межвузовской научной конференции "Государственный аппарат России в годы революции и гражданской войны" ( Москва, 22 декабря 1997 г.).

 

Структура диссертации. Диссертационное исследование состоит из введения, трёх глав и заключения.

 

Введение содержит обоснование актуальности темы и научной новизны работы, цель и задачи исследования, анализ историографии по избранной проблеме, характеристику источниковой базы диссертации.

 

Глава первая "Организация законодательной работы в СССР в 1920-е годы" посвящена анализу процесса становления законодательной работы в союзном государстве.

Апробированная Советской Россией организационно-правовая трактовка принципа единства власти, предполагавшая соединение в одном органе законодательных и исполнительных полномочий, вместе с тем, не отрицала техническое распределение функций между различными

' Имеется ввиду используемый в работе комплекс не только опубликованного, но и неопубликованного законодательства СССР, действовавшего наравне с первыми учреждениями. Определённая таким образом множественность законодательных органов (Съезд Советов, ЦИК и СНК) была нормативно закреплена в первые дни существования нового режима, а затем стала неотъемлемой частью конституционного права СССР. Принцип единства власти, преломленный в советском государственном аппарате в принцип распределения функций, нивелировал форму законодательных актов, что в свою очередь доказало наличие элементов преемственности в советском законотворчестве.

Советское право не могло не воспринять юридическую терминологию и юридические понятия дореволюционного, поскольку, во-первых, существовала объективная принадлежность к одной национально-правовой семье, а, во-вторых, было характерно активное использование в практическом и теоретическом законотворчестве юристов, принадлежавших к "старой" школе государствоведения. Законодательная деятельность советского государства опиралась на дореволюционную теорию закона с лежащей в её основе одноимённой немецкой доктриной. Базовой идеей последней был дифференцированный подход к понятию "закона" и признание приоритета его формального значения над материальным. Ряд обстоятельств: регламентирующая роль закона в период "военного коммунизма", трактовка государства как отмирающего института, преобладание фактора "целесообразности" над "законностью" -способствовали постепенному переходу от формального значения закона к субъективному восприятию его содержания, которое позволило в дальнейшем рассматривать как равноценные законодательные и подзаконные акты, а также соединять в одном документе административно-распорядительные и законодательные положения.

Принцип построения государственного аппарата определил особенности размежевания компетенции в области союзного законодательства, которое необходимо было осуществить не только между центром и союзными республиками, но и между высшими законодательными органами СССР. Схематичность статей Конституции

СССР позволила решить этот вопрос, исходя из интересов партийно-государственного руководства, которое определило его как одно из приоритетных направлений законодательной политики. В результате это "скорректировало" советскую государственную систему. Съезд Советов, обладая формально огромными правами в области союзного законодательства, фактически, был отстранён от власти.

Противоречие номинального и реально существующего значения Советов образовало весьма ощутимую нишу в законодательной деятельности государства, которую в силу организационных причин и представительного способа комплектования не мог заполнить ЦИК СССР. Партийные инструкции 1923 и 1924 гг., регламентирующие порядок прохождения законопроектов, воспринимали в качестве реальных законотворцев исключительно Президиум ЦИК и СНК СССР. Окончательно значение Советов в законодательной деятельности государства было аннулировано путем лишения Президиума специального аппарата, призванного обеспечить его законодательные функции. СНК СССР был единственным органом власти, в чьей структуре создавался законодательный аппарат по разработке нормативных актов союзного значения. Используя свое организационное преимущество, а также чувствуя поддержку партийных органов, он предпринял ряд шагов по повышению своего законодательного рейтинга. Удачно предпринятая попытка изящного толкования собственных конституционных полномочий позволила СНК СССР сосредоточить разработку не только текущего ( как предполагали Положения о ЦИК и СНК СССР), но и конституционного законодательства, являющегося прерогативой ЦИК СССР.

СНК СССР с середины 1920-х гг. практиковал при молчаливом санкционировании Президиумом ЦИК СССР самостоятельное принятие законодательства так называемого "основного характера", а с 1927 г. имел право вносить изменения в постановления ЦИК СССР. В результате СНК СССР 1920-х гг. значительно превышал законодательные права, отведенные ему Конституцией СССР, используя для этого как практику

негласного согласования своих действий с Президиумом ЦИК СССР, так и преимущества своего организационного устройства.

Во второй главе "Законодательный аппарат СНК СССР" рассматривается процесс создания и трансформации законодательного аппарата, выявляются характерные направления его деятельности и обосновывается факт его возникновения в системе СНК СССР. Законодательный аппарат СНК СССР, представленный подготовительными и техно-юридическими структурами, в своём развитии прошёл несколько стадий, которые зависели от политических и организационных аспектов.

В период его становления партийно-государственное руководство осуществляло самый пристальный контроль за разработкой союзного законодательства. В этой связи был принят вариант сосредоточения подготовки законопроектов в подготовительных структурах законодательного аппарата СНК СССР.

На становлении законодательных учреждений СНК СССР сказался основополагающий принцип организации государственного аппарата. Первоначальное создание двух комиссий, призванных обеспечить "правительственное" и "законодательное" направления его деятельности, столкнулось с непреодолимыми трудностями при определении границ компетенции каждой из них. Это усугублялось отсутствием в теории советского законодательства четко разработанных форм актов.

Первоначально законодательный аппарат акцентировал внимание на непосредственной подготовке законопроектов. Следовательно, несоизмеримо большее развитие по сравнению с техно-юридическими получили подготовительные структуры, в которых выполнялась работа по редактированию, систематизации союзного законодательства и др., что даёт возможность говорить об отсутствии в этот период строгой специализации в законодательном аппарате СНК СССР.

Для законодательного аппарата первой половины 1920-х гг. было характерно использование старых, дореволюционных специалистов. Они

перенесли в формируемую союзную законодательную политику традиционные взгляды на централизованную систему разработки законодательного акта.

В середине 20-х гг. Политбюро ЦК ВКП(б) приступило к реформированию законодательной системы. Оно сделало акцент на двух задачах. Во-первых, были предложены и осуществлены меры "большей увязки Политбюро с высшими государственными учреждениями". Во-вторых, определены направления рационализации союзного законотворчества: изменения в законодательном аппарате СНК СССР, расширение нормотворческих возможностей союзных ведомств и некоторая корректировка самого законодательного процесса.

Проведённая в 1926 г. централизация подготовительных структур сочеталась с общим увеличением законодательного аппарата и усложнением его структуры, которое выражалось в создании разветвленного технического аппарата и появлении органа, ответственного за систематизацию. Подготовительный орган (ПК) законодательного аппарата наделяется правом утверждения законопроектов, относящихся, по его мнению, к актам распорядительного характера. Тем самым достигалась выдвинутая в качестве цели максимальная разгрузка СНК СССР от решения "второстепенных" вопросов.

Другой аспект самостоятельности подготовительного органа был продиктован результатами внутрипартийной борьбы середины 1920-х годов. Признание неверным сомнения в возможности построения социализма в одной стране сразу же закрывало дискуссию об угрозе бюрократического перерождения аппарата, тем самым неуклонно увеличивая власть самого аппарата. Его рост и трансформация способствовали тому, что он все чаще становился реальным арбитром в решении тех или иных вопросов, как это получилось с ПК.

С реорганизацией законодательного аппарата в 1926 г. произошла ротация кадров подготовительного органа. На смену профессионалам- юристам пришли "администраторы", которые тяготели к авторитету и партийной дисциплине.

Перенесение центра тяжести в разработке союзного законодательства на ведомства способствовало обособлению воспринимавшихся ранее как равнозначные законодательных и административно-распорядительных положений в нормативных актах. Это позволяет говорить о начале разработки в конце 1920-х гг. формы советских нормативных актов.

Ставка на форсированную стратегию развития экономики объективно усиливала потребность в широком использовании административно-командных методов управления. Отдельные симптомы "контролирующих функций" были заметны уже в деятельности ПК. К моменту своей ликвидации она превратилась в фискальное учреждение, курирующее разработку законопроекта.

Победа сталинского окружения над "правым уклоном" в партии означала полную интеграцию партийного и государственного аппарата и повлекла за собой кардинальную реорганизацию "рыковского" СНК СССР. Его законодательный аппарат рубежа 1920-1930 годов сосредоточивает свою деятельность на техно-юридических аспектах союзного законодательства, которые окончательно были изъяты из его ведения только после принятия Конституции 1936 г. в связи с созданием Подготовительной Комиссии Верховного Совета СССР и образованием Наркомата юстиции СССР.

 

Третья глава "Основные направления политики советского государства в области союзного законодательства" посвящена рассмотрению приоритетных направлений советского государства в области союзного законодательства и деятельности различных государственных структур по их реализации.

Основные направления политики советского государства в области союзного законодательства в 1920-е годы формировались под воздействием двух факторов: формы государственного устройства и стремления обеспечить правомочность существующей власти. В этой

связи в качестве приоритетных были выбраны такие направления как размежевание законотворческой компетенции центра и республик; создание базовой основы союзного законодательства и попытки его унификации, а также обеспечение распространения и легитимности его содержания.

Конституция СССР 1924 г. оставляла открытым целый спектр вопросов, связанных с федеративными взаимоотношениями. Наиболее уязвимым местом законотворчества оказались акты, касающиеся союзно-республиканской сферы управления. В таких случаях компетенция центра должна была ограничиваться изданием "основ" и "основных начал", оставляя за союзными республиками все дальнейшее нормотворчество по данному вопросу. Столь пространная формулировка и отсутствие чётких критериев, которые позволяли бы определить, где проходит грань между "основами" и самим законодательным актом, предполагали дальнейшую конкретизацию понятий.

Решение проблемы могло быть найдено либо в издании специального акта, оговаривающего основные принципы союзного законотворчества, либо через толкование применяемых терминов. Первоначально была возможна реализация как одного, так и другого варианта. Однако партийно-государственное руководство ушло от нормативного оформления законотворческих полномочий центра и республик. Удачно выбранное партией структурное решение локализовало разработку законодательной концепции государства в СНК СССР, обеспечив ей тем самым проведение собственных интересов. В этой ситуации в полной мере проявились "плюсы" разработанного законодательного механизма и особенностей организации советского государственного аппарата. Выбранная тактика толкования "основ" и "основных начал" позволила центру выйти за пределы, ограниченные ст. 1 Конституции СССР, что, естественно, расширяло его, центра, компетенцию.

Партийно-государственная политика в области союзного законодательства не противоречила личным взглядам на этот вопрос

консультантов КЗП при СНК СССР, которые являлись основными разработчиками союзной законодательной концепции. Они воспринимали государство не иначе как единое целое и рассматривали приоритет центра в законотворчестве как необходимую и неизбежную реальность.

Формирование другого направления политики в области союзного законодательства было продиктовано - необходимостью создания комплекса актов высшей юридической силы в новом государстве. Следуя провозглашенной федеративной форме государственного устройства, был выбран инкорпорационный вариант. Однако, с первых дней существования СССР в формировании базовой основы союзного законодательства возобладала пророссийская позиция.

Ассимиляция правового материала РСФСР в общесоюзный проходила административными мерами без учёта особенностей его распространения на территории различных союзных республик. Этот процесс прошёл несколько этапов, которые можно охарактеризовать как нормативный и техно-юридический. Характерной чертой процесса "осоюзования" было его сосредоточение в исполнительном аппарате.

Повышенное внимание власти к законодательству как средству обеспечения своей легитимности способствовало появлению идеи унификации его комплекса. В течение 1920-х годов были предприняты две крупные акции по систематизации актов союзного значения и одна по разработке их унификационной системы, не считая более мелких отраслевых мероприятий. Подобные действия имели принципиальное значение для союзного правительства, поскольку, несмотря на номинальное закрепление за центром права издавать кодексы, оно не могло в те же годы пойти на столь откровенный шаг централизации законодательства. Составление собраний законов в середине 1920-х годов имело два аспекта: "юридический", преследующий цель упорядочить изобилие нормативных актов и устранить этим вызванные противоречия, и политический, заключавшийся в одновременном законодательном установлении на всей территории СССР единообразных законодательных

норм и окончательном "осоюзовании" законодательства РСФСР. В конце 1920-х годов, напротив, разработка единого классификатора союзных актов проводилась исключительно в интересах рационализации управления, а законодательство рассматривалось как инструмент управления.

Третье направление законодательной политики заключалось в налаживании процесса распространения союзного законодательства. Его своеобразие заключалось в попытке формирования соответствующего правосознания нации, которое в дальнейшем способствовало бы безоговорочному восприятию законодательных актов правительства. Это достигалось посредством пропаганды и разъяснения конституционного и текущего законодательства. Реализация этих мероприятий находилась в ведении республиканских наркоматов юстиции. Изменения в политической структуре государства, которые произошли к концу 1920-х годов, позволили приступить к целенаправленной политизации юридической науки и своеобразной централизации идеологической работы. В этом контексте отпала необходимость в обеспечении руководством страны собственной "прозрачности" и создания ауры правовой деятельности.

Другой специфической чертой процесса распространения союзного законодательства стало неординарное решение техно-юридических аспектов завершающего этапа законотворчества. Именно в этом проявилась необыкновенная "прозорливость власти", которая, искусственно размежевав опубликование и вступление в силу союзного законодательства, сумела решить политические задачи.

 

В заключении изложены выводы, к которым пришел автор в результате исследования.

1. Организационное оформление законодательной деятельности союзного государства находилось под влиянием предшествующего государственно-правового опыта Советской России, который определил множественность законодательных органов СССР. Девальвация закона, воспринятая союзным законодательством, с теоретической точки зрения и

практического опыта допускала подмену законодательных органов исполнительными.

2. Преемственность союзного законодательства дореволюционному заключалась, во-первых, в наличии единых критериев и подходов к трактовке понятия "закон", в основе которых лежали традиции романо-германской правовой семьи; во-вторых, в постепенном переходе от субъективного восприятия содержания закона, которое восторжествовало в Советской России, к формальному значению закона, свойственному традиционным взглядам; а в-третьих, в привлечении до середины 1920-х годов к разработке нормативно-правовой базы СССР и направлений государственной законодательной политики юристов с дореволюционным стажем, которые придерживались централизованной концепции союзного законодательства. Можно говорить о взаимовлиянии их и партийной точек зрения на формирование этого процесса.

3. Одним из приоритетных направлений законодательной политики было разграничение законодательных полномочий между высшими органами государственной власти СССР. Значение Съездов Советов и ЦИК СССР в законотворчестве было аннулировано. Ведущее положение занял СНК СССР, сосредоточивший в своем аппарате значительные полномочия не только по разработке текущего и конституционного законодательства, но и самостоятельное принятие законодательства "основного" характера.

4. Значение СНК СССР в законотворчестве во многом определяло наличие в его структуре законодательного аппарата, который был представлен подготовительными и техно-юридическими учреждениями. В своем развитии они прошли ряд этапов, непосредственно связанных с общественно-политической обстановкой в стране. Так, если для начала 1920-х годов была характерна чрезвычайная централизации разработки актов союзного значения, что нашло выражение в прогрессирующем развитии подготовительных органов СНК СССР, то к концу 1920-х гг. они теряют свое ведущее положение, что свидетельствовало о возможной к этому времени децентрализации подготовки союзного законодательства, поскольку его принципиальные направления были фактически уже реализованы, и вопрос стоял лишь об их уточнении и конкретизации.

5. Основные направления политики в области союзного законодательства были связаны с необходимостью решения политических вопросов. Так отказ от нормативного оформления законодательных полномочий Союза и союзных республик позволил расширить компетенцию первого и централизовать разработку всего законодательства СССР. Реализация такого направления как создание базовой основы союзного законодательства и попытки его унификации способствовали "осоюзованию" нормативно-правовой базы РСФСР, установлению единообразных норм на всей территории страны. Реализация третьего направления - распространение союзного законодательства - привела к существованию необнародованного комплекса законодательства и верховенству союзных ведомств над высшими республиканскими органами власти, создав тем самым удобную базу функционирования государственно-партийного аппарата.

Аналитический подход к истории становления и динамике союзного законодательства, таким образом, позволяет говорить о трансформации в течении 1920-х годов политического режима вплоть до тоталитарного; формы государственного устройства от номинальной федерации к очевидно унитарному государству; формы правления от псевдопарламентской к господству партийно-исполнительного аппарата. Особенности организации союзной законодательной деятельности и тактика реализации приоритетных направлений политики в области законодательства в 1920-е годы продемонстрировали методы изменения характера государственности и создали власти благоприятную почву для дальнейшего функционирования.

 

В приложениях к диссертационному исследованию содержатся: таблицы показателей законотворческой деятельности Съездов Советов СССР и выборочной оценки законодательной инициативы ведомств СССР и союзных республик; схемы демонстрирующие количественные показатели союзных законодательных актов за 1924-1929 гг. и процентное соотношение участия высших органов власти СССР в создании этих актов; а также характеризующие деятельность законодательного аппарата.

Основные положения диссертационного исследования отражены в работах:

Малышева Е.П. Наркомат юстиции Москвы и Московской области// Москва. Городское управление. 300 лет управления городом: Справочник. М" 1997. С.284.

Малышева Е.П. Отдел юстиции при Исполкоме Моссовета// Москва. Городское управление. 300 лет управления городом: Справочник. М" 1997. С.290.

Малышева Е.П. Становление советской правовой политики: К постановке проблемы // Государственный аппарат России в годы революции и гражданской войны: Материалы Всероссийской конференции, 22 декабря 1997 г. М,1998. С. 53-60.

 

Малышева Е.П. Реставрация опыта разработки союзного законодательства в 1920-е гг. (историко-архивное исследование). М., 1998. 71 с. - Рукопись деп. во ВНИИДАД Федеральной архивной службы России. 28.12.1998. N 203.

 

 


Описание предмета: «История новейшая»

История новейшая – это наука изучающая главные направления общественно-политической, социально-экономической жизни стран и народов xx века

Литература

  1. Е.И. Кириченко, М.В. Нащекина, Е.Г. Щеболева, Е.Е. Анисимова. Градостроительство России середины XIX - начала XX века. Книга 2. Города и новые типы поселений. – М.: Прогресс-Традиция, 2003. – 560 с.
  2. В.В. Лапин, Е.В. Дзюба, А.В. Кузьменко. Военная столица Российской Империи в фотографиях конца XIX - начала XX века. – М.: Лики России, 2010. – 232 с.
  3. А.В. Егорушкин, Е.А. Полякова, Е.С. Хохлов. Антимонопольное законодательство. Очередной этап реформы. – М.: Волтерс Клувер, 2010. – 164 с.
  4. А.Ф. Волынский, В.А. Прорвич, С.В. Расторопов, Е.А. Семенова. Судебно-экономическая экспертиза. – М.: Экономика, 2010. – 514 с.
  5. О.В. Узорова, Е.А. Нефедова. Считаем в пределах 10 весело. – М.: Клевер-Медиа-Групп, 2014. – 256 с.
  6. О.Л. Янушкявичене, Т.В. Комарова, Е.Ф. Теплова, Ю.С. Васечко. Основы религиозных культур и светской этики. Основы православной культуры. 4 класс. Рабочая тетрадь к учебнику О. Н. Янушкявичене, Ю. С. Васечко, протоиерея Виктора Дорофеева, О. Н. Яшиной, под редакцией И. В. Метлика, Е. Ф. Тепловой. – М.: Русское слово - учебник, 2014. – 104 с.
  7. А.С. Комаров, Д.В. Крапухин, Е.И. Шульгин. Управление техническим уровнем высокоинтегрированных электронных систем (научно-технологические проблемы и аспекты развития). – М.: Техносфера, 2014. – 240 с.
  8. В.Козиев, Е.Потюкова. Музей и общество. – СПб.: Алетейя, Историческая книга, 2015. – 192 с.
  9. Узорова О.В., Нефёдова Е.А. Технология. 1 класс. Рабочая тетрадь. К учебнику О. В. Узоровой, Е. А. Нефедовой. – М.: Планета знаний, АСТ, Астрель, 2015. – 96 с.
  10. Е.В. Иванкина, Е.Н. Косарева, Н.Н. Рогожина. Государственно-частное партнерство в жилищной сфере. – М.: Проспект, 2016. – 80 с.
  11. Василенко Н.В., Морозова О.В., Яйленко Е.В. Знаменитые музеи Италии: шедевры живописи. Василенко Н. В., Морозова О. В., Яйленко Е. В. – М.: , 2016. –  с.
  12. Василенко Н.В.,Морозова О.В.,Яйленко Е.В. Знаменитые музеи Италии: шедевры живописи (шелк). Василенко Н.В.,Морозова О.В.,Яйленко Е.В. – М.: , 2016. –  с.
  13. О.В. Узорова, Е.А. Нефёдова. Технология. 2 класс. Рабочая тетрадь к учебнику О. В. Узоровой, Е. А. Нефедовой. – М.: ДРОФА, Астрель, 2016. – 64 с.
  14. Н.Ю. Горячева, С.В. Ларькина, Е.В. Насоновская. Английский язык. 2 класс. Рабочая тетрадь к учебнику Н. Ю. Горячевой, С. В. Ларькиной, Е. В. Насоновской. – М.: Астрель,ДРОФА, 2017. – 80 с.
  15. А.Е. Марон, С.В. Позойский, Е.А. Марон. Физика. Сборник вопросов и задач. 9 класс. Учебное пособие. К учебнику А. В. Перышкина, Е. М. Гутник. – М.: ДРОФА, 2017. – 112 с.
  16. О.В. Узорова, Е.А. Нефедова. Русский язык. 1-4 классы. Весь курс начальной школы в схемах и таблицах. – М.: АСТ, 2018. – 160 с.
  17. О.В. Узорова, Е.А. Нефёдова. Технология. 1 класс. Рабочая тетрадь. К учебнику О. В. Узоровой, Е. А. Нефедовой. – М.: Астрель,ДРОФА, 2018. – 96 с.


Образцы работ

Тема и предметТип и объем работы
Роль государства в формировании и реализации во внешней торговой политике на примере России
Государственное и муниципальное управление
Курсовая работа
45 стр.
Советская страна в 30-е годы
История Отечества
Реферат
13 стр.
Неоконсервативная модель общественных отношений. США в 1980-е годы
История Отечества
Реферат
18 стр.
Развитие СМИ России в 90-е годы
Реклама
Реферат
20 стр.



Задайте свой вопрос по вашей проблеме

Гладышева Марина Михайловна

marina@studentochka.ru
+7 911 822-56-12
с 9 до 21 ч. по Москве.

Внимание!

Банк рефератов, курсовых и дипломных работ содержит тексты, предназначенные только для ознакомления. Если Вы хотите каким-либо образом использовать указанные материалы, Вам следует обратиться к автору работы. Администрация сайта комментариев к работам, размещенным в банке рефератов, и разрешения на использование текстов целиком или каких-либо их частей не дает.

Мы не являемся авторами данных текстов, не пользуемся ими в своей деятельности и не продаем данные материалы за деньги. Мы принимаем претензии от авторов, чьи работы были добавлены в наш банк рефератов посетителями сайта без указания авторства текстов, и удаляем данные материалы по первому требованию.

Контакты
marina@studentochka.ru
+7 911 822-56-12
с 9 до 21 ч. по Москве.
Поделиться
Мы в социальных сетях
Реклама



Отзывы
Вероника, 07.06
Спасибо вам, огромное, буду ждать результаты)