Рефераты, курсовые и дипломы на заказ без предоплаты.  Антиплагиат.
Студенточка.ru: на главную страницу.  рефераты, курсовые, дипломы на заказ без предоплаты в кратчайшие сроки  скидки и гарантии
Рефераты, курсовые, дипломные работы на заказ. Антиплагиат. Скидки
Прайс-лист Готовые работы Бесплатные материалы
ЗАКАЗАТЬ Специальности Банк рефератов
Консультации Статьи Подбор литературы
Готовые рефераты, курсовые и дипломы без предоплаты. Антиплагиат.
ЭКСПРЕСС - ЗАКАЗ:  для тех, кто экономит время и деньги при оформлении реферата,  курсовой, диплома на заказ


Воспользуйтесь формой поиска по сайту, чтобы найти реферат, курсовую или дипломную работу по вашей теме.

Поиск материалов

Подозреваемый и реализация его прав в уголовном процессе

Уголовный процесс

 

Аверченко Александр Критэрьевич

Подозреваемый и реализация его прав в уголовном процессе

Специальность 12.00.09. -уголовный процесс; криминалистика и судебная экспертиза; оперативно-розыскная деятельность

Автореферат ссертации на соискание ученой степени кандидата юридических наук

Томск -2001

Работа выполнена на кафедре уголовного процесса •ридического института Томского государственного университета.

 

 

 

Общая характеристика работы

Актуальность темы исследования.

Проводимая в Российской Федерации судебная и правовая реформа наряду с повышением эффективности деятельности государственных органов, раскрывающих, расследующих и разрешающих уголовные дела, предполагает адекватное усиление гарантий прав, свобод и законных интересов граждан.

Конституция Российской Федерации в качестве одной из важнейших основ конституционного строя провозглашает, что человек, его права и свободы являются высшей ценностью. Признание, соблюдение и защита прав и свобод человека и гражданина - обязанность государства.

Государственная защита прав и свобод человека и гражданина в Российской Федерации гарантируется. Вместе с тем каждый вправе сам защищать свои права и свободы всеми способами, не запрещенными законом, включая судебную защиту.

Каждому гарантируется право на получение квалифицированной юридической помощи. В случаях, предусмотренных законом, юридическая помощь оказывается бесплатно. Каждый задержанный, заключенный под стражу, обвиняемый в совершении преступления имеет право пользоваться помощью адвоката (защитника) с момента соответственно задержания, заключения под стражу или предъявления обвинения (статьи 2, 45, 48 Конституции РФ 1993 г.).

Исходя из этих конституционных положений, одной из обязанностей правоохранительных органов и лиц, осуществляющих производство по уголовному делу, является обеспечение прав и свобод любого человека и гражданина в точном соответствии с требованиями законодательства - как потерпевшего, так и подозреваемого или обвиняемого.

Значительный научный интерес в этом отношении представляет уголов-но-процессуальная фигура подозреваемого как первое правовое положение лица, вовлеченного в процесс уголовного преследования.

Общим основам правового статуса личности, положению участников уголовного процесса, непосредственно институту подозреваемого, процессуальным гарантиям прав и свобод посвятили свои работы такие известные ученые-юристы, как В.Д. Адаменко, Н.А. Акинча, С.П. Бекешко, Н.А. Белый, В.П. Божьев, Э.В. Боровский, Н.В. Витрук, Л.Д. Воеводин, Л.М. Володина, И.С. Галкин, Ю.И. Гревцов, В.Н. Григорьев, И.Д. Гуткин, Б.А. Денежкин, В.Я. Дорохов, И.Д. Демидов, Н.В. Жогин, Л.М. Карнеева, Л.Д. Кокорев, Н.Н. Короткий, В.М. Корнуков, В.Н. Котровский, В.Г. Кочетков, Э.Ф. Куцова, A.M. Ларин, И.Л. Лисагор, В.З. Лукашевич, Е.А. Матвиенко, Е.Г. Мартынчик, Н.И. Матузов, Я.О. Мотовиловкер, В.Р. Навасардян, Н.Е. Павлов, И.Л. Петрухин, Р.Д. Раху-нов, И.В. Ростовщиков, В.М. Савицкий, М.К. Свиридов, А.В. Солтанович, Ю.И. Стецовский, В.А. Стремовский, М.С. Строгович, Ф.Н. Фаткуллин, А.Г. Халиу-лин, А.Л. Цыпкин, А.А. Чувилев, Д.М. Чечот, B.C. Шадрин, М.П. Шешуков, В.В. Шимановский, В.Н. Шпилев, П.С. Элькинд, В.Е. Юрченко, Ю.К. Якимо-вич и другие. " ' ' ~"Т " '"" ~

-'• '~' ' v - * -''•* • -

Некоторая часть их научных выводов была реализована в федеральных законах о внесении изменений и дополнений в действующий уголовно-процессуальный кодекс, а также учтена при подготовке проектов нового УПК РФ, в том числе проекта, прошедшего слушание в Государственной Думе.

Труды указанных ученых были использованы в качестве серьезной теоретической основы при проведении настоящего исследования.

Однако, несмотря на обилие работ, посвящённых проблеме правового статуса подозреваемого, значительная часть их была написана до принятия Конституции РФ 1993 года, не отражает современного взгляда на концепцию прав и свобод человека и гражданина, не дает анализа изменений, которые были внесены в уголовно-процессуальный закон, не рассматривает практику правоохранительной деятельности последних лет. Правовое понятие подозреваемого в законе до сих пор отсутствует.

Кроме того, большинство авторов определяет подозреваемого, его права и обязанности в статике, раскрывает их сущность и содержание без соответствующего анализа уголовно-процессуального механизма реализации этих прав и обязанностей, без достаточного учёта их практической значимости в современных условиях, совершенства и эффективности в использовании, вне плоскости возникающих при этом уголовно-процессуальных правоотношений.

Права подозреваемого в действующем УПК по-прежнему сформулированы недостаточно чётко, обязанности его и лиц, ведущих уголовное преследование, без юридической помощи неподготовленному гражданину найти в законе практически невозможно. В опубликованных проектах нового УПК права подозреваемого описываются порой многословно, тяжёлым для понимания юридическим языком, не гарантируя, однако, лицу соответствующую ситуации защищённость.

Такое положение на практике приводит к массовым нарушениям прав подозреваемого, что усугубляется резким ростом преступности в последние годы и, как следствие этого, возросшей нагрузкой на сотрудников правоохранительных органов, а также существенным снижением подготовленности и профессионализма следователей, дознавателей, оперативных сотрудников.

Так, по данным Уполномоченного по правам человека в Российской Федерации в 1999 году "... каждый четвертый из числа задержанных доставляется в органы внутренних дел без достаточных оснований, каждый третий освобождается из изоляторов временного содержания по истечении 3 суток за неподтверждением участия в преступлении, каждое четвертое преступление из числа тяжких и особо тяжких остается нераскрытым".

Из изоляторов временного содержания Новосибирской области по разным причинам было освобождено в 1995 г. 37,1% задержанных подозреваемых, в 1996 г. - 40,1%, в 1997 г. - 43,1%, в 1998 г. - 41,5%, в 1999 г. - 41,7 %.

Всего в масштабах Российской Федерации число задержанных в порядке ст. 122 УПК составило в 1996 году 574315 человек, а в 1999 году уже 624218

' Доклад о деятельности Уполномоченного по правам человека в Российской Федерации в 1999 году // Российская газета, 2000, 16 мая.

человек. Возрастает и число лиц, освобожденных в связи с неподтверждением подозрения.

Таким образом, вопрос о понятии и правах подозреваемого до настоящего времени остается одной из наиболее дискуссионных проблем общей части уголовного процесса. Отсутствие ее теоретического решения и вызывает столь длительное явное несовершенство закона, так негативно влияющее на практику.

Указанные факты, а также распространенность случаев привлечения лиц в качестве подозреваемых в деятельности органов дознания и предварительного следствия2 и обусловили выбор данной темы для диссертационного исследования как исключительно актуальной.

Цель диссертационного исследования состоит в том, чтобы на основе действующего законодательства и проектов УПК, практики суда, органов следствия и дознания, специальной литературы изучить понятие подозреваемого, его правовое положение в соприкосновении с правовым положением работников правоохранительных органов в процессе реализации прав и обязанностей обеих сторон, выявить существующие проблемы и предложить пути их разрешения, в первую очередь, посредством совершенствования уголовно-процессуального закона.

В задачи исследования входит:

- подробное изучение правового института подозреваемого с использованием исторического и сравнительного (с законодательством других стран) методов;

- анализ понятия и правового положения подозреваемого по действующему за-' конодательству и проектам нового УПК Российской Федерации;

- проведение /с~помощью статистического метода обследования реального положения дел в использовании подозреваемым своих прав и несении обязанностей, состояния их соблюдения и частоты нарушений в правоохранительных органах Новосибирской области, Западно-Сибирского транспортного региона и Сибирского военного округа;

- выявление качества действующего законодательства о правах подозреваемого;

- установление путём анкетирования отношения к понятию и правовому статусу подозреваемого со стороны судей, работников правоохранительных органов;

- выявление в ходе обобщения полученных результатов пробелов в правовых актах, касающихся правового положения подозреваемого, неточностей, неудачных формулировок законов и внесение предложений по их устранению;

- разработка на основании детального изучения механизма реализации прав подозреваемого новой теоретической модели понятия подозреваемого, отвечающей современным условиям, оснований и порядка вовлечения лица в уголовный процесс в таком правовом качестве; ^

1 Соловьев А.Б., Токарева Н.Е., Халиулин А.Г. Прокурорский надзор за исполнением законов при расследовании преступлений. М.: Юрлитинформ, 2000. С.14-15.

' Ознакомление в судах г. Новосибирска с уголовными делами, рассмотренными в 1995-1999 г.г. (за исключе-' '••: нием дел о преступлениях небольшой тяжести), позволяет сделать вывод, что лица признавались подозревае- >, мыми не менее чем по каждым трем делам из четырех рассмотренных.

- осуществление классификации прав подозреваемого по различным основаниям с целью проведения их системного анализа, определение путей их законодательного совершенствования и оптимизации правоприменительной деятельности;

- выдвижение на полученной научной и практической базе предложений о внесении изменений и дополнений в закон.

Методологическую и теоретическую основу исследования составили международные документы по правам человека, Конституция РФ, законодательные акты по уголовному, уголовно-процессуальному, административному праву, подзаконные нормативные акты, постановления и определения Конституционного Суда РФ, литературные источники по философии, теории и истории государства и права, социологии, уголовному, уголовно-процессуальному и административному праву, нормативные акты и работы ученых дореволюционного периода по уголовному судоустройству и судопроизводству, действовавшие нормативные акты советского периода, уголовное и уголовно-процессуальное законодательство зарубежных стран, а также работы ученых по зарубежному праву.

"" В ходе работы были использованы общенаучные методы познания: исто-рико-диалектический, системный, сравнительный, анализа и синтеза, статистический, конкретно-социологический и другие.

Практическую основу выводов и предложений, сделанных в работе, составляют опубликованная в 1966-2000 годах практика Верховных Судов СССР и Российской Федерации (РСФСР); статистические данные: Генеральной Прокуратуры и МВД Российской Федерации, Прокуратуры и ГУВД Новосибирской области, Западно-Сибирской транспортной прокуратуры и Западно-Сибирского УВД на транспорте, военной прокуратуры Сибирского военного округа; результаты изучения по специальной программе 750 уголовных дел об особо тяжких, тяжких, средней тяжести преступлениях, рассмотренных в 1995-1999 годах Новосибирским областным судом, районными судами Новосибирской области, военными судами Сибирского военного округа; результаты изучения по специальной программе 120 прекращенных дел из архивов Прокуратуры и ГУВД Новосибирской области, прокуратур районов Новосибирской области, военных прокуратур Сибирского военного округа; результаты проведенного по специально разработанным анкетам опроса следователей прокуратуры (73 человека), следователей органов внутренних дел (108 человек), оперативных уполномоченных уголовного розыска (29 человек), адвокатов (68 человек).

В сборе, изучении и обобщении материалов практики участвовали слушатели Института переподготовки и повышения квалификации сотрудников ФСБ России, студенты юридических факультетов Новосибирского гуманитарного института и Новосибирского классического института при активном содействии сотрудников правоохранительных органов, адвокатов и иных опрошенных лиц.

Для сравнения полученных результатов использовались материалы исследований, проведенных И.Ф. Демидовым, Н.Н. Коротким, В.Р. Навасардяном и др., в совпадающих областях выявлены общие закономерности.

Научная новизна работы заключается в том, что:

- использован комплексно-системный подход к совместному рассмотрению прав подозреваемого и корреспондирующих им обязанностей должностных лиц и правоохранительных органов в ходе уголовно-процессуальной деятельности;

- установлен исторический момент и причины появления процессуальной фигуры подозреваемого в российском уголовном процессе;

- в диссертации предложено новое понятие подозреваемого, отвечающее, по мнению автора, современным условиям, его роли и месту в системе участников уголовного процесса и дающее дополнительные гарантии его правовой защиты при сохранении положительного баланса с интересами общества;

- обоснована необходимость изменения подхода к материальным и процессуальным основаниям признания лица подозреваемым и дано понятие таких оснований;

- сделан вывод о наличии самостоятельных, различных по содержанию оснований, во-первых, для признания лица подозреваемым и, во-вторых, для применения к нему мер процессуального принуждения;

- подчеркнут чрезвычайный, не терпящий отлагательства характер процесса вовлечения лица в процессуальные действия в качестве подозреваемого как главное его отличие от обвиняемого;

- сделан вывод о недопустимости выполнения с фактически заподозренным лицом следственных действий уличающего или принудительного характера в качестве «уличаемого свидетеля», без предоставления ему правового статуса подозреваемого;

- предпринята попытка исчерпывающе полного перечисления прав подозреваемого с классификацией по различным основаниям, их системным анализом и практической оценкой;

- дано понятие и раскрыт механизм реализации прав подозреваемого как многостадийного процесса, направленного на достижение законных интересов данного лица в уголовном процессе;

- выявлены факторы, влияющие на процесс реализации прав подозреваемого, средства и способы такой реализации;

- аргументирована необходимость предоставления подозреваемому ряда новых прав либо изменения их законодательной реакции;

- на основании проведенных исследований сделаны предложения о совершенствовании уголовно-процессуального законодательства в части, касающейся подозреваемого, его прав и обязанностей, обязанностей должностных лиц и правоохранительных органов.

В работе имеются и другие положения, отличающиеся элементами новизны по своему содержанию.

, Основные положения, выносимые на защиту ,

V

1. Впервые термин «подозреваемый» и некоторые основания признания лица таковым появились в статье 14 "Наказа полиции о производстве дознания по происшествиям, могущим заключать в себе преступление или проступок" от

8 июня 1860 года и с тех пор постоянно присутствуют в российском уголовно-процессуальном законодательстве.

2. Развитие правового института подозреваемого и его правового статуса происходило "по спирали", набирая интенсивность в более демократичные исторические периоды и ослабевая или далее исчезая из реального правоприме-нительного сектора в периоды усиления тоталитаризма.

3. Несмотря на то, что современное состояние правового статуса подозреваемого находится на наиболее высоком уровне по сравнению со всей предшествующей историей, оно не гарантирует необходимой степени обеспеченности реализации его прав и свобод. Несовершенство института подозреваемого и проблемы реализации его прав связаны, в первую очередь, с фактическим отсутствием в действующем законодательстве правового понятия подозреваемого и оснований признания лица таковым, что вызывает неясности у практических работников и провоцирует их на нарушения закона.

4. Основания признания лица подозреваемым и основания применения к нему задержания или меры пресечения различны, как различны правовая природа и цели этих процессуальных действий.

5. В зависимости от их роли и содержания основания признания лица подозреваемым в уголовном процессе возможно разделить на две группы:

1) материальные, то есть те фактические данные о причастности лица к преступлению, которые обусловили возникновение подозрения;

2) процессуальные, то есть действия или решения органов расследования, ставящие лицо в положение подозреваемого.

6. По нашему мнению, материальными основаниями признания лица подозреваемым являются доказательства, объем которых не может быть меньше достаточного для применения того элемента принуждения, который заложен в действиях и решениях, вызывающих необходимость объявления лицу о подозрении.

Процессуальным основанием признания лица подозреваемым предлагается считать официальное объявление ему управомоченным должностным лицом или органом о наличии подозрения, то есть основанного на достаточных доказательствах предположения о причастности данного лица к совершению преступления, с одновременным разъяснением прав подозреваемого.

Такое объявление может быть зафиксировано письменно в постановлении о возбуждении уголовного дела, протоколе допроса подозреваемого, протоколе задержания, постановлении о применении меры пресечения, постановлении о производстве обыска, протоколе предъявления личности для опознания, постановлении о получении образцов для сравнительного исследования, специальном уведомлении, ином процессуальном документе или произведено устно. В последнем случае объявление о подозрении дублируется в письменной форме с составлением протокола о разъяснении прав подозреваемого не позднее 3-х часов с момента устного объявления. Объявление лицу о подозрении должно производиться по мере формирования подозрения, но не позднее начала выполнения с участием подозреваемого следственных действий принудительного или уличающего характера.

7. С учетом результатов проведенного исследования в диссертации предлагается следующее определение подозреваемого: подозреваемый - это необязательный участник стадии предварительного расследования, которому в связи с наличием подозрения в причастности к совершению преступления и неотложной необходимостью проведения следственных действий принудительного или уличающего характера с его участием на основании достаточных для этого доказательств официально объявлено о таком подозрении, разъяснены права подозреваемого, а также порядок их реализации.

8. В связи с предложенным понятием подозреваемого срок нахождения лица в данном качестве не может ограничиваться установленными законом сроками задержания или применения меры пресечения: правовой статус подозреваемого не связан с этими мерами, может возникнуть раньше и сохраняется у лица по завершении действия указанных мер, до предъявления ему обвинения или прекращения уголовного преследования и реабилитации.

9. В случае отпадения оснований подозрения, в том числе и при объявлении лицу о подозрении устно, орган дознания и следователь обязаны немедленно прекратить в отношении него уголовное преследование и письменно сообщить о реабилитации с принесением извинений и разъяснением порядка компенсации причиненного вреда.

До окончания предварительного расследования такое решение должно быть принято по каждому лицу, подозрение в отношении которого не подтвердилось.

10. Из практики правоохранительных органов должны быть исключены случаи участия в следственных действиях в качестве свидетелей лиц, в отношении которых имеются основания для объявления им о подозрении в совершении преступления. Результаты таких действий не могут допускаться в качестве доказательств.

11. Права подозреваемого в уголовном процессе должны составлять не случайную совокупность, а целостную систему, взаимоувязанную и непротиворечивую, наряду с соблюдением порядка их реализации, гарантирующую достижение им своих законных интересов в течение всего периода существования этой процессуальной фигуры.

12. Входящие в эту систему права могут быть классифицированы: по степени важности; по сфере действия; по моменту возникновения и периоду существования; по направленности; по порядку реализации.

13. Новое законодательное формирование правового статуса подозреваемого должно производиться не иначе, как с учетом возможности последующей реализации прав и обязанностей подозреваемого. Под такой реализацией предложено понимать регламентированный нормами уголовно-процессуального права процесс использования подозреваемым своих субъективных прав в соответствующей юридической форме и пределах, с применением правомерных средств и способов, обеспечивающий достижение им своих законных интересов в уголовном деле, а также защиту указанных прав и интересов от любых посягательств.

-il'Jib.-- 1.ПЛО , '- •• -г.Д

ь 'ГЮг' '-Т.

10

14. Возможность реализации или реализуемость прав подозреваемого, в свою очередь, зависит от целого ряда гарантий и факторов: экономических, политических, социальных, законодательных, организационных, информационных, психологических и прочих. Их сочетание, степень и выраженность действия с течением времени изменяются. Соответственно этим изменениям своевременно должно меняться и законодательство при сохранении общей демократической основы и приоритета интересов личности.

15. Основные проблемы реализации прав подозреваемого, как показало проведенное исследование, находятся в плоскости несовершенства законодательства не только в части определения понятия подозреваемого, но и в законодательных формулировках его прав, а также обязанностей государственных органов и должностных лиц, осуществляющих уголовное преследование. Эти обязанности должны получить более подробное законодательное закрепление и объявляться подозреваемому.

Тема диссертации утверждена Ученым советом Юридического института Томского государственного университета.

Практическая значимость исследования.

Результаты работы - полученные выводы, сформулированные определения, предложения, рекомендации, анализ состояния защищенности подозреваемого - могут быть использованы для проведения дальнейших научных исследований по этой и связанной с ней проблемам, внесения изменений в действующее законодательство, совершенствования сложившейся правопримени-тельной практики, повышения квалификации сотрудников судебной системы и правоприменительных органов, обучения студентов по юридической специальности.

Апробация результатов исследования.

Отдельные вопросы темы докладывались на научных конференциях по проблемам правоведения, проходивших на базе Юридического института Томского государственного университета в г. Томске в 1997, 2000, 2001 годах, Кемеровского государственного университета в г. Кемерово в 1996 году, Новосибирской государственной академии экономики и управления в 1999 году.

Результаты изучения практических материалов доводились до сведения руководства прокуратуры Новосибирской области, Западно-Сибирской транспортной прокуратуры, ГУВД Новосибирской области и военной прокуратуры СибВО.

Разработан и прочитан на юридическом факультете Новосибирского классического института спецкурс (8 часов) «Подозреваемый в уголовном процессе».

Разработаны в связи с темой диссертации лекции в Институте переподготовки и повышения квалификации сотрудников ФСБ России и для студентов юридического факультета Новосибирского гуманитарного института.

По теме диссертации опубликовано шесть статей, еще две статьи находятся в печати.

Диссертация докладывалась и обсуждалась на заседаниях кафедры уголовного процесса Юридического института ТГУ и кафедры уголовного

процесса и криминалистики Института переподготовки и повышения квалификации сотрудников ФСБ России (г. Новосибирск).

Структура диссертации определена задачами и логикой проведенного исследования. Диссертация состоит из введения, двух глав, первая из которых состоит из трех, а вторая - из двух параграфов, заключения, библиографического списка и приложений.

12

'' Основное содержание работы ' '""

• -4"; ', : V'.'

Во введении обоснованы актуальность, научная новизна и практическая значимость исследуемой темы, обозначаются цели и задачи работы, ее теоретическая, нормативно-правовая и практическая основы, формулируются основные положения, выносимые на защиту.

В главе 1 «Понятие и основания признания лица подозреваемым, его место в системе участников уголовного процесса» автор рассматривает исторический процесс формирования правового статуса подозреваемого, материальные и процессуальные основания признания лица таковым, предлагает понятие подозреваемого, исследует роль и место подозреваемого в системе участников уголовного процесса.

Первый параграф, озаглавленный «Становление и развитие правового института подозреваемого в российском уголовном процессе», представляет собой исторический анализ отечественного утоловно-процессуального законодательства по данному вопросу с раннефеодальных времен до его нынешнего состояния.

В ходе исследования сделан вывод о том, что процессуальная фигура подозреваемого в феодальном праве России отсутствовала. Первое упоминание о подозреваемом как об участнике уголовного судопроизводства появилось в статье 14 «Наказа полиции о производстве дознания по происшествиям, могущим заключать в себе преступление или проступок». При этом ни формально-определенного понятия, ни комплекса прав и обязанностей подозреваемого не приводилось. Практически в таком же виде термин «подозреваемый» употреблялся и в Уставе уголовного судопроизводства 1864 г.' (статьи 256, 257 и др.) в тех случаях, когда речь шла о деятельности полиции при производстве дознания. Раскрывая функции судебного следователя, Устав использовал понятие «обвиняемый» даже в тех случаях, когда обвинение еще не предъявлялось. В неизменном виде нормы Устава, касающиеся подозреваемого, просуществовали до Октябрьской революции 1917 года и применялись как не противоречащие революционному правосознанию наряду с актами новой власти до принятия в 1922 году УПК РСФСР, который отличался явной преемственностью по отношению к дореволюционному закону. По-прежнему, ни в этом кодексе, ни в УПК РСФСР 1923 года, понятие и права подозреваемого не определялись, он толковался как лицо, в отношении которого имелись подозрения следователя о причастности к преступлению. Никакого процессуального акта, ставящего гражданина в отношение подозреваемого, в то время не было. После допроса лица в качестве подозреваемого к нему могли быть применены задержание или одна из мер пресечения (статьи 100, 144 УПК РСФСР 1923 года).

В 30-е годы в ряде следственных органов укрепилась практика обязательного допроса сначала в качестве подозреваемого лица, подлежащего привлечению к уголовной ответственности. Тем самым значение привлечения в качестве обвиняемого сводилось к простой формальности, выполняемой в конце

Везде далее -Устав.

следствия. Это обусловило издание Прокурором СССР А.Я. Вышинским циркуляра от 5 июня 1937 года № 41\26 «О повышении качества.расследования», которым фигура подозреваемого была фактически устранена из реального пра-воприменительного сектора более чем на 20 лет, до принятия Основ уголовного судопроизводства Союза ССР и союзных республик 1958 года. Указанные Основы подтвердили правомерность и необходимость существования подозреваемого как самостоятельного участника предварительного расследования, определив его как лицо, к которому применено задержание или мера пресечения до предъявления обвинения. В Основах уголовного судопроизводства и принятом в соответствии с ними УПК РСФСР 1960 года были впервые перечислены права и обязанности подозреваемого. За период действия этого УПК права подозреваемого неоднократно расширялись и конкретизировались, однако их реализация не вполне гарантируется и существующей редакцией уголовно-процессуального закона.

Второй параграф первой главы диссертации посвящен исследованию оснований признания лица подозреваемым.

Статья 52 УПК, определяя подозреваемого, как лицо, задержанное по подозрению в совершении преступления, или лицо, к которому применена мера пресечения до предъявления обвинения, фактически не раскрывает его правовую природу, основания и необходимость существования в уголовном процессе.

Отсутствие в законодательстве четко определенного понятия подозреваемого порождает «разнобой» в практике, неутихающие дискуссии в науке уголовного процесса, что негативно сказывается на соблюдении прав и свобод человека, на интересах справедливого разрешения уголовных дел. Несовершенство действующего закона состоит, по мнению автора, прежде всего в том, что подозреваемый определяется через применение к нему задержания или меры пресечения, без указания собственных оснований для признания лица таковым. Необходимо отметить, что привлечение лица в качестве подозреваемого и применение к нему мер процессуального принуждения имеют различные правовую природу, цели и основания, причем лицо задерживается или арестовывается потому, что оно подозревается, а не наоборот, как это вытекает из логики действующего УПК.

По своей правовой природе привлечение в качестве подозреваемого - это действие, направленное на появление нового участника уголовного процесса, формирование у лица соответствующего правового статуса, первый шаг в направлении возложения уголовной ответственности. Лицу объявляется сущность подозрения, предоставляется возможность выразить свое отношение к нему, реализовать свои права, прежде всего, право на защиту.

В свою очередь, задержание и применение меры пресечения являются мерами процессуального принуждения, которые, хотя и вносят изменения в правовой статус подозреваемого, но не порождают его. Их цели и назначение имеют превентивный характер, направленный на создание условий для нормального, безопасного и объективного ведения расследования.

14

Представляется логичным выделить две группы оснований признания лица подозреваемым: материальные, то есть те фактические данные о причастности лица к преступлению, которые обусловили возникновение подозрения; процессуальные, то есть действия или решения органов расследования, ставящие лицо в положение подозреваемого.

Взаимосвязь между этими двумя группами оснований следует охарактеризовать как «причина и следствие»: только при наличии первых могут возникнуть вторые, при отсутствии первых появление вторых незаконно. Для вовлечения лица в процесс в качестве подозреваемого необходимо наличие обеих групп оснований.

Проблемными вопросами материальных оснований являются, прежде всего, следующие:

1) о процессуальном качестве фактических данных, составляющих их содержание;

2) об объеме этих данных, необходимых для выполнения действий по признанию лица подозреваемым.

Представляется, что решение об объявлении лицу о подозрении его в совершении преступления может быть принято только на основании доказательств, а не данных допроцессуального характера (заявления, объяснения, оперативная информация). Фактически именно с признания лица подозреваемым начинается уголовное преследование, это решение, имеющее большое юридическое значение и далеко идущие последствия, в связи с чем оно не может быть принято на основании непроверенных и не закрепленных в уголовно-процессуальном порядке сведений.

Соблюдение этого требования явилось бы одной из гарантий от произвола, препятствием незаконным и необоснованным фактам постановки лица в положение подозреваемого, особенно с последующим применением принудительных мер.

Вопрос об объеме, количестве доказательств, необходимых для вовлечения лица в процесс в качестве подозреваемого, является весьма сложным, разрешение его происходит в каждом случае исключительно индивидуально, на основании проверки и оценки полученных данных.

Единства мнений по этому поводу нет.

Распространена точка зрения о том, что это доказательства, еще недостаточные для предъявления обвинения, но по которым возможно применение к подозреваемому задержания, либо ареста, либо совершения других действий, направленных на уличение этого лица в совершении преступления.

Отдавая должное практической основе такого подхода, следует, тем не менее, отметить, что никто из авторов не указывает более-менее определенно "нижней границы" совокупности доказательств, дающей право на такое решение.

Полагаем, что такая совокупность не может быть меньше, чем доказательства, дающие материальные основания для применения того элемента принуждения, который заложен в действиях и решениях, необходимость производства которых вызывает к жизни фигуру подозреваемого.

Чем более весомы собранные доказательства причастности лица к преступлению, тем больший элемент уголовно-процессуального принуждения (при наличии, конечно, собственных оснований и мотивов, индивидуально определяемых в каждом деле) может присутствовать в действиях и решениях, адресованных подозреваемому.

Соблюдение такой соразмерности поставило бы барьер необоснованному применению жестких принудительных мер.

Что касается "верхней границы" данной совокупности, то положение о том, что она обязательно проходит "ниже" достаточности для предъявления обвинения, не должно быть столь категоричным: в уголовно-процессуальной практике нередки случаи, когда совокупность доказательств может быть и достаточной для предъявления обвинения, но конкретная следственная ситуация делает невозможным в данный момент привлечение лица в качестве обвиняемого. Придание ему статуса подозреваемого в такой обстановке предоставит лицу дополнительные гарантии реализации его прав.

Само же подозрение можно определить как основанное на достаточных доказательствах предположение органа расследования о причастности лица к преступлению, официально объявленное лицу и образующее у него правовой статус подозреваемого.

Именно на защиту от подозрения и ориентирован комплекс прав подозреваемого.

Вопрос о процессуальных основаниях признания лица подозреваемым является исключительно полемичным. Связано это с тем, что именно определенное толкование процессуальных оснований является отправным моментом для подхода к понятию подозреваемого, которое, в свою очередь, должно бытЁ сформулировано в законе таким образом, чтобы в максимальной степени были гарантирована реализация прав и свобод лица, привлекаемого к уголовной ответственности - с одной стороны, и обеспечивалась возможность быстрых и эффективных действий по пресечению и раскрытию преступления - с другой.

Изучение и анализ существующей отечественной специальной литературы по теме исследования позволяет выявить две основные позиции в этой полемике:

1) ряд авторов считает, что в УПК дан исчерпывающий перечень случаев появления в процессе подозреваемого; он удовлетворяет требованиям законности и в расширении не нуждается;

2) другие полагают, что подобное понимание сущности и назначения процессуальной фигуры подозреваемого устарело, не отвечает современным стандартам соблюдения прав и свобод человека и гражданина и предлагают расширить перечень процессуальных оснований признания лица подозреваемым.

К числу таких оснований в разных вариантах предлагается-.относить: вынесение постановления о возбуждении уголовного дела в отношении конкретного лица; допрос лица по поводу его участия в совершении преступлений; наложение ареста на имущество, отобрание образцов для сравнительного исследования, освидетельствование, предъявление для опознания, обыск и

16

производство иных действий принудительного и уличающего характера; вынесение постановления о привлечении в качестве подозреваемого.

По мнению автора, обе позиции содержат основания для критики.

Рассмотрим первую. Практическая реализация действующих положений закона о том, что подозреваемым является лицо, задержанное по подозрению в совершении преступления, или лицо, к которому применена мера пресечения до предъявления обвинения, влечет ряд негативных последствий.

1. Лица, в отношении которых имеются фактические данные об их причастности к преступлению, при отсутствии необходимости задержания или применения меры пресечения допрашиваются в качестве свидетелей. Подобные допросы производились по 63% исследованных автором уголовных дел.

«Уличаемый свидетель» не имеет возможности реализовать в полной мере свои права, особенно право на защиту. Предоставленные Конституцией возможность не свидетельствовать против себя и пользоваться юридической помощью явно не могут заменить весь комплекс прав подозреваемого.

2. При необходимости вовлечения лица в процесс в качестве подозреваемого допускаются случаи «вынужденного» (то есть, необоснованного - А.А.) задержания лица или применения меры пресечения только для того, чтобы фактически заподозренное лицо могло реализовать свои права, высказать свое отношение к подозрению. О распространенности подобных действий свидетельствует огромный процент освобождаемых из ИВС лиц.

3. По истечении срока задержания или примененной в порядке статьи 90 УПК меры пресечения подозреваемый оказывается в положении «лица без определенного процессуального статуса». Правовое положение подозреваемого у него уже отсутствует, обвинение еще не предъявлено, статус свидетеля факт отмены меры процессуального принуждения не образует. При дальнейшем расследовании дела лицо, не имея никаких процессуальных прав, оказывается в худшем положении, чем любой участник процесса.

4. Без облечения фактически заподозренного лица в положение подозреваемого или обвиняемого на его имущество нельзя наложить арест, у него (кроме случаев, предусмотренных ч.2 ст. 186 УПК) нельзя получить образцы для сравнительного исследования, его нельзя поместить в медицинское учреждение для производства экспертизы. Эта ситуация опять провоцирует либо «вынужденное» задержание, либо незаконные действия с «уличаемым свидетелем».

5. Возникает вопрос о возмещении такому «свидетелю» расходов по явке к следователю, среднего заработка и т.д. В законе не указывается обычный ли это свидетель, или «уличаемый».

Этот список мог бы быть продолжен. Перечисленные аргументы позволяют констатировать, что вторая позиция - об изменении процессуальных оснований признания лица подозреваемым - более обоснованна.

Тем не менее, предложения ее сторонников отличаются следующими недостатками:

1. Все они предоставляют лицу статус подозреваемого после выполнения с ним действий уличающего или принудительного характера, тогда как лицо

должно стать соответствующим участником процесса - подозреваемым - до начала выполнения с ним этих процессуальных действий. Его права ему понадобятся и могут быть реализованы именно при их производстве.

2. Представляется, что одного лишь факта совершения в отношении лица определенного следственного действия (обыск, опознание, освидетельствование) явно недостаточно для того, чтобы признать его подозреваемым в совершении преступления. Для этого нужна еще и совокупность доказательств его причастности к преступлению, а не только возможное хранение похищенного или черты внешности, сходные со словесным портретом разыскиваемого.

3. Невозможно привести весь перечень действий уличающего и принудительного характера. Он может измениться с течением времени за счет введения в закон новых процессуальных действий, что повлечет новые проблемы с определением понятия подозреваемого.

4. Предложения о вынесении специального постановления о признании лица подозреваемым «стирает грани» между ним и обвиняемым, не учитывает имеющейся разницы между двумя этими участниками уголовного процесса, выхолащивает весь смысл и назначение процессуальной фигуры подозреваемого как неотложной и чрезвычайной.

Автором предложено новое понимание процессуальных оснований вовлечения лица в процесс в качестве подозреваемого, наиболее отвечающее указанным выше требованиям.

В качестве единого, универсального процессуального основания предлагается считать официальное объявление гражданину управомоченным на то законом должностным лицом или органом о наличии подозрения в причастности к преступлению.

Дознаватель или следователь объявляет лицу о признании его подозреваемым по мере формирования подозрения, но не позднее начала выполнения с его участием действий, направленных на уличение его в совершении преступления, либо применения мер процессуального принуждения.

В каждом случае неподтверждения подозрения лицо должно быть реабилитировано.

Разумеется, объявление лицу о подозрении налагает на него также и обязанности подозреваемого, однако они, за исключением связанных с условиями задержания или меры пресечения, применяемых только при наличии собственных оснований и мотивов, носят общепроцессуальный характер и не влекут существенного ограничения его прав.

Следует, конечно, отметить, что признание лица подозреваемым, в какой бы форме оно ни производилось, причиняет ему определенные моральные страдания, связанные с его отрицательной оценкой государством.

Представляется, что в предлагаемом порядке привлечения лица в качес ве подозреваемого, есть моменты, в определенной мере смягчающие эту негативную сторону уголовно-процессуальной деятельности, которые, по нашему мнению, состоят в следующем. • •••-

18

1. Состояние неопределенности, тревожного ожидания при выполнении с "уличаемым свидетелем" следственных действий явно уличающего характера наносит лицу не меньшие моральные страдания, чем объявление о подозрении.

2. Выполнение действий такого характера без объявления подозрения неэтично.

3. Факт вовлечения лица в уголовный процесс в предлагаемом порядке не предполагает с неизбежностью применение к нему задержания или меры пресечения, как это предусматривает действующее законодательство, что позволяет избежать излишнего применения принуждения.

4. Предлагаемый порядок вовсе не исключает допроса лица в качестве свидетеля, производства обыска, опознания и т.д., если основания для выполнения этих действий есть, а для объявления о подозрении - нет или их недостаточно.

5 Обеспечение возможности опровергнуть или смягчить подозрение, не доводя дело до применения жестких принудительных мер, в случае своевременного уведомления о подозрении, по нашему мнению, с лихвой компенсирует испытываемый лицом дискомфорт.

В третьем параграфе, озаглавленном «Понятие подозреваемого и его место в системе участников уголовного процесса», автор приводит еще ряд доводов в пользу необходимости изменения подхода к процессуальной фигуре подозреваемого.

Автор считает подозреваемого необязательным участником начальной части стадии предварительного расследования, появляющимся лишь в чрезвычайных условиях, в случаях, не терпящих отлагательства, что и является основным отличием его от ближайшего к нему по статусу участника уголовного процесса - обвиняемого. Неслучайно задержание и допрос подозреваемого закон относит к неотложным следственным действиям, а привлечение в качестве обвиняемого и допрос обвиняемого - нет.

С учетом такого характера процессуальной фигуры подозреваемого порядок его вовлечения в процесс, как и предлагается в диссертации, должен быть предельно простым, быстрым, гибким и многовариантным, без установления единой жесткой процессуальной формы.

Естественно, что такое упрощение закона не должно наносить ущерба правам и законным интересам лица, которые необходимо гарантировать с помощью перечисленных ниже правовых средств.

1. Контроль со стороны начальника следственного отдела или органа дознания.

2. Надзор прокурора, специально ориентированный на случаи появления подозреваемого.

3. Возможность обжаловать решение об объявлении подозрения в суд, в том числе и с иском о компенсации морального вреда.

4. Жесткие меры ответственности следователей и дознавателей за необоснованное привлечение лица в качестве подозреваемого.

Предлагаемое понятие подозреваемого, по мнению автора, в большей степени гарантирует реализацию прав и законных интересов лица, чем

19

нынешняя редакция закона и изученные предложения процессуалистов, по следующим мотивам.

1. Чем раньше фактически заподозренный узнает о наличии подозрения и своих правах, тем больше возможности реализовать их и избежать следственно-судебных ошибок.

2. При таком подходе к понятию подозреваемого лицо узнает о своих правах до проведения следственных действий уличающего и принудительного характера, а не после их завершения.

3. Такое понимание подозреваемого позволит избежать «вынужденного» применения мер процессуального принуждения, так как объявление о подозрении вовсе не предполагает обязательного последующего задержания или избрания меры пресечения и дает при этом возможность узнать реакцию лица на объявленное подозрение.

4. Статус подозреваемого остается у лица и после отмены мер принуждения, что дает ему возможность активно использовать свои права и в этот период.

5. Данные предложения исключают возможность выполнения следствен-^ ных действий с лицом, находящимся в бесправном качестве «уличаемого сви' детеля» или лица «без определенного процессуального статуса». ,

Несовершенство конструкции института подозреваемого в действующем УПК и незащищенность фигуры «уличаемого свидетеля» отметил и Конституционный Суд РФ, который своим постановлением обеспечил лицу возможность пользоваться помощью адвоката (защитника) в уголовном деле независимо от процессуального статуса, если его права и свободы существенно затрагиваются или могут быть существенно затронуты действиями и мерами, связанными с уголовным преследованием.1

Отмечая это решение как шаг в верном направлении, следует отметить нелогичность, непоследовательность и противоречивость такого подхода, расценить его, как попытку улучшить то, что нужно менять. Выход представляется только один: сделать «подозреваемого» подозреваемым, исключив из закона и практики фигуру «уличаемого свидетеля», пусть даже и получившего помощь адвоката (защитника).

Во второй главе «Права подозреваемого и их реализация» дается развернутая характеристика правам подозреваемого, анализируются проблемы, возникающие при их практическом использовании, выявляются пробелы и несоответствия в законе, предлагаются пути их устранения.

В первом параграфе «Система прав подозреваемого», в первую очередь, приводится понятие такой системы, которая определяется как объективно сложившаяся совокупность взаимосвязанных и взаимодействующих друг с другом прав, предполагающая их единство и непротиворечивость при решении общей задачи - достижении законных интересов личности в уголовном процессе.

1 Постановление Конституционного Суда РФ № 11-П от 27 июня 2000 г. по делу о проверке конституционности положений части 1 статьи 47 и части 2 статьи 51 УПК РСФСР в связи с жалобой гражданина В.И. Маслова \\ Рос. газета, 2000, 4 июля.

20

Системный подход к массиву прав подозреваемого позволил классифицировать их по пяти основаниям: по степени важности ч форме правового закрепления они делятся на конституционные и отраслевые (уголовно-процессуальные); по сфере действия - на: а) общегражданские; б) права, характерные для статуса любого участника уголовного процесса; в) права, принадлежащие исключительно подозреваемому; г) права, принадлежащие подозреваемому, задержанному или заключенному под стражу; по моменту возникновения и периоду существования - на общие и частные; по направленности - на затрагивающие судьбу уголовного дела и касающиеся условий состояния подозреваемого; по наряду и интенсивности реализации - на активные и пассивные (свободы).

Проведение классификации как прием исследования показало наличие пробелов, несоответствий и противоречий в действующем законодательстве о правах подозреваемого, в связи с чем автором высказаны предложения о совершенствовании закона.

Во втором параграфе «Реализация прав подозреваемого» рассматривается общее понятие и проблемы реализации прав подозреваемого, приводится анализ следственной и судебной практики, а также предложения, направленные на оптимизацию закона и более гарантированное соблюдение прав и свобод человека и гражданина.

Понимание реализации прав подозреваемого, как поступательной, многостадийной деятельности, позволяет выделить ряд стадий этого процесса, последовательно сменяющих друг друга:

1 ) стадия приобретения правового статуса подозреваемого;

2) стадия разъяснения и усвоения подозреваемым своих прав и порядка их осуществления;

3) стадия пользования подозреваемым своими правами; «• ••5) стадия защиты прав подозреваемого (факультативная). ' •' " ' -'

Целью реализации прав подозреваемого признается достижение им своего законного интереса в уголовном деле.

Достижение цели реализации прав подозреваемого, как уже отмечалось, зависит от комплекса гарантий, то есть экономических, политических, идеологических и юридических средств, которые обеспечивают постоянное совершенствование содержания субъективных прав и интересов, их реальное осуществление, а в необходимых случаях - эффективную защиту. '

Кроме того, в параграфе рассматриваются средства и способы реализации прав подозреваемого.

Так, по мнению автора, существуют следующие средства реализации прав подозреваемого.

1 . Получение информации от органов, ведущих процесс (при объявлении подозрения, разъяснении прав, ознакомлении с документами, вручении копий документов и т.д.).

1 Куцова Э.Ф. Уголовно-процессуальные гарантии прав и законных интересов личности. Авторсф. дисс. докт. юрид. наук - М.. 1986. - с. 10.

21

2. Предоставление или непредоставление информации подозреваемым по требованию указанных органов (при даче объяснений и показаний, отказе от дачи показаний и т.д.).

3. Обращение к органам расследования, прокуратуры и в суд (при заявлении ходатайств и отводов, принесении жалоб и т.д.).

4. Участие в процессуальных действиях (осмотре, обыске, выемке, очной ставке и т.д.) и отказ от участия в процессуальных действиях.

К числу способов реализации можно отнести устный и письменный, личный и опосредованный, судебный и несудебный, активный и пассивный. Выбор способа зависит от характера реализуемого права, следственной ситуации и тактической позиции самого подозреваемого.

Обзор фактического использования подозреваемыми своих прав позволяет сделать вывод о том, что частота их реализации недопустимо мала, напрямую связана с несовершенством закона, и непосредственно порождает упоминавшиеся выше негативные последствия.

Так, по изученным в ходе исследования уголовным делам право пользоваться услугами защитника было реализовано в 44 % случаев, пользоваться услугами переводчика - в 1,2 %, давать показания - в 99,4 %, отказаться от дачи показаний - в 0,6 %, представлять доказательства - в 0,3 %, заявлять отводы - в 0,6 %, заявлять ходатайства - в 37 %, приносить жалобы - в 1,2 %, обжаловать в суд законность и обоснованность задержания или ареста - 0 %, задать вопросы второму участнику очной ставки - в 4,2 %, записать свои показания (и объяснения) собственноручно - в 21,2 % случаев.

Представляется, что подобный мизерный объем реализации подозреваемыми своих субъективных прав, помимо проблем законодательного характера, обусловлен также нарушениями закона, допускаемыми органами уголовного преследования.

В частности, не разъяснялись или разъяснялись неполно права подозреваемого в 100 % (!) исследованных уголовных дел, не разъяснялась или неполно разъяснялась сущность подозрения - в 23,2 %, не объявлялась юридическая квалификация преступления, в котором подозревалось лицо - в 8,3 %, в протоколе задержания не указывались основания и (или) мотивы задержания - в 33,1 %, не разъяснялись положения ст. 51 Конституции - в 31 %, допрос был произведен с нарушением срока - в 3,5 %, подозреваемый был несвоевременно освобожден.из ИВС - в 1,8 %; не разъяснялись права при назначении экспертизы - в 81 % случаев и т.д.

В целях оптимизации положения диссертантом предложено внести в уго-ловно-процессуальное законодательство России ряд изменений и дополнений.

1. Дополнить закон понятием подозреваемого в редакции, аргументируемой в диссертации.

2. Детализировать в УПК положения ст. 51 Конституции, заменив термин «не свидетельствовать» выражением «сохранять молчание».

3. Законодательно распространить действие презумпции невиновности не только на обвиняемого, но и на подозреваемого.

22

4. Уточнить правовую норму об участии защитника положением о недопустимости ограничения количества защитников, одновременно осуществляющих защиту одного подозреваемого (обвиняемого).

5. Конкретизировать механизм оплаты труда защитника по назначению, изменив существующие расценки до уровня, стимулирующего активное ведение защиты.

6. Расширить перечень обстоятельств подозрения, объявляемых лицу, закрепить их в законе.

7. Законодательно определить право подозреваемого на предоставление времени для подготовки ходатайства (не менее 24 часов).

8. Установить срок разрешения ходатайств подозреваемого в 24 часа.

9. Ввести в закон обязанность органов следствия и дознания вручать подозреваемому копии всех процессуальных документов, с которыми он имеет право ознакомиться.

10. Предусмотреть в УПК право подозреваемого отказаться от участия в процессуальных действиях.

11. Оговорить в законе, что заключение эксперта исключается из числа доказательств по делу, если при назначении экспертизы и при получении заключения не были реализованы или были несвоевременно реализованы права подозреваемого (обвиняемого).

12. Законодательно исключить возможность получения от подозреваемого объяснений. Официальная информация от него может быть получена только в ходе дачи показаний, путь даже и объясняющих его отношение к подозрению.

13. Ограничить количество одновременно допрашивающих подозреваемого лиц двумя оперативными сотрудниками.

14. Изменить формулировку права «представлять доказательства» на «представлять любые фактические данные».

15. Предусмотреть возможность обжалования в суд законности и обоснованности задержания (в том числе и после его окончания), а также право подозреваемого подать частную жалобу на постановление судьи, вынесенное в порядке ст. 2202 УПК.

16. Установить в законе право подозреваемого на реабилитацию в случае неподтверждения подозрения и разработать механизм его реализации.

В диссертации высказаны также другие предложения о совершенствовании законодательства, способствующие, по мнению автора, лучшей реализации прав подозреваемого при соблюдении баланса с интересами общества и государства.

В заключении сформулированы общие результаты проведенного исследования, полученные выводы и предложения по приведению уголовно-процессуального законодательства в состояние, в большей мере гарантирующее соблюдение прав и свобод подозреваемого при балансе достижения интересов общества и государства, г.ч-ш^г -'с

23

Положения диссертации изложены в следующих публикациях:

1. Аверченко А.К. Развитие правового статуса подозреваемого // Труды Института переподготовки и повышения квалификации сотрудников ФСБ России. -Новосибирск, 1997. -№№ 21-22. -С. 221-239.

2. Аверченко А.К. Понятие подозреваемого в проектах УПК Российской Федерации // Актуальные проблемы правоведения в современный период. Под ред. В.Ф. Воловича. Часть 3. - Томск, 1998. - С. 75-76.

3. Аверченко А.К. История законодательного формирования понятия «подозреваемый» в российском уголовном процессе // Проблемы истории местного управления Сибири конца XVI-XX веков. Материалы четвертой региональной научной конференции 11-12 ноября 1999 года. - Новосибирск, 1999. - С. 189-193.

4. Аверченко А.К. Основания признания лица подозреваемым и их значение для деятельности органов дознания ФСБ // Труды Института переподготовки и повышения квалификации сотрудников ФСБ РФ. - Новосибирск, 2000. - № s 25-26.-С. 292-307.

5. Аверченко А.К. К вопросу об основаниях признания лица подозреваемым //| Правовые проблемы укрепления российской государственности. Под ред. ] В.А. Уткина. Часть 6. -Томск, 2000. - С. 148-150.

6. Аверченко А.К., Лонь С.Л. Механизм реализации прав подозреваемого. // Правовые проблемы укрепления российской государственности. Под. ред. В.А. Уткина. Часть 6. - Томск, 2000. - С. 159-166.

7. Аверченко А.К. Система прав подозреваемого // Труды Института переподготовки и повышения квалификации сотрудников ФСБ РФ. - Новосибирск, 2000 (находится в печати).

8. Аверченко А.К. Вопросы реализации права на квалифицированную юридическую помощь в решениях Конституционного Суда РФ. // Правовые проблемы укрепления российской государственности. Под. ред. В.А. Уткина. -Томск, 2001 (находится в печати).


Описание предмета: «Уголовный процесс»

Уголовный процесс - отрасль права регламентирующая деятельность органов дознания, следствия, прокуратуры и суда по возбуждению, расследованию и разрешению уголовных дел, осуществляемая в порядке, установленном уголовно-процессуальным правом, предписанными им средствами и способами.

Литература

  1. И.М. Синяева, С.В. Земляк, В.В. Синяев. Маркетинг в коммерции. – М.: Дашков и Ко, 2009. – 548 с.
  2. И.Г. Иутин, Н.В. Кичигин, Г.В. Пахарева, М.В. Пономарев, А.С. Широбоков. Об охоте и сохранении охотничьих ресурсов и о внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации. Постатейный комментарий к Федеральному закону. – М.: Юстицинформ, 2011. – 296 с.
  3. И.Н. Бокарев, Л.В. Попова, Т.В. Козлова. Тромбозы и противотромботическая терапия в клинической практике. – М.: Медицинское информационное агентство, 2009. – 416 с.
  4. В.Б. Юзефович, С.Л. Савельев, И.Н. Ищук, А.В. Цыб. Выводы судебного юриста – 2. Доказательства и доказывание в арбитражном процессе. Анализ правоприменительной практики. – М.: Инфотропик Медиа, 2013. – 280 с.
  5. Д.О. Рогозин, И.А. Шеремет, С.В. Гарбук, А.М. Губинский. Высокие технологии в США. Опыт министерства обороны и других ведомств. – М.: Издательство МГУ, 2013. – 384 с.
  6. И.М. Синяева, С.В. Земляк, В.В. Синяев. Маркетинг в коммерции. Учебник. – М.: Дашков и Ко, 2016. – 548 с.
  7. И.А. Фирсова, М.В. Мельник. Методы принятия управленческих решений. Учебник и практикум. – М.: Юрайт, 2015. – 544 с.
  8. И.А. Умнова, И.А. Алешкова, Л.В. Андриченко. Конституционное право Российской Федерации. Учебник и практикум. В 2 томах. Том 2. Особенная часть. – М.: Юрайт, 2015. – 440 с.
  9. Е.Ю. Ляпина, И.А. Черновол, А.В. Трунова. Профилактика детского дорожно-транспортного травматизма в образовательной организации. Нормативно-правовое и информационно-образовательное обеспечение. – М.: Учитель, 2015. – 238 с.
  10. А.И. Громов, А.Фляйшман, В.Шмидт. Управление бизнес-процессами. Современные методы. – М.: Юрайт, 2016. – 368 с.
  11. И.А. Фирсова, М.В. Мельник. Методы принятия управленческих решений. Учебник и практикум. – М.: Юрайт, 2016. – 418 с.
  12. И.А. Подройкина, Е.В. Серегина. Уголовное право. Общая часть. Учебник. В 2 томах. Том 1. – М.: Юрайт, 2016. – 250 с.
  13. С.Е. Гаврина, Н.Л. Кутявина, И.Г. Топоркова, С.В. Щербинина. Большая энциклопедия развития и обучения дошкольника. – М.: АСТ,Астрель,Харвест, 2010. – 240 с.
  14. И.А. Умнова, И.А. Алешкова, Л.В. Андриченко. Конституционное право Российской Федерации. Учебник и практикум. В 2 томах. Том 2. Особенная часть. – М.: Юрайт, 2017. – 440 с.
  15. Гуськова Н.Д., Краковская И.Н., Ерастова А.В., Родин Д.В. Управление человеческими ресурсами. Учебник для бакалавриата и магистратуры. – М.: , 2017. – 212 с.
  16. Некрасов С.И. , Зайцева-Савкович Е.В. , Питрюк А.В. Основы права. Учебник. – М.: Юстиция, 2019. – 184 с.
  17. И.А. Василенко, Е.В. Василенко Елена, А.Н. Люлько. "Умный город" XXI века: возможности и риски смарт-технологий в городском ребрендинге. – М.: Международные отношения, 2018. – 256 с.


Готовые работы

Тема и предметТип, объем и цена работы
Показания обвиняемого, как доказательство в Уголовном процессе
Уголовный процесс
Диплом
80 стр. / 8800 руб.
Понятие и классификация участников уголовного процесса
Конституционный судебный процесс
Курсовая работа
42 стр. / 4000 руб.



Задайте свой вопрос по вашей работе

Гладышева Марина Михайловна

marina@studentochka.ru
+7 911 822-56-12
с 9 до 21 ч. по Москве.






Добавить файл к заказу

- осталось написать email или телефон

Внимание!

Банк рефератов, курсовых и дипломных работ содержит тексты, предназначенные только для ознакомления. Если Вы хотите каким-либо образом использовать указанные материалы, Вам следует обратиться к автору работы. Администрация сайта комментариев к работам, размещенным в банке рефератов, и разрешения на использование текстов целиком или каких-либо их частей не дает.

Мы не являемся авторами данных текстов, не пользуемся ими в своей деятельности и не продаем данные материалы за деньги. Мы принимаем претензии от авторов, чьи работы были добавлены в наш банк рефератов посетителями сайта без указания авторства текстов, и удаляем данные материалы по первому требованию.

Контакты
marina@studentochka.ru
+7 911 822-56-12
с 9 до 21 ч. по Москве.
Карта сайта ЗАКАЗАТЬ
Цены, скидки и акции
Реферат, доклад, эссе, контрольная 150 р./стр.
Курсовая от 175 р./стр.
Отчёт по практике 150 р./стр.
ВКР, дипломная от 200 р./стр.
Скидки. Антиплагиат.
Поделиться
Реклама



Мы в социальных сетях
Отзывы
Ольга, 25.12
Марина, я защитилась. На четверку. Знаете, там были такие "защитники", что даже мне было стыдно за них.... Спасибо Вам за ответственность, за оперативность и честность.